Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2013, 3

Откровенность деревьев

Стихи

Кузнецова Инга Анатольевна — поэт, переводчик, литературный критик. Родилась в 1974 г. в поселке Черноморском Краснодарского края, провела детство в академгородке Протвино. Окончила факультет журналистики МГУ. Автор книг стихов “Сны-синицы” (М., 2002), “Внутреннее зрение” (М., 2010) и “Воздухоплавания” (М., 2012). Лауреат премий “Триумф” и “Московский счет”. Живет в Москве.

 

* * *

мне нужно снова вспомнить все слова
пока выходит стрелочник из будки
пока выходит парусник из бухты
пока из почек прорастают буквы

и мчится солнце с головою льва
немой выходит стрелочник и поезд
обнимет холм точно скользящий пояс
усталый бог не продолжает повесть

мне нужно вспомнить и не расплескать
носить как воду все на коромысле
пока программа убыли подвисла
пока летают бабочки и смыслы

как память крика звучна и резка
но трудно прошептать во тьме рисуя
всерьез объемно дом и дым росу и
пух тополя заката полосу

слова растут в космическом лесу
пока задумчив стрелочник молчащий
мерцает парус звери любят в чаще
пока никто не отпивал от чаши

безыменье подобно колесу
мелькают в спицах лошадь и солома
выходит смерть как девочка из дома
пока ничто не ясно не знакомо
поэты держат вещи на весу

 

* * *

волшебный фонарь освещающий скудный ландшафт
разбивается
где эти поручни дня и за что же
держаться
когда лишь слова из заброшенных шахт
в карманах
и пыль препинанья под кожей
все это не бросишь
в эфир погружаясь в слои
неясного
резвым не станешь фольксвагеном туарегом
но сосны обнимешь
и чувствуешь это свои
откровенность деревьев прозрачна над падающим человеком
а будешь толпиться с цветами на синем лугу
подрагивая
точно джазовый интерпретатор вивальди
головой васильковой
или молча сгибаться в дугу
пробиваясь из трещины на асфальте

 

* * *

незрима и телесно-травяниста
цветок из шляпы иллюзиониста
гран вещества неясного в крови
на солнце ты подобьем хлорофилла
проявишься
как будущее было
так ты живи и наш восторг лови
пока в межгалактической маршрутке
к быкам наскальным мчимся к полой дудке
выбрасывая гаджеты в окно
ты открываешься и ты бездонна
как жизнь волны подвижна и бездомна
природа ли
поэзия
одно
 

* * *

открывается мир удивленья
тополей на бегу распыленных
что пытаются за оцепленье
пробираться пылающих кленов
как стремятся союзники ветра
добежать до шоссе до кювета
но резные кленовые руки
пресекают кульбиты и трюки
говорят вы всего лишь деревья
вы всего рядовые деревня
философствовать нечего нечем
а чуть что покалечим
тополя на бегу обернулись
и застыли подобием улиц
тополя зарываются в глину
чтоб накапливать пух тополиный

 
 

* * *

почерком муравьиным
хватит скрываться бегством
прятаться в доме текста

ласточка разорви на
камеры сердца света
стороны небо это

хватит своим равнинным
празднично-черствым хлебом
жить в глубине защечной

ласточка просверк точно
ножницы быстрохвоста
перерезает просто

то что давно знакомо
метод ее рискован
вывести день из комы

 

* * *

опрокинулось небо
в каплю росы втянулось
мы внутри мы в автобусе летнем
не поворачивай головы
ослепленный мельканьем салатовых парков и улиц
ты под вечер очнешься
в призрачном теле совы
а с утра все что было и есть на ладони лежало
до свидания смерть
береги свое жало
в ножны его убери ведь сегодня оно
не пригодится
всякая тварь уехала убежала
воздух вращающееся окно
ликованье
промельки ликов древесных овальных
от неточных провальных
поступков и слов нежный купол росы
защищает сегодня
смерть что явилась нахально
убирайся
сокровища зренья брошены на весы

 

Версия для печати