Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2010, 5

Андрей БАУМАН; Вячеслав ШАПОВАЛОВ; Темур ВАРКИ 

Неделимым строем

Стихи

Бауман Андрей Леонидович — поэт, публицист. Родился в 1976 г. в Ленинграде. В 1998 г. окончил философский факультет Санкт-Петербургского ун-та. Обозреватель сайта kinoafisha, литературный редактор журнала “Проект Балтия”, автор статей об искусстве. В журнале “Дружба народов” печатается впервые. Живет в Санкт-Петербурге.

 

 

Солдаты

 

Временами в морозной пыльце рассвета

различимы отчетливо силуэты —

перекрыты крест-накрест единой датой:

с сорок первого года по сорок пятый.

 

Гарь и копоть не будут над ними длиться,

не распорет танковый ромб петлицу,

и не есть им красной — до дна, дотла ли —

запеканки вяземскими котлами.

 

Не приедет к их загрубевшим женам

почтальонша с древненьким капюшоном,

ставя штемпель сухой на слепом конверте.

Не проснется выводок жадный смерти,

 

щебеча все быстрей в пулеметных гнездах;

заградительной пулей не чиркнет воздух,

не проглотит в свою мясорубку СМЕРШ их,

ибо все справедливо внутри умерших.

 

Переходят они неделимым строем

через гул, что дыханием их застроен.

Каждый марш их в тяжелую землю канет,

только время на профилях свой чеканит.

 

И пульсирует, в легких не остывая,

эта память по венам моим живая —

хор сердец в позвоночнике-эхолоте —

и нещадно в аорту мою колотит.

 

 

Солдатские кладбища

 

Как соты — кельи долготерпящих,

кому талдычат

про долг, себя уже не теплящих.

Десятки тысяч

 

лежат ошметками далекими,

в заплатах имя,

все найденные слишком легкими,

чтоб быть живыми.

 

К чужой земле повзводно пригнуты

весомо, вещно,

бессолнечно; друг к другу примкнуты

напослевечно —

 

закоченелыми объятьями.

Ветшая днями,

с нагими лиственными братьями

сплелись корнями

 

под звон речей и речек выспренних:

Отчизна с вами,

в ее пределах мало избранных,

но много званий, —

 

пусть в вышних благопроповеданность

хранить устали,

войны платежную неведомость

закрыв крестами,

 

могильность братскую не/сметную

присвоив насту

и войсковую общесмертную

пристроив маску

 

на кровоток рассады кровельной

немногофазный.

И групповой портрет — непрофильный

и неанфасный —

 

стоит, гранитного изящества

не разбирая.

Земля, от многих тел слезящихся

насквозь сырая,

 

под снежной пеленою байковой

неразличима

и с этой ночью черной, байховой

неразлучима.

 

 

Детство

 

Над парниками, дачами

Солнце блаженно щурится,

Радостно озадачено

Детством, влетевшим в улицы:

 

Шорты, коленки, маечки,

Девочки в ярких платьицах.

Прыгнут с разбегу мальчики

В утреннюю сумятицу.

 

Взмахи руками-веслами

В звонкоголосом гаме.

Завтра же станут взрослыми,

Станут чуть-чуть богами:

 

Гибко взметнут пуанты,

Гордо расправят плечи…

Их еще ждут Руанда,

Аушвицкие печи,

 

Сребреница и Грозный,

Розовый грунт Катыни.

Завтра же станет поздно.

Детское счастье стынет

 

В предощущенье бунта,

В дальнем гуденье станций…

Ловите скорей секунды —

Последние, может статься!..

 

 

 

 

Вячеслав Шаповалов (Бишкек)

 

 

 

Шаповалов Вячеслав Иванович — поэт, переводчик, народный поэт Киргизии, лауреат государственной премии КР, профессор филологии. Постоянный автор журнала “Дружба народов”. Живет в Бишкеке.

 

 

С тобой, Lilie Marlen

 

mein gott как славно на посту меж яблонь или груш

вот в комсомоле я расту колхоз толпа катюш

что будут ждать я хоть куда я шустрый паренек

и для меня горит всегда в тумане огонек

я вспоминаю не про то но мне не встать с колен

вот скромный синенький платок он твой лили Марлен

расстрелян пост парад алле и я развеян в прах

и вот де юре я в земле де факто в небесах

я знаю не о том же речь но все заботы с плеч

и коль придется в землю лечь то лучше в землю лечь

под сердцем ноет вертолет без видимых примет

и тащит цинковый оплот последующих лет

с берез не дышит твой гормон о время перемен

поет в землянке мне гармонь с тобой лили Марлен

с тобой лили лечу с земли где рухнул мир как мост

с тобой лили лежу в пыли щекой касаясь звезд

слились черты закат в крови и тьма и гарь и тлен

и ненависти и любви оскал лили Марлен

друзья вперед ведь наш черед пора кормить червей

да будет сталь за далью даль и кроны без корней

летит наш поезд под рязань рыгая на ходу

его шарахнет партизан в двухтысячном году

с тобой лили вдвоем вдали на атомы разъят

мы в будущее проросли но все здесь невпопад

гагарина безумный лет ночей безлунный бег

бездомный день бессонный год у безымянных рек

давно бесплотна наша плоть и слеп наш третий глаз

и сгинул в лагере господь и огонек погас

и только помнится простор весна свела с ума

и теплых губ немой укор и пир и с ним чума

и сердце рвется как пунктир изношено до дыр

с тобой лили с тобой mit dir

mit dir

lilie

marlen

 

 

 

 

Темур Варки (Душанбе)

 

 

Темур Варки (Темур Аминович Клычев) — поэт, филолог, журналист. Родился в 1962 г. в Душанбе. Окончил факультет русского языка и литературы Таджикского ун-та. Как поэт печатался в журнале “Памир”. Работал в Институте языка и литературы им. Рудаки АН ТаджССР, стажировался в Институте русского языка им. Пушкина АН СССР в Москве. В начале гражданской войны в Таджикистане в 1992 г. уехал в Москву, где работал и дворником, и строителем. В настоящее время — радиожурналист. В журнале “Дружба народов” печатается впервые. Живет в Подмосковье.

 

Май 45-го. Скифы в Берлине

 

Моему отцу, сержанту Амину Клычеву,

и светлой памяти тестя, Балта Тагаева, посвящается


Май 45-го. Скифы в Берлине.

Танки. Чадящие рвы.

Это откликнулся грохот лавины

В жилах степной тетивы.

 

Лязгая, клацая, каркая сталью,

Ваш содрогнулся блицкриг

Там, где разнесся над рейха крестами

Русско-татарский наш рык.

 

Братство окопное. Сколько на поле

Боя упало семян?

Русская матерь сроднила монголов,

Татов, таджиков, армян.

 

Май 45-го. Скифы в Берлине.

Танки. Чадящие рвы.

В землю врастая страны неделимой,

Гнали мы вас от Москвы.

 

Вы наступали тяжелым ботинком,

Страны сжигая в печах.

Но показалось вам небо в овчинку

В наших монгольских очах.

 

Знайте, что нами ничто не забыто,

Кровью вскипает Хатынь.

Только сказал мне отец — победитель:

Павшим завидую, сын.

 

Ведать не ведают братья в покое,

Сделали что со страной… —

Слышит, не веря предательству, воин:

Чурки, обратно домой.

 

Возглас “зиг хайль”! Подлецаи, мутанты,

Свастика. Та ли страна?

Наци в метро убивают мигранта.

Прут арматурный. Война.

 

 

 

 

 

Версия для печати