Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2007, 2

Стихи из книги "Контрасты"

Гамлет Исаханлы — математик, окончивший МГУ, профессор, доктор наук, академик, ректор Бакинского университета «Хазар». Эти стихи — его первая публикация в московской прессе.                               Четверостишия
 
                               1

Я привыкал к векам и каждой смене лет,
Я видел даже то, чего на свете нет,
Но тем, кого любил, остался сердцем верен.
И видел каждый шрам на сердце, каждый след.
 
                               2

А след в душе не зарастает, не стирается…
Звучит мелодия любви, но обрывается.
Пытаются поэт, художник, музыкант
Недостижимого достичь — не получается…
 
                               3

Хвала, ты говоришь, сегодня входит в моду…
Льстить сильным, умолять, поклоны бить в угоду —
О, в этом ремесле мы сами мастера,
И сами сделали своим искусством оду!

                              4

Начало было, — говоришь. — Ну что ж, отлично!
Скажи, сознанье или материя первична?
Как нашим ограниченным умом
Постичь, что вечность — безначальна, безгранична?
 
                               5

Порой мне целый мир не кажется просторным,
Реальным — горе, счастье — иллюзорным.
Мужчине плакать — стыдно! Но порой,
Не плакать — кажется бесчувствием позорным!
 
                               6

На что же я потратил столько сил?
Зачем я на дорогах грязь месил?
Я не ищу ответы на вопросы,
Я, просто так, подумал и спросил.
 
                               7

Нет равенства. Не знаю о таком.
Кто на коне гарцует, кто пешком.
А кто идти не может, этих топчут
Одни — копытами, другие — башмаком.
 
                               8

Ни прочности ни в чем, ни постоянства!
Туман надежд на равенство и братство…
Ни времени, ни места встать, понять…
А время движется, меняется пространство.
 
                               9

Не видишь сути, не суди другого.
Бежишь от тьмы ночной и светоча дневного,
Кричишь о справедливости, а сам
Не можешь отличить кривое от прямого.
 
                               10

Жизнь! Каждым твоим днем, минутой дорожу…
Однажды руль в руках не удержу, —
И рухнет власть презренной бренной плоти,
Надеюсь, в Царство Духа ухожу…
 
                               11

Я шел к своим, но не было своих…
И Муза плакала и выла за двоих…
Страшась гармонию рассудочностью мерить,
Я прятал ото всех неизреченный стих.
 
                               12

Уходит караван, в дорогу проводи,
Обидели тебя, обидчиков прости.
Но сколько можно нежностью баюкать?
Играй, певец, играй! Буди меня, буди!
 
                               13

Творенье грешника — творение Творца.
Сын повторяет мать, дочь — своего отца.
Позвольте вас спросить, зачем нам столько копий?
Зачем меняем оболочки без конца?
 
                               14

Попробуй, этот мир измерь, попробуй, взвесь!
Вот если бы Любовь мир захватила весь,
Любовь была б мерилом жизни, смерти,
И счастливы мы были б там и здесь.
 
                               15

Законник, грамотей, творец и разрушитель,
Я — суфий, я — дервиш, безумный я сказитель.
Меня поэтом делает любовь,
А не любовь к стихам, в любви я — небожитель.

 
                              * * *

Сколько в мире тайн? Считаем…
Книги умные читаем…
На природу уповаем,
Истиной не дорожим…
Этот мир — непостижим!

Изнутри гниют деревья,
Изнутри морей волненье.
Изнутри грызут сомненья,
В ту ли сторону бежим?..
Этот мир — непостижим!

Правду ищущего — давят,
Правду топчущего — славят.
А невежды — миром правят.
Мы прислуживаем им.
Этот мир — непостижим!

Мир мой, верный мой товарищ!
Ты печаль и радость даришь,
Кто ты, может, сам расскажешь?
Я — тобою одержим.
Этот мир — непостижим!

 
                              Где мы?

Мы просто люди. Мы из тех простых,
Трудолюбивых, честных и не злых,
Способных к жалости, достойных уваженья
Мы те, кто выбрал истине служенье.
Но… как терзаемся, как к небесам взываем:
Где в этой жизни мы? — Вот этого не знаем.

Мы знаем, что не дети мы, давно.
Умеем пить лекарства и вино.
Сегодня огнедышащий Дракон
Нас не пугает, ведь из сказок он.
От страха перед ним не закричим.
И вымысел от правды отличим.

Мы знаем, наша молодость прошла
И наши убеждения — скала.
Не важно, мы внизу иль наверху,
Наш разум тверд, не превратишь в труху.
Судеб решенья произнесены.
Надежды в жертву им принесены.

Еще не меркнет белый свет в очах.
А душу раздирает смерти страх.
И, как быстротекущая вода,
В небытие уносят нас года.
Последнюю игру заводит смерч.
Мы знаем, чувствуем, о чем заходит речь.

Не поклоняемся царям. И не должны.
Мы пред лицом Аллаха все равны.
Пусть дорого нам стойкость обойдется.
Сквозь сеть времен сумеем проскользнуть.
Пока еще мы держим путь по солнцу
И тащим груз… Дотащим как-нибудь!
А жизнь — волна. Кто оседлал волну,
Тот вверх взлетал и падал в глубину.
И мы идем на дно и вверх взлетаем.
Но к славе слабость странную питаем.
При чем злой дух? Причина — в нас самих.
Отваги в нас — хватило б на двоих.

Души и тела не окончен спор.
Им тесен ограниченный простор.
Меж двух страстей, мы вечно пребываем.
Мы в старом панцире. И он — непробиваем.
Но… как терзаемся и к небесам взываем:
Где в этой жизни мы? Вот этого — не знаем.

 
                              Добро и зло

Кто я? Чьи играю роли?
Я — должник или заложник?
Мир, тебе не все равно ли,
Полководец я? Сапожник?

Жизни вечной подтвержденье?
Смерти краткая отсрочка?
Или я — стихотворенья
Непрочитанная строчка?

Или я — кочевник? Кто я?
Все ответы — в сердце, в нем:
Я — всего лишь поле боя
Для борьбы добра со злом?

Как подгнившие деревья,
Злые мысли недоверья
Топором рубить готов…

И, найдя Симурга перья,
Если б мог их сжечь теперь я,
Попросил бы не даров —

А хранить от порицаний,
От сомнений, отрицаний,
От пустых, тяжелых слов.

 
                              * * *
Когда тебе удача улыбнется,
Богатство золотым дождем прольется,
И вопль счастливый к небесам несется,
Тогда и мир — хорош! И ты — король!

А если вдруг удача отвернулась,
И твердь от воплей горьких содрогнулась,
И встала смерть в дверях, и… улыбнулась,
Тогда весь мир — чушь, головная боль.

 

Версия для печати