Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2008, 9

Там счастья ждут

Стихи

Публикуется при поддержке фонда “Русский мир”.
Магомедов Бадрутдин — поэт, переводчик. Родился в 1943 году в с. Кака-Шура Карабудахкентского р-на Дагестана. Окончил филологический ф-т Дагестанского ун-та и Высшие литературные курсы в Москве. Публикуется с 1963-го. Перевел трагедии Шекспира (“Гамлет” и “Макбет”) и пьесу Б.Брехта “Что тот солдат, что этот”. Лауреат премии журнала “Дружба народов” (1981).
Лясковская Наталья Викторовна — поэт, переводчик. Родилась на Украине, в г. Умань. В 1982-м окончила Литинститут им. Горького. Автор 3 книг стихов. Переводит с украинского, болгарского и др. языков. Живет в Москве.
Кошель Петр Агеевич — поэт, писатель, переводчик. Родился в 1946 году в г. Слуцке. Окончил в 1979-м Литинститут. Автор нескольких сборников стихов и романов. Живет в Москве.

 
 
Перевод Натальи Лясковской

Ветер



Ветер легок, как походка тех,
кто в рубашку радости одет.
Ветер переливчат, словно смех,
тех, кто первой ласкою согрет.
Ветер замирает, как камыш,
вянет в высыхающей воде…
Ветер тих, как крошечный малыш,
что в окно впервые поглядел.
Ветер тает, как душа у тех,
кто девичий поцелуй сорвал.
Ветер стонет так протяжно “э-эх…”,
как услышавший обидные слова.
Ветер, осязая красоту,
для тебя, смеясь, фиалки рвет!
И с любовью нашей на плоту
ветер в поле вечером плывет…
 
* * *

То песня тихая, то лепет, то улыбки
всю ночь порхали, трепетали, бились…
Мы — две живые золотые рыбки
на дне ночном загадочно светились.
Но и рассвет прохладный не развеял
туман тоски, дурманящий, манящий —
в окне повис, как занавес кисейный,
прикноплен крепко звездочкой звенящей…
О, вот она — любви несправедливость!
Должны тебе, а ты покорно платишь.
Висит на стуле тихо и счастливо
твое небрежно брошенное платье…
Тоска — струны и струнных звуков тоньше,
острей меча и палача суровей!
Споткнулся о ступеньку —
словно кончик
иглы
вонзился в сердце, брызнув кровью…
Ответь, тоска, ответь, что это значит?
Молчит.
И мы с тобою замолчали…
А утро белым парусом маячит
в ночи счастливой
и в ночи печальной.

 
Перевод Петра Кошеля
 

Намаз

Грохочет море, бьет прибоем всласть.
Старик спокоен, ничего не слышит.
От суеты неспешно отрешась,
он тихие слова в молитву нижет.

Не так ли иногда, под спудом бед,
свой малый угол болью защищая,
я думаю, забывшись, о тебе,
внимания на мир не обращая.

 

Буйволица

Буйволица — буйволица,
пригорюнясь, говорю:
приходи ко мне напиться —
я калитку отворю.

Я не сделаю худого
и плохого не скажу,
свежих песен сноп пудовый
прямо в ясли развяжу.

Будь же, тихая, послушной.
А когда ко мне придешь,
я тебе открою душу.
Только вряд ли ты поймешь.

Как не вычерпать измены
и мечты не рассказать,
наши чувства не измерить
и снопом не увязать...

Но печалиться не надо.
Ты приди ко мне, приди,
Хочешь, я тебе из сада
натаскаю лебеды?

И мелодии простые
Положу к твоим ногам,
Словно травы луговые
С тихим солнцем пополам.

Сквозь ромашек чет и нечет,
сквозь печальный пересчет...
Молоко твое под вечер
мать соседям разнесет.

Песен сноп моих отведай
до последнего листка.
Пусть запомнит дочь соседа
вкус парного молока.

 

Осенняя мелодия

В осеннем парке листья жгут,
он в синей дымке весь.
Там листья жгут,
там счастья ждут,
как будто счастье есть.

А счастье выпито до дна
и сожжено дотла.
А ты, как ночь, была темна,
как звездочка светла.

В осеннем парке листья жгут,
горят твои следы.
Там листья жгут,
там счастья ждут,
глотая горький дым.

Кто виноват, что со двора,
судьбу наворожив,
нас унесли с тобой ветра,
по свету закружив?

В осеннем парке листья жгут,
он в синей дымке весь.
Там листья жгут,
там счастья ждут,
как будто счастье есть.

 
 

Версия для печати