Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2009, 11

Почтовые лошади просвещения

Стихи

Куприянов Вячеслав Глебович — поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1939 г. в Новосибирске. Окончил Высшее военно-морское училище инженеров оружия в Ленинграде и Московский институт иностранных языков. Печатается как поэт с 1961-го. Автор 7 сборников стихов, в т.ч. “Лучшие времена” (М.,2003), и нескольких книг прозы. Известен как один из пионеров современного свободного русского стиха. Много переводит с немецкого, английского, французского и др. языков. Лауреат многочисленных международных литературных фестивалей. Живет в Москве.

 

Птичий язык

 

Птицы словно ангелы Гумилева на Венере

говорят языком почти из одних только гласных:

иииииии иииии иии —

и — их любимая гласная

и это и не бывает кратким

птицы покрупнее нажимают уже на у —

это у-жасные птицы

совы сычи и болотные выпи

они пугают нас по ночам

а и плюс у звучит почти угрозой

и никогда не переходит в ю

разве что у соловьев

в их любимом слове — люблю —

где звук л заменен на

почти человеческое ч, только чище,

хотя чаще всего и звучит из чащи

 

Птицы говорят на языке приютивших их деревьев

на языке гор приблизивших их к небу

на языке волн в которых им дано отразиться

но молчат они на языке неба

 

Наше ухо недостаточно чутко

чтобы различать все птичьи фонемы

их у нас не больше пяти

и мы не всегда ощущаем переходы

от щелкающих звуков к звукам

чурающимся щелканья

зато у нас

есть зубные звуки но нет

звуков клювных хотя и нам

не чуждо

взаимодействие рта горла и носа

 

Самый человеческий звук это о —

ООО —

это звук удивления а иногда и

отвращения при встрече человека с человеком

но при наличии определенной культуры

оо толкуют как проявление восторга

 

Самый скверный звук называется клекот

звук подобный стуку клюва по кости

(это звук последних известий

когда выключен сам звук)

мы же когда говорим не всегда

думаем о еде и когда едим

не всегда поем и не думаем о песне

 

Потому человек все же отличается от птицы

и хотя Аристотель определяет человека

как двуногое лишенное перьев

то уже мои собраться по перу

как бы уже и не совсем люди

но еще и вовсе не птицы

и Платон определял поэта

как существо легкое и крылатое

однако обреченное на изгнание

из любого благополучного

но бескрылого и поющего

свои дурные песни

идеального государства

 

 

* * *

Посмотри из окна на осень

на прелестное соревнование

медных золотых вечнозеленых

посмотри на медлительный

уход лета

из своего

из чужого окна

из окна тюрьмы

больницы

сумасшедшего дома

 

 

Теория перевода

 

Почтовые лошади просвещения

увязают в российском бездорожье

дураки не хотят читать их письма

другие увязают в Интернете

и читают лишь то

что сами себе написали

 

Почтовые лошади просвещения

грезят о читателях:

о мудрых кентаврах

о свифтовских гуигнгмах

С чеченского.

 

Перевод В.Куприянова

 

 

Предсмертный узам девушки,

заблудившейся в лесу

 

О темный лес, дикий лес,

О серые склоны диких гор,

Здесь не оставил следов человек,

Только коршун один кричит.

 

О грядущая темная ночь,

Не глумись, не пугай меня.

Нет никого несчастней меня,

Кроме меня, здесь нет никого.

 

Я так голодна, что готова съесть

Даже кусок сырой земли.

Я так устала, что я боюсь

Даже рассудок и страх потерять.

 

О солнце дальнее, сможешь ли ты

Своими лучами согреть меня,

Или мне суждено замерзнуть в лесу,

В лесу дремучем мне умереть?

 

О вечер тихий, ты передай,

Передай моей матери, пусть ее

Не клонит сейчас к беспечному сну,

Пусть не будет она ни есть, ни пить,

Пусть тревожится за меня.

 

О утро ясное, ты передай,

Моей милой сестрице скажи,

Чтоб она одна без меня

Не смеялась с подружками у родника,

Скажи, что ее родная сестра

Страдает в дремучем лесу одна.

 

Эй птица звонкая, ты сверни

С пути своего к дому моему,

Брату моему милому передай,

Что я без сил в безлюдном лесу.

Пусть он на помощь ко мне спешит.

Надежды все потеряла я,

Потеряла брата я и сестру,

Потеряла я и отца и мать!

Я весь солнечный мир потерять могу.

 

О солнце, осиротела я,

Не заходи, не оставь меня!

Ни на землю лечь, так боюсь зверей,

Ни на дерево влезть, так я птиц боюсь!

Даже выплакаться не осталось сил,

Не заходи солнце, не оставь меня!

 

О ты, сладкая моя душа.

Я страдаю, чтобы спасти тебя.

Тело нежное, с дерева слазь,

Ты станешь добычей зверей.

Так слезай скорей!

 

О-о, чтоб вам осиротеть,

Мои глаза!

Из травы моя последняя постель.

Поскорее закройтесь, глаза мои,

Вам суждено стать питьем для птиц,

Вытекайте, чтоб вам осиротеть,

Вам суждено стать влагой для птиц!

 

Чтоб тебе осиротеть, сердце в груди,

Тебе нет уже места в пустой груди!

Засыпай, усмирить гордыню твою

Во сне к тебе приходит смерть.

 

Чтоб тебе осиротеть, душа моя,

Не нашлось подмоги нам с тобой,

И приходит время расстаться тебе

С осиротевшим телом моим!

Расставайтесь скорей!

 

О беспечные подруги мои,

Вам оставляю это письмо,

Вы поплачьте над моей бедой,

Прочитайте письмо и простите меня…

Я доверила дереву это письмо,

Прочитайте его и простите меня.

 

Версия для печати