Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2012, 8

Черновик

Стихи

Лиснянская Инна Львовна — поэт, прозаик, эссеист, автор более десяти книг стихов, лауреат Государственной премии РФ ( 1998) премии Александра Солженицына (1999), премии “Поэт” (2009). Живет в Израиле.

 

                * * *
Куда я, Господи, поденусь?
Сейчас я встану и оденусь
Без помощи чужой.
Пройдусь по дому без ходилок.
Какой я все-таки обмылок,
Ах, Боже, Боже мой.

 

                * * *
Опять подслащенные мюсли
Поем я на завтрак,
Ко мне подслащенные мысли
Приходят на завтрак.
О том, что гонять перестанут
▒Детей на чужбины,
О том, что все следствия станут
Идти от причины.

 

                * * *
Что тут сказать?
Я в дальней дальности
Никак за дело не возьмусь,
То плачу от сентиментальности,
А то от глупости смеюсь.
То поболтаю с биссектрисою,
То катеты ко мне придут.
Меня за это не актрисою,
А математиком зовут.

 
 

                * * *
Давно я бисер не метала
Ни перед кем,
И оттого мне скучно стало, —
Не пью, не ем.
Все перемелется и будет
Сплошняк — мука.
Начну метать я бисер людям
И жемчуга.
 

                * * *
Бывает сумасшедший городской,
Бывает и безумец океанский.
Так Одиссей, на первый взгляд простой,
Предпочитает барабан шаманский.

С сиренами колдует заодно,
Выкрикивает тысячи историй,
Окурки он бросает за окно
И никогда не подметает в море.

 

                * * *
Распыл и разруха.
Молчать нету силы.
Зачем ты, старуха,
Скорбеть зарядила?
Нет в плаче порядка —
Лишь всхлипы и только.
И сердцу не сладко.
И разуму горько.

 

                * * *
Где жизни этой фабула
Там и сюжет.
Иду будто сомнамбула
На лунный свет.
И всё, что в поле зрения,
Беру на штык.
При всем моем почтении
Я — черновик.

 

                * * *
От разрядов электрических
Испытав понятный страх,
Говорю о политических
Доморощенных делах.
В них не смыслю ничегошеньки.
В том не вижу я вины.
Спи солдатик, спи хорошенький,
Ты рожден не для войны.

 

                * * *
Надену белые кроссовки
И черный бархатный жакет
И выйду в сей экипировке
И в высший свет, и в низший свет.
Смотрите, как я разодета!
И по какой такой причине, —
Мною объявлена вендетта
Американской вкусовщине.

 

                * * *
Ничего кроме плача,
Ничего кроме смеха,–
Я мечту свою нянча,
Добиваюсь успеха.
А мечта моя нынче —
Где пройдёт, там и клякса:
Вот вам доберман-пинчер
И болонка, и такса.

 

                * * *
В компьютере пишу курсивом,
Пишу я почерком красивым,
А некрасивые поступки
Свершаю при ходьбе.
Толку потом, как воду в ступке,
Я слухи о себе.

 

                * * *
Люблю я песни колыбельные,
Себе их перед сном пою.
Я славить мачты корабельные
В чужих краях не устаю.
Ах, баю, баю, баю, баиньки,
Спою я и на посошок.
Спи, мой послушный, спи мой паинька,
В опале выросший стишок.

 
 

Версия для печати