Опубликовано в журнале:
«Дружба Народов» 2007, №12

С дебильным лицом

Повесть

А н н у ш к а: А у тебя есть повесть о любви?

И р а: Да они у меня все в общем-то о любви…

А н н у ш к а: Нет, именно о любви, о взаимоотношениях мужчин и женщин.

И р а: Наверное, нет.

А н н у ш к а: Напиши, пожалуйста, такую повесть. Мне срочно нужно все знать о любви…

“Hello Tanya!1 You have the look of my dreams the most pretty face. My name is Yannis and I am 41 years old and 1.80 m tall. I am living in Athens, in Greece. My first profession is underwater archaeologist (I spent more than 10 years excavating ancient shipwrecks, studying the finds and expose to the museums) but I have also my own business (importing luxuary swiss watches). I love the sea, travelling and discovering interesting new people, places and cultures. I need communication like fish need the water. I am leo of sign (born the 15 of August). I wish to know more about you and your life there. Do you know Greece? Нave you ever been here? I hope one day you will accept my invitation and give me the opportunity to be your guide here. I am sending you a couple of my photos. I hope you like them.

Yours, Yannis”.

“Привет, Таня!

У тебя самое замечательное лицо из моей мечты. Меня зовут Янис, мне 41 год и я метр восемьдесят ростом. Я живу в Афинах, в Греции. Моя первая профессия — подводный археолог (я провел 10 лет, доставая со дна моря античные находки, которые потом попадали в музеи), но у меня также есть свой собственный бизнес (импорт дорогих швейцарских часов). Я люблю море, путешествовать и знакомиться с новыми людьми, местами, культурами. Мне нужно общение, как рыбе нужна вода. Я лев по знаку зодиака (рожден 15 августа). Я надеюсь больше узнать о тебе и твоей жизни. Ты знаешь Грецию? Ты была там? Я надеюсь, однажды ты примешь мое приглашение и дашь мне возможность побыть твоим гидом в Греции. Я посылаю тебе парочку своих фотографий. Надеюсь, они тебе понравятся.

Твой Янис”.

 

Глава 1

 

 

 

Снег местами уже сошел, земля оголилась — мокрая, черная, непролазная грязь вперемежку с прелыми листьями и мусором. Солнце светило по-весеннему радостно, но только еще больше подчеркивало впечатление убогости и нищеты. Два корпуса интерната, котельная и хозпостройки в весенней грязи — все выглядело заброшено и сиротливо.

Делегация — люди, волею судьбы и должности вынужденные посетить это место, — чертыхаясь, осторожно ступали за бодро шагавшим впереди директором интерната в больших кирзовых сапогах. Наконец, миновали территорию и вошли вовнутрь, брезгливо отряхивая снег с обуви и заранее морщась.

— Проходите сюда, — радушно махнул рукой Сергей Иванович Шанин, директор детского дома-интерната, — в этом корпусе нормальные детки. Более-менее, конечно. Они ведь у нас все умственно отсталые, дебилы, дауны, аутисты по диагнозам. Специфика у нас такая.

Пока гости в сопровождении санитаров поднимались по лестнице, он рассказывал:

— В этом корпусе тяжелых нет. Они здесь у нас все общительные, гостей любят. Некоторые даже в школе учатся. У нас здесь для них специальная школа организована.

— Сколько классов они у вас оканчивают: семь, девять? — спросил кто-то.

— Что вы, для большинства научиться есть ложкой и завязывать шнурки — огромное достижение, — вздохнул Шанин, но тут же с гордостью добавил. — Но есть те, кто учится считать и читать.

Поднялись на второй этаж.

— Вот тут у нас палата девочек… — продолжал рассказ директор, медленно двигаясь по коридору, а кто-то из санитаров вполголоса предупредил:

— Вы поаккуратней…

Татьяна шла вслед за всеми в каком-то неопределенном волнении.

Дети действительно оказались общительными. В коридор изо всех палат тут же высунулись любопытные мордашки. Но одного взгляда на эти лица было достаточно, чтобы понять их диагноз. Что-то было во всех этих детях не то… Помимо обычного детского — искреннего и светлого — у каждого за спиной стояла, как судьба, страшная болезнь. Любопытство выражалось у всех по-разному. Кто-то из них был болезненно возбужден, и чувствовалось, что возбуждение это мучительно для самого ребенка, что управлять им он не может. Подходит, заговаривает, делает неопределенные порывистые движения руками, сбивается и путается, и нервничает еще больше. Кто-то наоборот, следит за пришедшими настороженно, молча, тяжелым взглядом исподлобья, готовый в любой момент бежать и прятаться. И во всех вместе — что-то животное, не облагороженное разумом, инстинктивное; все они, как маленькие напуганные вторжением зверьки.

Татьяна послушно заходила в палаты, куда заводил их директор, и разглядывала, разглядывала этих детей, не в силах оторвать глаз от их лиц в каком-то похожем, болезненном любопытстве.

По большому счету ей, специалисту по работе с депутатами, делать здесь было нечего и ехать было незачем. Избирательная комиссия, где Шанин был председателем, а она — его правой рукой, работала бы вне зависимости, представляет она себе его основную работу или нет. Но Шанину захотелось показать ей, а ей — развеяться.

Татьяна уже десять раз пожалела о своем глупом желании. До этого момента она, как и большинство людей, предпочитала жить своей жизнью, плыть на своем надежном атлантическом лайнере с высокими бортами, и не знать о существовании подобных заведений. У нее самой детей еще не было, но она не сомневалась, что ее ребенок непременно родится здоровым, красивым и умным.

А теперь вот пришлось идти вслед за депутатами и кандидатами в депутаты, за разговорчивым Шаниным по бесконечным коридорам с обшарпанным полом и облезшими стенами. И заглядывать в палаты с лежачими — не детьми уже, а какими-то полуфантастическими существами с бессмысленным взглядом и слюной изо рта. А около каждой палаты стоит нянечка с большими красными руками, которая целыми днями кормит, поит, таскает на руках в ванную, меняет тряпки, которые, были бы у интерната деньги, можно было бы заменить памперсами, стирает их и вешает сушиться в специальную комнату. А по бокам идут санитары и молча, но строго оттесняют детей, пытающихся дотронуться, схватиться ручонками за незнакомых и интересных людей. И санитары идут, чтобы не допустить этого, чтобы не было гостям неприятно.

— У нас в интернате соблюдается строгий режим. Дети встают в восемь утра и в восемь вечера ложатся. Есть еще тихий час. У нас ведь персонала почти столько же, сколько детей, да и то не хватает. И люди не могут находиться здесь круглосуточно, у них ведь свои семьи… — коридор, наконец, закончился, и Шанин остановился.

— И все детки спят по двенадцать часов? — удивился кто-то из гостей.

— Ну… некоторым мы помогаем спать… А в тихий час они спать не обязаны. Мы не настаиваем — лишь бы тихо было. А кто хочет заниматься своими делами — пожалуйста.

— Какие у них могут быть дела? — не выдержала Татьяна: это был настолько чуждый ей, непонятный и неестественный мир, что ей хотелось хоть как-то определиться.

— У них же есть свои дела, — пожал плечами директор, — кто-то фантик складывает, кто-то веревочку цветную на палец наматывает.

Уходили по другому коридору. Шли на сей раз быстро, задыхаясь от тяжелого больничного запаха. Как голова, бывает, не выдерживает потока информации и хочется всеми силами избавиться от перегрузки, отдохнуть, так тут не выдерживала душа. По крайней мере, у Татьяны. Непонятная, не известно откуда взявшаяся, почти физическая боль скручивала ее изнутри.

Но хотелось испить эту чашу до дна. Как будто расплатиться по прошлым долгам за все свои тридцать лет сытой, уютной, тепличной жизни, полной любви и понимания.

Татьяна отстала, заглянула в ванную, чтобы увидеть то, что она и представляла: старые, плачущие ржавыми слезами трубы, отколовшуюся местами плитку, чугунные ванные. Заглянула и увидела сразу, представила себе, как нянечки окунают в эти чугунные ванны этих чужих нелюбимых детей.

А дети знают только эти усталые руки. И ничего другого не узнают за всю свою короткую не столько из-за диагноза, сколько из-за того, что не нужны они никому в этом мире, жизнь. В восемнадцать лет их переведут в другую тюрьму — дом-интернат для взрослых. Но они никогда не станут взрослыми. И всегда будут ждать.

— Есть какая-то надежда на их усыновление? — спросил кто-то еще в самом начале, но директор, санитары и нянечки только дружно вздохнули.

И никому из детей этого не объяснить. Даже тем, кто научился пользоваться ложкой и самостоятельно завязывать шнурки.

Татьяна вышла из ванной комнаты и поспешила догнать уже далеко ушедших вперед людей. Но не тут-то было. Осмелевшие дети обступили ее и заговорили все хором, дергая ее из стороны в сторону. И только одна девочка оказалась сообразительнее всех. Выглянув из палаты и увидев потерянно стоящую новую для себя женщину, она опрометью кинулась к ней. И прямо с разбега прыгнула на Татьяну, обхватив ее руками за шею, а ногами за талию. Татьяна едва устояла на ногах: девочке было лет десять—двенадцать, но, несмотря на худобу — руки-тростиночки, тонкую шейку, — весу в ней все-таки было килограмм под сорок.

Девочка прыгнула на растерявшуюся Татьяну, обвила руками, прижалась всем телом и замерла с дебильным, бессмысленно счастливым лицом.

Прибежали санитары, оторвали ее от Татьяны, выкрутив руки, унесли в палату. Татьяна уже и своих догнала, и спускались все по лестнице прочь, а крик ее, отчаянный, нечеловеческий, все звучал — завис в душном воздухе, остался.

 

Глава 2

Татьяна выходила в соседний кабинет сделать ксерокопии, забыв телефон на столе. Вернулась, лениво подошла к нему, предвкушая. И снова предчувствие не обмануло ее — был неотвеченный звонок: “Андрей”. Она довольно повертела в руках телефон, улыбаясь. Но отвечать не стала. Прошлась, приплясывая, по кабинету от двери к окну. Благо она была единственным работником отдела по связям с общественностью и работе с депутатами администрации и могла делать что угодно, не таясь.

Татьяна и сама не заметила, как в один прекрасный день в ее голове начался тот самый нескончаемый разговор с ним, по которому женщина всякий раз безошибочно определяет свое неравнодушие к определенному мужчине. По нескольку раз в день, даже в рабочее время, она ни с того ни с сего начинала про себя что-то объяснять ему, рассказывать, делиться переживаниями, просто думать о нем: где он, что делает. Слишком много лет прожила она от рождения, слишком много событий произошло, слишком много людей возникло в ее жизни, выполнило свою функцию и отошло на задний план, забылось. Слишком много она про себя и про мир знала, и все это ей хотелось рассказать кому-нибудь, кто бы выслушал. А кому же, как не мужчине, который рядом, поведать это как откровение? Как же иначе он поймет ее, узнает, полюбит?

Подошла к окну, прижалась к стеклу лбом и замерла. За окном была весна. Лужи, в которых отражалось пронзительно голубое небо, проталины с необыкновенно черной мокрой землей. С сосулек на крыше шлепались большие веселые капли. Совсем как в детстве, когда каждая весна как в первый раз.

Татьяна машинально собрала бумаги, сложила на столе стопочкой, оделась, выключила обогреватель, свет, спрятала подальше в сумочку телефон и вышла. Домой ехать не хотелось. Неделя выдалась тяжелой — хотелось развеяться. Она решила побродить по магазинам. Весна любую женщину располагает бродить по магазинам. Весной как-то по-особенному хочется выглядеть хорошо: красиво, молодо, бодро. И сегодня Татьяна как никогда, отчаянно, хотела соответствовать московскому глянцевому эталону современной женщины: одетой с иголочки, уверенной в себе, независимой. Днем она испуганно звонила подруге и кричала в трубку: “О ужас! У меня целлюлит! Что делать?!” — и та что-то советовала, например, увлечься ароматерапией: капать в крем для тела апельсиновое масло, и тогда время и старость отступят.

Танечкиной тайной слабостью была покупка туфелек и вообще самой разнообразной обуви. И здесь она была вполне заурядна: этим явно грешит каждая вторая. Остальные, как Танечка, тайно. Может быть, все хотят быть похожими на героиню популярного американского телесериала, спускавшую на туфли все деньги. Или — пытаются соответствовать некоему образу, тиражируемому глянцевыми журналами, которые спонсируются в том числе и обувными магнатами. Танечка же никогда не пыталась докопаться до причины своей страсти: обувь ей снилась. Ей казалось, стоит только купить дорогие, вкусно пахнущие свежей кожей туфли на высоком каблуке, как все и сразу в этой жизни удастся.

Вот она, беспощадная сила рекламы: едут в розовом “кадиллаке” молодые женщины, весело смеются, высовывая над розовыми дверками длинные глянцевые ноги. Главное — каждый день брить ноги, и будет у тебя и розовый “кадиллак”, и море с пальмами за окном, и счастья — сколько хочешь. Главное — каждый день брить ноги, пользоваться дорогими духами, покупать в кредит бытовую технику… А если вдруг у тебя не получается стать счастливым, сделав все, на чем настаивала реклама, сам виноват. Сам что-то упустил, что-то не докупил, куда-то не успел. И будешь теперь коротать свои дни в одиночестве, ибо ты — неудачник, и другого никакого счастья не бывает.

Татьяна, все больше расслабляясь и розовея от возбуждения, бродила по всем магазинам, попадавшимся на пути. Присматривалась и принюхивалась ко всему подряд: тряпкам, парфюмерии, дорогим канцелярским товарам, косметике, белью. Она уже успела купить новую помаду, пудру, кружевные трусики нежно-персикового цвета — процесс покупок затянул ее в свои сети, завладел ею. И тут же, как нельзя кстати, подвернулся ей обувной магазин.

Татьяна — в светлом полупальто, шляпке, дорогом костюме — с изящной обувной ложечкой в руках, красиво выставив ногу в туфельке, любовалась ее отражением в зеркале. Надела и другую. Прошлась по просторному торговому павильону. Туфли, что присмотрела Татьяна, были коричневые. И теперь она, приподнимая юбку-макси и любуясь уже не только ими, но и своими лодыжками, икрами, стараясь принять самую эффектную позу, решала вопрос — что это повлечет за собой. Коричневая сумочка у нее была. Но она была старая, как вдруг стало казаться Татьяне, и не смогла бы соответствовать новым туфлям. Придется покупать сумочку.

Ах, как хочется избавиться от всего черного в гардеробе! Коричневый — теплый цвет. Он ассоциировался у нее с живым цветом древесных стволов, песка на пляже… Хорошо бы еще костюм новый прикупить. Или нет. Ну его — костюм этот. Татьяне вдруг страшно захотелось сменить его на платье. Не летнее, а строгое такое — до пят, воротник стоечкой — но в то же время женственное, плавно обтекающее все изгибы тела. Она покружилась на месте, будто все туфлями любуясь, а сама уже видела себя в новом платье. Только вот какой цвет выбрать?

— Женщина, вы будете туфли брать или нет? Мы уже закрываемся, — окликнул ее безликий голос.

И Татьяна спустилась со своих небес. Ничего не отвечая, сняла туфли. Влезла в свои сапожки, а туфли поставила на витрину. Не спеша, придирчиво оглядела швы, нажала на пятки и потом только посмотрела на продавщиц.

— Да, пожалуй, я возьму…

Как все-таки хорошо иногда — быть женщиной. Купишь себе какую-нибудь безделицу: помаду там или колготки — не говоря уже о туфлях! — и радостно на душе. С заветной коробкой в пакете Татьяна шла по весеннему городу и улыбалась. И люди все шли навстречу и улыбались. Сапожки скользили по наледи, и две бездны, два неба плыли рядом: одно — над головой, с голыми ветвями деревьев, с птицами на ветвях, с проводами и фонарями, другое — под ногами, в лужах, и в нем размокали старые афиши, вчерашние газеты, отработавшие свой срок проездные билеты.

Есть люди, которые не любят весну. Им, видите ли, мокро и грязно весной. А есть другие, которым вместе со всей землей хочется сбросить с себя все старое, всю грязь, все лишнее, и выйти на свет обновленными, свежими, помолодевшими. Весной как-то особенно сильно хочется жить — дышать полной грудью. Хочется любить и быть любимой.

— Да позвони ты ему. Хватит парня мучить, — выслушав Татьяну, пожала плечами Лариска, жаря яичницу с овощами.

Татьяна познакомилась с Лариской на занятиях по фламенко.

Все ее школьно-университетские подруги давно уже повыскакивали замуж, нарожали детей. В их кругу Татьяна чувствовала себя чужой: не в силах поддержать разговоры про новый соус и памперсы, все больше молчала. И даже когда кто-то из них начал жаловаться ей на мужнины измены, и Татьяна, вспоминая свои отношения с Михайловым, пыталась утешить, ей неизменно говорили: “Нет, ты не понимаешь: любовник — это одно, муж — это совсем другое”. Очерчивали тем самым круг, оставаясь внутри и оставляя ее вовне.

Но пустые одинокие вечера надо было чем-то заполнить. И Татьяна пошла учиться танцевать фламенко. Не столько потому, что ей нравился этот танец, сколько из-за того, что он не требовал партнера. На первое же занятие собралось около двух десятков женщин. Татьяна разглядывала их с интересом, но это были либо глупенькие студенточки, которым скорее надо было идти учиться танцевать стриптиз, дабы сразить потом наповал своих таких же глупеньких и перевозбужденных от жизни мальчиков, либо уже немного загнанные жизнью, немного счастливые материнством полные, с мозолистыми руками женщины, еще надеющиеся вырваться из круга, который сами же с упорством чертили вокруг себя. И еще пришла Лариска. С осанкой настоящей танцовщицы фламенко — грудь вперед, подбородок вверх — немного загнанная, немного счастливая, которая сама могла бы кого угодно научить танцевать стриптиз.

Лариска фламенко бросила, а Татьяна ничего, ходила. Била дроби и махала юбкой.

— Ничего, пусть еще раз позвонит. Не буду я ему перезванивать, — Татьяна сидела за столом, закинув ноги на свободную табуретку — боролась с варикозом, — и прислушивалась к здоровому бурчанию в животе. — Он вчера обещал позвонить в шесть, а позвонил после девяти. Меня бесит его безответственность. Пусть теперь помучается. Пусть привыкает выполнять обязательства. Надо же мужиков воспитывать. Чем меньше мужику стремишься угодить — тем больше он за тобой бегает. Мужики не ценят то, что женщины делают для них, они ценят только то, на что их развели. Я держу себя в руках, сама не звоню, а он мне иногда по десять раз в день названивает! — она чувствовала, что Андрей попал в ее сети, и могла позволить себе бахвальство.

Поели, напились чаю, и Лариска притащила из комнаты вязку — незаконченный яркий мужской свитер — и взялась за спицы. Каждому своему мужчине она что-нибудь вязала: носки, шарфы, а самым любимым — свитера. “Видишь ли, — говорила она Татьяне, — для каждого из них мне что-то хочется сделать хорошее. Я же изначально понимаю, что отношения не надолго. Так пусть хоть что-то у него от меня останется, хоть ноги не будут мерзнуть, горло не продует…”

— Андрей высокий такой, большой — э-эх! — Татьяна мечтательно закатывала глаза, в сотый раз рассказывая о своем мальчике. — Настоящий мужчинка. Красивый. Глазки карие, реснички длинные. Вот дожила, завела себе мальчика. Но зато он маленький, глупенький еще, никуда от меня не денется.

— Минутку, — у Лариски время от времени звонил телефон — у ее хахалей тоже наступила пятница, и они жаждали любви. — Да, да. Я тоже. И я тебя, — ворковала она в трубку, — давай попозже? Ах ты, негодник, ай, я покраснела. Ну все. Жду. Целую, — и уже Татьяне. — О чем там мы? Снов тебе больше не снилось?

Татьяна любила разгадывать сновидения. На полочке около кровати у нее стоял ровный рядок сонников. Но единственный вопрос, по которому ей удалось договориться с подсознанием, была прочная связь обуви в ее снах с мужчинами в жизни. За пару недель до того, как Михайлов сказал, что нашел себе другую и уходит, ей приснилось, что какая-то женщина на работе из шкафа ворует у нее демисезонные сапожки на шпильке — те самые, в которых она была, когда познакомилась с Михайловым, — а она не отдает, плачет, умоляет вернуть, но женщина обувает их и убегает в темноту коридоров, победоносно хохоча. Михайлов ушел. И все те месяцы до появления Андрея Татьяна просыпалась от кошмарных снов, в которых она ходила по городу босиком, мучительно краснея от стыда и обиды.

— Не, не снилось…. Зато поклонники письмами завалили!

Пару недель назад Татьяна обнаружила в электронной почте заманчивое предложение: “Заполните мини-анкеты, прикрепите свое фото, отошлите нам, и ВСЕ МУЖЧИНЫ МИРА БУДУТ У ВАШИХ НОГ”. И теперь у них была новая тема для разговоров.

— Русских — на фиг. А из заграничных выбирать надо тех, кто сразу пишет, что готов пригласить к себе, страну показать, и, главное, что все оплатит, — учила Лариска.

— Ты хоть фотки их посмотри!

— Да какая разница, кто как выглядит. Привыкнешь.

Тем не менее она присмотрела полуобнаженного грека на шезлонге на фоне лазурного, как в бразильских сериалах, бассейна.

— А что? И мужик очень даже ничего, и Грецию посмотришь. — Лариска довязала спинку, обрезала нить, отложила спицы и торжественно провозгласила:

— А сейчас я тебе сыграю на скрипке.

Когда-то она занималась в музыкальной школе, и теперь это был вечный Танечкин крест — слушать эти ужасные скрипучие звуки из-под неумелого Ларискиного смычка. Спас ее только звонок в дверь нетерпеливого Ларискиного кавалера.

“Hello!

This is Matti writing to you. I’m 50 yo man from city of Oulu, Finland. I have university education, and work now in a big telecommunication company. I am divorced, having a nice flat in the city center. My daughters 13, 10 live with mother. They don’t love me and it is so sad. I like different outdoor activities, as skiing, hiking, canoeing, blocking berries & mushrooms, swimming, fishing..., etc.

But also I read, and go to good concerts. I have been travelling quite a lot, both for work and in free time. For example in February-01 I was in Africa (climbing Kilimanjaro). I have everything what I need but I am looking for warm, nice & wise attractive woman, who will love me and I need a kid who will love me and will live with me. To get to know each other better I would like to invite you to visit Finland. I know some basic Russian language, too. I attach you a photo of me while I was skiing in the Norwegian mountains. Waiting for your reply — with phone number, please.

With best wishes — along Matti

“Привет!

Это Матти пишет тебе. Мне 50 и я из Оулу, Финляндия. У меня высшее образование, и я сейчас работаю в большой телекоммуникационной компании. Я разведен, у меня милая квартирка в центре города. Мои дочери 13 и 10 лет живут с их матерью. Они не любят меня, и это очень грустно. Я люблю разнообразную активность на свежем воздухе, такую как: катание на лыжах, пешие прогулки, плавание на лодке, собирание ягод и грибов, плавание, рыбалка и др.

Но иногда я читаю и хожу на концерты. Я путешествовал довольно много и по работе, и в отпуске. Например, в феврале я был в Африке. У меня есть все, что мне нужно, но я ищу милую, красивую женщину, которая будет любить меня, и я хочу ребенка от нее, который тоже будет любить меня, и чтобы они жили со мной. Чтобы узнать друг друга получше, я бы хотел пригласить тебя в Финляндию. Я знаю немного по-русски. Я прикрепил к письму фото, где я на лыжах в горах Норвегии. Жду ответа с номером твоего телефона, пожалуйста!

С наилучшими пожеланиями — одинокий Матти!”

 

Глава 3

Сколько Андрей себя помнил — ему снилась война. Эти бесконечные сны, когда он прятался в окопах, когда в него стреляли, и он в ответ — ослепленный ужасом смерти, храбрый животным желанием жить — наводил оружие на врага, — изматывали его. Ему было страшно. Он просыпался в поту. И иногда ему начинало казаться, что его действительно могут убить во сне.

В пятницу по расписанию стояло четыре пары. Причем первой и последней шли “практики”, прогуливать которые выходило себе дороже, причем в прямом смысле: приходилось пересдавать за деньги. А лишних денег у Андрея не было. Поэтому пятницу приходилось полностью отсиживать в университете.

За окном светило солнце, и люди прыгали через лужи веселые и беззаботные. На дворе курили первокурсники и засматривались на старшекурсниц, всех как одна надевших по случаю весны короткие юбки. Обсуждали их, смеялись, а те, готовящиеся к защите диплома, проходили мимо, длинноногие и недосягаемые. Глядя на них, хотелось звонить Татьяне, и он звонил, но она не отвечала.

На последней паре — практикуме по государству и праву — долго и нудно разбирали случаи по нарушению трудового законодательства. “Какой прок — знать трудовой кодекс, — зло думал Андрей, — когда нарушается он на каждом шагу, когда ты все равно никому ничего не докажешь, и судиться можно годами, и все равно ни с кого ничего не получишь…” В далеком маленьком городке его отец работал инженером на огромном предприятии за гроши. Да и те задерживали, заставляли работать по выходным и праздникам, не платя в двойном размере. Недовольных увольняли. От постоянного унижения отец потихоньку спивался. Отыгрывался на матери, работавшей там же бухгалтером и бравшей разные халтуры на дом, чтобы выучить Андрея, вытянуть его младшую сестренку. Та не оставалась в долгу… Да и сам Андрей, постоянно подрабатывавший где только можно, знал, в какое место обычно предлагают засунуть трудовой кодекс работодатели.

Когда пара наконец-то закончилась, Андрей вышел на крыльцо, прислонился к перилам и закурил. Хотелось пойти часа на два-три засесть в компьютерный клуб, что недалеко от общаги, но денег не было. Успокоил себя, что в такую погоду париться в клубе глупо. Но вечер надо было как-то убить. Привычно хотелось выпить. И только он отчаялся, прикидывая, что денег — сотня на неделю, как все стало складываться само собой. Тут же вокруг образовалась подходящая компания, предлагающая такое дело — начало весны — отметить. Взяли пива и пошли в парк, где скамейки уже успели не только оттаять, но и просохнуть. Встретили по пути каких-то девчонок, притащили с собой в парк, стали поить.

— Мы в том году с Петром на игрушку ездили— клево было! — Димка, студент юрфака и главный заводила в их компании, взялся растолковать им любимую в компании байку. — Как-то мы так ужрались, что разнесли две палатки. Пападос, думаем. Утром на нас наехали: это вы? Ну я не знаю, как отбодаться, и начинаю плести, мол, это Петрович, с…ка такая, нажрался вчера и давай буянить. Мы его насилу утихомирили. В смысле, что выдумал я несуществующего Петровича. А че, очень удобно. Мы потом все свои проделки на него сваливали: и компот общий он за всех доел, и игровые деньги спер. Самое смешное, что, когда мы уезжали, выяснилось, что половина игроков лично с нашим Петровичем знакома. Мне же, прикиньте, еще и привет от него передавали!

Димка с Петром не просто были соседями Андрея по комнате в общежитии, но, как и он, были реконструкторами — играли по сорок пятому году. Восстанавливали экипировку времен Великой Отечественной. Объездили с поисковыми экспедициями всю область. Но не столько им интересно было восстанавливать историческую справедливость — возвращать имена героически погибшим солдатам, защищавшим родину, сколько искать оружие, обмундирование.

Про Димку говорили, что он нашел настоящее серебряное кольцо с девизом СС, руническими символами и подписью Гиммлера внутри. А кто-то говорил, что он “Мертвую голову” нашел. “Мертвая голова” не являясь государственной наградой, считалась личным подарком рейхсфюрера СС, то есть, по сути, была одной из высших наград, которая вручалась за личные достижения, преданность службе, лояльность фюреру и идеям нацизма. Андрей видел у кого-то его копию, приобретенную через антикварный сайт — литой массивный кусок серебра в виде венка дубовых листьев, рун и с чем-то похожим на голову. С гравировкой “S. lb”1 на внутренней стороне, но без фамилии владельца.

Настоящая “голова” стоила безумных денег, найти ее было совершенно нереально, и держать просто так дома — глупо. Так что Димкино кольцо в любом случае было попроще. Если вообще не было искусно состаренной подделкой из того же сетевого магазина. Впрочем, своих предположений Андрей вслух не высказывал: хочется человеку таскать фашистское колечко и думать, что оно настоящее, — пусть таскает. Решать нравственную дилемму Андрею не хотелось: Димка был хорошим другом.

Само собой разговор свернул на тему реконструкции.

— Нам-то хорошо, в сороковые уже был отлажен промышленный выпуск обуви, а тем, кто играет по восемьсот двенадцатому году ва-аще туго, — Димка сел на любимого конька, — им же надо искать кожу ручной выделки, а потом — того, кто вручную сошьет обувь.

— Да ладно, — отмахнулся Андрей, — уже давно все на поток поставлено. В Москве элементарно можно найти и кожу, и мастеров, и готовую обувку того времени. Были бы деньги.

— Ну или так. Я не про то. Я про то, что нам-то проще. Кирзачи у любого алкаша за маленькую купить можно.

— Вот еще, в брезенте ходить! — Петр швырнул в сугроб пустую бутылку и потянулся открывать новую. — Если есть возможность выбирать, то уж лучше в кожаной обувке.

О девчонках сразу забыли — Димка с Петром отчаянно заспорили о своем. Какая-то часть компании давно уже откололась и обсуждала игры. Андрей слушал вполуха и тех и других. Все было как обычно: не удивляя, но и не напрягая ничем новым.

Но пиво на пустой желудок начало действовать. Петр шутя толкнул его в бок, Андрей — ответил медленным красивым ударом, и пошло-поехало. Полушутя-полусерьезно они встали в спарринг и старательно мутузили друг друга напоказ, перед заскучавшими девчонками и просто чтобы лишний раз доказать себе и миру свою “крутизну”.

Ну, а что еще делать, когда ты видишь себя Шварценеггером и Биллом Гейтсом в одном флаконе, а сам за свои двадцать лет всего-то и успел, что поступить в университет, прочитать пару книжек, посмотреть пару фильмов, да одно лето прожить в лесу? Когда впереди у тебя вся жизнь со всеми ее сногсшибательными возможностями, а ты все еще живешь за счет родителей и у тебя весь лоб в прыщах.

Короткий весенний день заканчивался. Низкое солнышко спряталось за крыши домов, и тени стали темно-синие, длинные. Похолодало. Вдруг оказалось, что еще и девчонки, которым надоели их малопонятные беседы, куда-то ушли. Народ же как раз дошел до кондиции, когда срочно нужно: а) в тепло, б) добавить, в) без женского общества — никак.

— А где девчонки? — расстроенно протянул кто-то.

— От Петрович, скотина, первый сориентировался, баб наших увел! — Димка искренне возмутился.

— А фигли ты его вообще сюда звал?

— Да я не звал, мы пришли — он тут уже тусовал!

Потом пили в общежитии у Андрея и Димки с Петром. Набилось в комнату человек десять. Кто-то пошел ставить чайник, чтобы заварить вермишель быстрого приготовления, кто-то — звать каких-нибудь девчонок. Хорошо бы, конечно, найти — стрясти с кого-нибудь — денег и сходить за колбасой; позвать медичек — с ними проще. Но, если деньги и найдутся, пойдут за водкой, а медички жили в другом общежитии, до которого отсюда больше часа добираться.

Андрею было тошно от самого себя, в голове все потихоньку плыло. Он забился в угол к компьютерному столику и рассматривал расставленные на нем и по полочкам рядом патроны — Димкину коллекцию. Финские V.P.T. — Valtion Patruuna Tehdas, Sako с завода в Riihimaki, американские с клеймом W — Winchester, немецкие с буквой “P” — Polte Armaturen-u — и номерами заводов: их много — все не запомнишь. Андрей перевернул донцем вверх советский патрон — с одного краю “Т”, с другого — номер — тульский.

Пришли однокурсники Андрея, притащили литровую водки и две полуторалитровых бутылки кока-колы, чтобы делать “волшебные пузырьки” — смешать, чтобы быстрее подействовало.

— Беспрецедентная акция компании Coca-Cola: под каждой седьмой пробкой — водка!

— Водка “Буратино” — почувствуйте себя дровами!

“Пузырьки” после пива пить не следовало, но Андрею уже налили, и он пил.

— Чувачки, прикиньте, у нас завтра практику по бухучету поставили!

— Опухли совсем, что ли? Суббота — это святое!

Компания собралась мужская, и заговорили о бабах. Андрей думал о Татьяне. Представлял ее в домашнем халатике, в шерстяных носках, забравшуюся с ногами в кресло, с книжкой в руках. Он видел ее однажды такой: проснулся ночью, а ей не спалось, и она читала в желтом свете торшера. Полы халатика сползли набок, и видны были голые коленки. Она задумалась, и теребила прядь волос…

Взрослая женщина принадлежала ему. Не все эти сопливые девчонки, краснеющие, бледнеющие, ломающиеся и пытающиеся что-то из себя состроить, о которых трепались рядом. Рассказывали скабрезные подробности, хвалились победами. Андрей молчал. У него была тайна, которая резко возвышала его в собственных глазах. Мог ли он тогда, с месяц назад, в баре на спор, сам краснея и балансируя на грани фола, “клея” ее, думать, что эта взрослая женщина на самом деле станет его?

В строгом костюме, макияже, чужая, далекая от него, немного надменная, немного капризная, взрослая женщина — такой он встречал ее после работы. Но всякий раз знал, что главное — дожить до дому, выпростать ее из этой оболочки, маленькую девочку в тапочках с помпончиками, носочках, милую, понятную; снять с нее все это, освободить, распушить волосы… А потом обнять, прижать ее телом к кровати, смять, испугать, чтобы снова в ней явила себя женщина. И обладать этой женщиной. Просто женщиной, без имени, фамилии. Женщиной, обнаженной женской сущностью, по которой он томился уже давно, с детства, когда только-только начал чувствовать в себе зарождающуюся мужскую силу со стыдными снами, ночными поллюциями, жаркими удушливыми волнами, захлестывающими от едва мелькнувшего на экране оголенного женского тела.

Все это он не мог объяснить себе, высказать, только мучился желанием до дрожи во всем теле, когда рядом с ней приходилось чего-то ждать, говорить какие-то слова.

Он не помнил, как затушил сигарету, как зашнуровывал ботинки, как шел к ней, но когда он пришел, она встретила его именно такая.

Она пришла немногим раньше его, розовощекая, хмельная от запахов весны, и еще не успела раздеться. Снять серьги, кольца, смыть макияж. Снять хотя бы отороченные мехом сапожки на высоком тонком каблучке.

— Поздно. Я уже ложусь спать, — открыв дверь, воинственно сказала она — во всех своих сережках, сапожках — далеко не сонная, не спящая. — Я не слышала твой звонок — мог бы еще раз перезвонить и предупредить, что придешь. У меня дела — аста ла виста, дорогой, — говорила она, не замечая, что он давно уже вошел и закрыл дверь на все замки. — Я вообще не понимаю, зачем ты пришел, — говорила она, помогая ему стаскивать с нее пиджак.

И можно было наконец-то ничего не говорить.

“Я — Леша. Живу в Москве. Не женат. Один, понимаете ли, веду хозяйство...
:-))) У меня два “высших” (Московский Государственный Университет им. М.В.Ломоносова (романо-германская филология, сравнительно-историческое языкознание, структурная лингвистика и литературоведение); и Академия Народного Хозяйства при Правительстве России (внешняя экономика, логистика)), говорю на семи языках, причем родных — два (русский и немецкий)... Я руковожу департаментом поставок в крупной российско-финской компании, т.е. — внешний экономист и логистик по специальности. Парень, в общем-то, не бедный :-))), но и не “новый русский”... (слишком интеллигентные у меня для этого родители). Смотрю я на Ваше фото... Сердце готово выскочить из груди... Хочется быть рядом, упасть на колени к Тане и нежно целовать ножки... ВСе, ВСе Вам делать, что Вы только ни прикажете... Боже... Вы просто Шикарная Дама... Настоящая Роскошная Леди... (интересно — Вы носите прелестные туфли на “шпильках” ?.. Они Вам идеально пойдут!) Вам очень пойдет строгая элегантная дамская деловая или вечерняя классика с налетом надменной стервозности.:)) Впрочем, Вам пойдет просто ВСе. Вы совершенно покорили меня своим фото и анкетой. Такую Даму надо очень любить и ценить... Я всегда мечтал о такой милой красивой Госпоже....

ПРИЕЗЖАЙТЕ В МОСКВУ !! Я встречу Вас. Все для Вас сделаю... Мечтаю оказаться у Ваших прелестных ножек... А может... под туфелькой ?.. :-))) Пожалуйста, напишите или позвоните мне ! Я буду очень ждать... Леди Татьяна, разрешите мне, прошу, всегда называть Вас Великой Госпожой.

Я давно ищу Великую Леди, которая станет моей Повелительницей. А в Вас увидел то, что хочу видеть. Я надеюсь, что мы встретимся вскоре. Я действительно приглашаю Вас, Госпожа, в Москву. Приезжайте ко мне, милая Красавица. А Символ Вашей Женской Власти... Туфли На Шпильках — символ власти Великой Госпожи и орудие наказания провинившихся подданых :)) — возьмите их, конечно, с собой. :)) Одев их, Вы, безусловно, одним взглядом или движением бровей будете повергать на колени Вашего покорного слугу... :)))

Вы Настоящая Королева, и я постараюсь, чтобы Вы всегда это чувствовали. С нежностью и покорностью, Ваш ручной котик-Ле”.

 

Глава 4

Под утро ей приснился страшный сон: будто кто-то большой, темный гнался за ней по бесконечным лабиринтам. Ее пугали и этот кто-то, и сами лабиринты — ей совершенно не хотелось видеть их, знать, что они все продолжаются. Наконец, ей стало так страшно, что она начала понимать краем сознания, что это сон, сон, и ей захотелось проснуться.

И вдруг ей стало спокойно. И уже просыпаясь, она почувствовала тепло другого тела рядом с собой. Его руки гладили ее по волосам, и она, еще вся сонная, заулыбалась, узнав знакомые движения, запах кожи, в которую доверчиво утыкалась носом. Он порывисто обнял ее, стараясь плотнее прижаться телом, поймал между сном и явью свою добычу, сам еще сонный, не думая, инстинктивно. Еще минутка — и разорвет его на тысячу кусочков: быстрее, быстрее, действовать…

Сжал ее сильнее, и она, не совсем проснувшись, еще полуосознанно, подалась ему навстречу. Ее сердце, еще не успокоившееся после погони сна, зашлось дробью.

А потом она оказалась снизу. Широко распахнутыми глазами увидела его лицо над своим и изумилась. Но он, едва не умерев, уже был не с ней.

Тело лежало, как чужое: опустошенное, недвижимое. Он испуганно покосился на нее — ему хотелось увидеть, что и ей хорошо. Она лежала с закрытыми глазами, как-то очень спокойно. Он робко провел пальцем по ее плечу и отдернул руку. Она, не открывая глаз, погладила его.

Сильно захотелось курить. С сытой медлительностью животного он потянулся к своей рубашке, брошенной на стул. Дотянулся, вытащил пачку, зажигалку. Сигарета была последняя, и это оказалось как нельзя кстати: не надо было искать пепельницу — можно было стряхивать пепел в пустую пачку. Он закурил, затянулся поглубже, и в голове стало пусто и весело. Но все-таки хотелось спросить ее… Ну, чтобы услышать… Но он не знал, как сформулировать вопрос.

— Опя-ать… — недовольно протянула она, отстраняясь. — Я же просила тебя не курить в комнате. Тем более в постели.

— Ну извини, извини… — пробормотал он, продолжая курить и надеясь, что она это так, для виду. — Ты не представляешь, как клево покурить после этого дела…

— Вот ты всегда так: как только мне хорошо — обязательно все надо испортить…

— Тебе хорошо?

— Мне отвратительно: я терпеть не могу табачный дым. Ты вообще слышишь, о чем я говорю? Ты, между прочим, у меня в гостях.

— Хорошо, хорошо, — он встал и пошел на кухню.

— Сразу надо обижаться, да?

— Но ты же хотела, чтобы я ушел, — крикнул с кухни.

— Я хотела, чтобы ты перестал курить!

Он не ответил. Она недовольно поджала губы, чувствуя, что надо помолчать. Подождала, прикидывая, когда он докурит, и позвала:

— Ну иди сюда, поваляйся со мной, суббота ведь. Принеси, пожалуйста, воды! Только за компьютер не садись!

В ее компьютере уже само собой организовался второй пользователь, и стояли непонятные, забившие весь винт, игры. “Совсем обалдел!” — шумно возмущалась она по этому поводу Лариске, но сама втайне радовалась: “Здесь он, с ней, надолго…”.

И испуганно:

— Ты ведь не уйдешь?

Он, не отвечая, включил телевизор и лег рядом с пультом в руках.

— Поговори со мной.

— О чем ты хочешь поговорить?

— Хоть о чем. Скажи мне что-нибудь.

— Я не знаю что. Спроси о чем-нибудь.

— Нет, ты сам скажи мне что-нибудь хорошее.

— О! Фильмец клевый. Ща этот мужик тому вмажет. А что это у него за пушка? ТТ? Точно! Смотри, смотри! Ага!

— Ой нет, только не мордобой.

— Шас, шас… Йес! Клевый удар! Ладно, ладно, не бей по ребрам.

— Я поговорить с тобой хочу!

— Мы говорим.

— Нет. Я слушаю твои дурацкие возгласы.

— Про макак будем смотреть?

— Нет! Найди ты что-нибудь хорошее!

— Твой телевизор: это он фигню всякую показывает.

— Это ты всякую фигню включаешь!

— Вот тебе мультик. Вау, это “Утиные истории”. Помнишь, как их впервые начали показывать по телику? А прикинь, мы тут бухали с ребятами, а там чуваки были, так выяснилось, что они не помнят, “утиных историй”! А был еще “Чип и Дейл спешат на помощь”, “Чудеса на виражах”. А в видеосалонах можно было смотреть “Тома и Джерри”. Эх, родились они сразу на готовенькое. Не помнят, когда мультики были только советские и только в “Спокойной ночи, малыши!”. Им нас уже не понять.

— Ой, какие мы большие…

— М-м…

— Это детский сад — по каждому поводу дуться.

— Я не дуюсь.

— Какой мультик из диснеевских тебе больше нравится?

— “Чудеса на виражах”.

— Здорово, мне тоже. Может, возьмем их в прокате и посмотрим? Тряхнем стариной?

— Клево. Я знаю классный прокат — там все есть.

— Почему ты мне вчера не перезвонил, не предупредил, что придешь?

— Вечером был занят.

— Чем ты можешь быть занят? Пил? — воинственно приподнялась на локте, нависла над ним.

— Прикинь, — игриво завалил ее на спину, — весь вечер только о тебе и думал. Только начинаю твой номер набирать — тут же пробегает мимо Петрович и трубу отбирает: мне, кричит, срочняк позвонить надо. Во, какая зараза.

— Какой Петрович?

— А ты что, Петровича не знаешь?

— Не знаю я никакого Петровича! И знать не хочу.

На кухне она открыла холодильник и опешила:

— Когда ты успел все съесть? Удивляюсь, как ты масло растительное не выпил.

— Ну прости, ты заснула, а мне есть хотелось. Тебе жалко?

— Нет… Я просто… это… Ладно, ладно. Есть хочешь? Опять тебя кормить?

— Мне дадут стипендию — приглашу тебя в кафе.

— Конечно. Сейчас что-нибудь приготовлю. Когда куришь — открывай форточку. Воняет же. Всегда ты…

Но ему сейчас дела нет до ее слов. Пусть ворчит. Уж больно легкомысленный на ней халатик. Она на цыпочки привстает, чтобы до верхней полочки дотянуться — подол вверх подскакивает, она наклоняется в нижний ящик — задирается. Но притянуть ее к себе почему-то страшно.

— Я тут в армейском секонде такой камуфляж клевый купил!

— О нет, нет, только не про камуфляж-патроны-компьютерные игры!

— Сама же хотела поговорить.

— О чем угодно, только не об этом.

— Не хочу я ни о чем говорить.

— Как вчера день прошел?

— Экзамены скоро… Две лекции, две практики было… Прикинь, у нас же в стране нет грамотных управленцев. Взять целлюлозно-бумажную промышленность, так там…

— Слава богу, я давно университет закончила.

— Я тоже закончу!

— Я не сомневаюсь, что из тебя получится хороший управленец.

— Из меня получится отличный управленец.

— Господи, ты и хлеб весь съел!

— Разве?..

Она встала напротив — руки в боки, сердитая. А халатик предательски расстегнулся снизу… Он неловко притянул ее к себе.

— Ты ко мне только поесть приходишь!

— Не только…

…Он обессиленно опустился на ее спину щекой на щеку, зарылся в волосы. Почувствовал, как ее тело под ним расслабилось, и тоже потихоньку ослабил хватку. Лениво погладил ее руку, она тут же отозвалась — прижалась щекой к его руке. И тут вдруг на него накатила волна благодарности ей за все, за то, что он встретил ее, что она — такая. Спохватился:

— Тебе не тяжело?

— Нет.

— Ну я же тяжелый.

— Ну что ты, Андрей, бог с тобой. Это же ты, а не мешки с песком. Лежи. Женщине это всегда приятно.

— Кажется, могу вот так лежать всю жизнь… Ты такая красивая… Тебе хорошо было?

— Да.

— Ты кончила?

— Да. Что, не заметно было?

— А сколько раз?

— Отстань.

На кухне все остыло, пришлось разогревать.

— Ешь, ешь, не стесняйся.

— Не смотри на меня так.

— Мне приятно смотреть на тебя. Как ты ешь. Приятно кормить тебя. Мой маленький мужчинка. Пойдем вечером гулять? Такая замечательная весна! Вечера уже теплые.

— М-м-м.

— Может, в театр сходим? Мы никуда с тобой не ходим. Или в кино?

— Таня, пойми меня правильно, — он даже тарелку отодвинул. — Я учусь, подрабатываю. Мне некогда. Я не завожу серьезных отношений. Для меня главное — свобода, независимость. Мне в первую очередь надо получить образование. От этого зависит мое будущее. А романы, отношения, любовь… Это все потом.

И она отложила вилку.

— Да не хочу я с тобой никаких отношений! Я просто хочу прогуляться вечером. И какие, кстати, у нас могут быть отношения? Посмотри на меня и посмотри на себя!

— Что значит “посмотри на меня и посмотри на себя”? Что ты этим хочешь сказать, что я — маленький? Почему ты все время требуешь, чтобы я обещал тебе что-то? Ты только и мечтаешь, как привязать меня к себе покрепче.

— Да ничего я от тебя не требую! Ты приходишь, спишь со мной, утром уходишь. Я тебе — кто? Ты не даришь мне цветы, подарочки. Я же не требую чего-то дорогого — какую-нибудь милую безделушечку.

— Какую безделушечку? Зачем тебе? У тебя и так все полки всякой фигней завалены.

— Да не в этом дело. Суть в том, что я тебе не безразлична, я тебе нравлюсь.

— То есть, если я тебе подарил какую-нибудь ерунду — ты мне не безразлична, если нет — ты мне не нравишься? Если бы ты мне не нравилась — я бы к тебе не приходил.

— Я тебе нравлюсь?

— Да!!!

— Милый мой, Андрюшечка, давай не будем ругаться?

— Хорошо.

— Скажи мне что-нибудь хорошее, а?

“Привет, Видел ваше объявление на днях, и думал, что я рискую и отвечу. Я — профессиональный Афро-американский мужчина, 170cm высокий, 70kg., и 49 лет, из Олбани, области Штата Нью-Йорк в США. Я работаю 2 рабочих места, полная рабочая неделя как Инженер для местной компании, и частично занятый как Преподаватель (инструктор) Электроники колледжа пара ночей в неделю. Я — единственный (отдельный) родитель, я имею мальчика 17 и девочку 15. Я наслаждаюсь примерно всеми спортивными состязаниями, особенно спортивные действия моего ребенка, бейсбол,футбол, и т.д. Для хобби, я имею (признаю) и также люблю посещать старо-автомобильные показы, когда они находятся в сезоне. Джаз — мой любимый тип музыки, хотя я люблю широкое разнообразие. Я ищу кого-то, кого я могу иметь вещи в общем (обычном), Посылать по электронной почте или иначе соответствовать сначала, и с надеждой стать друзьями с через какое-то время. Кто-то, кто понимает время и усилие, необходимое делать работу отношений, и серьезно относится к созданию committment и дети. Хорошо, я надеюсь получить известие от Вас в ближайшем будущем. Если не, удача Вам в вашем собственном поиске с мной, я желаю что специальный кто-то где-нибудь вниз дороги ждет. Может быть мне повезти тоже. Пищите Моя Электронная почта. Билл”.

 

Глава 5

Татьяне встретился Михайлов.

Почему каждый раз, когда поверишь в счастье — не просто в то, что оно возможно, а бросишься в него, как в теплое море где-нибудь на жарком юге — ты уже окунулась, уже почувствовала, как ласковые воды сомкнулись над твоим разгоряченным телом, ушла в них с головой, зажмурившись, поплыла — все это тут же оказывается сном? Как в детстве — предательская подножка на бегу…

С утра, расставшись с Андреем после жаркой ночи, после удивительной неожиданной близости, Татьяна летала по коридорам офиса, и все мужчины говорили ей комплименты.

Андрей был прав: каждое мгновение своей жизни Татьяне мучительно хотелось прижаться к нему, заключить его в объятья, уткнуться в него носом, спрятаться. Ночами она просыпалась и смотрела на него, и такой он был красивый — ей казалось, она хотела бы вот так лежать и смотреть на него всю свою жизнь, и эта жизнь не была бы прожитой впустую.

В школе Татьяна завидовала женам декабристов. Ей хотелось этой судьбы: бросить все — богатство, балы, наряды — и отправиться за любимым на край света: в Сибирь, в мороз, в нищету. Ехать туда на худой бричке, запряженной тощими лошадьми, с парой сундуков добра, с замерзшими ногами, с пустой головой, в страхе, доверчиво, прижимаясь к любимому, теплому, такому знакомому плечу…

На первом курсе она писала письмо пятикурснику Гаврилову, лидеру университетской рок-группы, снившемуся в мучительных, жарких снах всей женской части пяти факультетов, учившейся в главном корпусе. “Я Вам пишу, чего же боле? Что я могу еще сказать?...” “Каплю жалости” к ее “несчастной доле” он не хранил, поэтому тут же завлек ее в чью-то квартиру, а после, без малейших зазрений совести, оставил.

Когда через пару месяцев его поймали с пакетом марихуаны и посадили в СИЗО, Танечка побежала под окна кричать ему какие-то важные слова. И обнаружила под этими самыми окнами всю женскую часть пяти факультетов в полном составе. Это, наверное, был шанс отрезвиться, вытереть розовые сопли и впервые поглядеть на мир осмысленно, но она его прозевала. Злобно поджав губки, искоса окинув взглядом соперниц, она гордо подняла головку и отправилась восвояси. И, обиженная, писем Гаврилову в колонию не писала.

Михайлов свергнуть существующий строй не мечтал и рок-музыкой не увлекался, но подвернулся ей как нельзя во время. Танечка уже окончила университет, устроилась на работу и получила в наследство от бабушки скромную однокомнатную квартирку. Таким образом, одна часть заложенного в нее добрыми родителями жизненного сценария — образование, работа, налаженный быт — была отыграна, пора было переходить к следующей серии.

И тут, собственно, явился Михайлов. В меру красив, в меру умен, в меру разговорчив. Каждый встретившийся с ним впервые тут же начинал подозревать, что видел его раньше, столь привычна и уместна в любых обстоятельствах была его внешность. На женщин он производил впечатление человека, которому можно довериться. С ним было спокойно. Но ведь и сама Танечка считала себя ничем не примечательной, “как сто тысяч других в России”?..

Впрочем, и на это бы не клюнула она, пришедшая уже к своим двадцати трем годам к выводу, что “все мужчины — сволочи”, если бы не еще одно обстоятельство: к моменту встречи с ней Михайлов Алексей Павлович почему-то оказался брошен женой и безутешен. Брошен и безутешен — а потому его артистичная (читай — истеричная) натура выказала себя во всей красе. В первую очередь — с друзьями. Друзья пару раз молча налили ему водки, а потом почему-то оставили страдать в одиночестве. Неудовлетворенный, Алексей Павлович решил наверстать на работе: женский коллектив, конечно, синхронно с ним закатил глазки, но начальство почему-то не оценило, и маячившая до того должность уплыла к другому. Странно было, если бы они не встретились.

Танечка со своим филологическим образованием, скромной должностью секретаря и квартиркой с ситцевыми занавесочками вдруг почувствовала себя постыдно успешной, сильной и смелой, и рьяно бросилась спасать Алексея Павловича, быстро, впрочем, превратившегося в Алешеньку. Тем более что тот поступил благородно: ушел от жены — как и подобает настоящему мужчине — с одной зубной щеткой. Так, с единственным предметом личной гигиены, он и пришел к Танечке буквально на следующий же день знакомства. Озаботив новую подругу покупкой всего прочего, без чего человеку обойтись невозможно, начиная с трусов и заканчивая вторым компьютером в кредит.

А спасать никого нельзя. Можно, разве что, помочь немного, и то при условии, что человек сам прилагает хоть какие-то усилия для собственного спасения. Лариска, кстати, всегда в таких случаях цитировала девиз первого конгресса российской благотворительности: “Лучшая помощь — помочь человеку не нуждаться в помощи”. Танечка, к сожалению, была не столь мудра, чтобы дойти до того же, и слишком самолюбива, чтобы прислушаться к совету.

Их жизнь — Танечки и Михайлова — сложилась самая обычная, мало похожая на счастливую. Как-то неожиданно быстро из сильной и смелой спасительницы Танечка превратилась в забитую, запуганную мышку, в жертву. Обиды на мужчину, еженощно сопящего рядом, накручивались — налепливались одна на другую, давили, душили и постепенно убивали обоих. “Доброе утро”, — говорил Танечке Михайлов в те редкие мгновенья, когда забывал о постоянном чувстве вины перед ней, и пытался поцеловать, но она в ужасе отстранялась: в этих, уже ставших непривычными словах и действиях ей виделся какой-то страшный подвох, какая-то особенно изощренная попытка обидеть ее.

Но и уйти, точнее, прогнать его, разорвать мучительную связь, не могла. По ночам ей снился один и тот же сон: она идет по центру города, кругом люди, а у нее — глянь! — обуви-то на ногах нет — босая! И все смотрят, и показывают пальцем, и так это унизительно, так позорно… Так жалко она каждый раз во сне опускала глаза, сжималась в комок, что, просыпаясь, изо всех сил хваталась за спящего рядом мужчину, плакала и обещала все простить ему. Михайлову в такие минуты становилось противно и досадно. И неловко за нее. Спать в обнимку он не любил и не мог, и потому раздражался.

Танечка всегда знала, что однажды он уйдет к другой. К какой-то другой — красивой, сильной, уверенной в себе женщине. “К стерве, — успокаивала она сама себя, — все мужики любят стерв. А таких, как я — милых, добрых, заботливых, — просто используют”. И заранее смотрела на Михайлова с ненавистью. И он ушел. Хотя совсем по другой причине.

Танечка жила с ним как бы авансом, ради “светлого будущего”, видя в нем не того, кто он есть, а того, кем он может стать. И чтобы скорее это великолепное превращение осуществилось, она всячески воспитывала и переделывала его. Каждый день она уговаривала себя, убеждала, что нужно всего лишь немного подождать, немного потерпеть и так тщательно взращиваемые в нем достоинства, наконец, дадут свои плоды, а старательно искореняемые недостатки завянут. И когда вот-вот и уже должна была свершиться эта волшебная перемена, как Михайлов ушел к другой женщине с массой недостатков и полным отсутствием каких-либо достоинств. Но ведь есть достоинства, которые не сразу заметишь, — эта женщина всего лишь приняла Михайлова таким, какой он есть сейчас, на данный момент, а не таким, каким он мог бы стать. По крайней мере, Михайлову так показалось. Ведь все мы в общем-то хотим, чтобы нас любили сейчас и таких, какие мы есть.

“Как же это было давно, давно! — думала Танечка, играя на работе в тетрис. — Как хорошо, что все давно позади, и с Андреем все будет не так, совсем не так”. И она по полной программе предавалась счастливым фантазиям с миллионами алых роз и белыми лимузинами. А днем, когда она в обеденный перерыв радостно выпорхнула из офиса, чтобы купить в магазине пирожков, ее перехватила в полете рука с до боли знакомыми часами на запястье.

— Помнишь, я боялась, что он меня бросит? — тем же вечером Татьяна, прикупив бутылку водки и упаковку сока, примчалась к Лариске. — Я так боялась, что он меня бросит и мне будет больно. Но, когда мы расстались, я поняла, что больно мне было, когда он был рядом. Пять лет мне было больно каждый день — представляешь?

— Пять лет с одним мужиком — не представляю. — Лариска, как всегда, была спокойна и мудра.

— Не смейся, я не об этом. Я услышала его голос, и мне опять стало больно. — Татьяна сидела прямо и крутила поочередно кольца на пальцах. — Я думала, уже все прошло. Оно пройдет когда-нибудь? Сколько можно меня мучить? Я же живой человек! А этой сволочи все мало — встречается еще!

— Что он хотел-то? Зачем остановил?

— Спросить, как дела…

Татьяна терла лицо руками, забыв про макияж, и уже начинала хлюпать носом. Лариска ее жалела.

— И это — пройдет. Пройдет это, Танька. Хрен с ним — с Михайловым. Давай выпьем. У тебя Андрей есть. Хоть бы показала его. А то все говорим, говорим, а я его с трудом представляю.

Татьяна замялась. Она его не то чтобы стыдилась, но никому из знакомых показывать Андрея не спешила. По утрам, когда они выходили из дому и ехали потом вместе на общественном транспорте, она разговаривала с ним подчеркнуто деловым тоном, боясь, что кто-нибудь заподозрит, что у нее такой маленький и непрезентабельный любовник.

Но сейчас встрепенулась:

— Андрею, что ли, позвонить?

— Дурилка, никогда не звони мужикам, когда тебе плохо. Это ни к чему хорошему не приведет, — Лариска не спеша сходила за сигаретами: когда она пила, ей хотелось курить, села на прежнее место, прикурила и также медленно выдохнула дым. — Мужик — он такой, он всего боится. Любит, когда у женщины все хорошо. Тогда можно ей поплакаться.

— Но ведь мужчина сильнее женщины? — Татьяна в нерешительности теребила телефон. — Так хочется, чтобы однажды, когда плохо, пришел кто-то сильный. И спас. Сказал бы: родная моя, любимая моя, все плохое позади. Сказал бы: я пришел, я помогу тебе — все будет хорошо…

— Кто пришел-то? “Специальный кто-то”? “Профессиональный афро-американский мужчина”?

— Что ты смеешься! Человек, по крайней мере, постарался, нашел программу-переводчик на русский язык…

— Прости… Неужели ты не знаешь, что никто никогда не придет, никто никогда тебе не поможет? Тем более — мужчина. Нашла, от кого ждать помощи. Забудь ты про него сейчас, — и мягко забрала у подруги телефон.

— Да не нужен мне этот Андрей! — Татьяна непонятно с чего оскорбилась. — Ну какие могут быть у меня отношения с маленьким мальчиком? Какие вообще с ним могут быть отношения? Живет за мой счет. Как ни придет — все съест, разведет меня пива ему купить. Курит постоянно. Терпеть не могу, когда у меня дома накурено. И поговорить с ним не о чем. Я ему про книги, театры, про работу свою… Я ведь столько всего ему про жизнь рассказать могу — опыта-то у меня, слава богу, побольше. Он ведь еще не человек, не личность, а как будто заготовка человека. Так хочется сделать из него что-то хорошее. Ведь он же не глупый…

Лариска закурила, а Татьяна, воодушевленная ее молчанием, продолжила:

— Они же в этом возрасте еще как дети. В войну играют. Ездят куда-то летом, что-то там копают, какие-то пряжки-пуговицы. Гранаты деревянные делают. Потом собираются вместе, играют, кидаются деревянными гранатами, — она завелась. — А эти компьютерные игры?! Он говорить о них может часами! И играет в них постоянно: в клуб компьютерный ходит и сидит там ночами. Это же ужасно! И так — уже несколько лет. Ну и молодежь пошла! На что они свою жизнь тратят? Нет, чтобы делом заниматься. Ну как, как можно играть в эти дурацкие стрелялки? Вырастет, оглянется — столько времени даром потеряно! Я ему говорю-говорю, а ему хоть кол на голове теши!

— Ай, я тоже эту современную молодежь не понимаю: с утра до вечера за компьютерами сидят, зрение портят, остеохондроз себе наживают. Зачем ты вообще с ним разговариваешь? Хочешь поговорить — приходи ко мне. А с мужиками другим заниматься нужно. Научить?

— Нет, но ты представь, он же вообще ничего сам решить не может: звонит мне постоянно и начинает: “Что делаешь?”. Что я делаю днем? На работе я. Потом говорит: “А я там-то и там-то”. Потом долго молчит. Но не прощается. И приходится мне из него слова клещами вытягивать: мол, хочешь встретиться? Так он тут же начинает на меня нападать, что я “вцепляюсь мертвой хваткой” и “пытаюсь затащить его к себе”. Я начинаю потихоньку звереть. Говорю: хорошо, не приходи. Тогда он меня укоряет, что я постоянно на него обижаюсь. Через полчаса такого дурацкого разговора выясняется, что он все-таки хочет зайти. Дальше начинается самое интересное: я пытаюсь выяснить — во сколько. Нужно же мне как-то планировать свое время? Или что, я должна сидеть и ждать у окошка, когда он соблаговолит прийти? И все начинается по новой: снова я, оказывается, “вцепляюсь мертвой хваткой”. В конце концов мы разругиваемся окончательно, он кидает трубку. Я перезваниваю — он не отвечает. Тем не менее в первом часу ночи является и начинает мне втирать, как я ему дорога. Ты не представляешь, как все это меня достало!!! Надо что-то делать. Все, на фиг, стереть все его игрушки в компе и забыть номер телефона.

— Ты уж реши как-нибудь, чего ты хочешь. То “ах, он не звонит”, то — “все без толку, надо послать”. А еще лучше — расслабься. Что за дурацкая идея, что “надо что-то делать”? Расслабься, наблюдай, живи — и оно само как-нибудь устроится.

Более непохожих друг на друга подруг трудно было представить: суматошная, вываливающая на всех подряд свои проблемы Татьяна — и монументально спокойная, сама в себе Лариска. В этом тандеме Татьянино самолюбие постоянно страдало: рядом с Лариской она временами чувствовала себя пятнадцатилетней дурочкой. Миллион раз она давала себе обещание быть сдержаннее, держать язык за зубами, и миллион раз нарушала его. И от этого иногда страшно злилась на подругу.

Вот и сейчас, она обиженно замолчала. А Лариска невозмутимо наполнила стопки.

— Может, поговорим о чем-нибудь другом? Сколько уже можно — Михайлов с Андреем уже два часа краснеют, бледнеют и икают. Я тут вчера, знаешь, о чем подумала? — ей периодически приходили в голову разные теории. — Мы еще в универе изучали влияние скученности на живые организмы. Один товарищ, не помню, как его, держал крыс на ограниченном пространстве и наблюдал за ними. Так вот, сначала крысы плодятся, плодятся — еда есть, врагов нет — почему бы не плодиться? А потом их становится много для этого самого пространства. И вот, начинается самое интересное: крысы начинают быстро бегать, суетиться — начинается стресс, повышается уровень адреналина, как в момент опасности, хотя опасности, как таковой, никакой нет. Самцы становятся агрессивными, нападают друг на друга, самки рождаются бесплодными. У самцов, кстати, в животном мире это тоже бывает, меняется ориентация — они перестают обращать внимание на самок. Таким образом, рождаемость падает, поголовье взрослых особей резко сокращается за счет болезней и агрессивности. И все, так до того момента, пока число крыс не достигает оптимального уровня для данной среды обитания.

— Но люди — не крысы.

— Но законы-то в природе одни и те же! Посмотри телевизор — кругом война. Малейшее стихийное бедствие — тут же появляются тучи агрессивных вооруженных мародеров. Откуда они берутся? А сколько кругом голубых? А бесплодных женщин? Эрозия шейки матки после тридцати у каждой второй, потом — рак. Послушай медика. И у всех поголовно — стресс. Нас слишком много. Мы скоро вымрем, как динозавры.

— И что делать?

— Уезжать из города туда, где поменьше народу. Где свежий воздух, природа. Где можно почувствовать себя человеком. Говорю, опять же, как медик. Другого выхода я пока не вижу.

Татьяна выглядела так, будто не видела вообще никакого выхода.

— Ладно, — вздохнула Лариска и разлила.

— Общаясь с тобой, я начинаю подозревать, что все медики пьют, как лошади.

— Ха, мы еще что! А вот хирурги… Они еще и спят все друг с другом. В смысле, с медсестрами. Привозим мы на днях больного, истекающего кровью, а нам в приемном покое говорят: “Операционная занята — оставьте его здесь, а носилки мы вам завтра вернем”. Мы что думаем? Там операция. А технички хихикают и шепчутся. Понятно, какая там операция. — Лариска сходила на кухню за соком, достала себе стопку, а Татьяне — стакан. — А пьют они!.. Спасибо Спасокукотскому и Кочергину. Тампоном со спиртом руки перед операцией вытер, а остальные, положенные на эту процедуру три литра, перорально.

— И операцию делают?!!

— Да после, конечно, — чокнувшись, они выпили, и Лариска снова потянулась за сигаретой.

— Слушай, а вдруг я его чем-нибудь обидела? — неожиданно Татьяну осенила мысль: вылив на Андрея ушат помоев, ей стало стыдно, и, чтобы заглушить стыд, проснулась пьяная любовь. — Я его обидела. Точно. Маленькие мальчики — они такие обидчивые. Я на работе замотаюсь, забуду ему позвонить — он обидится. Или вечером его не пущу, если мне рано утром вставать — тоже обидится. У меня в последнее время на работе что-то все в кучу: документы по сессии готовлю, выборы на носу. Не до него. Я его обидела. Надо срочно что-то сделать. Он ведь такой хороший…

Лариска развеселилась.

— Позвони ему, скажи… — она притянула Таню за шею и прошептала ей в ухо, — скажи ему “что-нибудь”.

— Не-е! — Татьяна помахала у нее перед носом указательным пальцем, — я ему напишу эсэмэску. Ща я ему напишу что-нибудь хорошее. Ему обязательно надо сказать что-нибудь хорошее.

— Скажи ему, что любишь и ждешь.

— Не-е, ты не понимаешь. Это же маленький мальчик. Ему нужно написать что-то этакое… Ну, знаешь, маленькие девочки обычно что-то воркуют в трубку — ути-пути, сю-сю-сю.

— А они — воркуют?

— Постоянно. Едешь в маршрутке или в магазине рядом стоишь — воркуют.

— Не замечала.

— Ай, ты просто не обращала внимания. Вот. Надо срочно что-то такое написать. Назвать его как-нибудь любовно. Только как?

— Ну, старуха, ты озадачила. Надо в туалет сходить, — Лариска почесала затылок и нетвердой походкой отправилась в туалет.

Татьяна серьезно задумалась, подперев голову рукой.

— Как ты думаешь, если написать ему “мой пупсик, приходи”, он поймет все, что я ему хочу сказать?

— Ну, — отозвалась Лариска из туалета, — если “мой” это глагол в повелительном наклонении…

— Чего?..

Лариска эффектно распахнула дверь туалета и встала в театральную позу, с трудом сдерживая смех:

— Мой пупсик и приходи. С уважением, Татьяна Ельцова.

Татьяна и сама рыдала от смеха.

— Я, кстати, — Лариска подсела за стол, — сегодня собиралась помыть голову, пупсик и все прочее и лечь спать пораньше. Но теперь, боюсь, ничего не выйдет.

— ???

— Умру от смеха.

— Но ведь “мой пупсика”, а не “мой пупсик”, — попыталась вернуть словам первоначальный смысл Татьяна, но Лариска на корню пресекла ее попытку:

— “Мой чайник”, а не “мой чайника”.

— Хорошо, если “пупсик” отпал, можно же еще что-нибудь придумать…

— Если пупсик отпал, то придумывать больше незачем.

“Привет Танечка!!!!!!! ты просто супер .....очень близко, судя по фото, к моему идеалу, .......и губы и глаза....улыбка.............. фигура..........может ты и есть — она !!!! та самая ОНА, в которой вся вселенная собралась — а я ее открыл !!!!!....просто голова кружится от таких мыслей ! .................просто мне безумно понравилось все написанное и показанное тобой ! (Оййй) пардн...... ВАМИ !!!!!! ........сходи и посмотри на мою страничку http://gora-spb.sitecity.ru моя страничка !), а далее ,,,,,,, созвонимся !!!! .........встретимся.......!!!!!!пообщаемся вживую!!!!!!!!!! ...понравимся.....(должны) !!!!!!!!.......и есть желание чтобы ВСЁ — СУПЕР !!!!!!!!!! от души !!!!!!!!!!!!!!!!....я так ощущаю !!!!!!!!!!! ......даже показываю !!!!!!!!!!!!! а по аське — 25177252, если установлен у тебя “MSN messenger” то ниже мой адрес для связи в реальном времени……….. тоже чем-то похоже на аську, но лучше — можно говорить как по телефону. адрес http://www.msn.com/ там через даунлоад установить необходимо MSN messenger 4.6 кажется, и все как по маслу!!!!! Жора”.

 

Глава 6

Андрей ночевал у Татьяны, и утром они, как обычно, провозились, и, уже опаздывая, выскочили на улицу. Накануне вечером они немного повздорили, но ночью шумно помирились, и с утра все прошло на удивление гладко. Посмеялись вместе друг над другом, опаздывающими, стояли теперь рядом в троллейбусе и говорили ни о чем. Если Татьяна дома все норовила ластиться к нему: приобнять неожиданно, погладить рукой, проходя мимо, то едва оказавшись на людях, становилась совсем другой: взрослой, далекой, деловой. Они ехали, разговаривали о каких-то серьезных вещах, и никто из попутчиков не мог подумать, что между ними было всего какой-то час назад…

И Андрею казалось, они думали — это сослуживцы, живущие рядом, едут на работу. Он косился на Татьяну, и ему уже и самому почти не верилось, что рядом стоит его женщина, женщина, которой час назад он обладал. Стоило подумать об этом, как тягучая жаркая волна прокатывалась по телу, и он начинал волноваться. Эта взрослая женщина была его тайной. Тайной, о которой он никому не говорил — носил ее в себе, за пазухой, вынашивал, тетешкал. И когда однокурсники начинали самодовольно рассуждать о девчонках, снисходительно молчал, улыбаясь.

Но едва он расстался с Татьяной, как все тут же стремительно стало портиться.

Позвонила мать. С ходу вывалила на него все беды: что отец снова запил, что денег ни на что не хватает, что скоро надо ехать картошку сажать. Андрей слушал и кивал, забыв, что она не видит его. Да матери и не нужно было никакого ответа: что он мог ей сказать? Он и сказал то единственное, что говорил всегда: что у него все хорошо. Что и деньги у него есть, и учится он хорошо, и учиться осталось недолго, а там уж на работу устроится, зарабатывать будет, помогать. Говорил он это все уже машинально, с каждым разом не то что все меньше веря, а вообще теряя смысл этих слов.

Отец Андрею был ближе матери. Именно с ним он всегда обсуждал новые компьютерные игрушки, программы, телевизионные новости — события в стране и мире. Мать же, сколько он себя помнил, постоянно была занята стиркой, приготовлением еды — бесконечными домашними делами. Она ничего не понимала в компьютерах, не интересовалась политикой. Когда у нее выдавалась свободная минута, она пыталась поучаствовать в их разговорах, но, казалось, засыпала на первой же фразе.

Не то, чтобы Андрей считал мать глупой… Но еще учась в школе, видя ее каждый день на кухне с кастрюльками и телевизором с очередным сериалом, он уже не сомневался, что женщина — это как бы человек второго сорта, что мужчина всегда был, есть и будет умнее, сильнее, лучше женщины.

Отца — умного, эрудированного, четко знающего, что ему нужно в жизни, — Андрей уважал. И даже когда тот все серьезнее стал прикладываться к бутылке, Андрей находил ему оправдания. “Кругом одни дураки!” — говорил подвыпивший отец, посадив Андрея перед собой: — “Все начальники — дураки. Дураки, бездари, купившие себе дипломы в переходе, чьи-то сыночки, братья-зятья, устроенные на работу по блату, дебилы с интеллектом на уровне приматов. И я, тот, кто на самом деле что-то соображает, должен их слушаться! На всем предприятии работает от силы два-три человека, остальные — только делают умный вид, издают дурацкие приказы… Да что бы они без меня делали!” И дальше шли бесконечные рассказы о том, как в очередной раз бездарные руководители — начальство — чуть не сорвали выполнение заказа, как отец в последний момент успел спасти дело и как все, кто стоит над ним, получили огромные премии, а его просто похлопали по плечу и похвалили.

“Время такое, — говорил отец, — умные и честные вынуждены прислуживать глупым, бессовестным, но богатым”. И Андрей тогда сжимал кулаки и давал себе бесконечные обещания выучиться, устроиться на престижную работу и во что бы то ни стало, любой ценой подняться, сделать карьеру, стать “начальством”, заработать много-много денег. И не унижаться. Никогда не унижаться.

Андрей лежал на диване в общежитии. Соседей не было. Бесконечные нудные пары вымотали. Что-то пело радио. Делать ничего не хотелось. Андрею от самого себя было тошно. Мысли прыгали — он не мог сосредоточиться ни на одной, и это изматывало. Включил компьютер, вошел в игру — хотелось настрелять побольше: пройти по полу, забрызганному кровью, и почувствовать себя победителем...

Но оно не отпускало. Хотелось выпить, но денег не было. Можно было, конечно, сходить в клуб и там попытаться заработать на игре. Обычно играли в “Quake III”, “Delta Force Land Warrior”. Но больше всего Андрей любил “Need for speed” — симулятор уличных гонок. Гонял на машинке “Akura RSX”, большой, тяжелой и быстрой, хорошо держащей дорогу. Или на “Wolkswagen Golf”, маленьком, легком и маневренном. Ему нравилось зарабатывать киберденьги, усовершенствовать свою машину, выходить на более сложные трассы и зарабатывать еще больше денег. И только оклик администратора, что деньги — реальные, а не виртуальные — давно кончились и пора уходить, возвращал его к реальности, где у него не было не то что “Фольксвагена”, но и дешевой “классики”.

Андрей лежал и думал о Татьяне. Как после душа она мазалась специальным кремом для тела, капнув в него пару капелек апельсинового масла — он любил подглядывать, как она это делает. А потом ночью, после близости, от ее разгоряченного тела пахло апельсинами, как в детстве на новый год. И запах этот по-прежнему обещал ему что-то новое, необычное и обязательно — хорошее. И уходя он уносил его на своей коже. Наверное, так и должна пахнуть тайна — апельсинами…

Хотелось есть. Лежал и разглядывал обшарпанные стены, заклеенные какими-то старыми постерами с глумливо-довольными лицами попсовых музыкантов, с дурацкими надписями, с пятнами жира… Пришлось встать и поискать еду. Еды не
было — снова пришлось стащить “бич-пакет” и остатки майонеза у Димки. Заткнул в розетку штепсель старого электрического чайника. Вскипятил, сходил, сполоснул миску, залил кипятком вермишель. Вытряхнул из рюкзака первую попавшуюся тетрадь с лекциями…

Захотелось позвонить Татьяне. Но, во-первых, они только сегодня расстались… Андрей не сомневался, что она обрадуется, но “держал марку” — не хотел, точнее, боялся показать ей, что неожиданно для него самого она стала ему близка. Во-вторых, все равно она еще была на работе, и говорить ей было бы с ним некогда. В-третьих, ему действительно самому противно было ходить к ней, чтобы поесть и выпить за ее счет. Хотелось как-то оправдаться не столько перед ней, сколько перед самим собой — заработать денег, накупить еды, взять вина и прийти к ней на равных.

Как убить время до вечера, было не понятно. Вечером, конечно, придут Димка с Петром, может, не одни — авось, принесут пива. Людей видеть не хотелось, но если выпить — стало бы полегче.

Андрей снова завалился на кровать, вполуха слушая песенку по радио и стараясь ни о чем не думать. Но находиться в таком состоянии в одиночестве было выше его сил. Вытащил мобильный, начал тупо перелистывать телефонный справочник. Прошел его от начала до конца, но позвонить никому не захотелось.

На тумбочке около окна валялись Димкины грязные носки. Неожиданно они взбесили Андрея: он подскочил с кровати, одним махом открыл рамы, сорвав ленты утеплителя, и вышвырнул носки в окно. Испугался своего приступа. Задохнулся свежим апрельским воздухом. Залез на подоконник с ногами, ежась от ветра, и закурил.

Спасительно зазвонил телефон.

— Делом надо заниматься, бабки зарабатывать, а не в войнушку играть, — Колян презрительно пнул ногой пустую бутылку.

Они стояли в гараже, арендованном Коляном под автомастерскую. На солнышке рядом стояла отцовская пятерка — отец написал на Кольку доверенность — блестела свежей полировкой кузова, новыми колпаками на колесах. Сквозь приоткрытую дверь гремела музыка: на днях новый хозяин поставил дорогущую магнитолу, врезал мощные колонки в передние двери и еще пару “блинов” поставил назад.

— Хочешь бабла состричь — могу тебя подучить.

Колян был на пару лет старше Андрея, едва закончил училище и давно уже работал, сам обеспечивал себя; свой бизнес вот начал. Спускал, правда, все на выпивку и девчонок. Но тем не менее смотрел на Андрея свысока. Приходились они друг другу троюродными братьями: с одной стороны, “да что я — брату своему не помогу?”, с другой — “у нас не богадельня: всем родственникам-седьмая-вода-на-киселе помогать”. Да и внешне: высокий интеллигентный Андрей и коренастый бритый Колян — браточки...

— Много ты понимаешь, — обиделся Андрей, — мы не только реконструкцией занимаемся, мы… — но быстро спохватился и замолчал.

— Иди ты на… — секретность-то разводить, как детишки малые в песоШнице играетесь.

— Сам иди. Не твое дело, — Андрея страшно бесила эта манера Коляна, деревенщины, говорить по-московски: песоШница, подсвеШник.

— Ёп-ты, конечно, мне наплевать. Давай бухнем, брательник, я теперь миллионером как не хрен делать стану. У меня и корешки есть, которые со мной тачки ремонтировать будут. Вон сварочный аппарат стоит, вон та хреновина — видишь? А развал-схождение я и руками могу сделать. Без навороченного оборудования — без компутеров этих. Пока их не было, все всё руками делали и гоняли себе с ветерком. Запчастей — до хрена. И ящик пива. Мне тут просроченного толкнули за гроши. В упаковке пива — 24 банки, в сутках — 24 часа: к чему бы это? — заржал довольный и притащил пиво.

Сели на солнышке.

Андрей вдруг заметил, что снега уже почти не было. Вчера еще был, а сегодня уже — нет. Получается, и правда, весна… Все как-то не верилось…

— Я на свою тачку коробку-пятиступ поставил, все отрегулировал. Жрет она у меня тютелька в тютельку как в паспорте ейном написано — не больше, — и Колян завел получасовую беседу о своей машине. — Только тебе сначала придется машинки помыть, колеса качать — сечешь? Думаешь, я тебе сразу инструмент дам? Ни хрена. Ты уж извини.

— Да чинил я батину машину. Думаешь, я отвертку в руках не держал?

— Да шучу я, ёп-ты, были бы руки на месте. Без базара. Это, как с бабой: главное начать.

— Да все нормально.

Андрей сидел усталый. Машины он любил. И права у него были: в 11-м классе получил на школьном факультативе. И работы он не боялся. Просто все как-то сразу навалилось: учеба, какие-то собеседования, собрания в клубе реконструкции. Татьяна вот еще со своими требованиями. И машину он не отцовскую чинил — откуда у его отца деньги на машину? — так, терся около старших пацанов, да дядькин “Запорожец” помогал в кучу собирать.

— Ладно, за удачу в бизнесе!

— О, догадался, брателло, спасибо, дай пять.

Весна. Снега уже нет. В лесу, конечно, еще есть…

Лес… Это сладкое слово на языке: звонкая, как капель, “л” и шумяще-свистящая “с”. Место, где можно быть самим собой, настоящим, стоящим… Скоро можно будет ехать копать. От этой мысли Андрею ненадолго стало радостно, но чувство это быстро померкло: сам же он сейчас нанимался к Коляну подрабатывать — какой там лес…

Поговорили о машинах. Точнее, Колян снова разглагольствовал, а Андрей — слушал. Сидел и тянул пиво баночку за баночкой: ему за руль не надо было. Понемногу становилось на все наплевать. Понемногу отпускало.

— Чё, скоро опять побежите в лес в войнушку играть? — Колян вернулся к интересовавшей его теме. — Сколько тебе лет, деточка? — долго и целенаправленно подначивал Андрея.

— Хорошо, хорошо, — Андрей не выдержал. — Зимняя война, да? Лиска — финский легкий пулемет “Лахти-Салоранта 26” или L/S 26, да? Их всего четыре тысячи выпустили. Знаешь, сколько такой стоит на рынке? Найти его — большая удача. Лучше и не надеться. Но можно найти в одном месте ствол, в другом — затвор, в третьем — магазин к нему. И так далее. Собрать все вместе, приклад сделать, да? Дерево-то там по-любому в труху уже. Вот такие игрушки!

— Чё и весь секрет?

— Не весь. Но и за этот очень хорошо можно увидеть небо в клеточку и друзей в полосочку.

— Но вы же поиском легально занимаетесь?

— Легально — это когда приносишь найденный ствол в определенные органы. Там в нем просверливают дырочки и вставляют шпилечки. После чего на игрушке можно с ним замечательно бегать и “бабахать”, но боевыми он уже никогда стрелять не будет. И ценности соответственно особой не имеет.

— Ёп твою мать! — Колян аж подскочил, ручки довольно потер. — Так у тебя ствол есть? Или даже не один? А взрывчатка? Ну ты, чувак, крут! Я-то думал, студентишка, хиляк, а он — блин! И молчит.

— Да нет у меня ничего, — опомнился Андрей, — забудь. — Но сам уже засветился радостно, по-детски еще не умея скрывать эмоции. — А “мыло”, ну, взрывчатка, вообще не за чем.

— Слушай, а вы там подорваться не боитесь, когда по лесу шаритесь на местах боев?

— Во-первых, мы с миноискателем ходим… Да и потом… Чихал я на эти мины. Натаскаешь их кучу и рванешь все, чтобы другие не подорвались.

— Как рванешь-то?

— Ну, вскроешь противотанковую мину, ключиком специальным взрыватель выкрутишь, снимешь. А потом уже можно делать с ней все что угодно. Кинешь в костер, подождешь, пока толуол подрасплавится на огне, станет, как сгущенка. А потом его в любую ёмкость залить можно. В алюминиевые баночки из-под пива. Они осколков не дают. А взрывателем любая китайская петарда может быть.

— Круто, — Колян и на самом деле смотрел на него с уважением. — А танк найти можно? А самолет?

— Да самолеты уже все нашли. Это же немереные деньги. А танки… Ну знаю я, где парочка стоит. Но они обычные, Т-34.

— Подожди, а…

Но Андрей уже забеспокоился, что сболтнул лишнее. Перевел разговор на тему ремонта машин. А когда договорились, сколько он будет получать и как работать, быстро ушел, прихватив с собой целую баночку пива.

Вечером, почти уже ночью, Андрей сидел и курил на подоконнике в тупике общежитского коридора. По дороге домой купил буханку хлеба и двести грамм колбасы в нарезку, съел все сразу же на улице, и теперь ему наконец-то стало хорошо. По крайней мере, не голодно. Как мало человеку нужно для счастья.

В коридор вышел Димка, увидел его, подошел.

— У меня есть дунуть, — сказал, не здороваясь.

— Неси.

Свернули косячок и быстро выкурили на двоих, все также сидя на подоконнике.

Неожиданно у Димки в руках оказался пистолет-пулемет Дегтярева.

Андрей не удивился, взял у него из рук, привычно приложил приклад к плечу и прицелился.

Темные, грязно-коричневого цвета стены освещались единственной тусклой лампочкой без плафона. Она едва заметно качалась на тонком шнурке провода. Следом за ней, то сужаясь, то расширяясь, плавали стены. Из чьей-то комнаты доносилась потусторонняя электронная музыка.

— Мы в компьютерной игре, — сказал Димка.

Андрей снял ПП с предохранителя, спрыгнул с подоконника и вжался в стену. Едва успел — в ту же секунду в другом конце коридора появился силуэт человека, Андрей рефлекторно вскинул ствол и нажал на курок.

 

“Zdravstvuite Tanya!

Ya uvidel vashe foto na internete I hotel by s vami poznakomit’sa. O sebe: menya zovut Oleg, 36 let, rost 180sm. Ya jivu v San Francisco sam is Moskvi. Est rebenok v Moskve no u nego yzhe drugoy otets. Rabotau programmistom, 2 vishih obrazovaniya. U menya svoy dom s basseinom, mashina. Net problem s obschitelnost’u. Hobby: knigi, muzyka, sport. Ischu devushku dlya ser’eznyh otnosheniy, kooraya bi sdelala menya schastlivim. Budu rad esli otvetite.

Oleg

P.S. Ya, Pravda, noshu ochki i sutulus’…”.

 

Глава 7

Наводя порядкок, Татьяна в очередной раз нашла у себя вещи Михайлова.

Это было ужасно: каждый раз, сколько бы она ни выкидывала его шмотки, сколько бы не вызывала его забирать что-то, что ей стало жалко выкидывать — постоянно что-то еще оставалось, как будто он все время незримо находился рядом с ней, все не хотел уходить. Попробуй-ка забудь о мужчине, если он прожил с тобой в твоей квартире несколько лет! Если везде — вещи, которые он дарил, которые они покупали вместе — да черт с ним! — просто к которым он прикасался! И теперь все это вместе взятое вызывало в Татьяне стойкое отвращение. Случайно обнаружив его свитер в кладовке, она чувствовала себя фээсбэшником, рассекретившим логово врага.

Татьяна презрительно осмотрела свитер и привычно потянулась за ножницами. По телевизору вот-вот должен был начаться сериал, она уютно устроилась в кресле и стала методично резать его на узкие полоски, чтобы потом, когда одежка превратится в несколько аккуратных клубочков, пристроить их в ковер. Ковер этот она начала вязать давным-давно. Уходя, каждый мужчина обязательно забывал у нее какую-нибудь вещь: свитер, футболку, спортивки, и каждую вещь Танечка также методично, не спеша, разрезала большими портняжными ножницами на узкие полоски, сматывала в клубки и вязала, вязала…

Вот этот красно-белый кружок в самом центре — это водолазка несостоявшегося рокера Гаврилова, которую когда-то искромсала с ненавистью и с которой все началось. Вот тот темно-синий цвет — подштанники Ухарева, ворвавшегося в ее жизнь стремительно и красиво: с цветами, шампанским — и так же стремительно вырвавшегося из ее объятий, влюбившись в другую. Была зима, и он в заботах о своем здоровье каждый день поддевал их под брюки с аккуратными стрелками. Татьяна закрывает глаза и видит, как Ухарев дома воровато озирается, стягивая их, а потом гордо переоблачается в шелковый халат с кистями. Нет Ухарева — нет подштанников — нет воспоминаний. Разрезая одежду бывших, Татьяна расправлялась со своим прошлым, выпускала негативные эмоции, плача.

Андрей не звонил.

Андрей не звонил уже две недели, а ведь за окном уже давно сошел снег, и каждый день начинался с сумасшедшего солнца в окне, с птичьих радостных трелей. На работе наступило затишье: учебы прошли, все документы были готовы, но кандидаты не спешили, появлялись в администрации по одному, и большую часть времени Татьяна была свободна. Хорошо, если вечером было занятие по фламенко, а если нет — она долго моталась по магазинам, убивая время и покупая глянцевые журналы, новые кофточки и косметику. Но домой идти все-таки приходилось.

Изнутри, где-то под сердцем, грыз ее, подтачивал неприятный червячок сомнений и страха: нужна ли она Андрею?

Две недели Андрей как проклятый каждый день после университета допоздна замывал двигатели, откручивал бесконечные гайки и бегал за пивом Коляну. Приходил в общежитие, вяло отмывал грязь, скидывал пропахшую потом и бензином одежду и падал лицом вниз на постель, как в пропасть, и с утра ему мучительно и безнадежно не хотелось вставать.

Пару дней назад Колян оставил его менять масло, объяснив кое-как технологию, и Андрей, не зная всех подводных камней, сильно обжегся ливанувшим в отверстие горячим маслом. От собственной беспомощности и боли глаза защипало, и он долго стоял в яме, прижавшись спиной к стенке, глядя на грязное днище зависшей над ним машины.

Стиснув зубы, он продолжал работать. Колян обещал платить каждые две недели, и Андрей считал дни до первых денег. Получив их, он собирался смыть с себя машинную грязь, надеть что-нибудь чистое, купить вина, конфет и пойти к Татьяне.

Две недели она звонила ему. Он слышал ее звонки. Видел ее имя на дисплее телефона. Но сил отвечать не было. “Потом, потом… — медленно думал он, — все будет, будет, обязательно будет, Таня…”.

— Да будут тебе бабки, чё ты паришься-то? — Колян покровительственно похлопал Андрея по плечу. — Колян обещал бабло — Колян забашляет. Понимаешь, брательник, тут такая маза подфартила купить почти на халяву запчасти. Да не ссы — расплачусь я с тобой. Но потом. Завтра можешь не приходить — отдыхай, брательник. На, пивца накати, — и протянул ему “полторашку”.

И Андрей взял.

И пришел к Татьяне. Без вина, конфет и в машинном масле.

— В магазин не надо сходить?

— Не-ет…

Татьяна с Андреем стояли друг напротив друга в прихожей. Он чувствовал себя несчастным и уставшим, но, боясь выглядеть жалко, хорохорился:

— И майонез есть? У тебя его постоянно нет. Надо устроить какую-нибудь движуху. Давай возьмем пива? — И соврал, — я зачет сдал: надо отметить.

— Ты постоянно пьешь! — Не зная, как себя вести после его двухнедельного отсутствия, Татьяна не нашла ничего лучше, чем напасть первой. — Опять?!

— А что делать? Что мы будем делать? Сериалы твои смотреть? Скучно! Хорошо, займись чем-нибудь — я сяду играть.

— Нет, нет, подожди, я подумаю… А почему ты не звонил? Ты же обещал прийти еще в позапрошлые выходные.

— Не кричи на меня! Я могу и уйти.

— Ну хорошо, хорошо, возьми деньги… — Татьяна испугалась. — Купи, чего хочешь…

Разговаривать без спиртного у них не выходило. Почему так получалось, она старалась не думать, он — и вовсе не понимал, зачем и о чем нужно с ней разговаривать.

Татьянины родители, сколько она себя помнила, не особенно-то и разговаривали друг с другом. Отец вечерами читал газеты, а мать не выходила из кухни. А на кухне текли краны, не работала одна конфорка электроплиты, архинужной полочки не хватало, и если мать раскрывала рот, то оттуда доносилось бесконечное: “Хватит лежать на диване! Лентяй! У всех мужья — как мужья, а ты меня в гроб решил свести. В прошлый раз полезла сама лампочку менять, так меня током шандарахнуло, с табуретки упала — едва живая осталась, а ты все сидишь, пень бесчувственный! Ты всегда…”.

Впрочем, время от времени отец все-таки что-то делал. И не потому, что она его пилила, а потому, что ведь, по сути, и ему хотелось жить в уюте, чтобы и из кранов не текло, и на ловко подвешенной полочке красовались нарядные чайнички и чашечки. Но тут же приходила мать, и снова начиналось: “Ой, надо же, он что-то сделать попытался!” Умилительным тоном, каким разговаривают с детьми и убогими, она тянула: “Полочку он повесил, молодец какой! Не туда, правда, но не беспокойся, научишься соображать, куда нужно вешать, а пока я сама перевешу — смотри и учись…” Отец молча уходил к телевизору.

Отец Андрея тоже особенно-то не разговаривал с женой. Иногда, когда ему хотелось поговорить, долго и пространно излагал сыну свои теории. Мать же временами о чем-то шушукалась с сестренкой. Но говорили ли они между собой, Андрей не помнил. Если бы вдруг он задумался об этом, если бы решил поговорить об этом с Татьяной, то им хватило бы разговоров на несколько часов. И они могли бы прийти к каким-нибудь удивительным выводам, сделав по пути несколько открытий и почти докопавшись до истины. Но они не говорили об этом.

“Может, и не нужно с мужиком разговаривать?” — думала Татьяна, ожидая Андрея из магазина — лениво складывая фигуры тетриса. Ей нужна была длинная прямая палка, а падали упорно одни загогулины, и она раздражалась.

Андрей с пивом в пакете долго курил у ее подъезда, глядя на первые звезды в светлом еще весеннем небе с уходящими ввысь ветвями деревьев, черными и пустыми. Постоянно кто-то звонил: Димка, Петр, даже Колян. Все что-то хотели: друзья по поиску — смотреть снарягу, Колян — ехать “по бабам”. И тут он понял, что ему уже давно ничего не хочется, давно ничего не нужно и давно на все наплевать.

Вспомнилось вдруг ясно, четко: в его родном городке был единственный компьютерный клуб: десяток приличных машин, новые игры и дружная компания фанатиков. Леха Косой, учившийся на два класса старше, вечно пьяный, вечно при деньгах Черемша, Василич, азартный спорщик, постоянно проигрывающий из-за своей несдержанности, Ванька-мелкий, непонятно как затесавшийся в их компанию, другие пацаны… Где они сейчас, что с ними стало? Как уехал Андрей учиться, так и оборвались нити этой дружбы.

Только ли играть он приходил? Нет, конечно. Компьютерный клуб как-то быстро стал для него, для них для всех тем местом, куда, каждый знал это, можно было прийти в любом настроении, с любой бедой, без денег, голодным-холодным, и тебе всегда были рады. Всегда кто-то бежал за пивом, кто-то спрашивал, не хочешь ли ты поесть, кто помогал решить твои проблемы.

Там все было… сказочно. Именно сказочно: и можно было отключиться от всех проблем, уйти из реальности. Тихая заводь, укромное место, прятка от вечно недовольных родителей, придирающихся преподавателей… Даже от девчонок. Свою первую, школьную любовь Леночку Белову, Андрей так ни разу и не взял с собой. Зачем? Ведь в клубе он прятался и от нее: от ответственности, от чувства вины за свою невзрослость, от ее критики и страха не оправдать ожидания.

Вот и сейчас хотелось спрятаться где-нибудь, в каком-нибудь укромном углу, зажмуриться… Хотелось прийти к Татьяне и ни о чем не говорить, ничего не выяснять. Погасить свет и лечь рядом с ней. Уткнуться в такое уже знакомое близкое плечо, чтобы притянули и погладили по голове, как в детстве, и почувствовать себя маленьким и слабым… Каждую ночь с ней он ждал этого, желал больше всего на свете. И больше всего на свете боялся.

Как же тяжело быть взрослым, большим и сильным! Особенно, когда ты на самом деле такой маленький и слабый, ребенок, по какой-то нелепой случайности попавший во взрослую жизнь… Жизнь, где все по-настоящему, где нужно днем учиться, а вечерами работать до изнеможения и все равно постоянно сидеть на хлебе и воде, где никто больше тебя не успокоит и не ободрит, и родители неожиданно стали твоими детьми со своими проблемами, которые разрешать приходится почему-то тебе…

— Может, спать ляжем? — робко спросил Андрей.

— Опять двадцать пять. У тебя семь пятниц на неделе: то ему пиво, то —
спать… — Татьяна за две недели успела напридумывать себе такого, что теперь сама судорожно пыталась понять: изменилось в их отношениях что-нибудь или нет.

Андрей, кляня себя за малодушие, разлил пиво по кружкам и, не зная, что делать дальше, уселся за компьютер.

— Опять ты сел играть! А мне что делать? Сидеть и смотреть?

Что он мог с собой поделать: у нее стоял современный компьютер, на котором, в отличие от машины Андрея, шли все новые игры.

— Чего ты хочешь?

Но Татьяна уже и сама не знала, чего она хочет.

— Давай поговорим.

— Говори.

Она отхлебнула из кружки, встала, прошлась из угла в угол, открыла форточку — в комнате висели клочья сизого дыма: Андрей закурил.

— Ты мне не ответил, почему ты не звонил! Ты — безответственный, ты… ты… просто ни в грош меня не ставишь!

— Я же тебе один раз сказал: приду, как освобожусь. А ты ко мне привязываешься изо всех сил. Вцепляешься, как бульдог. Вечно чего-то требуешь. Я же тебе сто раз говорил — главное для меня — свобода, независимость!

— Я привязываюсь? Это ты навязался на мою голову, одни проблемы от тебя! Я… я выкину все твои игрушки. В окно.

— Попробуй.

И замолчали. Но Татьяна быстро взяла себя в руки.

— Прости, прости меня, пожалуйста, Андрюшечка, миленький. Давай посидим-поговорим. Скажи мне… — она мучительно придумывала тему для разговора. — Чего ты хочешь в жизни? Чего ты ждешь от будущего?

Андрей и сам не мог понять, как и с чего они начали ругаться, и честно хотел вернуть все назад, в самое начало, когда им по-настоящему было хорошо вместе.

— А чего люди хотят? — серьезно ответил он. — Денег? Это все ерунда! Я тебе скажу — все мужчины хотят власти. И только власти. Деньги — фигня. Нужно, конечно, иметь квартиру, машину. Хорошую машину. Не для понтов, а потому что она дает свободу сорваться и поехать, куда хочешь. И не в “Жигулях” этих гребаных трястись, а в приличном чем-нибудь. Дачу хочу. Чтобы не вкалывать, а было, куда выехать отдохнуть. Но это так, это минимум. Нужно, чтобы была власть. Чтобы не гнуть ни перед кем спину.

— Хочешь командовать людьми? — снисходительно улыбнулась она.

— Что ты ко мне пристала, как банный лист?! Ты вообще газеты читаешь, телевизор смотришь? Вылези в Интернет! Зациклилась на своих тряпках, помадах-бигудях, не знаю… Со своими бабскими разговорами, с Лариской своей. Ты понимаешь, что мне начхать, сколько у нее там мужиков?!

Татьяна подскочила, уязвленная:

— А ты, ты со своими игрушками, войнушками-стрелялками, детскими обидками на преподавателей, со своими патронами-стволами — ты шибко умный, да?

— Я, по крайней мере, вижу немного дальше своего носа! В мире, между прочим, война идет. Американская агрессия все усиливается. Или ты не слышала о существовании так называемого “черного рынка” атомных технологий? Ядерные державы втихомолку торгуют ураном и чертежами бомб. Пакистан поставил Ирану технологии для создания ядерного оружия. А в свое время они продали ядерные секреты Ливии и в Северную Корею. Вот так-то. С распадом Союза наши недосчитались сотенки таких маленьких ранцевых ядерных минок. Весит такая штучка тридцать—сорок килограммов, а хлопнет в городе — квартала как не бывало. И где они сейчас — никто не знает. Индия в ответ на запуск Пакистаном баллистической ракеты средней дальности с ядерной боеголовкой успешно опробовала свою. Ведь, как ты знаешь, индо-пакистанский конфликт далеко еще не исчерпан.

— Индо-пакистанский конфликт? — удивилась Татьяна: все, что он говорил, казалось ей дикостью, домыслами заигравшихся мальчиков.

— Да, есть у меня стволы, есть “мыло”, — язык у Андрея развязался. — По крайней мере, я уверен, что, когда начнется заварушка, у меня будет что взять в руки.

— Но если начнется такая заварушка, поздно будет брать что-то в руки!..

— Ай, отстань, женщина, все равно ты ничего не понимаешь…

— Подожди, подожди… Хорошо, начнется что-нибудь попроще, то есть ты готов в армию идти, родину защищать?

— Какую родину? Ни в какую армию я не собираюсь. Я себя, мать свою, сестренку защищать буду, а не все эти жирные морды; разворовали страну, разграбили, а мне с экрана про патриотизм рассказывают! Они там нефть делят, газ, а я ради этого должен в дерьме два года сидеть, портянки дедам стирать?! Я и без армии шмальнуть из любого ствола смогу, если потребуется.

Татьяна уже ничего не понимала… В голове гудело от спиртного, и она отправилась в ванную, чтобы прийти в себя. Но при нажатии на выключатель лампочка, сверкнув, лопнула. Она вздрогнула, постояла, соображая, потом, порывшись в кухонном шкафу, нашла новую и позвала:

— Андрей! Лампочка лопнула — вкрути!

— Подожди, у меня тут такая заварушка, — он яростно щелкал по клавиатуре.

— Что значит — подожди? Тебе трудно лампочку вкрутить? Как пиво — так ему купи, а как помочь мне сделать что-нибудь по дому — так подожди!

— Купила пиво — так я теперь его отработать, что ли, должен?

— Конечно! Должны же быть у тебя какие-то обязанности. Я тебя кормлю, пускаю в Интернет рефераты скачивать. Должна же быть какая-то благодарность! Ты приходишь, пользуешься всем… Хоть бы раз пришло в голову посуду помыть, прибраться! — Иногда она, уходя на работу, не будила его, жалея и давая выспаться. Благо дверь можно было просто захлопнуть. — Сколько раз я тебя просила — наведи порядки, не в гостинице же!

— Да почему же ты ничего не можешь делать просто так! Обязательно ждешь благодарности. Постоянно я тебе чего-то должен.

— Тебе трудно лампочку вкрутить? Какой ты еще маленький! Мужчина бы давно уже все сделал.

Андрею и самому уже стало стыдно. Он встал, нервно отшвырнув стул, молча взял у нее из рук лампочку и попытался вкрутить. Он злился, и руки его не слушались. Татьяна стояла рядом, чувствуя радость победы. Раздражение прошло, и она смотрела на него с умилением.

— Какой же ты у меня еще маленький, не самостоятельный. Всему-то тебя учить надо… — она ласково отстранила его, собираясь показать, как надо: живя одна, она многое умела делать сама.

Он молча засунул несчастную лампочку в помойное ведро.

Какие же все-таки женщины некрасивые, когда плачут… Андрей стоял дурак дураком и смотрел, как она сидит, скорчившись, на полу и растирает слезы по лицу, на котором сразу обозначились первые морщинки. И видно, что ей давно уже не двадцать.

— Ну… не плачь…

Надо было, наверное, обнять ее. Но такая она была жалкая, некрасивая, что ему захотелось незамедлительно уйти, сбежать куда-нибудь, лишь бы только не слышать этих всхлипов, не видеть, и он почувствовал себя последним подонком.

И еще ему самому захотелось расплакаться.

— Ну что я тебе сделала, что я тебе сделала?

— Ничего… Нет… Я не знаю… Прости…

Она попыталась обнять его, притянуть к себе, поцеловать.

Он закрыл глаза, чтобы не видеть ее зареванного лица. И стал проваливаться куда-то в хмельную яму, ощущая под собой податливое женское тело, но не чувствуя ни силы, ни желания — ничего.

— Давай посмотрим фильм. У меня с собой есть диск.

Она покорно пошла следом.

Но фильм почему-то не запустился. И они снова остались сидеть друг против друга: он — спиной к компьютеру, на стуле, она — у противоположной стены на диване.

— Расскажи мне, во что ты играешь. Я ведь вообще не представляю, какие бывают игры… — попыталась она начать разговор, навести хоть тоненький, слабенький мостик.

— Все игрушки делятся на 3D-симуляторы, РПГ — ролевые пошаговые стратегии, просто стратегии… симуляторы (вертолеты, самолеты, машины), — он смотрел на нее с подозрением, не веря, что ей это действительно интересно. Да, она смотрела на него с интересом, но женщины так хорошо умеют врать…

— А стрелялки бывают?

— Да я ж говорю — это 3D-симуляторы.

— А когда по лабиринтам бегаешь?

— Когда по лабиринтам бегаешь, что-то ищешь, загадки решаешь — это квесты.

— А ты во что обычно играешь?

— “Fallout”. Это, пожалуй, самая клёвая игрушка всех времен и народов. Представь себе, случилась ядерная война, и ты — единственный человек, кто выжил. Куда ты пойдешь, что будешь делать? Кругом — выжженная пустыня, и ты идешь по ней… 3D-симуляторы — это мое детство, с этого начинал. В “Quake” пытался играть профессионально. В свое время на чемпионатах по “Quake” стояла главным призом за первое место “Ferrari F50” за 200 тысяч баксов! Можно ничего не делать, просто играть и зарабатывать на этом деньги. Как там его зовут… да, чувака… ну, который самый крутой игрок в “Quake”… а, никнэйм fatality, во! Вот он…

— А что там делать надо? — перебила она. — Какая разница, как звали какого-то там чувака?

— Я на пальцах не могу показать!!!

— Почему ты так со мной разговариваешь?!

— Ты — как моя мать! Родители — это такие специальные машинки, чтобы портить человеку настроение, генераторы отрицательных эмоций. “Не так сказал, не то сделал, в гроб хочешь свести!” И я постоянно, постоянно виноват, во всем виноват, и так все мое детство. Что я опять сделал не так? Чем я тебя на сей раз обидел? Ну не могу я тебе на пальцах объяснить, нет у меня “Quake” с собой.

Она постелила. Он молча завалился к стенке. Она разделась, осталась в новом комплекте, который недавно выглядела в “Космополитан” и на поиски которого убила неделю. А он не смотрел.

Легла рядом, прижалась к его спине и стала тихонько гладить. Больше всего на свете в этот момент Андрею хотелось спать — сказались две трудовые недели. Но Татьяна не отставала, напротив, ее действия становились все более активными. И Андрей, считавший, что отказывают женщине, готовой им отдаться, только импотенты и полные подонки, через силу заставил себя потянуться к ней…

А когда у него ничего не вышло, вскочил, взвыл, как раненый зверь, швырнул презерватив в стенку, заметался по комнате.

Она натянула на голову одеяла, чувствуя, что если будет смотреть на него в этот момент, то он умрет.

“Вообще-то я не любитель писать письма, но я сел и написал о музыке, моих собаках, о себе. Получилось длинно и очень красиво. Оказалось я еще и писать умею! Но у меня глюконула машина и все пропало. Второй раз все это переписывать нет мочи. Поэтому тебе придется поверить, что я — человек хороший.

Вобщем: я Игорь, мне 40, музыку люблю, жизнь ценю, если отдыхаю, то весело, стихи не пишу, но хорошие нравятся, был музыкантом и т.д., вобщем жизнь видел без прикрас. Рост около 177 см, глаза ближе к карим, цвет волос — средний, вес около 90 кг, талия почти на шее. Фотографироваться не очень люблю, но если очень надо, то фото обязательно сделаю и вышлю. Вот пока и все”.

 

Глава 8

Говорят, мужчины делятся на две категории: одни, глядя на женщин, в первую очередь обращают внимание на ноги, другие — на грудь. Федор сидел на боковушке в плацкартном вагоне и разглядывал попутчиц. И думал, что чаще всего ему не удается сразу вычленять что-то одно. Сначала, в первые три секунды, — вошел, увидел или задела сумкой по плечу — обернулся — схватывается какое-то общее впечатление.

Но в поезде не до этого. Особенно пока не распиханы вещи, не выдано белье и не принесен чай. Впрочем, это другие суетились, а Федор ни вещей по большому счету за собой не тащил, ни о белье не беспокоился. Сидел себе, как приткнулся сразу, войдя в вагон. Ушел в себя и нахмурился по привычке, чтобы никому не пришло в голову заговорить с ним. И вспоминал отчего-то незнакомку, мимолетно улыбнувшуюся ему на перроне.

Что в ней такое было? Федор, опаздывающий на поезд, и не разглядел толком, и не понял ничего, а ведь тут же заинтересовался, заволновался и остановился в растерянности, как будто забыл что-то. Обернулся. А она удалялась.

Какие ноги, какая грудь? Скорее, как-то вот все оно вместе в ней так грамотно было слеплено, так ловко одно дополняло другое, и вся она шла от него по перрону такая цельная, завершенная в своей красоте, такая далекая уже, что ему вдруг стало тоскливо-тоскливо, и только протяжный гудок электровоза да крики проводниц вернули его к реальности.

Между тем и белье уже выдали, и чай всем нуждающимся в нем принесли, и люди стали вытаскивать из пакетов копченые куриные грудки и вареные яйца. Федор сидел все так же. Хотя и с его молчаливого согласия перед ним поставили стакан в подстаканнике, где в кипятке размокал пакетик дешевого чая и звенела ложка. Он уже почти забыл о незнакомке, пустившись в длинные размышления о природе женской красоты.

Лица ведь бывают разные, но главное в лице — это глаза. На глаза сразу обращаешь внимание. Серые, карие, зеленые — не имеет значения, а вот что в них такое — блеск или смертельная скука — говорят сразу и о многом. Как много женщин с вечно недовольными лицами! Как будто вместе с утренним макияжем они размазывают по щекам раздражение, по губам — обиды, а на лбу запечатлевают лозунг “оставьте же все, наконец, меня в покое!”.

Больше всего в женщинах Федор любил асимметрию в лице и красивые ноги. Вот сидит она напротив, делает вид, что не смотрит на тебя, и ты как раз можешь любоваться ею, любуешься и знаешь, что она следит, смотришь ли ты, и торжествует. Сидит она, лицо вполоборота, а ты все равно видишь, что глаза у нее разной формы. Один поуже, как будто она щурится, смеясь, или задумывает что-то, или просто устала, а другой, наоборот, пошире, веко эдак чуть-чуть вздернуто вслед за бровью от детского какого-то удивления. Или губы немного как-то вбок, как будто она иронично усмехается, на одной щеке есть ямочка — на другой нет: с одной стороны ребенок — с другой женщина. Или еще что-нибудь в таком же духе.

Или просто линии лица и тела немного ломаные, как на рисунке молодого художника — нетерпеливого, азартного ученика — где за робкими неуклюжими штрихами уже видно все его великолепное будущее. Увидишь такую вот руку, резко выгнутую в запястье ради дорогой сигареты и дешевого эффекта, руку в черном облегающем рукаве, в ознобе натянутом так, что одни пальцы да ментоловый дым. Увидишь, и сердце оборвется, потому что это — снова оно.

Или сидишь на скамейке, на какой-нибудь остановке, знакомой тебе до отрыжки, пьешь пиво из горла и смотришь себе под ноги на окурки. Или где-нибудь на вокзале, чувствуя всю свою никчемность и бесприютность в этом мире. Или стоишь около супермаркета: все хорошо, и тебе нужно купить там хлеба, горошка, колбасы и соленых огурцов для “оливье” и туалетной бумаги, а тебе почему-то становится страшно. А мимо возьмут и пройдут ноги.

Самое красивое в ногах — это коленки и бедра. Бывают коленки ужасные, просто отвратительные — широкие, бесформенные, выпуклые — как будто нога никогда не разгибается до конца. И будь ноги с такими коленками хоть двухметровой длины, страшно представить их обхватывающими тебя за талию. Коленки должны быть остренькими, вытянутыми в длину, четко очерченными. Чашечки — красиво и ладно вставать на свои места, когда она вытягивает ноги и закидывает их тебе на колени, придвинувшись. И пусть она потом говорит о чем-то своем, размахивает фужером или даже наблюдает за кем-то другим, они — твои, лежат на твоих коленях, и ты можешь даже их не касаться руками, даже делать вид, что для тебя это ничего не значит, что-то важное и хорошее уже происходит, и ты рад.

Все знают, что высокие и худые женщины красивее маленьких и толстых, длинноногие — коротконогих. Но Федор особым чутьем бывалого коннозаводчика сразу угадывал породу по ногам. Обычно весь рост, вся красота живых манекенов для дорогой одежды, престижных машин и больших городов держится на длинных голенях. Присмотритесь! Голени у длинноногих женщин обычно значительно длиннее бедер. Когда делают операции по увеличению роста, обычно ломают и растягивают специальными приспособлениями именно кости голеней. Но у настоящих красавиц, чья порода была холима и лелеема, как английские газоны, столетиями длинна также и кость бедра, составляя с голенью настолько гармоничное сочленение, что за это ей можно просто все что угодно.

Еще бывает — зайдешь в магазин. А там за прилавком стоит продавщица. С глупым усталым лицом. А шея у нее длинная. Голая такая беззащитная шея. С блестящими стеклышками какого-нибудь колье, которое само по себе — китч и пошлость, наследие тех бус из стекляруса, за которые туземцы отдавали золотые слитки, а здесь — у нее на шее — ничего, даже к месту, даже кажется чем-то стоящим денег.

Шея длинная, плечи покатые. А ниже — грудь. Лифчика на ней нету, и они — грудки — отвернулись друг от друга в разные стороны. И соски — не только сама горошинка, но и весь ореол соска некоторой выпуклостью — едва прикрытые тонкой маечкой, видны. Она тебе говорит: “Мужчина, вам что-то показать?”, а ты уже и забыл, зачем пришел. А на слове “показать” прикусываешь язык.

Федор потихоньку пришел в себя, смирился с необходимостью прожить следующие сутки своей жизни рядом с незнакомыми и слегка неприятными ему людьми с чужими запахами, раздражающими голосами, пустыми разговорами. Он взялся за стакан, пальцем прижав ложечку к краю, чуть помедлил и отхлебнул. На весь вагон воняла чья-то чесночная колбаса. Хотя почему “воняла”? Сытный крепкий дух был очень даже приятен, закономерно вызывая слюноотделение. Даже у Федора, наевшегося перед отъездом так, как будто делал это в последний раз.

Высокие длинноногие женщины с козьими грудками и гогеновскими яркими и неправильными лицами… Конечно, они встречались Федору. Редко, но встречались. Влюблялся он в них сразу же, с размаху, с ходу или нет, или просто терял сразу всякий смысл жизни, кроме одного, как борзые в лесу, едва уловив запах зверя, едва расслышав звук рога, подсказывающий, где он?

Но отчего все время так получалось, что сходился он, жил и, наверное, любил всю свою жизнь совершенно других. Не таких, какие виделись ему идеалом, эталоном, по которому должны были производиться на свет все остальные. Попроще, что ли. Некрасивее? Но и так нельзя, нехорошо было сказать.

Или вопрос нужно было задавать иначе: почему с теми, идеальными, встречавшимися ему, ничего не получалось, кроме боли, суеты и пошлости? Кроме боли, суеты, пошлости и холстов, эскизов, набросков… Несколько раз — чай не мальчик уже — перетряхивало его основательно. Но в какой-то момент оказывались все они — при всей своей наружной страстности — холодными внутри, расчетливыми, чужими. Не могли или не хотели понять его, лишенные того особенного женского тепла, не могли они дать покоя и умиротворенности, которые в конце концов ищет мужчина, когда ему уже далеко не двадцать. Умом-то все понимал Федор. Уходил сам или находил в себе силы не звонить, не искать встреч, когда бросали его. Но все в нем рвалось к очередной такой, заставляя хамить друзьям, обижать подруг, пить и бить посуду, зверея ночами в пустой квартире.

Была ли та незнакомка на перроне одной из них или ему показалось? Федора обдало жаром, как час назад, и он схватился за пустой стакан, как за спасительную соломинку. В последнее время ему все чаще становилось страшно: он боялся, что эта круговерть, карусель эта, где женщины вроде бы меняются, а все остальное, декорации — боль, суета и пошлость — остаются. И сам он где-то сбоку — такой же самонадеянный… беспомощный перед ними… стареющий.

Колбасой пахло все также маняще. Федор даже подумал было сбегать до вагона-ресторана, но тут же разозлился на себя. Знал ведь: съешь что-нибудь, когда желудок и так набит, — будет только хуже. Противно будет и муторно. А поделать с собой ничего не мог. Закинул куртку и постельное на свою верхнюю полку и пошел в тамбур курить.

Поезд довольно бодро тащился по бескрайним лесам или полям — в темноте за грязным окном мало что можно было различить. Накурено было так, что ему, курильщику с пятнадцатилетним стажем, защипало глаза. Но он старательно присасывался к спасительной сигарете. Вот ведь как устроен человек: почувствовал запах еды — сразу хочется схватить, отнять, съесть. Чем голоднее — тем острее хочется. Если не голоден — все равно. А можно ведь просто сидеть и вдыхать вкусный запах. И наслаждаться им. И неожиданно он подумал о том, что женщины — как запахи. А когда ты можешь просто дышать ею, это, наверное, и есть — любовь.

“Hi, my name is Brane. I am 34 and I live in Melbourne, Australia. I saw your presentation on internet and honestly you look like a very fine lady to me. There is something very interesting about you and I would like to know more. If you want to have a friend in Australia please send me a letter and next time I will tell you more about me and I will send you my photo. All I can tell you now is that I am not some fat, ugly maniac behind computer. Are you interested? Buy. Brane

“Привет, меня зовут Брейн. Мне 34 и я живу в Мельбурне, Австралия. Я видел Вашу презентацию в Интернете и, честно, Вы выглядите для меня прекрасной леди. Там много интересного про Вас, но мне этого мало. Если Вы хотите иметь друга в Австралии, пожалуйста, напишите мне, и в следующем письме я расскажу Вам больше про себя и вышлю фото. Все, что я хочу сказать Вам сейчас — я не жирный ужасный маньяк за компьютером. Вам интересно? Пока. Брейн”.

 

Глава 9

Чем отличается русская женщина от французской? На приглашение мужчины в ресторан француженка тихонько скажет “Qui”, а русская непременно ответит: “Да вы что?! Что вы себе позволяете?!!”, но потом согласится. На предложение продолжить вечер у мужчины дома француженка тихонько скажет “Qui”, а русская долго будет распинаться на тему “Что вы себе позволяете?!”, но потом согласится. Когда дома мужчина предпримет активные действия, француженка тихонько скажет “Qui”, а русская устроит сцену: “Как вы могли обо мне такое подумать?!”, но потом согласится. С утра француженка незаметно выскользнет из квартиры, написав на зеркале губной помадой свой телефон. А русская проснется, внимательно осмотрит комнату и спросит: “Дорогой, а куда мы поставим наш новый комод?”.

Прошел апрель, начался май. Холодный, ветреный, но все-таки май.

Началась предвыборная гонка, и Татьяна засиживалась на работе. Целый год она ждала этого. Грамотно провести выборы — это был ее шанс войти в состав новой администрации. Сумела же она со своим филологическим образованием за несколько лет подняться от незаметной секретарши до работника отдела по связям с общественностью и работе с депутатами! Ждала целый год, готовилась, а пришло время — ей вдруг стало на все наплевать: на карьеру, на деньги. Пару раз она звонила Андрею, и он сухо отвечал ей, что у него началась сессия, что у него ни на что нет времени. Что ему не до нее. А она все не могла понять — за что?..

И как-то само получалось — работала она точно, четко. По десятому разу вычитывала агитационные материалы, яростно отстаивала свои замечания, выучив наизусть законы и подзаконные акты. На равных, в отчаянном азарте, разговаривая со всеми этими напыщенными политиками — кандидатами. Фанатично оставалась допоздна, потому что ей незачем было спешить домой, некого ждать.

Была пятница, и Татьяна шла с работы измотанная, с пустой головой, удовлетворенная сделанным — красивая современная деловая женщина по большому весеннему гудящему городу. Чувствуя себя именно такой, какой хотела быть, какой видела себя на страницах дорогих глянцевых журналов. И люди шли навстречу такие уставшие, но довольные и улыбались. И не нужно, казалось, было никакого Андрея…

И тут Татьяне показалось, что телефон зазвонил. Она тут же запнулась, сбилась с шага. Суетливо, неловко зажав покупку под мышкой, полезла рыться в сумочку, роняя в весенние лужи помаду, пудру. Как будто весь мир обрушится, прекратит свое существование, если она не успеет ответить. Наконец выхватила телефон. Но это был не Андрей. Показалось.

А люди все так же шли, улыбаясь. Лишь некоторые немного раздражались, что им пришлось обойти, ступая в лужи, растерянную молодую женщину, глупо вставшую столбом посреди тротуара.

— Ты читала Чернышевского “Русский человек на rendez vous”? Там все написано про наших мужиков, — в пятницу вечером Татьяна все-таки выкроила время зайти к подруге, которая, к счастью, была не на дежурстве. — Русский мужик до смерти боится ответственности. Женщины давно уже имеют право голоса, зарабатывают не меньше и способны не только забить гвоздь, но и сделать ремонт или сменить масло в машине. Мужики нынче все такие инфантильные. Они ничего не умеют, всего боятся. Постоянно самоутверждаются за счет женщин. Все, — Татьяна закинула ногу на ногу, — надоел он мне. Андрей. Пусть подрастет сначала. И вообще, современной женщине мужик не нужен.

— В феминистки записалась? — Лариска включила чайник и встала к раковине мыть посуду.

— “Как только я не позволяю мужикам вытирать об себя ноги, все тут же называют меня феминисткой”, — процитировала Татьяна. — А ты у нас покорная домохозяюшка?

— Да нет, ты не поняла, я совсем не против эмансипации. Вопрос в том, как ее понимать, — Лариска вытерла лоб мыльной рукой и задумалась. — Мне противно, когда во главе угла стоит предположение, что мужчина — это, так сказать, нормальный человек, полная индивидуальность и что нужно походить на мужчину, чтобы стать человеком. Но это же бред! Имитировать мужчину ума не надо. Но нужно ли женщине становиться мужчиной второго сорта? А стопроцентным мужчиной ей не стать. Это понятно. И дело не только в половых признаках, а, скажем, в инстинктах, в свойствах психики. Ведь у женщины свое особое призвание в этом мире, и признание женственности лишь слабостью, недоразвитостью, что ли, это полный бред. Я феминистка не в смысле отречения от женственности, а в смысле… пропаганды, что ли, женского начала. Ведь сколько плюсов у женщин? Самое главное — у женщин более устойчивая психика. Если в шестнадцать не отравилась от безответной любви…

— В смысле?

— А…черт!.. Вчера, только заступила, вызов — отравление уксусом. Приезжаем — девочка, шестнадцать лет, напилась уксуса. Едва откачали, увезли в реанимацию. Снова вызов — и то же самое. Ну, думаю, опять закон двойных случаев. Это всегда так: приспичит одному прыгнуть с крыши — обязательно второй дурачок найдется и в этот же день спланирует. Приезжаем, значит, тоже шестнадцатилетняя девочка. Только выпила меньше. Пока везли — рассказала, в чем дело. Первая, значит, ее подружка. Ее мальчик бросил, вот она и решила с жизнью покончить. А эта — за компанию. Ведь “все парни — сволочи”. В результате — первая сожгла пищевод, теперь ей будут искусственную трубку ставить. И на всю жизнь — немая. Голосовые связки сожгла. Вторая только шептать может. И всю жизнь тоже будет только жидкими кашками питаться.

— Это ты к чему?..

— Какие люди у нас глупые. Ну нельзя уксусом отравиться! Сразу ведь сильный ожег, и от болевого шока необходимую, чтобы умереть, дозу не выпьешь. Уж лучше бы с высотки прыгнули. Тогда наверняка.

— Что ты говоришь?!

— А то и говорю, что когда с периодичностью раз в неделю снимаешь кого-нибудь из петли, соскребаешь с асфальта… Не самое приятное, надо сказать, зрелище… Начинаешь понимать, что такое жизнь. И что такое смерть… О чем это я? А, так вот, если женщина в шестнадцать от неудавшейся любви с жизнью счеты не сведет, то все с ней хорошо будет. Это у мужиков постоянно кризисы. А баба — она природой поставлена, чтобы и мужа тянуть, и детей рожать, растить, на ноги ставить. Внуков потом выхаживать… — Лариска снова задумалась. — Знаешь, как лошади умирают от бескормицы? Сначала мерины, кастрированные жеребцы то есть, потом молодняк и жеребцы, а потом только кобылы… Беречь мужиков надо…

— Мне кажется, мы их слишком сильно бережем… Все бережем, бережем… — но тут зазвонил звонок.

К Лариске пришел кавалер. Она радостно взвигнула, встречая его, разохалась, что она не накрашена и в домашнем платье, но переодеваться не пошла, а только засветилась вся, заулыбалась, что, не знай Татьяна правды, поверила бы в то, что этот вот Григорьев для нее — единственная большая любовь на земле.

Татьяна стояла на остановке больше получаса, но маршруток не было. Рядом на скамейке сидел парень, по виду пэтэушник, с девочкой-школьницей. От нечего делать Татьяна разглядывала их. Девочка была крупная, ярко накрашенная, в джинсах на бедрах. Она сидела, и из-под куртки белела голая поясница с узкой ленточкой розовых стрингов. Парень же был худой и прыщавый. Она пыталась с ним завязать разговор, а он только мучительно краснел, пыхтел и намертво присасывался к горлышку бутылки.

— Как учеба? Расскажи, как у тебя дела?

— Да чё, ёп-ты, зашибись.

Оба курили.

— Что ты все время молчишь? Надо учиться разговаривать. Скажи мне что-нибудь! — она потрясла его за плечо и кокетливо поправила волосы. — Скажи мне что-нибудь хорошее!

Мимо проехал пригородный автобус.

— У нас там дача, — вдруг выдал парень, и девочка обрадовалась неожиданной удаче — вцепилась намертво:

— В Шапшезере? Ты туда с родителями ездишь? У вас машина есть? Ты хочешь быть шофером?

— М-м… да… я это… — скривился тот, и тут же у него зазвонил телефон. Парень обрадовался:

— Леха, привет… Да я тут это… Бухнуть? Ёп-ты, иди ты, спрашиваешь! Вы где? Бля буду… Еду… ща… Ждите.

— Ты куда?! — подскочила девочка. — Ты же со мной. Ты же меня позвал. Ты никуда не пойдешь!

— Ну… я корешам обещал.

Он отцеплял ее руки, отрывал ее от себя. У нее уже и тон был не командирский, а ноюще-молящий. И вот она уже плачет.

Татьяна отвернулась. Слушать все это было выше ее сил. Она как будто увидела себя со стороны… Эта мысль о сходстве ей отчаянно не понравилась, но отделаться от нее не получалось.

Она отчаянно выскочила на дорогу и замахала рукой. Тут же рядом остановилась иномарка с тонированными стеклами. Татьяна открыла дверцу и заглянула в салон:

— До улицы Дзержинского подвезете?

За рулем сидел плотный лысеющий мужчина в пиджаке:

— Конечно, садись, красавица.

Обычно Татьяна, садясь в машину к незнакомцу, внимательно слушала свою интуицию, чтобы не влипнуть в историю, но на сей раз она была в растрепанных чувствах и просто шлепнулась рядом на сиденье, вытянула ноги и расслабилась: скоро она будет дома.

Водитель молчал. Тихо играла музыка. Навстречу неслись огоньки ее города.

Но когда машина плавно притормозила, Татьяна увидела, что это совсем не улица Дзержинского.

— Заедем ко мне — не пожалеешь. Я — мужчина обеспеченный, — мужик смотрел на нее, самодовольно ухмыляясь.

— У меня что — юбка по самое не хочу и декольте до пупа, чтобы мне делать такие предложения? — удивилась Татьяна.

— А те, у которых декольте до пупа, мне интере-е-есны, — брезгливо протянул он.

— А другие — не продаю-у-утся, — передразнила она.

Она старалась держаться, но холодный липкий пот уже прошиб ее, и внутри все похолодело.

— Все продаются.

И настолько гадко стало, будто с ног до головы обдали ее помоями:

— Извини, не научилась еще.

Мужик был сбит с толку.

— На Дзержинского-то поедем? — неожиданно усталость пересилила в ней страх, и Татьяна, еще секунду назад готовая броситься из машины и бежать куда глаза глядят, сладко потянулась.

Водитель молча завел мотор, и они поехали.

Объехали вокруг дома и остановились на том же месте.

— А может, все-таки отсосешь по-быстрому?…

— О-ох… — Татьяна брезгливо передернула плечиками и вылезла из машины.

Оказалось, что они просто стояли во дворах, и до ее дома было — рукой подать. Татьяна шла, помахивая сумочкой, стараясь успокоиться: ей было противно. Вот так, походя, любой мужик тебя может оскорбить только потому, что ты — женщина.

Иномарка догнала ее и тихонько поехала рядом:

— Ну постой, постой, пожалуйста…

Татьяна свернула напрямик по дворам. Мужик выскочил из машины и потрусил следом. Догнал ее, все так же не спеша с гордо поднятой головой идущую. Схватил за руку:

— Подожди, я еще не встречал таких, как ты. У меня свой бизнес. Видела мою тачку? Тридцать штук баксов стоит! Я заплачу тебе.

Они стояли друг против друга. Кругом — ни души. Но страха в ней уже не было.

— Сколько ты хочешь? — он продолжал что-то еще говорить.

Татьяна смотрела на толстую, когда-то мускулистую, а теперь уже дряблую шею. Вроде бы и не заметно еще, а видно уже, видно, что возраст. На шее нелепо дергался едва обозначенный кадык. И Татьяне вдруг нестерпимо жалко стало этого мужика. Так жалко, что ей захотелось плакать.

— Слушай, — мужик замялся, — а может, ты меня обнимешь? Ну, просто обнимешь? Крепко. Я заплачу.

И собачья надежда в глазах.

Привет,

Я Моган. Я из США и сейчас живу в Москве. Мне 28 лет. Я видел тебя на сайте. Мне бы хотелось познакомиться с тобой. Мне еще хочется знать о тебе. Про себя я напишу после твоего ответа. Я стесняюсь писать незнакомому человеку. Я боюсь, что ты не ответишь. Но я надеюсь.

Email:mogans@yahoo.com.

Моган”.

 

Глава 10

Андрей проснулся с тяжелой головой. С трудом разлепил веки, огляделся. Он лежал на полу на матрасе в чужой квартире. Сильно хотелось пить. Мутило.

Андрей с трудом поднялся, побрел на ощупь искать кухню. Нашел. Открыл холодную воду и приник к животворящей струе. На столе стояла початая бутылка водки, лежали остатки закуски. Судя по пустой таре под столом, вечер вчера удался. Он сел у окна и закурил.

Тело ломило, как будто по нему пробежало стадо мамонтов. Он пытался вспомнить какие-нибудь подробности, но в голове, как у Винни-Пуха, были одни опилки. Монотонно капала вода из крана, трещал холодильник. Неожиданно в комнате раздались какие-то громкие звуки, и Андрей до смерти перепугался. Мышцы напряглись, сердце подскочило к горлу, но, отловив себя на неадекватной реакции, Андрей успокоился и прислушался.

В дверном проеме возникла неопределенного вида девица:

— Привет.

Андрей поморщился, но выдавил из себя что-то похожее на приветствие. Память озарили вспышки воспоминаний: он сдал философию, он приехал к Коляну… Но они почти не работали. Колян заплатил ему, предложил отметить сдачу экзамена, и они поехали в кабак. Потом пили у Коляна дома. Были какие-то его друзья. Колян все кричал, что нужно снять баб…

Девица между тем, косясь на Андрея, быстро собрала со всех тарелок остатки вчерашней роскоши и, усевшись за стол, стала быстро жевать. Андрей закрыл глаза.

— Клево, хоть пожрать нормально, — голос у нее был противный, ноющий.

Андрей поморщился.

— А чё? — обиделась. — Чё я не отработала, что ли? А дружок у тебя ничё, бодрый, хоть и в жопу бухой был. Ну чё ты, чё ты кривишься-то? Чё я в деревне-то у себя видела? А тута, в городе, ниче, клево, даже работу нашла. Да, у меня и работа есть — рыбой торгую на центральном рынке. Клевая работа. Только платят мало. Ты вот жрешь деликантесы, — она так и сказала “деликантесы” и показала на колбасу салями, — думаешь, мне не хочется?

Андрей закурил. Его мутило. Он случайно встретился с девицей глазами: нос картошкой, смазанная косметика, как будто она только что плакала. Есть ли ей восемнадцать?

— Думаешь, мне это все нравится? — неожиданно просто сказала она и при этом послюнявила палец и провела пару раз под глазами, чтобы стереть некрасивые разводы.

Андрей заметил эту неловкую попытку понравиться, и ему стало стыдно.

Это был фильм. Пошлый фильмец с банальным сюжетом и дешевыми статистами. Вот медленно появился в дверном проеме кто-то похожий на Коляна. Пленка заела. Он замер. Наступила оглушительная тишина. Но киномеханик стукнул по проектору, и раздался звук, и началось движение.

— А ты чё тут делаешь? А ну пошла на … отсюда! Пошла, пошла, — и Колян неожиданно резво кинулся к девице, ухватил ее за руку и стал выталкивать, а она то пыталась хватать что-то со стола, то — вцепиться в Андрея.

Что-то мокрое шлепнулось Андрею на лицо. Он вытер рукой щеку. На руке была кровь. Сознание, как недоработанная программа, “зависло”. Но потом Андрей все-таки сообразил, что это — кетчуп.

Андрей шел по городу, так и не ставшему ему родным.

Чужому городу. Весеннему, солнечному, людному, но чужому. Вот идут они все навстречу, рядом друг с другом, иногда даже глазами встречаются, а никому ни до кого нет дела.

Почему он не поехал вчера к Татьяне?

Почему, ведь хотелось же поехать, хотелось?

Учась на первом курсе, завел Андрей щенка. С комендантом договорился, с соседями по комнате — а он тогда еще не с Димкой и Петром жил, с другими. Идешь домой — в общагу с обшарпанными стенами — и знаешь, что кто-то тебе там рад будет.

Но вместе с радостью на него навалилась ответственность. Ответственность оказалась огромная — накормить вовремя, гулять вывести. И связан ты уже по рукам и ногам: ни заночевать нигде, ни уйти на весь день. Есть кто-то, кто целиком и полностью от тебя зависит. Щенок, он что, сам с собой погулять выйти не может, и сидит целый день без Андрея в комнате, как в тюрьме. А когда Андрей выскакивает с ним, стиснув зубы и не глядя на часы, опаздывая, на улицу на пять минут, хрипит и душится на поводке в страстном, таком естественном для пса желании побегать, изведать этот мир, попробовать его на нюх, на вкус, рассмотреть. А Андрей тащит его, упирающегося, скулящего, назад, в четыре стены.

А в комнате, стоит только сесть ему за компьютер или лечь с учебником, хватает свою игрушку и прыгает, прыгает на Андрея, а потом просто стоит и в глаза смотрит с надеждой: поиграть?

Миллион раз Андрей давал себе обещания гулять с ним каждый день хотя бы по часу, играть с ним хотя бы по полчасика… Но каждый раз не сдерживал обещаний. И это чувство вины накапливалось, давило, отравляло ему всякую минуту общение с братом меньшим. И когда щенок сорвался с поводка и удрал, Андрей, конечно, бегал по району, искал, звал. И жалко ему было и щенка, и себя. Но как-то все быстро забылось. И жить стало легче.

“Я хочу детей”, — однажды сказала Татьяна, и ему стало страшно.

Но это было давно… Как же это было давно!

Он вспомнил эту женщину. Он представил ее. В дурацком халатике, открывающем некрасивые коленки. Глупая, отвратительная, мерзкая привычка для взрослой тетки — носить девчоночьи халатики и тапочки с помпончиками! Как, когда произошла эта перемена? Как будто кто-то вырубил рубильник, отключил ток: вчера еще все внутри вибрировало от напряжения, а сегодня — все тихо, как на кладбище.

Думать о Татьяне не хотелось, но навязчивая память снова и снова возвращала его к последним встречам с ней. Хотел ли он думать о ней плохо, хотел ли он обижать ее? Чем больше он пытался сделать для нее что-нибудь хорошее, тем меньше у него получалось. Чем ласковее становилась она, чем больше пыталась угодить, тем сволочнее он вел себя с ней. Чем теснее она прижималась к нему ночами, тем жарче шептала что-то в ухо, тем больнее ему становилось. Ему было нечем дышать в ее объятьях.

В общаге в их комнату набилось человек пятнадцать. “Наверное, Димка с Петром сдали какой-нибудь экзамен”, — Андрей мучительно соображал, что происходит. Но все были как-то странно взбудоражены. Да и вещи лежали не на своих местах. Андрею сразу налили, и на него накинулся Петр.

— На нас кто-то ментов навел.

— Я чист, — испугался Андрей. — А вы?

— Да что мы, придурки, что ли. Они к Димкиным патронам привязались. У него же глобальная коллекция, больше двухсот штук и все разные. То, что на столе
стоит, — мелочь.

— Я знаю. А что, патроны нельзя хранить?

— Так ёп-ты, блин! Оказывается, по правилам коллекционирования они просверлены должны быть. А так — забрали все на хрен.

— Какой бред! Что, менты не понимают, что это же под каждый калибр свой ствол иметь надо, это же нереально! Да неужели не понятно, что не будет он никого мочить!

— Да галочка им нужна, а не безопасность. Заставили его добровольную сдачу оформить.

— Жалко. А где Димка?

— За водкой пошел.

Димка вернулся и с водкой, и девушками. С медичками. С тремя большеглазыми первокурсницами, забившимися поначалу в угол. Но после первых стопок они осмелели, стали громко смеяться и стрелять глазками.

Андрей опохмелился, и ему полегчало. Вчерашний день потихоньку складывался в голове, как пазл. Он пошарил по карманам, выгреб какие-то жалкие копейки… Развел его Колян вчера, напел, каким взрослым и крутым он выглядит, скупая деликатесы и дорогую водку. Мутная злоба поднялась в нем, подступила к самому горлу. Исподлобья он оглядел компанию…

И сердце вдруг подпрыгнуло, толкнулось изнутри о ребра… Одна из девушек мучительно была похожа на Аленку. И он не мог на нее смотреть. Очень хотелось, но не мог. Андрей нервно закурил.

Вместе с Аленкой они двое суток бегали и искали щенка. Вместе с Аленкой покупали все, сразу ставшие любимыми, фильмы и диски. Вместе с Аленкой в комнате появились новые занавески и цветастая скатерть на столе, сразу превратившая общажную комнату в его дом. Только у Аленки была такая тонкая шея и такие красивые коленки, и только она умела так хитро смотреть на него, забавно морщить нос и заразительно смеяться без повода, просто потому, что жить — хорошо. И рядом с ней ему на самом деле было хорошо.

Андрей посмотрел на медичку. Едва докурив и затушив окурок, он автоматически нашарил на столе свою пачку, помедлил и снова закурил. Думал, уже забыл Аленку, думал, уже отболело все, отошло. Ан, нет. Фигушки. Как бы не так. Кто-то из ребят сказал тост, вместе со всеми Андрей выпил.

Девчонка сама смотрела на него. Поглядывала. Хмельное веселье накатило на Андрея. “Чего смотришь, чего? — мысленно заговорил он сам с собой. — Раскраснелась уже. Взять бы тебя за руку, да и увести отсюда. Знаю, что пойдешь. Думаешь, на край света поведу? Не-ет. Нет, дорогуша. А пойдешь”. Захотелось и правда взять ее за руку и увести, утащить в какую-нибудь пустую комнату, куда-нибудь в сушилку и сразу, не разговаривая, не глядя, завалить на кровать. Почувствовать свою власть над этой, как будто над той. Больно, больно-то как!..

Он вышел из общаги и пошел, не разбирая дороги, куда глаза глядят, тихой безветренной майской ночью. Бродил бесцельно по каким-то чужим дворам, пока не остановился в изнеможении, не выспавшийся, уставший, как загнанная лошадь, в каком-то тихом переулке.

И услышал странный звук.

Как будто вокруг что-то мерно щелкало. Что-то текло — как невидимая река, неосязаемая, потусторонняя река. Звук был необычным и завораживающим, и он стоял, не смея пошевелиться, чтобы не спугнуть наваждение.

И понял. Кругом были тополя, и с нежных новорожденных листиков сыпались отслужившие свое время почки. А он все слушал и слушал, и не мог наслушаться, не мог оторваться. И до того ему вдруг стало хорошо, стало так легко…

Может быть, это и есть то единственное, настоящее, что есть у человека, — вот такие мгновения: стоять и слушать, как майской ночью сыплются с тополей почки?..

“Greetings Tanya!

I found your personal advertisement on the Internet and I decided to respond to it because I think you are a quite special person. Below is some information about me and attached my picture. I would be delighted to receive respond from you and get to know if you would be interested to get acquainted with me.

Best personal regards, Slavik Gracon.”

Через час:

“ Tanya, where are you? I’m dreaming about you and waiting your answer!

Yours, Slavik”

Через сутки:

“ Tanya, you don’t like me, you don’t want to contact with me?! Am I ugly? Write me! Please…

Slavik”

“Приветствую тебя, Таня!

Я нашел твое представление в Интернете и решил откликнуться на него, потому что, я думаю, ты — необыкновенный человек. Ниже немного информации обо мне и моя фотография. Я буду рад получить письмо от тебя и буду рад, если ты решишь переписываться со мной.

С наилучшими пожеланиями,

Славик Гракон.

Через час:

Таня, где ты? Я мечтаю о тебе и жду твоего ответа!

Через сутки:

Таня, я тебе не нравлюсь, ты не хочешь общаться со мной? Я урод? Напиши мне! Пожалуйста…”

 

Глава 11

Люди делятся на две категории: одни легко начинают конфликт, устраивая истерику и сразу вываливая на другого весь негатив, другие напротив стараются всеми силами избегать выяснения отношений, заталкивая обиды поглубже. В результате первые зарабатывают себе астму, а у вторых открывается язва желудка.

— Он мне не звонит! Он не отвечает, когда я ему звоню! — Татьяна заламывала руки, бегая у Лариски дома по комнате. — Как он может! Ну как он может так поступать со мной!!! За что?!

Она дошла до края и не ждала уже, что мучительные приступы вытаскивать телефон и смотреть, смотреть на него с бьющимся сердцем пройдут, что отступит, отпустит ее это смешное желание — во что бы то ни стало услышать его голос.

Лариска вязала свитер и слушала ее.

— Я не могу, не могу без него!

— Ты же сама говорила, мол, все, надоел, пусть подрастет сначала? Неужели у тебя к нему все так серьезно? — удивилась Лариска. — Бросай его, хватит мучиться, ищи себе другого, постарше, поумнее. Что ты так к своему пупсику привязалась?

— Да, я все делаю неправильно. Все не так, не к месту. Наверное, я не то говорю, неправильно себя веду… Но я ведь не хочу ничего плохого! Я просто не умею, я не знаю, как. Я ведь живу первый раз. Мне негде научиться, мне никто не может подсказать. Я не знаю, как мне быть, я не знаю…

— Не знаешь, что делать, — не делай. Расслабься — оно само как-нибудь устроится.

— Оно не устраивается! Мне все в жизни опротивело, даже танцы! Я не знаю, куда себя деть вечерами. У меня какая-то апатия, усталость… Я в панике — мне кажется, что это теперь навсегда, что нет никакого выхода из этого состояния, что все бессмысленно.

— Это нормально, это бывает, — пыталась мягко ее успокоить Лариска. — У человека не может быть постоянно только подъем. Бывают ведь и спады. Это просто пониженный уровень энергии.

— Я знаю! Но что делать-то? Где ее взять — эту энергию?!

— Попробуй отвлечься, найти себе какое-нибудь увлечение, хобби. Есть же у тебя какие-то знакомые, кроме Андрея? Навести старых подруг, родственников — кого-нибудь. Узнай, какие у них проблемы. Эта истина стара, как мир — если тебе плохо, то найди кого-нибудь, кому еще хуже, и начни ему помогать. Не можешь словом утешить — дари людям что-нибудь. Только не замыкайся на себе, на своих проблемах.

— Да хуже, чем мне, — некуда! — обиделась Татьяна. — А ты еще предлагаешь мне заморочиться чужими проблемами!

— Да не заморочиться, а начать помогать, отдавать энергию. Чем больше помогаешь, отдаешь — тем больше получаешь. Конечно, зациклиться на своем пупсике проще, сидеть и жалеть себя.

— Ты думаешь, я не понимаю, да? Я не понимаю, что я привязалась? — Татьяна не слушала, а думала о своем, все больше заводясь. — Да! Я действительно зациклилась, привязалась, вцепилась мертвой хваткой. Как бульдог? Пусть, как бульдог. Мне иногда кажется, что мне на свете ничего больше не нужно: только лежать рядом с ним, когда он спит, и смотреть на него. Просто смотреть на него. Он такой красивый… Он такой… беззащитный, такой трогательный — мой мальчик. И вместе с тем он — мой любовник. Как это? Меня это каждый раз удивляет. Я не знаю, чего тут удивительного… Ты понимаешь… о чем я? Я иду по улице — это ужас! Этот город полон двадцатилетних мальчиков. Они идут, красивые, молодые, свободные. Они идут, а я смотрю на каждого, и мне хочется пойти за каждым из них. Лариса! Я схожу с ума. Я не могу быть одна. Понимаешь? Меня вырастили, меня так воспитали, что женщина не должна быть одна, что рядом с ней должен быть мужчина. Что женщина должна выйти замуж, родить детей. Я читаю эти модные журналы, я совершенно с ними согласна: надо делать карьеру. Кому-то это надо. А что делать мне, если я родилась, чтобы быть чьей-то женой? Я хочу любить! Я хочу любить и быть любимой. Я так устала таскаться на работу, менять лампочки и чинить розетки, смотреть вечерами телевизор. Я как побитая собака после всех своих романов. Мне так много доставалось от жизни — неужели же я не заслужила счастья? Я понимаю, нельзя кидаться на мужиков, нельзя навязываться, а надо сидеть и ждать… Я ни разу не сказала Андрею “мой”. Ну там, “мой милый”, “мой хороший”… Знаешь, почему? Ведь он бы сразу обозвал меня собственницей, сказал, что я хочу охомутать его, привязать к себе, не знаю, что там еще… И вышел бы скандал, и я бы снова оправдывалась… Чего плохого в том, чтобы сказать мужчине “мой хороший”?! Я не понимаю. Я. Не. Понимаю. А он мне всего три раза сказал “моя”: “хорошая моя”, “бедная ты моя” и “моя женщина”, — Татьяна сорвалась на крик. — А я хочу быть чьей-то женщиной! Я хочу, чтобы кто-то был рядом, кого можно обнять… кто бы обнял, утешил, погладил по голове… Мне страшно. Михайлов меня бросил… Я выгляжу смешно, да? Старой истеричкой? Но мне больно…

Она испуганно перевела дух. Лариса молчала.

— Да, я привязываюсь. Я это чувствую. Я знаю, как это неприятно, когда кто-то привязывается. Но я ничего не могу с собой поделать. Я в ловушке, я не знаю, как с этим бороться. Иногда мне кажется, что если бы мне сказали, что можно вот это, вот эту привязчивость, как-то отрезать, отделаться от нее, я бы избавилась, по живому бы выдрала. Как попавший в капкан волк перегрызает себе лапу, чтобы выжить… — и замолчала ненадолго.

— Ведь все у нас с ним еще будет? Ведь еще только все начинается… И все будет хорошо. Он переедет ко мне жить. Мы будем жить вместе. Он повзрослеет. Он станет совсем другим: обязательным, ответственным, будет зарабатывать деньги, и мы с ним заведем детей. Понимаешь, детей: таких маленьких, хорошеньких… Только он почему-то мне не звонит…

— Что ты говоришь? Что ты говоришь? Что у тебя с ним будет? Посмотри правде в глаза: все уже давно кончилось, и не надо цепляться за прошлое, надо принять все, как есть… — Лариска по-прежнему была невозмутима и мудра, и рядом с ней Татьяна со своей истерикой чувствовала себя полным ничтожеством.

— Хорошо тебе рассуждать с умным видом! Сидит тут, ручки сложила, как святоша. А сама-то! Спишь со всеми подряд — как это называется? — тут же мстительно выдала она. — Хорошо, ты спишь со всеми, сильная такая, уверенная, мужиков кадришь пачками — скажи мне, что делать?! — ей вдруг захотелось уйти, но больше устраивать шоу было не перед кем, и Татьяна схватила подругу за руку. — Я не могу больше, не могу, не могу… Я слабая. Слабая… Зачем такие, как я, рождаются на свет? Зачем меня так воспитали? Меня никто не любит, я никому не нужна. Мне так больно… — и она разрыдалась.

Я могу тебе сказать? — непонятно было, обиделась Лариска или нет. — Почему ты думаешь, что я — сильная? Ты вообще знаешь, какая я? Что ты обо мне знаешь? Ты ведь только о себе говоришь постоянно, о себе и об этом Андрее. Ты никогда ничего у меня не спросишь: как я живу, чем я живу?!

— Я только о себе говорю?! — взвизгнула уязвленная Татьяна. — Да все я про тебя знаю! Ты никого не любишь, спишь сразу с несколькими мужиками. И, заметь, я ни разу тебя не осудила, всегда вежливо здоровалась с твоими хахалями!

— Не осудила! За что меня судить? Что ты видела — как ко мне кто-то приходил? Что ты понимаешь! Я их всех люблю. Всех, таких, какие есть: глупых, умных, богатых, бедных, женатых, полных придурков… Люблю! Ты не представляешь, как я их люблю. Сейчас, — она подскочила к шкафу, вытащила пачку фотографий и стала совать их Татьяне. — Это — Киселев, это — бывший шеф, красавчик, это — Гришка, сосед по прошлой квартире… Я их всех люблю. Я для них для всех все сделаю. У меня столько любви в сердце, что хватит на весь мир. А что будет через десять лет, через двадцать? Все мои подруги будут сидеть в окружении семьи: детей, внуков, а у меня будет только пачка фотографий мужчин, которых я любила… Может быть, мне тоже хочется, чтобы кто-то был рядом…

— Не смей! — закричала Татьяна. — Не смей мне все это говорить! Я тебе так верила. Я тебе… завидовала. Я думала, только я — такая дура… Ты мне никогда ничего не рассказывала…

— Конечно, ты считаешь, что я для того и живу, чтобы выслушивать все эти рассказы про твоего пупсика.

Теперь Татьяна схватилась за голову: подруга была права. Но вместо того, чтобы попросить прощения, она выскочила из квартиры, громко хлопнув дверью, и, как ей казалось, навсегда.

— “Не смей”! — передразнила Лариска, обращаясь к пустоте. — Кто я, что я? Я мечтала о квартире, о своем жилье. Ну, получила я ее — и что? Что осталось — посадить сына? Я думала, я буду радоваться. А мне тошно. Я не знаю, зачем я живу. А ведь мне еще проще, чем другим. Меня профессия оправдывает — я же людям служу, я врач! Да, я постоянно говорю гадости о хирургах. Потому что я — хирург! Я всю жизнь мечтала делать сложнейшие операции. Отучилась в университете, закончила ординатуру, меня взяли в центральную больницу к известнейшему не только на наш город хирургу, а и на всю страну. И почему я сейчас не в операционной, а езжу на выезды, спасаю алкоголиков от белой горячки, ловлю сумасшедших?.. — Вот мои руки, — она протянула вперед руки, показывая, как если бы Татьяна стояла перед ней. — Они трясутся. Немного. Но достаточно, чтобы полоснуть скальпелем по артерии. И случайно убить человека. Вот так. Поэтому вечерами я или пью, или тащу в гости мужиков. И мне даже деньги не нужны — мне их не на что тратить: я ничего не хочу… А еще в детстве я музыкой занималась… Верила, что буду музыкантом, буду выходить на сцену…

Высказав все это в пустоту, она потерянно постояла так еще несколько секунд, не зная, что делать. Поискала по квартире спиртное. Не нашла. Включила телевизор, нашла вазянье и взялась за спицы. Но мысли прыгали, рука не слушались. И было тошно так, что хотелось умереть, или, точнее, хотелось чтобы все это закончилось, просто закончилось, как кончается спектакль: актеры раскланиваются, уходят за кулисы и на сцене медленно гаснет свет.

Но уйти было некуда, и свет не гас. Лариска физически не могла оставаться одна. Но ведь у нее подруг, кроме Таньки, не было. И тогда, как обычно, захотелось мужчину. Не секса, как такового, а кого-то живого теплого рядом, чтобы уткнуться носом… и забыть, забыть про все. Хотя бы ненадолго. Вытерла набежавшие слезы. Умылась. Бросилась звонить одному, другому… Но — странно — все были рады ее звонку, но у одного жена приехала, второй — на работе задерживался, третий — собирался на рыбалку…

Нервно хихикая, с безумным взглядом, она несколько раз пробежалась по квартире… Схватила газету с объявлениями, городской телефон и, сама плохо понимая, что творит, вызвала мальчика из агентства. Хоть в чужого, хоть в кого-нибудь — уткнуться носом, вдохнуть запах мужчины, почувствовать кожей его объятья. Растерялась, не зная, как это обычно бывает. Побежала было в ванную… Но остановилась на полпути — растрепанная, с красными веками, хлюпающим носом женщина без возраста, без лица, без имени, обхватившая сама себя за озябшие плечи.

А когда пришел мальчик — не смогла.

Положила деньги на стол:

— Ничего не нужно делать. Только — не уходи. Я прошу тебя.

И взялась — растрепанная, с опухшим лицом — за смычок.

Мальчик по вызову неловко притулился на краешке дивана и старался не смотреть на нее. Ему было стыдно

“Я — всего лишь твой сон.

И останусь — сном...

Как в ночи глухой — долетевший стон.

Мое имя — звук, отдаленный гром...

И — иду в ночи, как всегда — один...

Разум мне — слуга, совесть — господин.

Страшен, может, показался лик?

Это просто — ночь... я уже — привык...

Если Вам не понравилось стихотворение — лучше не отвечайте…”

 

Глава 12

В последнее время Андрей уже ничему не удивлялся. Ощущение было: он попал в большущий водоворот, и его затягивает, затягивает куда-то, непонятно куда. Если поначалу он еще, по привычке, пытался контролировать события, принимать какие-то решения, то сейчас уже оставил это безнадежное дело. Все выходило совершенно иначе, чем он задумывал, и даже — совершенно иначе, нежели должно быть по простой логике событий.

Это как в каком-то американском фильме была сцена: герои шли вдоль длинного забора, старательно обсуждая, как им решить какой-то важный жизненный вопрос, и только они все распланировали, как миновали надпись на кирпиче: “Life is what happens then we are making our plans”. Тогда это все позабавило Андрея, но сейчас, к своему ужасу, он все больше и больше чувствовал на собственной шкуре, что все
это — именно так и есть. И, что еще ужаснее, что иначе и быть не может. Что человек — это не более чем пешка, что управление своей жизнью — всего лишь иллюзия, что свыше есть кто-то, кто и разыгрывает всю эту игру, называемую в просторечии жизнью, а ты только следуешь его указаниям.

Поэтому Андрей совершенно не удивился, когда на пустой улице за его спиной раздался голос:

— Мужик, сигаретки не будет?

Обернулся — рядом стоял странного вида бородатый мужик в панаме — протянул пачку.

Предложение взять “ее родимую” прозвучало, как логичное развитие темы в рамках выбранной композитором гармонии.

— Федор.

— Андрей.

И они пожали друг другу руки.

— Баба должна быть чем-то занята, — Федор выписал в воздухе красивую дугу одноразовым стаканчиком. — Вот раньше: она на поле вкалывала, скотину кормила, обеды готовила, за грибами-ягодами ходила, при этом еще детей рожала — каждый год! — всех нянчила-воспитывала, мужа ублажала. А сейчас? На работе с восьми до пяти, дома — микроволновка, стиральная машина, пылесос. Да ладно — микроволновка-пылесос, они же еще требуют, чтобы половину домашней — бабской — работы должны выполнять мужики. Равноправие, блин! Детей не рожают. Одного родят после тридцати — и уже мать-героиня. Ахи-охи, месяц грудью покормила — и бабкам на руки. Или няньку нанимает. Ну а на фиг ей это свободное время? Аквариумную крокодилину за сто баксов вечером покормит — вот и все хозяйство. Без работы-заботы с утра до ночи баба, — он сделал эффектную паузу, — шалеет. Бабы же, чего уж там, посильнее нашего брата будут. Только силушку свою куда девать не знают. Ума-то нет. Глазки одни. Вот и таращит их в разные стороны со страшной силой. Я что думаю, почему мужики спиваются? Исключительно ради баб. Приходит она с работы, только на диван привалится, только у нее крыша отъезжать от безделья начинает, как муж с работы навеселе домой — оп-па! И начинается: его надо угомонить, денег не дать, в ванну загнать, от ботинка увернуться, спать уложить, причитания выслушать. Потом всех подруг обзвонить, приобщиться к их опыту. Сбегать к бабе-знахарке. Съездить в супер-пупер-клинику, где от зависимости лечат. Устроиться на вторую работу, чтобы оплатить эту клинику. И мужику хорошо — столько заботы о нем,
и баба — занята. Приходит после всего домой уставшая, тихая, ласковая — ей-богу, так и хочется пить бросить. Ан нельзя. Снова у нее крыша поедет: пилить с утра до вечера начнет, страсти бразильские изображать, соседу глазки строить. От скуки. Сериалы, кстати, эти бабские, тупые очень даже нужны. Не у каждого же мужика здоровье есть — бухать. А так, баба сериалов насмотрится, кулаками намашется, нарыдается — и сидит уставшая, как будто десять гектаров прополола — и что? — правильно, тихая, ласковая. И отупевшая вконец. Посудку помоет и — в кроватку, — ему, видимо, давно было не с кем поговорить.

Сидели на остановке рядом с ларьком. Андрей слушал разглагольствования странного собеседника и чувствовал, как по животу, по всем потрохам разливается блаженное водочное тепло. Рядом на скамейке стояла вскрытая ножом трехлитровая банка соленых огурчиков, и они по очереди лазали в нее грязными руками.

Андрей пытался определить статус мужика. С одной стороны, от того так и веяло успехом и уверенностью, с другой — он смахивал на только что сбежавшего и теперь наслаждающегося свободой каторжника. Одет же был совершенно обыкновенно. На вид ему было хорошо за тридцать.

— Хочешь, я тебя научу, как любую бабу закадрить? — Федор опустошил стаканчик, отставил в сторону и приобнял Андрея за плечо. — Легко. Бабе что нужно? Силушку свою сумасшедшую куда-то девать. Мужики-то все чего пытаются? И так перед ней вывернуться, и эдак, гляди, мол, какой я весь из себя Шварценеггер. А ей это все по барабану. Если ты действительно Шварценеггер и зовут тебя Арнольд, она это и так увидит. А все остальное, извиняюсь за выражение, п…дежь и провокация. Нет, ты к ней, конечно, можешь терминатором подкатить. Но не забудь при первой же возможности раскатать, какой ты весь гениально-неоцененный. Как тебя только-только бросила твоя девушка и что ты на грани, чтобы разувериться во всех бабах. Но! Еще продолжаешь верить, что найдется та единственная, которая вернет тебе веру в людей. Намекни ей в конце концов, что у тебя только что нашли неизлечимую болезнь и жить тебе осталось недолго. Скажи, что подсел на игровые автоматы и никто тебя не может спасти. Ключевое слово во всем спиче — спасти. Бабам постоянно нужно кого-то спасать. Вот и пусть они нас спасают. Ты бухаешь, за каждой юбкой бегаешь, деньги спускаешь, а она тебя ото всего этого спасает — красота!

— Не надо меня спасать! — Андрей захмелел, и ему тоже захотелось поговорить. — Вечно они лезут со своим спасением! Не кури — рак горла будет, за компом не сиди — зрение потеряешь, не пей из лужи — козленочком станешь. Конечно, если так круглосуточно нон-стопом мозги зомбировать, так не то что козленочком, таким козлом станешь!…

— Правильно, но это обратная, нам на данный момент совершенно не интересная, сторона. А нас интересует, как эту их, так называемую, заботу себе на пользу обернуть, усек? Слушай меня, я тебя жизни научу.

Но Андрей не слушал:

— Это же полный трындец. С утра до вечера: не то сказал, не так посмотрел, не туда пошел. Все не так, все — не то. Она пытается сделать меня лучше, чему-то научить, что-то во мне изменить, но я — такой, какой я есть! Я не могу быть другим. Не могу. Постоянно я ее чем-то обижаю, все время я в чем-то виноват, — его несло. — У меня такое ощущение, что она меня держит за горло, что мне нечем дышать. Вечно какие-то скандалы. Чуть что — в слезы! А сама-то — кто?

Андрей говорил о Татьяне. Неужели столько всего в нем накопилось? Ему самому уже и неудобно было, и стыдно, что он вот так вот за здорово живешь поливает грязью свою женщину, но остановиться не мог. Сказались месяцы постоянной дрессировки, постоянного страха сказать что-то не то, сделать что-то не так…

— Дура! Все у нее какие-то графики в голове, правила! Шагу без них ступить не может. И меня под свои правила подстроить хочет. А что я хочу? Что мне надо? Ей
все — по фигу. Я эгоист, да? Я? Да она думает только о себе, хочет, чтобы я как собачонка был рядом, на задних лапках. Она поговорить хочет. Постоянно она поговорить хочет! Хоть бы раз она меня услышала! Даже фразу закончить не дает. И свой рот открывает. Уж как откроет!..

Мужик смотрел на него с пьяной грустью в глазах — понимающе.

Как оказались у него дома, Андрей не помнил.

Звонил Колян.

Андрей не виделся с ним с того вечера, как братец развел его спустить все с таким трудом заработанные деньги.

— Дело, чисто конкретно дело есть. Ты где? Адрес скажи, адрес! — требовал Колян, а потом и материализовался сам за столом на кухне.

Федора почему-то не было, и, обняв Андрея за плечо, Колян горячо шептал ему на ухо, успевая между делом и к чужой водке прикладываться:

— Братан, ё, братан! Меня тут так какие-то козлы прижали — трындец! Плати, базарят, Колян, плати с бизнеса! Ты нам поляну испортил, конкуренцию составил — отстегивай бабло! Какой — отстегивай! Какую поляну? Они после меня чинить тачки стали. Я чё, крайний, что в одном кооперативе гаражи? Да ты видел — они там рядом… сначала налево, потом направо окопались…

Андрей не помнил, чтобы там кто-то еще авторемонтом занимался… И впервые видел Коляна в таком состоянии — Колян суетился и не смотрел ему в глаза.

— Я их, конешна, послал на…Так они, понимаешь, чё сделали? Я тачку как-то оставил на полчаса у гаража, вернулся — ни одного стекла целого. А знаешь, сколько одно стекло стоит? Войны они хотят — будет им война! Мне, понимаешь, чисто пугануть надо их. Чё ты там, блин, втирал про взрывчатку? Чё ее можно легко выкопать в лесу, бомбочку сделать? Да ты не бзди, я не убивать их собираюсь, так, руки-ноги поотрывает — и пусть живут! Я им всем, с…кам, покажу, кто тута главный! — довольный перспективой расправы он рассмеялся.

Андрей безуспешно боролся с его тяжелой рукой на плече, но вывернуться не получалось:

— Какая бомбочка, Колян? Ничего я тебе такого не говорил. Это подсудное дело.

— Зассал, да! А фраерился, фраерился, я даже в натуре поверил, что ты настоящий мужик, а ты — интеллигентик вшивый, зассал, как что последнее братану помочь — не хочешь! Ни фига не можешь никакой взрывчатки достать — трепло!

Андрей засуетился:

— Какое трепло? Я сказал: могу, значит — могу. Это же проще пареной репы: нашел эрпэгэшку, снял взрыватель, на костре растопил толуол, а когда он станет как сгущенка — лей его в любую форму. Мы обычно используем алюминиевые банки из-под пива — осколков меньше. Взрыватель какой-нибудь — можно с часами заморочиться или мобильник использовать… да хоть петарду… Мы так снаряды старые взрываем — мины старые в кучу стащим и рванем разом, чтобы никто не напоролся, — почти оправдывался он.

— Нужны осколки, — стукнул по столу кулаком Колян, — на хрен мне хлопок? Мне нужно чтобы кровища была, чтобы эта падла знала, на кого замахнулся!

— Можно и с осколками… — уже сам не понимая, что он несет, говорил
Андрей. — Только, это… За спасибо я не буду с этим связываться, — спохватился он: лишние деньги никогда не помешают.

Договорились о цене.

— Заметано! А ты — свой пацан, братан! — и они долго обнимались.

Андрей снова сидел с Федором, который, как оказалось, бегал за водкой.

— Это случится, случится! — митинговал Федор. — Я чувствую, что это случится, что никуда от этого не деться…

Андрей, взбудораженный Коляном, завтрашней поездкой с Димкой и Петром копать, мировыми новостями, понимал его слова однозначно: война начнется, и никуда уже от этого не спрятаться. И ощущал себя взрослым и сильным.

Почувствовал себя взрослым, сильным и способным любить. И тут же вспомнил про Татьяну, снова показавшуюся ему милой. Хотелось чего-то настоящего: поступков, людей, отношений. Любви.

Он звонил ей, пытался сказать ей что-то хорошее, как-то объяснить ей свое отсутствие заплетающимся языком, признаться в любви.

— Пойми меня! — кричал он в трубку. — Ты думаешь, я маленький мальчик? А может быть, я юный герой Вселенной? Если завтра случится война, кто придет спасать тебя? Только юные герои Вселенной пойдут в леса, откопают стволы и спасут весь мир. Не надо меня воспитывать, не надо ничего из меня делать! Я — не заготовка, я — человек, я уже есть. Неужели нет во мне ничего хорошего, ничего стоящего, ничего настоящего?!

Сказать о любви не получилось, и Андрей, не думая обижать ее, а просто решив позвонить ей после приезда, отключил телефон.

Потом Федор показывал ему свои старые картины.

Потом они уже почему-то были на улице. Андрею хотелось какого-то действия. То ему казалось, что он всех любит, и эта любовь почему-то начинала течь из него слезами, и он порывался подходить к людям и что-то им объяснять, но не дремлющая рука оттаскивала его и вела куда-то дальше. То ему вдруг вспомнился фильм, где герой каждый день просыпается в шесть, и этот день почему-то все время оказывается 2 февраля. И можно делать все что угодно, но следующим утром все начинается заново. И Андрей представлял себя в такой ситуации и почему-то обязательно с оружием: ведь получалось, что можно убить любого, кто тебе не понравился, кто задел или унизил тебя, и видеть, как он умирает, а тебе за это ничего не будет, потому что утром день начнется заново, и твои обидчики будут живы, а ты будешь смотреть на них и смеяться, вспоминая, как вчера они униженно вымаливали у тебя жизнь.

Дошли по центру до площади и остановились у памятника Кирову.

— Споем, — сказал Федор тоном, не терпящим возражений.

Андрей и не думал возражать.

Запели “Любо, братцы, любо…”

Андрей не знал, красиво ли у них выходило, но петь старался.

Было поздно, и по улицам, казалось, шаталась одна молодежь. Они кричали артистам что-то. Или присоединялись. Или предлагали пиво. В общем, люди вели себя, как-то логично, как будто все только и ждали, когда же, наконец, около Кирова появятся два нетрезвых персонажа и споют.

Но Федор неожиданно оборвал куплет на полуслове. Андрей по инерции немного попел еще, потом удивленно обернулся на собутыльника. Тот со странным выражением лица смотрел куда-то вниз и налево. Андрей проследил за его взглядом. Там стояла какая-то тетка примерно Татьяниных лет или чуть постарше и с таким же странным выражением смотрела на Федора.

— Вот и случилось… — тихо промолвил тот.

...возникают разные.. даже не знаю как мне начали приходить фотографии.. обычно времени нету — работаю.. или своими делами занимаюсь.. но иногда так что-то пропирает и заглядываю в папку автоматически удаленных писем — поглядеть... и смотрю — фотографии.. конкурс что ли.. или просто.. и мыло внизу.. я вот думаю — ну такая красивая внешне — неужели проблемы в характере? Вряд ли особенные... значит и с общением не может быть проблем.. зачем тогда помещать себя ? Наверно это ну женское соперничество, так что ли? Ну кто красивее, кто лучше — а мужики потные сидят за компами и выбирают.. странно.. тогда подумал, может это как способ найти знакомых ? Знакомых в интернете.. когда и так реала мало в жизни — еще больше нереальных друзей.. а вот что могут думать люди которые выбирают подруг себе ну тока по фотам ? Наверно все сразу пишут типа секс предлагают и все такое.. не знаю не знаю... большинству может это и надо — девчонок много которые закомплексованы, не имеют нормальых отношений.. но опять же я не думаю что это проблема для тебя — и тех кто в одной рубрике — вы же там не уродины какие-нибудь малолетки... вот... в общем конешна чушь гоню — но когда у меня возникают мысли по какому либо поводу я стараюсь их выложить... хотя никому конешна не интересно… если интересно... если так — то отвечай... если и мне будет — то будем общаться... посмотрим в общем...”

Глава 13

Татьяна стояла одна-одинешенька на остановке посередине затерянной в лесах деревеньки. Автобус ушел, малочисленные попутчики — какие-то тетки с котомками, рыбаки со снастями, девочка-подросток, ласково встреченная бабушкой, — быстро разошлись по своим делам. А она все стояла, начиная понимать уже всю абсурдность своей затеи. Но упрямство не позволяло ей отступиться от задуманного. Решительным шагом Татьяна направилась к ближайшему дому, где на колья забора маленькая опрятная старушка насаживала вымытые банки сушиться.

— Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как мне пройти в Сергеево?

— Пройти-то просто, — легко ответила та, с интересом разглядывая незнакомку, — вона по той дороге, а на развилке — налево. Но зачем же тебе, девонька?

— Мне это… — замешкалась Татьяна, — ну… у меня там знакомые должны быть. Они на пикник туда ушли… в поход. А я отстала.

— Не помню я, чтобы кто-то туда проходил… А идти-то далече…

— Ничего, ничего, я доберусь.

И Татьяна быстрее припустила в указанном направлении, чтобы избежать дальнейших расспросов.

Через пару домов дорога из асфальтовой превратилась в грунтовку, дальше пошли огороды — она вышла за околицу. Но Татьяна вздохнула с облегчением только когда зашла в лес. Солнце весело проглядывало сквозь тучи. На часах было четыре, и к ужину, точнее, к раннему вечеру она надеялась добраться.

Выборы прошли. И прошли удачно. Татьяна, измученная ежевечерними ожиданиями наедине с дверью и двумя телефонами, забыла о мысли использовать их как ступеньку в карьерном росте и просто делала свое дело, говорила то, что считала нужным, не пытаясь понравиться или показаться умнее. Из всех кандидатов ей понравился один — невысокий немолодой уже мужчина, который, когда говорил, краснел и, вдохновляясь, становился почти красивым. Ей понравилась его четкая и лаконичная программа, его внимание к людям. И, сама не замечая, она стала помогать ему: подсказывать, как лучше себя вести, в какую газету подавать агитационные материалы и с какими людьми обязательно нужно встречаться. Пару раз ей даже понадобилось позвонить ему поздно вечером на домашний номер. И она, вроде бы постоянно нервная, постоянно думающая об Андрее, говорила с ним таким спокойным, уверенным тоном, что он решился прямо спросить у нее:

— Как вы думаете, у меня есть шансы?

— Вы победите, — почему-то сразу сказала она.

И он победил.

Дорога шла через лес, и со всех сторон пахло теми самыми, какими-то сказочными, как из детства, запахами, всегда удивляющими, ошеломляющими любого городского человека, давно не выбиравшегося на природу. Пахло хвоей. Прелой листвой. Казалось, что и грибами, хотя для грибов еще было рановато. Постоянно пели какие-то птицы. Доносились шумы и потрескивания. Лес жил какой-то своей особенной умной и доброй жизнью. Татьяна периодически замедляла шаг, любуясь столетней елью, муравейником или неброскими лесными цветами. Даже комары, которых она так боялась, не особенно ей докучали — сломав рябиновую веточку она, играя, помахивала ею из стороны в сторону.

Но что ей была победа на выборах какого-то Валерия Ивановича? Кто ей вообще этот Валерий Иванович? Андрей не звонил, и жизнь без него казалась ей пресной и скучной. Иногда Татьяне казалось, что все в ней пусто, все — лишь мишура, декорации, а живет человек, лишь влюбившись, лишь имея рядом какую-никакую живую душу. И вся она — такая современная, деловая, очень даже симпатичная женщина — была лишь кусочком, половинкой чего-то целого, незавершенной картиной. Зачем карьера, зачем зарплата, зачем независимость в конце концов, если вечерами ты сама для себя жаришь котлеты?

Конечно, у него есть другая. Он завел себе другую! Ревность выжигала Татьяну изнутри, заставляя метаться по квартире, как в клетке.

Вечерами она ждала его. Вечерами она стояла перед зеркалом и смотрела на себя. Нет, не она нужна ему. Не она, не старая тетка с большими титьками — юная тонкая девочка с крепкими, как дикие яблочки, грудками. Она знала это. Но старалась не думать. Думать об этом было очень больно.

Как закончилась предвыборная гонка, Татьяне дали отпуск, но это не обрадовало ее, а, скорее, озадачило. Как проводить время без Андрея? Ей уже было наплевать на гордость, она звонила ему с утра до вечера, но абонент либо был недоступен, либо он просто не брал трубку. По ее прикидкам экзамены должны уже были кончиться, а он — освободиться. Она дошла до того, что была готова идти искать его в общежитие, наплевав, как будет выглядеть и что скажет. Но он однажды поздно вечером сам позвонил ей, пьяным веселым голосом долго объяснял ей, что да, он сдал экзамены, а теперь уезжает с компанией копать.

— Как уезжаешь? А я? А со мной увидеться? Я так по тебе соскучилась, милый мой… Ты обязательно должен со мной встретиться! Я… Я куплю тебе пива… Приходи завтра. Нет сегодня. Прямо сейчас! — испуганно кричала она в трубку.

Но трубка монотонно бубнила свое:

— Я не могу. Завтра рано утром мы выезжаем в Сергеево. А мне еще нужно собрать снарягу. Сделать то-то… сходить туда-то… … — и дальше понеслись гудки, как будто на том конце и не было никому дела, как она, что с ней.

Татьяна как будто обезумела. Она не находила себе места, шатаясь по квартире, как сомнамбула, без дела, без мыслей. Иногда пыталась хоть чем-то занять себя, но все валилось у нее из рук. Мысли скакали, ни одну из них не получалось додумать до конца. Эта свистопляска в голове раздражала и изводила ее. И постоянно хотелось плакать от жалости к себе: брошенной и никому не нужной.

Лариске она из принципа не звонила. Пару раз выбиралась к родителям, но в гостях отвечала невпопад и огрызалась на самые безобидные реплики. Потом Татьяна и вовсе перестала выходить из дома: ей стало казаться, что Андрей никуда не уехал, что он может зайти в любую минуту и поэтому надо сидеть около двери и ждать. Она боялась всего: что он забудет номер кода и у него не будет денег позвонить — узнать, что он застрянет в лифте, что не сработает звонок и она не услышит, что он пришел, и многого-многого другого…

Лес был все так же хорош. Но Татьяна, не привычная к долгой ходьбе, быстро натерла ногу: ни кроссовок, ни удобных ботинок у нее не водилось — пришлось надеть разношенные туфли на низком каблуке, но и это не помогло. А дороге не было ни конца ни края, и комары уже не забавляли ее — лепились ко всем открытым частям тела: лицу и шее, рукам, лодыжкам…

По Татьяниным прикидкам от Капиц, куда она приехала на автобусе, до Сергеева было километров пять, максимум — семь, и через час с хвостиком от начала марафона она должна была выйти к деревне на берегу озера, но шла она уже полтора часа, а ни того, ни другого не было и в помине. И она стала волноваться, озираться по сторонам. Но все еще шла в том же темпе, упрямо, не сомневаясь в том, что дойдет.

— Сходи в церковь, — как-то, давно еще, как само собой разумеющееся сказала Лариска на ее терзания.

— В церковь? — удивилась Татьяна.

— Да. А что здесь такого? Мне когда хреново, я всегда захожу на службу. Ты крещеная?

— Н-да… Меня лет в двенадцать крестили, когда это, помнишь, вдруг в моду вошло…

— Ну и отлично. Вот и сходи, расскажи батюшке про свои проблемы, причастись.

— Не пойду я ни в какую церковь! — тогда почему-то стала истерично визжать Татьяна. Так, что Лариска ее едва успокоила.

Татьяне и самой давно пришла в голову эта мысль: зайти в церковь — остановить свой бег в никуда, задуматься, отрешиться от всей этой пустой суеты, в которую незаметно превратилась ее жизнь. Но что-то ее не пускало. Каждый раз вместе с этими размышлениями на нее накатывала непонятная злость. Жила же она безо всякой церкви. Уж, в крайнем случае, есть на свете психотерапевты или бабки-гадалки. К тому же в ее голове молитвы-лампадки-иконки намертво ассоциировались с нищими и убогими, с маразматическими старушками. А она, Татьяна, была все ж-таки женщиной современной, умной и свободной от предрассудков.

Но чем определеннее она приходила к выводу, что куда-куда, а в церковь она уж точно не пойдет, тем более навязчивой и раздражающей становилась мысль о Боге. Потихоньку ее начали бесить и без того малочисленные храмы ее города.

Татьяна набрела на огромную вывороченную с корнем сосну и, не задумываясь, шлепнулась на нее передохнуть. Скинула туфли и немного помассировала ноющие, налившиеся свинцом ноги. Сняла с плеча сумку, вытащила бутылочку с минералкой и жадно выпила последние капли. Лес уже больше не казался ей ярким и радостным. Небо заволокли тучи, и кругом заметно потемнело. Слева, справа — со всех сторон среди деревьев что-то недружелюбно хрустело, стучало, завывало. Ежеминутно Татьяна оборачивалась — ей казалось, что сзади к ней кто-то подкрадывается. Стало неуютно и страшно.

Но впереди было Сергеево, а значит — Андрей. Отдыхая и из последних сил отбиваясь от насекомых, она представляла себе, как все будет: приходит она в деревню, спрашивает, где здесь остановились студенты, ей показывают. Она идет на окраину, к озеру и видит яркие палатки и весело потрескивающий ветками костер. Ей почему-то казалось, что Андрей будет сидеть именно у костра. Он увидит ее, поднимется ей навстречу. Она не будет кидаться ему на шею при всех. Подойдет, как ни в чем не бывало, поздоровается. И, пожалуй, больше никаких выражений чувств. Он ведь и так все поймет. И все между ними сразу станет правильно, ясно и солнечно. Потом они будут долго гулять вдоль озера, потом — лягут спать в одной палатке…

Она даже готова была пожить с ним в этом дурацком Сергееве пару деньков. Но потом обязательно увезти его в город, в свою квартиру с горячей водой и ванной, компьютером и телевизором, поджарить ему котлет…

Эти мысли придали ей сил. Было уже почти семь, развилку она прошла, но дороге по-прежнему не было видно конца. Татьяна попыталась надеть туфли, но уставшие, моментально отекшие ноги в них не влезали. Она испугалась не на шутку и судорожно стала пихать ступни в обувку, растягивать, почти разрывая, руками кожу, сами собой по лицу потекли слезы. Но в последний момент, когда она уже была готова разрыдаться всерьез, туфли налезли. Татьяна вскочила и, зло пнув дерево, быстро, насколько позволяли силы, припустила дальше, стараясь удрать с этого места, как будто это сосна была в чем-то виновата.

Мыслей не было.

Она шла механически, как кукла. Шла на одном упрямстве — в голове гудело, перед глазами плыли темные пятна. Ноги болели уже нестерпимо, подошвы жгло. Казалось, она идет так уже не первые сутки — монотонно, однообразно, тупея с каждым шагом… Казалось, что это вообще не она — что может делать она, Татьяна, специалист отдела по работе с депутатами, молодая современная женщина, в каком-то лесу? “Андрей, Андрей…” — стучало в висках, и она повторяла это имя, как молитву. И если бы не это — не жгучее желание видеть его, чувствовать его запах, прикасаться к нему — не мысль из головы, а какая-то сильная потребность тела, всей ее сути, то она давно уже плюнула бы на все и повернула бы назад. Или просто упала бы где-нибудь и, наверное, умерла.

Дорога резко заворачивала вправо — на последнем дыхании Татьяна прошла это заворот… И лес неожиданно расступился, и от открывшейся ей панорамы у Татьяны захватило дух. Она схватилась за первое попавшееся дерево, чтобы не упасть.

Дальше дорога шла через заброшенное поле. И выходила к озеру. И на фоне этого озера между темно-серыми тучами и бурно разросшейся травой на полях стоял храм — небольшое полуразрушенное строение с чудом сохранившимися аккуратными главками.

— Господи! Я хочу, чтобы он был рядом со мной! — в исступлении кричала Татьяна, подойдя по пояс в траве к его стенам — вокруг больше не было ни души: ни деревни, ни разноцветных палаток, ни Андрея.

— Господи! Слышишь ты, там, на небесах, я хочу быть с ним рядом! Разве я много хочу? Разве я хочу денег, власти, безнаказанно убивать и грабить? Я всего лишь хочу любить и быть любимой! Разве это так уж много? Ты же сам замыслил, чтобы на земле были мужчины и женщины, чтобы каждый искал свою половинку — так почему же каждый раз только унижаешь человека, показываешь конфетку и отбираешь, почему ты не хочешь, чтобы человек был счастлив? Почему стоит мне только влюбиться, как ты тут же все отбираешь?! Почему у меня никогда ни с каким мужчиной не получается нормальных отношений, чтобы и я его любила, и он меня?! Я не могу быть одна! Я хочу замуж! Слышишь? Я ХОЧУ ЗАМУЖ! А у меня ничего не получается — только боль, унижения, обиды… Почему ты меня обижаешь, за что? Я такая, какая я есть — неужели же я — самый последний человек на этой земле, неужели же я недостойна счастья? Но я ведь знаю, что я — хорошая. Я — хорошая! Это мир такой! Если ты задумал мир именно таким — несправедливым, жестоким, полным боли, то я не хочу жить в таком мире! Мне ничего от тебя не надо! Иди ты знаешь куда вместе со своими храмами и попами! — этого ей показалось мало, и уже охрипшая, захлебывающаяся слезами и швыркающая носом, она перешла на нецензурную брань.

Татьяна прокляла Бога, и мир, сотворенный им, и любовь. Ей казалось, что после этого небеса должны были разверзнуться и свершиться какая-то страшная кара, но ничего не произошло. Разве что пошел мелкий противный дождик.

Дальше жить было невозможно.

В отчаянии она подошла к берегу. Казалось, все так просто — можно одним движением разрешить все проблемы. Броситься в воду — и ничего уже не будет: ни боли, ни страха. Никаких Гавриловых—Михайловых, никаких Андреев. Скинула сумку, куртку. Хотела снять туфли, но испугалась, что второй раз натянуть их уже не сможет, и полезла в воду прямо в обуви.

Она шла и шла, но ледяная вода едва доставала до пояса. Туфли вязли в иле, Татьяна истерично загребала воду руками, как бы помогая себе идти, но все равно быстро выбилась из сил. Ее трясло. Ноги сводило от холода. Она обернулась на ненавистный храм — он стоял все так же: одиноко и неприступно. Дальше идти было бесполезно: противоположный берег, все с тем же лесом, с тонкой ниточкой песчаного пляжа, лежал как на ладони: еще немного — и она выйдет к нему. Татьяна почувствовала себя полной дурой: как уксуса напилась. Повернула назад.

Когда прижимает по-взрослому, когда кажется, что больше уже не вытерпеть, не выдержать, всегда можно себя утешить, что хотя бы один, но выход есть из любой ситуации. Что жизнь можно в любой момент прекратить, как остановить одним нажатием кнопки надоевший фильм. Ан нет, вот так однажды понимаешь, что и умереть тебе не дадут, пока не придет твой срок.

Мокрая, замерзшая, она сидела, прислонившись спиной к кирпичной стене с осыпавшейся штукатуркой. Весь ужас ее положения предстал перед ней: она сидела бог знает где, мокрая, промерзшая до костей. Впереди еще были, как минимум, пять часов ходьбы обратно в темноте и туманные перспективы ночлега. Это в лучшем случае. В худшем — ей придется ночевать одной в лесу, в сырой одежде, не просто без палатки, но и без ножа и спичек, которые она и не подумала взять с собой. Слез уже не было. Не было уже ничего: ни мыслей, ни чувств — только звенящая пустота внутри и огромное, во всю Вселенную, отчаяние.

Но тут выглянуло солнышко. Высветило паутинку от травинки до стены в мелких капельках дождя с испуганным паучком. И неожиданно Татьяне стало спокойно и легко на душе. Как будто это не она только что кричала и билась в стены, как будто совсем не она пыталась топиться… Точнее, будто вошла в воду неизвестного озера одна Татьяна, а вышла какая-то совсем другая… Как будто пришел к ней, одинокой, потерявшейся, кто-то важный, сильный и добрый и объяснил, что теперь наконец-то все будет хорошо. И доверившись ему, Татьяна встала, подобрала вещи и пошла обратно.

Дойдя до леса, она обернулась на храм: зачем-то ей захотелось его запомнить. Зачем он стоял тут, когда ни деревни, ни людей уже не было, когда никто не приходил к нему? Для кого?

Она шла по лесу. И усталость была, и ноги гудели, и комары все так же безжалостно впивались во все открытые места. Но Татьяне казалось, что вокруг нее, вместе с ней движется кольцо света, что кто-то охраняет ее от темноты и диких зверей.

Она добралась до Капиц, до домика около остановки, и бабка, разговаривавшая с ней днем, подхватила ее в полубессознательном состоянии, устроила у себя ночевать.

— Молодец, девка, что не пошла в Сергеево. Шутка ли — семнадцать километров отмахать!

— Я была в Сергеево, — засыпая, прошептала Татьяна. — Там церковь у озера…

“Hallo,

ich habe Deine Anzeige gelesen und sehr interessant gefunden. Sollte Dir meine Beschreibung zusagen wЭrde ich mich Эber eine Antwort von Dir freuen. Also nun zu mir. Ich bin 46 Jahre, von Beruf Operateur (Fachrichtung Chemie) und Alleinerziehender Vater von zwei Kids (MДdchen) im Alter von 14 und 16 Jahren. Ich lebe und arbeite in Ludwigshafen. Lebe richtig intensiv, was in meiner Ehe nicht mЖglich war, hole mir allen Stress, den ich bekommen kann, ran, damit mir nicht langweilig wird und pflege den Kontakt zu meinen Freunden, die sich wДhrend meiner Ehe alle entfremdet hatten. Ich geniesse zur Zeit meine Freiheit, die fЭr mich bedeutet, nichts tuen zu mЭssen, was ich nicht wirklich will und doch alles machen zu kЖnnen, ohne jemandem Rechenschaft ablegen zu mЭssen. Ich lege eh nicht gern ErklДrungen Эber eventuelle SpontanitДten und EinfДlle ab und so bin ich sicher auch nicht einfach zu handhaben.

Tja, wie sehe ich nun aus, erstmal ein paar geklaute Worte, dann meine eigenen, o.k.?

Ich habe gut und gern 10 Kilo эbergewicht,

wie ich zu grau-blauen Augen komm-

weiss ich nicht.

Zwischen himmelhochjauchzend und zu Tode betrЭbt,

hab ich mich selbst genervt, selten RЭcksicht geЭbt.

Ich kann nie sehr lange bЖse sein,

mir fДllt immer noch ein BlЖdsinn ein.”

“Wenn du mich ganz dringend brauchst,

auch noch meine Macken magst,

wenn du dich auf mich verlДsst,

dann frag ich nicht, dann bin ich einfach da.

Ein Lachen, dass sich quДlt, das durchschau ich,

ein gelangweiltes GesprДch wird mir zu viel,

doch keinem Streit, der mir nЖtig scheint, geh ich aus dem Weg,

ich gЖnne mir diesen Lebensstil.”

Ich bin echt ein 177 cm grosses Menschenkind, ohne Дusserliche Grausamkeiten, ich habe alle Gliedmassen, alle KЖrperteile, ein niedliches Gesicht, denke ich wenigstens, ich habe keine nsteckenden Krankheiten und auch sons t keine kЖrperlichen Gebrechen. Ich bin vollstДndig und ausgewachsen, habe nur den grandiosen Fehler, dass ich eine Brille tragen muss. Ich bin gesund und munter, habe also keine Fettsucht, kein Speckgenick, kein Doppelkinn, esse aber gern und gut, was als Folge wohl mein Gewicht rechtfertigt. Ich bin auch nicht blind, obwohl das in manchen Lebenslagen nicht das Эbelste wДre.

Ich bin nicht taub, nicht klein, nicht schlank, nicht langhaarig, nicht schwarz (Hautfarbe betreffend), nicht hДsslich, nicht traumhaft, nicht unansehlich, ich habe keine Fleischerpfoten, keine Warzen, keinen Hautausschlag, keine Pickel, keine Haare auf den ZДhnen, nur auf der Brust, keine Falten, oder vielleicht ein paar winzige unbedeutende, ich bin nicht unsportlich, nicht faul, nicht gefДrbt, nicht lДndlich besessen. Ich habe grau-blaue Augen, ne normal grosse Nase, ordentliche Ohren, zwei gesunde HДnde :-).

Ja, lache du nur, aber du wolltest es sicher wissen, oder? Und ich strample mir nun einen ab, wie ich mich beschreiben soll. So, nun habe ich dieses Thema aber echt genug behandelt und hoffe, dass es deine Neugierde mich betreffend erstmal gestillt hat????? Sei fair und erzДhl mir auch ne Geschichte Эber dich, denn erst dann wirst du merken wie schwer das eben war??? Ach ja, ich bin immernoch Raucher. Diese Sucht kann ich mir alleine nicht abgewЖhnen.

................Sei offen fuer alles, ob quergestreift oder lДngsgestreift, nur nicht kleinkarriert. hihihi :-))”

“Привет,

я прочитал твою анкету и нашел ее очень интересной. Если мое описание подходит тебе, я надеюсь, меня порадует твой ответ. Итак, теперь обо мне. Мне 46 лет, по профессии оператор (специальность химия), одинокий отец 2 детей в возрасте 14 и 16 лет. Я живу и работаю в Людвигсхафене. Я хочу жить действительно интенсивно, чего не было в моем прежнем браке, который принес мне стресс, я хочу, чтобы мне не было скучно. Чтобы та, что рядом со мной, общалась с моими друзьями. Я пользуюсь в настоящее время моей свободой, которая значит для меня немного. Я не хочу, чтобы меня использовали, и сам не хочу никого использовать, как все обычно это делают.

Ну, как я выгляжу в твоих глазах? Можно я использую несколько украденных слов, как мои собственные, о.к.?

Далее — стихотворение.

Я по-настоящему большой человек — величиной 177 см, внешне не безобразен, я имею все конечности, симпатичное лицо, я не имею никаких болезней, но имею недостатки. Я взрослый и сформировавшийся человек, но есть такая грандиозная ошибка — я ношу очки. Я здоров и бодр, не толстый: никакого свиного затылка, никакого двойного подбородка, но ем, однако, охотно и хорошо. Мое тело не безобразно, не сказочно — обычно; я не имею никаких лап мясника, никаких бородавок, никакой сыпи, никаких волос на зубах, только на груди, никаких складок жира или, наверное, несколько крохотных и незначительных (я неспортивный), не ленив, не окрашен в ядовитый цвет, не одержим огородом. У меня серо-синие глаза, нормально большой нос, порядочные уши, две здоровых руки:-). Да, смеешься, но ты хотела знать это, правда? Вот я и бьюсь, как мне описать себя. Надеюсь, что все написанное устроило тебя для первого раза и утолило твое любопытство????? Корректно ли мне также спросить больше про тебя? Если ты напишешь, то только тогда ты заметишь, как сложно писать про себя. Ах да, я еще и курильщик. Я курю один, в одиночестве и от одиночества.

Я открыт для всего, как детская тетрадь: в продольную полоску или в клетку… хи-хи-хи:-))

 

Глава 14

 

— С добрым утром! Ну вот, в кои веки решил женщине кофе в постель принести, а она сама тут как тут. — Федор укоризненно развел руками, с удовольствием разглядывая полусонную Лариску, замершую в проеме двери, как раме.

— Хорошо-то как, господи… — протянула она, потягиваясь, отчего мужская мятая футболка задралась на ней, целиком оголив ноги.

— Как спалось?

Лара забралась в кресло около стола, подтянула коленки к подбородку, обхватила их руками:

— Мне снился сон. Мне снилось, что я с тобой, что все хорошо, и я так боялась проснуться… Знаешь, как бывает, проснешься, а обнимаешь не человека, а одеяло? Я так боялась проснуться, а проснулась — я обнимаю тебя, и все хорошо.

— Ты такая красивая.

Он разлил кофе по чашкам, нашел сахар, подсохший лимон из холодильника.

Лариска, просыпаясь окончательно, замечала подробности. Что за странная квартира? С одной стороны — дом Федора, где когда-то ей были знакомы каждый уголок, каждая безделушка. С другой — какое-то чужое помещение, какая-то пародия на прежде любимое место.

— Грустно, да? — поймал ее настроение Федор. — Два года ведь чужие люди жили. Какие-то мои вещи ушли, какие-то — появились новые, от них. Мне и самому не по себе: вроде дома, а вроде бы и нет.

— С тобой дом оживет.

— Не со мной — с тобой.

“Я помню, как мы с тобой встретились… и в первые три секунды все решилось. Я не знаю, бывает ли на свете любовь с первого взгляда… Я до сих пор так и не поняла, что это было. Но когда мы расстались, даже не обменявшись телефонами, мне вдруг стало так больно. Мне было радостно, но и больно. Я поняла, всей своей сущностью ощутила, что ты, что с тобой — это все всерьез, это по-настоящему. Что все — навсегда. Что эти отношения потребуют меня целиком. И не только меня целиком — меня сегодняшнюю, сиюминутную — но и меня ту, которой я должна стать, ту, которая я есть. А это такая колоссальная, такая почти невыполнимая, такая мучительная ежедневная и ежечасная работа, браться за которую не просто страшно, а и опасно, потому что можно не выдержать и сломаться. И я испугалась.

Раньше я не понимала, как подруги могли сказать: вот, мол, со мной, там, парень заигрывает, а я боюсь начинать отношения. “Что значит — боюсь, как это? — не понимала я. — Ведь отношения — узнавание нового человека — это всегда здорово!”. А встретив тебя, я поняла, как это бывает — просто страшно. Летишь в пропасть и не можешь остановиться. А мне так не хотелось боли, не хотелось мучений, не хотелось этого железобетонного слова “навсегда”… И я начала свой бег от тебя.

Все эти годы я бежала от тебя. Я пряталась, я переезжала с места на место, я заводила какие-то отношения… Я думала, что можно что-то изменить, что всего этого можно избежать. Но каждый раз, когда мне казалось, что все удалось, я снова встречала тебя. И снова начинался мой полет.

Помнишь, как я приезжала к тебе по ночам? Это я пыталась и пыталась, и пыталась заводить отношения. Но на первом же свидании, стоило мне выпить хоть немного алкоголя, у меня тут же срабатывал автопилот — по полгода родители у тебя пропадали в командировках — и я ехала к тебе. Я приходила к тебе, и ты меня впускал, не спрашивая, откуда я и надолго ли. И даже если у тебя была дома какая-нибудь женщина, ты все равно впускал меня и стелил в другой комнате, а когда я просыпалась, ты спал со мной.

Дальше было только хуже. Я шла ва-банк — я не пила алкоголь, я ложилась в постель с другими мужчинами. Но когда они прикасались ко мне — они это делали не так, как ты. Они говорили другими голосами, от них пахло не так, как от тебя. Они были замечательными — добрыми, ласковыми, умными, но у всех у них был единственный недостаток — они не были тобой.

И тогда я уже начинала понимать, что именно такой и должна быть верность — когда ты не смиряешь свои порывы в угоду кому-то, из чувства долга, а, напротив, полностью свободен во всех своих проявлениях, но вместе с этим просто не можешь заставить себя прикоснуться к кому-то другому, снести чужое прикосновение.

Тогда, рядом с тобой, я вообще стала замечать, что жизнь моя перешла в какое-то другое измерение, как, если бы это была компьютерная игра — будто я перешла бы на другой, более высокий, уровень. Но в отличие от игры, когда ты точно знаешь, что новый уровень есть и это ради него ты раз за разом бьешься, бегаешь, ищешь подсказки и воюешь с гадкими монстрами, твоя сегодняшняя жизнь, тот уровень, на котором ты находишься в данный момент, кажутся тебе единственно возможной реальностью, лишая всякой надежды что-либо изменить…

…Помнишь, как в самом начале ты кормил меня оливками? Они тогда еще только появились в продаже, и я их не любила. А ты этому очень удивился и сказал: “Я научу тебя есть оливки”, и я подумала: “Надо же, на земле шесть миллиардов человек, а кому-то есть дело, ем я оливки или нет”.

У нас все время не было денег и по полгода не было, где встречаться. Мы брали у Шаповалова ключ от его мастерской — своей у тебя тогда еще не было. Эта мастерская всегда напоминала мне рассказы Короленко о тяжелом быте рабочих людей: в окно под самым потолком видны были только людские ноги. Люди постоянно куда-то спешили, бежали, а мы лежали на диване, и нам никуда не надо было торопиться — мы уже пришли туда, куда стремились.

Я никогда не знала, о чем ты думал — как всех прочих мужчин, спрашивать тебя было бесполезно — и потому проецировала на тебя свои мысли, чувства и ощущения. И это могло быть правдой, потому что все у меня в голове и на душе было просто: мне было хорошо.

Я смотрела на Шаповаловские картины на мольберте, стенах, на полу, на столе. Наверное, на них были нарисованы какие-то люди, но, может быть, какие-то другие, иные, чем мы, и потому не всегда опознаваемые, но всегда радостные, веселые, беззаботные — как мне тогда казалось. Ты все время критиковал Шаповалова, а я восхищалась только твоими полотнами. На Шаповаловские смотрела молча. Люди на холстах были нашими сообщниками.

У Шаповалова тоже никогда не было денег — он разводил краски дешевым растительным маслом, и они сохли неделями. Утром мы неизменно оказывались замазаны масляными красками с ног до головы. И это несмотря на то, что всегда старательно оттаскивали картины подальше от дивана. Утро всегда начиналось с заметания следов: мы старательно подкрашивали те места в картинах, с которых ночью умудрились стереть краску. Вот поэтому я и говорю, что люблю абстракционистов: были бы это реалистичные картины, нам бы ни за что не удалось воссоздать все в точности. Иногда мы входили в раж и подрисовывали несколько больше того, что стерли, но Шаповалов никогда не замечал соавторства, потому что он все время был пьян.

Шло время, а мне все также — уже на работе — кто-нибудь неизменно указывал на пятно масляной краски на волосах или на запястье, и я краснела, смеялась и совсем не спешила его оттирать. Жизнь все больше била и ломала меня, но существовало место, где среди картин можно было смотреть на суетящиеся ноги со стороны, выпасть из земного броуновского движения и подчиняться в своем свободном полете совсем другим законам, и быть свободнее, больше, сильнее… Помнишь, иногда мы брали кисти и писали какую-нибудь гениальную картину одну на двоих, которую Шаповалов потом с легкостью продавал, приняв за свою, и вместе с нами пропивал деньги?

Потом у тебя появилась своя мастерская, потом — своя квартира. Я полюбила оливки. Темные, светлые, с косточками, без косточек, с анчоусами… Я говорила о своей любви каждому из этих смешных маленьких плодиков. Я смирилась. А ты уехал.

Я думала, с твоим отъездом все наконец-то закончится. Умерла бабушка, и мне досталась в наследство квартира. Моя. Собственная. Квартира. Мой дом. Я впервые стала сама себе хозяйкой. Я сама выбирала мебель, нанимала рабочих сделать ремонт, покупала все те смешные мелочи, которые делают дом уютным. И мне уже стало казаться, что я получила то, о чем мечтала — свой собственный настоящий уютный дом…

А неделю назад я встретила тебя у памятника Кирову. И мы пошли к тебе. А ночью я проснулась и вдруг остро, с ошеломляющей ясностью поняла, что я — дома. Что вот он — мой дом, и не было никаких двух лет, и ты уехал только вчера, а сегодня вернулся, и все так же пахнешь растворителем и красками”.

Все это Лариска хотела сказать Федору. Но день заканчивался, и начинался новый, заканчивался — начинался, и каждая минута была наполнена таким всепоглощающим смыслом — поход Федора в магазин, ее приготовление обеда, совместный выезд на озеро с чайками и соснами на берегу — что разорвать эту цепочку счастливых мгновений не было никакой возможности и, казалось, никакой надобности. И Лариска об этом молчала. О некоторых вещах гораздо приятнее молчать, чем говорить.

Лариска вернулась со смены измотанная, но это была такая мелочь рядом с огромным всепоглощающим счастьем — прийти вот такой усталой домой к тому особенному мужчине, которого ты ждала всю жизнь. Распахнув дверь, она жадно втянула носом родные запахи их теперь уже общего дома. Прислушалась — в ванной тихо шумела вода, на кухне — сам с собою разговаривал телевизор.

Она переоделась, разогрела заботливо приготовленный Федором ужин — вода все также шумела. Но дверь в ванную комнату не была закрыта, и это был их знак — заходи, составь мне компанию. Лариска взяла на кухне табуретку, зашла и уселась во влажном пару рядом с ванной. Федор, сидя в пене, намыливал мочалку. Засучив рукава, она взяла ее у него из рук и принялась мыть его, как когда-то в детстве мыла ее мама: молча, деловито, как посуду, но вместе с тем с какой-то необычайной нежностью, как будто она была каким-то сокровищем, дивной, чудом сохранившейся вазой, и мать страшно боялась ее разбить.

Обычно все эти помывки заканчивались одинаково: Федор затаскивал сопротивляющуюся и верещащую Лариску к себе в ванну. И вспомнилось сразу: когда она мылась, так же не закрывая дверь на защелку, он мог неожиданно влететь в ванную, схватить ее, мокрую, мыльную, и утащить на кровать. И такие радостные были эти минуты — со щиплющим глаза шампунем, мочалкой, которой она шутя отбивалась от него, и необычайной, проникновенной близостью между ними.

Но сегодня настроение у него было совсем другое, а поскольку настраивались они друг на друга моментально, но и Лариске было не до игрищ. Он сидел, задумавшись, обхватив руками коленки и пристроив на них подбородок, она — думая о том же самом — бережно терла ему спину под аккомпанемент вытекающей из ванны воды.

Потом она принесла чистое полотенце, тщательно вытерла его и завернула в халат. Он сел на бортик ванны, спиной к ней, она — рядом на табуретку. Она ласково потрепала его полотенцем по волосам, вроде бы вытирая, и опустила руки. А он сидел рядом, но был такой одинокий, такой далекий и вместе с тем — такой родной, с таким знакомым загривочком, ложбинкой между лопатками, куда так удобно утыкаться носом во сне…

Не выдержав, она притянула его к себе, и он легко, как будто только этого и ждал, передвинулся с бортика к ней на коленки. Она обняла его, уронив мокрое полотенце на пол и не заметив, а он вжался в нее, положив руки поверх ее рук: большой голый мужчина, разменявший пятый десяток, а потому с брюшком, нелепо тощими ногами и редеющей шевелюрой на коленках у маленькой в мокром халате женщины с большими детскими глазами и уставшими женскими руками, неумолимо выдающими возраст. И уже больше ничего не существовало в этом мире: ни ванной комнаты, ни квартиры, ни города; не было ни больных, ни здоровых людей, не было ни горя, ни счастья — только спокойный полет планеты по орбите и двое — мужчина и женщина — приникшие друг к другу и на мгновение обретшие покой.

“Privet Tatyana !

Jalka chto mi stoboipoznakomilis nimnochka pozna.. ya bil v Rossii 14-17 marta na seminar. Teper tolka priedoi oktyabr. Svobodnoe veremya mala, no ya mnogo chitau i chtau.. ochi loblo xodojestvenoe literatrora — Tolstova, Torginev, Chexov, standal, Balzak, RomanRolan,Herman Hesse i Milan Kondra.

Ya kajdi den malo govoru lodiam i mne eto ne hvataet....Ya ni mogo pisat na roskom bokve

potomochto net o menya ruski redakter ,no ti mojesh pisat na roskim bokvami..ya mogo chitat .

Bila ti za granitsa?Pichi svoi nomera..pozvaniu pogavarim...poka.

Alvand Hamedan

 

Глава 15

Татьяна простудилась.

Сидела безвылазно дома, ставила на ночь горчичники и не успевала менять носовые платки. Но, несмотря на физические страдания, на душе у нее было легко. Вся эта нелепая истеричная поездка казалась ей не более чем страшным сном. Внутри где-то она все же чувствовала, что что-то в ней изменилось, но боялась спугнуть это ощущение.

От нечего делать она подолгу сидела в Интернете. Искала информацию о международной обстановке, вооружении, войнах. И это занятие все больше затягивало ее, заставляло о многом задуматься.

Андрей во всем оказался прав. Он во всем был прав. Татьяна пролистывала страницу за страницей, и ей становилось все страшнее. Она как будто очнулась и впервые посмотрела вокруг. И выходило так, что, кроме старательно обрисованного глянцевыми журналами мира бутиков и косметических новинок, карьерного роста и дорогих машин, был еще один и гораздо более значительный мир, в котором продолжалась гонка вооружений, люди убивали друг друга и в детских домах плакали дети-сироты.

Татьяна неожиданно вспомнила свое детство — там, далеко в прошлом, больше всего на свете она боялась не Бабы-Яги и не Кощея Бессмертного. Детство пришлось на период холодной войны — государство растило из детей патриотов и старательно воспитывало ненависть к Америке. Время от времени в школьном кинозале учащимся показывали “правильный” мультик. Он назывался по имени героя — “Босоногий Ген” и рассказывал об ужасах атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Видимо, очень наглядно. Потому что впечатлительная семилетняя Татьяна потом не один месяц кричала во сне — не могла забыть увиденных ужасов: тысяч умирающих людей, облезающую кожу, страх и смерть на экране. “Босоногий Ген” был нарисован теми же красками, создан по той же технологии, что и “Винни-Пух”, “Ну, погоди!”. Может быть, на взрослого человека большее впечатление оказали бы документальные кадры… Но в детской голове не могло уложиться, что любимые “мультяшки” могут быть о таком…

В советской стране первоклассники знали такие слова, как “облучение”, “радиация”, “атомный гриб”, и умели шить ватно-марлевые повязки, надевать противогазы. Татьяна хорошо помнила вой сирен за окном школы, помнила, как все бежали в бомбоубежище, чтобы, когда начнется всамделишная атомная война, быть к этому готовыми.

Она не хотела быть готовой к атомной войне. Слушая, что падать на землю на открытом пространстве следует не головой к взрыву, а обязательно — ногами, сутью своей, детской наивной тягой к жизни она понимала, что в любом случае — умрут все. И некому будет, как Садако Сасаки, делать тысячу бумажных журавликов, чтобы загадать единственное желание — жить. Ведь даже шестьсот двадцать семь журавликов никому не помогут.

Потом появилась Саманта Смит. Это было удивительно: оказывается, там, в далекой и опасной стране, дети тоже хотели мира.

Америка почему-то стала хорошей. Татьяна помнила, как всем классом они рисовали бесконечных белых голубей и писали на них: мы не хотим войны! Говорят, их потом посылали куда-то. Говорят, в саму Америку.

Но детство — на то оно и детство: когда все быстро забывается. Стали забываться слова “радиация” и “атомный”. В 1986 году — это потом, гораздо позже, Татьяна вспомнила этот год, соотнесла даты — в 1986 году, в мае, ее родителям случайно досталось три дешевых путевки на Украину. На юге все было так ярко, необычно. Там вовсю уже продавали крупную спелую клубнику, и вода в реке уже была теплая. Только местные почему-то не купались, стояли и смотрели на них с берега, но ничего не говорили.

— Неужели же под этим небом возможна война? — в который раз она задавала себе этот вопрос, глядя в пронзительную июньскую синь за окном. — Разве это не страшно, что наши дети готовятся к войне?

Татьяна стала читать газеты, внимательно смотреть новости и думать, думать, думать…

Даже на переписку с потенциальными женихами она вдруг посмотрела по-другому. Как она воспринимала все эти письма? Сидела, смеялась вечерами над корявыми фразами, над смешными потугами разрекламировать себя. Надувшись от важности, размышляла, куда лучше поехать на халяву — в Грецию или Австралию… А сейчас как-то вдруг представила их всех — немолодых уже, чего-то вроде бы в жизни достигших — в разных концах света — таких одинаковых, одиноких. Неужели же они действительно — со всеми своими трогательными рассказами про родителей, детей, с которыми после развода имеют право видеться только раз в неделю, про любимых собак — верят, что можно вот так, через Интернет, найти на другом конце земного шара свою половинку? Неужели же и в других странах — все то же самое: ты ходишь на работу, ездишь в общественном транспорте, встречаешься с немыслимым количеством людей — и по-прежнему остаешься один?

Ей всегда казалось, что мужикам жить гораздо проще хотя бы потому, что при разводе дети всегда остаются с женщиной. Да что там — при разводе! В любой момент мужик, узнавший, что женщина беременна, может удрать — не брать на себя ответственность, не возиться с памперсами, а спать ночами спокойно, ходить по барам и заводить новые знакомства. Когда она думала об этом — в ней кипела обида на жестокую женскую долю… А теперь за этими скупыми на слова письмами открылась для нее совершенно другая грань: да, женщине остаются дети — со всеми сопутствующими проблемами безденежья и бессонных ночей, но вместе с этим ей ведь остается и радость видеть, как твой ребенок растет — вот он делает первый шаг, идет в первый класс, первый раз влюбляется… А что достается мужчине в том случае, когда они, два человека, мама и папа, не могут дальше жить вместе? Вместе со свободой ему остается видеться с ребенком раз в неделю по решению суда. Это в лучшем случае. В худшем — не видеться много лет, а потом, когда он повзрослеет, когда кажется, что есть надежда объяснить, что папа не такой плохой, как это пыталась представить мама, получить взгляд, полный ненависти, и понять, что нет тебе оправдания, нет и никогда не будет.

Вспомнилось, как она ездила в детский дом-интернат для умственно отсталых детей в ста километрах от города, в поселке Светлый. Эти дети, смотреть на которых было не просто больно — страшно. Вспоминались лица — туповатые, но детские, добрые, и нищета — слава богу, что эти дети не могли понять, где, в чем они, как они живут, — унижающая, лишающая человеческого облика и узников этого заведения, и персонал. Плесень на стенах, убогие колченогие кровати, серое постельное белье: один комплект на двоих…

Как все это может существовать в наше время? Как могут все эти люди — Татьяна смотрела в окно, выходившее на центральную улицу — ездить в дорогих машинах, думать о предстоящем отдыхе в Египте, покупать своим избалованным детям мороженое, когда всего лишь в ста километрах от них стоят эти ужасные корпуса, и маленькие человечки, обиженные и богом и государством, не знают, что такое бананы?

Татьяна все думала, думала. Впервые в жизни, наверное, ей не было скучно с самой собой…

И позвонил Андрей.

— Привет, ты где? — спросила Татьяна, еще не вполне понимая, что слышит его голос.

— Я приехал из леса, я хотел бы увидеться с тобой. Я ведь скоро поеду домой, к родителям…

— Приходи… — просто ответила она.

Договорились на вечер, часов на восемь.

Татьяна сходила в магазин, купила продуктов — ей хотелось устроить что-то вроде романтического ужина при свечах. В городе везде — во всех переулках, на площадях и бульварах — цвела сирень: белые, розовые, сиреневые кисти плотно облепляли кусты, делая их похожими на пирожные. Она подошла к одному, наклонила ветку и, уткнувшись носом в мелкие цветочки, жадно вдыхала с детства любимый запах. Ах, как ей хотелось видеть во всем хорошие знаки — знаки, стопроцентно обещающие ей, что сегодня она будет любить и будет любима!

“Конечно, все теперь будет не так, совсем не так”, — думала она, накрывая на стол и надевая свое единственное вечернее платье. Она забыла уже и о ядерном оружии, и о вселенском одиночестве, и о никому не нужных детях-даунах — стала просто женщиной, ожидающей на свидание мужчину.

Часы тикали.

Татьяна сидела в темно-синем длинном платье, открывающем спину, в изящных туфельках, накрашенная, за накрытым на две персоны столом, с вином и свечами. Восемь, полдевятого, девять… Не зная, чем занять себя, она просмотрела с диска какой-то фильм, не понимая, о чем он, поставила другой. Телефон Андрея был отключен.

В одиннадцать она поняла, что он не придет. Ноги стал сводить холод, как там, в безымянном озерце в Сергееве, и неумолимо на нее волнами накатывалось отчаяние.

Татьяна налила в бокал вина, выпила залпом. Налила еще один. Подумала — чего уж там — и принялась за еду. Неужели же в жизни это — единственный смысл? Неужели же и правда вся жизнь ее зависит от Андрея — двадцатилетнего мальчика, который и сам не знает, чего хочет в этой жизни?

Она пересела напротив, за другой прибор, налила вина в чистый бокал. Но ведь так не может быть! Должно же быть в жизни что-то еще. Только — что? На секунду ей показалось, что в дверь стучат. Она подскочила, прислушалась… Но это глухо ухало о ребра ее собственное сердце, отсчитывая свой ритм. Это всего лишь билось ее собственное сердце. Сердце… но разве этого мало?..

Андрей пришел в половине первого.

Татьяна хорошо подшофе со слегка размазанной косметикой сидела, закинув ноги на стол, и лениво цедила вино из бокала. От роскошного пиршества остались жалкие остатки, и было видно, что из второго прибора с бокалом тоже ели и пили.

— Ты что?! — возмутился он. — Не одна была?! Я бегу, волнуюсь, чувствую себя полной сволочью, а она тут с кем-то другим развлекается.

— А-а… — она махнула рукой. — Тут Петрович забегал…

“Hi!

Меня звать Алег. Я приехал в Канада давно поетому плохо пишу руским языком извините.Я есть из Торонто это город в канада. Живу я когда мне было 12 лет а сечас мне 35 годов и я есть канадский ситизен. Я делай имиграция для людей кто хочет быть в канада. Мне 35 лет я имиграциони юрист. Говорю по руски хорошо. Если плохо пишу поправь. Хочу писать друг другу и познакомить с тобой. У мне все ест но я не хотеть быть один. Раньше был только работа и денги а теперь я понимал что работа это мало а нужно более. Сам я приехал из Киев это Украйна совсем давно. Я часто еду по бывший СССР и имею в Росия, Украйна, Молдава, Исраел, и прибалтик свой офис. Если есть интерес мы можем следующий раз увидит друг друга. Напиши если можно интересно о себе Рaскажи о себе, какой ты и что делаеш подробнее куда любиш ходить из дому.

Алег”

 

Глава 16

Татьяна проснулась с тяжелой головой, вылезла тихонечко из-под одеяла, нашла аспирин и выпила пару таблеток с двумя кружками воды. Включила чайник. Вернулась в комнату и замерла в дверях. Андрей — стоило ей встать — тут же развалился на всю кровать и спокойно посапывал. И снова ей с утра было так удивительно видеть в своей постели этого мальчика. И он снова показался ей красивым-красивым, пожалуй, самым красивым. И голова уже не болела.

В окна во всю светило солнце. По правде сказать, и не утро уже было, а день. Но какой конкретно — вторник или суббота, второе или двадцать второе — она не знала. И до этого ей не было никакого дела. Она накинула халат и залезла с ногами в кресло напротив. Сидела и наблюдала. И больше ей ничего не хотелось — только вот так сидеть и смотреть на него.

Так и просидела минут сорок, пока не заметила, что Андрей давно уже смотрит на нее одним еще совсем сонным глазом и улыбается.

— Почему ты не спрашиваешь, почему я вчера опоздал?

— Потому что опоздал — значит, не было возможности прийти во время.

Сидели и пили чай.

— Ты правда не сердишься?

— Нет. Хорошо вчера погуляли?

Вчера Андрей сидел один в общаге и шкуркой протирал дырочку в лампочке. Димка с Петром сразу, после их совместной поездки в лес, уехали каждый в свой городок, к родителям, и это было к лучшему. Посвящать в свои дела он не хотел никого, даже самых близких друзей. Все, что нужно было, из лесу он привез и теперь чутко прислушивался к любым шагам по коридору. Не то, чтобы ему было страшно, но береженого, как говорится, Бог бережет. От сознания незаконности своих действий у него сладко сосало под ложечкой — азарт опасности пьянил: Андрей чувствовал какую-то необыкновенную легкость. Чувствовал, что свободен.

В качестве часового механизма он решил использовать свою старую “Нокию” со сломанным дисплеем, но рабочую. Благо аванса, выданного Коляном, хватило на недорогой, но рабочий телефон. Решил пустить в расход мегафонскую симку, которую все равно давно не использовал. Сходил только проверил, не заблокирована ли она уже: действовала. Заодно и пива прикупил, чтобы лучше работалось. Собрал все вместе и залюбовался: стоит позвонить на телефон — ток пойдет на контакты лампочки, в ней проскочит искра — вот уж хлопнет, так хлопнет. Последнее он, гордый собой, сказал вслух. Правда, шепотом.

Не имело значения, восемь ли на часах — двенадцать ли — он и сам не заметил, как пролетело время. С ощущением гордости — сильный, взрослый, уверенный в себе — и с адреналином в крови он и поехал к Татьяне.

— А… Отметили немного удачную поездку.

Полночи он проговорил о находках. И она впервые заинтересовалась его увлечением, задавала вопросы. Они говорили, и говорили, и говорили. А когда он бегал за презервативами, поймал себя на неожиданном желании купить ей какую-нибудь безделушку, чтобы порадовать…

Проснувшись, пили чай: она — по одну сторону стола, он — по другую. Посередине, между чашками, из окна на скатерть падал солнечный луч: утро снова разделило их; в свете луча медленно и равнодушно плавали пылинки.

Андрею мучительно хотелось уйти. Все это — и женщина, сидящая напротив, и необходимость поднимать кружку и отхлебывать горячую подкрашенную пакетиком заварки воду, и пыль эта, обычно незаметная, а тут вдруг проявившаяся, как изнанка,— все было лишено смысла. Внутри его, как в огромном сосуде, еще держались остатки ночи, как хорошего сна, который хочется запомнить, но в голове уже были совсем другие мысли: сегодня он должен был встретиться с Коляном.

Татьяна чувствовала, что он уже не с нею, но все внутри ее бунтовало, отказывалось принять это ощущение, как факт. Его визит, ночь, полная страсти, неожиданный подарок — дешевая игрушка на присоске, которую он, смущаясь, не глядя, прилепил на зеркало в прихожей, — все это она восприняла как свою полную и окончательную победу. А заснув под звон литавров, ей было очень обидно, проснувшись, обнаружить свою ошибку. Зло плеснув ему кипятка в кружку, она почувствовала некоторое восстановление справедливости, когда он, задумчиво отхлебнув, обжегся.

— Слушай, я понимаю, что вы делаете, когда находите останки наших солдат, а что вы делаете с немцами? — сдерживая раздражение, Татьяна попыталась завязать разговор.

— Хороним, только жетон снимаем, — нехотя откликнулся Андрей и закурил: он чувствовал себя, как будто должен был ей это утро, эти разговоры... — В Германии тоже ведь есть общества, которые ищут погибших во Второй мировой. Вот мы им и сообщаем, что найдены останки бойца, сообщаем персональные данные. Если живы его родственники, то они или приезжают, и мы показываем место захоронения, или сообщаем, что он захоронен там-то, фотографируем могилу и отсылаем снимок. В любом случае, немцы за это хорошо платят.

— Платят?

— Мы же не обязаны отдавать, так сказать, последние почести врагам. Мы их на свою землю не звали. И даже если родственники не находятся, так можно сам жетон продать. На них есть спрос. Не шибко выгодно, конечно, но с паршивой овцы — хоть шерсти клок.

— Подожди, подожди… Ведь этот жетон — это последнее, что осталось от человека, это память о нем. Неужели и на этом нужно делать деньги?

— Но это же фашисты, это наши враги!

— Но они за это уже расплатились своей смертью! Да и не все ведь они одинаковые! Не все же зверствовали, издевались. Они же военные, они обязаны были выполнять приказы. А в конце войны и вовсе призывали глупых семнадцатилетних мальчишек — что они понимали?

— В конце война шла не на нашей территории!

— Я не об этом… Все равно так нельзя, понимаешь? Кто бы ни был тот, чьи останки вы нашли, но ведь все равно его нужно захоронить, как положено, ведь война давно кончена, а вы все, как будто воюете с ними, уже мертвыми. Когда-то ведь это должно закончиться!

— Я же тебе уже говорил, Вторая мировая закончилась — началась третья. Война не закончится никогда. В Интернете…

— Я все просмотрела, что ты говорил. Да, в чем-то ты прав, в чем-то вы все правы, но нельзя ведь всю жизнь только и жить готовностью к какому-то бою! Ведь чего боишься, то и случится! Ведь если всю жизнь готовился к войне, то в конце концов ее придется начать, иначе вся жизнь была прожита зря. Если в первом акте на сцене повесить ружье, то в третьем оно обязательно выстрелит!

— Но ружье для того и нужно, чтобы стрелять.

Стрелять не нужно! Неужели ты можешь убить?

— Какая разница, могу я убить — не могу?! Война идет, ружья стреляют. И “шмели”, и “мухи”, и ППШ, и… системы “Град”… И без меня стреляют, и…

— Без тебя стреляют на одного человека меньше! Без твоего Петра — на двоих меньше, и так далее…

— Да не могу я ничего изменить!

— Ты не хочешь ничего изменить! Потому что тебе это нравится. А ведь ты — можешь, именно ты. Ты можешь остановить войну — просто поверь в это. В мире и так слишком много зла, слишком много страдания и смерти. Ты что, и правда готов поехать на войну, чтобы убивать, чтобы тебя убивали?

— Я не боюсь умереть. Живу я — не живу — какая разница? Зачем цепляться за жизнь, что в ней такого клевого? Все одно и то же, везде, у всех… Как отец… а-ай!.. В армию я не пойду, потому что не хочу за этих умирать… А контрактником — запросто. Хоть завтра. Стрелять я, по крайней мере, умею.

— Знаешь, что случится, как только ты попадешь на настоящую войну?

— ???

— Тебе захочется жить. Выжить. Ни за что не умереть.

— Может, я для этого и хочу попасть на войну…

“Привет, Татьяна!

Я Дима, теперь живу в Израиле, но сам русский J. Мне 35 лет, рост 169 см, глаза карие. Говорю на русском, иврите, английском, арабском и немецком. У меня есть собака и кошка. Есть хорошая работа, я программист. Машина. Что еще? Я не знаю, что написать, чтобы вам понравиться. Но вы мне понравились сразу. Хочется, чтобы и я вам понравился. Фотографию вышлю позднее — если вы мне ответите. Очень жду вашего ответа.

С уважением,

Дима.”

 

Глава 17

“Художник должен все время находиться где-то возле мамкиных юбок”, — сказал Шагал — еще учась в училище, Федор читал его дневники. Что-то такое сказал Шагал — точно Федор не помнил, но эта фраза запала в душу. Возле мамкиных юбок…

Федора любили женщины старше его. Во всякий его жизненный кризис одна из них — с юбками, собственным бизнесом и деньгами — неизменно подбирала его на каком-нибудь вокзале, отлавливала с этюдником где-нибудь в богом забытой дыре или спасала от бесславия на неудавшемся открытии выставки. И его жизнь делала новый виток и точно вписывалась в очередную уютную квартиру с евроремонтом, с вечерним выездом в ресторан и новыми перспективами в продвижении его картин.

Федор любил женщин старше себя. Любил их теплые квартиры, чисто вымытую посуду и вкусный запах дорогих сигарет и успеха. Успешные женщины умеют следить за собой — никто и никогда не мог заподозрить их настоящий возраст. А Федор легко прощал им их годы. За то, что они многое прощали Федору. За то, что любили, ценили и восхищались им. За то, что они мало требовали от него.

Что мать может ждать от ребенка, чего желать? Чтобы был жив-здоров — вот, пожалуй, по большому счету и все. Большего от него и не требуется — он для нее все равно самый лучший, самый умный и самый красивый. Как ребенок, Федор требовал от женщин безраздельного внимания, ласки и терпения. И получал с лихвой: в определенном возрасте женщины много готовы отдать и многое простить, лишь бы удержать молодого и красивого мужчину рядом с собой.

А Лариска, как ему казалось, хотела другого. Она требовала с него — не словами — хуже! — всей жизнью, примером своим — быть не ребенком, а мужчиной. Прыгнуть выше головы — стать самим собой, собой настоящим и стоящим ее любви. В его судьбе она была неким камертоном, по которому он сверял звучание своей жизни. Приходил к ней — и оказывалось, что он насквозь фальшивый, суетливый и мелочный, и снова начиналась эта мучительная настройка.

Каждый раз, пригретый в очередной уютной квартирке или снова увлекшийся красивыми коленками и неправильными чертами лица, он вдруг пронзительно остро понимал, что ему срочно надо бежать. В голове тут же срабатывал автопилот, и думать уже ни о чем не было нужно. Лариска была некой константой его жизни. Точкой отсчета, опоры, конечным пунктом назначения всех его путешествий. Каждому из нас, наверное, нужно знать, что где-то на белом свете есть кто-то, кто ждет нас. Кто примет нас в любой момент, примет целиком и сразу, накормит, напоит, в баньке попарит; поможет и утешит.

Каждая ночь с ней была, как путь домой. Туда, откуда он когда-то выпорхнул, не задумываясь, а теперь и хотел бы вернуться, да забыл адрес, потерял ключ. С ней он чувствовал себя как моллюск, добровольно выбравшийся из своей ракушки: впервые выпрямившийся во весь рост, но такой беззащитный и уязвимый, как новорожденный. И это ощущение наполняло его страхом, который и был, как полет в неизвестность. Но и с ней же он чувствовал, что находится под защитой сил гораздо более могущественных и надежных, чем тонкие скорлупки ракушки. И эти два ощущения были как весы — то перевешивало одно, то другое, одно — другое…

Глядя ночью в ее глаза, притираясь к ней кожей, он чувствовал близость с ней, как бесконечный щемяще-сладкий полет. И с каждым днем его “Я”, его личности оставалось все меньше — он становился легче, прозрачнее, невесомее. И это слишком, слишком напоминало ему смерть.

Каждый раз самым позорным образом он сбегал от нее.

Они стояли на вокзале, и со всех сторон диспетчер объявляла прибытие и отправление поездов во всех направлениях. Голосу предшествовало “пам-пам-пам” — перезвон, который, видимо, должен был привлекать внимание пассажиров к сообщениям. Таким голосом, наверное, говорит с людьми судьба, не всегда, к сожалению, привлекая их внимание перезвоном.

Лариска была женщиной умной. Точнее мудрой, ибо мудрость — категория, скорее, нравственная, нежели интеллектуальная. Мы скорее назовем мудрым того, кто научился не осуждать и не обижаться, не раздражаться по пустякам и принимать все — и людей, и события такими, какие они есть, чем того, кто имеет самый высокий коэффициент IO и держит за настольную книжку “Критику чистого разума” Канта. Так вот, Лариска была женщиной мудрой, а потому конечно же знала и понимала, что от нее ожидает Федор, что он ищет в ней и за чем бы пошел добровольно и с радостью хоть на край земли. И, наверное, у нее хватило бы опыта и терпения сыграть эту роль. Но то-то и оно, что это была бы всего лишь роль. Роль, а не выражение ее сути. А Лариске, как всякому человеку, хотелось быть самой собой. А будучи сама собой, она осознанно и неосознанно искала себе мужчину, не о котором будет заботиться она, а который будет заботиться о ней. Это была какая-то глубоко заложенная в ней программа, взломать коды которой, чтобы изменить условия задачи, она не могла.

Это было не первое их расставание. Можно было бы сказать, что расставаться — уже вошло у них в привычку, если, конечно, к этому вообще можно привыкнуть. Лариска знала, что Федор уедет.

По законам развития любой системы количественные изменения в конце концов переходят в качественное — однажды Лариска обнаружила себя живущей в мире, начисто свободном от таких понятий, как “долг”, “должна”. Центр тяжести — конечно, не сам собой, а ценой неимоверных, подчас немыслимых, чудовищных усилий, ежедневной работы над собой — сместился в сторону совершенно других понятий, ключевым словом которых была любовь.

Бывало, вечером на улице завывал ветер или шел дождь, и она усаживалась в кресло с книжкой, в кои веки выкроив свободный вечерок для себя. И тут же кто-то близкий — подруга, друг, возлюбленный или родители — начинал вдруг истошно названивать и требовать внимания. И никогда она не думала в терминах “чувства долга”, а решала лишь для себя: любит ли она позвонившего — запутавшегося в своих бедах, что рискнувшего дернуть за веревочку, связывающую его с кем-то другим, и ждать теперь: оборвется или выдержит — настолько, что готова пожертвовать ради него уютным вечером и идти куда-то сквозь дождь и ветер. И, как правило, она шла.

Задайте любому вопрос: что бы он предпочел — чтобы любимый человек был рядом с ним из-за ощущения долга или влекомый единственно чувством любви? Скорее всего этот ваш любой, пораскинув мозгами, все-таки робко, неуверенно, но склонится ко второму варианту. Ни одни счастливые человеческие отношения — ни дружеские, ни семейные — не были построены на долге. Потому что долг всегда подразумевает приоритет разума, воспитания, вколоченного через пятую точку в детстве, или четкой теории, склепанной и спаянной собственноручно в юности. Ты мне — я тебе, я беру на себя повышенные обязательства быть с тобой, когда ты попросишь о помощи, но и ты будь добр прийти ко мне по первому зову, когда ты мне понадобишься. Ты приходил ко мне три раза, я к тебе — четыре. Значит, один раз уже авансом. Ты заставил меня — надавив на чувство долга — прийти пятый раз, а сам отказался выполнить обязательства — значит, ты меня предал, и нет тебе прощения — ведь кто мне теперь вернет мой аванс?

Лариска же жила в мире, в котором предательства не существовало. Услышав его от Татьяны, она очень удивилась и попросила растолковать его смысл, отчего та не нашлась и процитировала Андрея, сказавшего примерно следующее: “Предательство — это когда боец переходит на сторону противника, сдавая при этом все секреты”. Татьяна как-то прокомментировала эти слова, а Лариска просто задумалась. Ведь таким образом выходило, что в мирное время никакое предательство невозможно, а все недоразумения проистекают единственно от того, что человек, закрепляя за собой право свободы действий, почему-то отказывает в этом всем остальным. Возлюбленный ушел к подруге? Но ведь это его право, решать, с кем ему быть. А кого любить — так это и вовсе божий промысел, пенять на коий есть грех и бессмыслица. Подруга приняла твоего любимого — ну так сердцу не прикажешь, а ее слезные мольбы о прощении есть самое истинное и настоящее раскаяние, что пришлось причинить тебе боль. И ведь скорее всего оба они не хотят вычеркивать тебя из своей жизни, ведь из-за того, что карты перетасовались, менее родной и близкой ты для них не стала.

Или бывает, что лучший друг подсидел на работе, увел из-под самого твоего носа денежную вакансию — стал теперь начальником, а при встречах воротит нос и в курилке разговаривает “на Вы”. Но ведь и в этом случае он имел полное на это
право — выбирая между должностью и хорошими отношениями с тобой, предпочесть должность. И этот выбор останется целиком на его совести, а не на твоей, и беспокоиться тебе не о чем. В таких случаях Лариска обычно прислушивалась к своему сердцу, и все та же любовь обычно перевешивала. “Самый сильный человек может поддаться слабости, искушению, но один маленький проступок не может зачеркнуть все то хорошее, что было между нами, — думала она. — И мне в данной ситуации гораздо легче, ведь я имею полное право чувствовать себя правой, а ему, бедолаге, каждый день, встречая меня, приходится бороться с чувством вины”. И она подходила, и утешала, и помогала, и все заканчивалось тем, что лучший друг достигал небывалых высот на своей должности, его переманивали конкуренты, и он забирал с собой Лариску, и они снова работали рядом и снова были коллеги.

Более того, частенько она звонила своим пациентам — все тем же девочкам, напившимся уксуса, загнанным жизнью нестарым еще мужчинам с язвой, одиноким бабулькам, вызывающим “скорую” от того, что не с кем поговорить, — просто чтобы спросить, как дела, или посоветовать какую-нибудь новую методику, изученную на очередной учебе медперсонала. И всех она помнила, и держала в голове их проблемы. Конечно, это не входило в ее профессиональные обязанности: на это должны были быть у больных родные, друзья, участковые терапевты, наконец. Более того, сама Лариска вряд ли внятно смогла бы объяснить, зачем она это делает. Возможно, прибегая к древней панацее: если тебе плохо — найди кого-нибудь, кому еще хуже, и начни ему помогать.

— Отъезжающие, займите свои места, — скомандовала проводница.

— Не пей с незнакомыми. Вообще лучше не пей, хорошо?

— Береги себя.

И они не обнялись, не целовались взахлеб у всех на виду, как делают это хорошие друзья или восторженные любовники. Но из-за серых низких туч неожиданно показалось низкое солнце, отразилось бликами в окнах вагонов.

Лариска стояла, замерев, на перроне, пока поезд совсем не скрылся из виду.

В детстве мама воспитывала ее странным образом. Она заставляла маленькую Ларису собирать игрушки в узелок, брала за руку и вела в детдом. Не отдавала, конечно, просто пугала. Считала, наверное, что научит этим дочку ценить все, что та имеет, уважать родителей. Но эти метры от родного дома были и навсегда останутся для Лариски самым страшным переживанием. Мир — ее детский, наивный, радужный мир с любящей мамой, прекрасный и незыблемый — рушился в одночасье, как карточный домик. И такой ужас сковывал ее сердце, такие страх и боль, что она падала на колени, плакала и умоляла маму оставить ее у себя, обещая ей все на свете. Та, конечно, попугав, приводила ее домой. И все, казалось бы, становилось как прежде… Но не было уже самого главного: веры в незыблемость любви. В ее всетерпимость, всепрощение. Веры в саму любовь.

Лариска стояла на перроне. Взрослая, мудрая, сильная — и снова была той маленькой девочкой, которую взяли за руку и сдали в детский дом.

Всю неделю, проведенную с Федором, Лариске звонили кавалеры. Она не отвечала, но каждый звонок отзывался болью — все эти отношения, которыми она так дорожила и даже гордилась, рядом с Федором казались ей чем-то мелким и не стоящим внимания.

До него всех своих мужчин она воспринимала как подарки судьбы, думая все о тех же шести миллиардах, населяющих землю, о той бесконечной веренице обычных и неинтересных людей, ежедневно равнодушно проходящих мимо нее. Каждая такая встреча — когда в первые же три секунды сердце радостным стакатто обозначало момент узнавания своего человека — была обещанием чуда, чуда познавания другой, отличной от твоей, души. И вот ей уже хотелось знать все об этом новом человеке: о чем он мечтает, как пахнет, предпочитает рвать пакет с чем-нибудь сладким к чаю или аккуратно развязывать.

Вместе с этим сердечным стакатто неизменно срабатывал в ней пусковой механизм какой-то всеобщей внеземной любви, когда хотелось сделать все не только для вот этого конкретного мужчины, но и для какого-нибудь случайно встреченного его друга, для бывшего одноклассника с таким же именем, для совершенно незнакомой тетки, приехавшей в город из деревни и просто подвернувшейся ей под руку.

Два года с каждым новым кавалером Лариска летала, порхала, ходила по
воде — все чудеса свершались с ней, вокруг нее, помимо нее; она маялась и не спала ночами, и шарахалась из стороны в сторону — от счастья любить до отчаяния быть нелюбимой — вела себя как любая влюбленная женщина. А если очередной встреченный не откликался на ее чувства, то это и не имело значения: где-то в глубине души она знала, что если какая-то встреча, наобещав чего-то, не выливается в отношения, если что-то проходит мимо, то, скорее всего, пусть и проходит, ибо ведь не знаешь никогда, во что это “чего-то” может вылиться. Иными словами, все, что ни происходит, все к лучшему. Не придется потом жалеть о впустую потраченных силах и времени.

И это все было хорошо, и замечательно, но Федор уехал, и ей вдруг показалось это закономерным. Как будто за всеми своими любовями она потеряла право любить его.

Или… Может, и правда невозможно двоим стать единым целым? Ведь в конце концов какая бы ни была близость, между людьми всегда остаются два слоя кожи…

Татьяна ничуть не удивилась, увидев Лариску, явившуюся без звонка, но с литром вина, на своем пороге.

— Проходи, рада тебя видеть, — сказала она, как будто целый день ее и ждала.

Хотя, почему “как будто”? Как раз целый день Татьяна и думала о подруге, хотела, но почему-то не решалась ей позвонить: с момента их ссоры они не виделись.

— Что делаешь? — теперь Лариска сидела у Татьяны на кухне, закинув ноги на свободную табуретку, а Татьяна соображала закуску и разливала вино.

— Ай, целый день в “тетрис” проиграла.

— И как?

— Кубики победили.

— А как ты, интересно, представляешь свою победу? Они что, посыплются из монитора?

Татьяна озадачилась:

— Да, получается, в тетрис выиграть невозможно, — и задумчиво добавила: — Как в жизни: стараешься, мучаешься, а выиграть все равно невозможно. Как в “тетрис”. Кубики все равно победят. И что делать?

— Играй в “спайдера”2.

Они молча чокнулись и выпили.

— Знаешь, что я поняла? Я хочу детей. Вся эта моя тяга к маленьким мальчикам — все лишь нормальный материнский инстинкт.

— Роди.

— Роди! Я же сама от себя родить не могу. А Андрей против. Хотя я ему уже двести раз объясняла, что ничего мне от него, никакой помощи, не нужно. Просто я хочу ребенка.

— Ну не знаю… Усынови. Хотя, это, наверное, очень сложно: нужно хорошо зарабатывать, жилплощадь иметь достаточную и опять же мужа, чтобы была полная семья.

— Да нет. Сейчас можно не усыновлять, а брать на патронатное воспитание. Это проще в плане бюрократической волокиты. И к тому же — можно и одиноким заделываться патронатными воспитателями, и безработными. Причем патронатные воспитатели получают от государства заработную плату плюс пособие на содержание ребенка. Правда, государство, как обычно, надувает. Допустим, содержание одного ребенка в детдоме обходится государству в 150 тысяч рублей в год, а патронатным воспитателям выплачивают — и причем не вовремя! — чуть ли не в половину меньше.

— Как-то странно о деньгах думать.

— Конечно… Ведь сколько у нас детей-сирот! Самое главное ведь, наверное, чтобы мама была. Помнишь, перед выборами я ездила в детский дом-интернат для умственно отсталых детей? Их директор, Шанин, должен был возглавить ТИК, ну, территориальную избирательную комиссию. Ему, видите ли, захотелось показать мне свою работу. Он думал, что мне интересно. А там все дети — дебилы, дауны. Не знаю, как там это называется. К тяжелым, таким, которые свою одежду едят, он меня не водит. Только к тем, кто в школе учится. То есть их писать буквы учат, считать до десяти. Песни петь, танцевать. Обслуживать себя — ложкой есть, самостоятельно в туалет ходить. Это для них очень важно. Идем мы по коридору: директор, я, вокруг санитары. Дети ведь очень активные, им интересно, что за новый человек пришел. Шанин мне объяснил, что многие помнят родителей, знают, что на свете бывает мама. Пару раз иностранцы брали кого-то с диагнозом получше на усыновление, остальные — видели. Здороваются, потрогать пытаются, утащить к себе в палату “в гости”. А санитары идут по бокам и пресекают эти попытки.

— И ты на все это смотрела?

— Дурацкое… любопытство, что ли. Живешь ведь и не знаешь, что такое бывает. Как же все это страшно!.. Но я не об этом. Иду я, значит, за Шаниным. И тут ему по телефону звонят, он начинает отвечать. А меня заинтересовала ванная комната. Я, с дуру, и отошла ото всех, заглянуть решила. А на меня все эти дети как кинутся. Как зверьки какие-то. Я им что-то говорю и не знаю, понимают они меня или нет. Но это еще ничего. Тут на меня вдруг как кинется какая-то девочка. Она из палаты выскочила и прямой наводкой на меня. Запрыгнула, обняв руками за шею, а ногами за талию, и повисла. Ну как девочка?.. Лет двенадцать, мне по плечо. Килограмм сорок на меня налетело — я еле на ногах удержалась от толчка. А она вцепилась в меня мертвой хваткой. А лицо такое… Дебильное-дебильное. Безо всякого выражения. Точнее, нет, можно сказать, с выражением абсолютного счастья; лицо человека, который всю жизнь мечтал о чем-то и, наконец, получил это. Замечала, у счастливых людей часто дебильные лица?

— И что ты с ней делала?

— Я попыталась ее отцепить… Если честно, то я испугалась и растерялась. Совершенно не знала, как себя вести. Ну и стала санитаров звать. Они подбежали и стали отрывать ее от меня. Все это пару минут заняло, просто рассказывать долго. Так вот, вцепилась она насмерть, они ее отрывают — она орет. Оторвали, утащили в палату. Мы с Шаниным уже на лестницу вышли, на другой этаж, а все слышно было, как она кричит…

— А чего она в тебя вцепилась-то?

— Как — чего? А вдруг — мама? Она же не помнит свою маму. Может, боится не узнать. Лучше уж во всех подряд на всякий случай вцепляться.

Лариска задумчиво пожала плечами:

— Да, им проще: для них весь смысл жизни — найти маму…

— А для нас какой смысл жизни? Для тебя? Для меня? Что обычно люди называют смыслом? “Смысл моей жизни”, — непременно скажет кто-нибудь, — “Достичь положения в обществе, заработать себе на хороший дом, машину, завести семью, родить детей…” Ну и так далее. А ведь, по сути, это не смысл, а цель. Смысл — это что-то другое…

— Мне кажется, что смысл в том, чтобы… Как бы это сказать, ну с каждым днем мы приобретаем какой-то жизненный опыт, чему-то учимся, и в голове понемножку складывается как бы паззл. Чем больше деталек встают на свои места, тем легче жить. Потому что больше понимаешь, проще реагируешь на все.

— Профессионалом становишься? Профессионал всегда чувствует себя увереннее и защищеннее. Только это тоже получается цель, а не смысл.

— Наверное.

Они снова разлили вино. Лариска закурила.

— Ой, мне тут опять снился сон про обувь, — вспомнила Татьяна. — Я где-то на юге, я купаюсь, выхожу из моря, одеваюсь, а мои любимые туфельки украли, и мне так плохо! Я иду босиком, мне неудобно, я вижу кучу чьих-то чужих шлепанцев — видимо, их владелицы купаются — я быстро подбегаю, быстро выхватываю из кучи первые более-менее подходящие мне по размеру тапочки и убегаю. Но они — чужие, мне в них неловко…

— Что ты хочешь этим сказать: Михайлов — твои любимые туфельки?

— Не знаю… Любила ли я его вообще? Люблю ли я Андрея?.. — и, помешкав, тихо добавила: — Или просто пытаюсь — раз уж оторвали от одного — вцепиться в первого попавшегося мужчину…

— С дебильным лицом…

Они разошлись, сидели, каждая у себя дома, но думали об одном и том же. Не зная, что в этом мире каждый кого-нибудь любит и каждый кем-то любим. В поезде едет Федор, чувствуя всякой клеточкой своего тела мучительное и неизбывное сиротство свое, но на каждой новой станции его встречает любовь Лариски, и бабки продают ему пиво по дешевке, а проводницы улыбаются ласковыми материнскими улыбками.

Сидит дома Татьяна, в одиночестве допивая вино — не оставлять же. Смотрит на выложенный на стол телефон. Но Андрей не звонит, и в квартире по-прежнему тихо. А где-то в другом конце города дома сидит другой человек и также смотрит на телефон. Он узнал недавно Татьянин номер и ежечасно мучается теперь желанием набрать его.

Лариска стоит столбом посередине своей квартиры. Всего лишь неделю жила она у Федора, а теперь смотрит на свой дом и удивляется, где это она? И до того ей грустно, пусто и тоскливо на душе… Как будто была она какую-то секунду назад наполнена любовью до краев, раздута, как воздушный шарик, а теперь — один неожиданный укол, и воздух вышел, и больше уже никогда не полететь. А у ее подъезда с охапкой цветов стоит мальчик-стриптизер, которому она играла на скрипке. Он смотрит на свет в ее окнах, видит, что она дома, но мучительно краснеет и стесняется зайти…

“Танька!

Помнишь меня? Это я, твой одноклассник Борька Романов! Помнишь, как я тебе в третьем классе жевачку подарил? Я думал, ты давно уже замужем, детей растишь, а ты оказывается такая красивая стала и незамужем. Я женат, но сама понимаешь, что жена это так скучно и не интересно, и она совсем меня не понимает, мы чужие люди. Танька! Ответь мне, напиши, помнишь ли ты меня, хочешь ли встретиться. У меня своя фирма, рено, дача под Москвой. А давай махнем в Египет, а? я так давно не общался с обычным человеком, чтобы не о бизнесе, а просто с другом или с красивой женщиной.

Пиши,

Твой Борька.

 

Глава 18

Андрей ехал в маршрутке на встречу с Коляном, прижимая к животу свой опасный груз. Как вдруг зазвонил телефон. Высветилось не имя, но почему-то до боли знакомый номер. И тут же все внутри его вздрогнуло, натянулось как струна; с замиранием сердца он ответил:

— Алло…

— Привет, Андрей, — просто и буднично сказала Аленка, — как дела? Ты очень занят? Ты мне нужен.

И сразу все перестало существовать: Колян, самодельное взрывное устройство, Татьяна, весь мир.

— Да. Нет. Не занят. Ты где? Я сейчас приеду!

И как будто не было этого мучительного года без нее.

Они сидели на скамеечке около какого-то памятника. Она уже с ходу вывалила на него все свои новости — где учится, с кем общается — и теперь с удовольствием разглядывала свой маникюр, время от времени поднимая на него взгляд и кокетничая:

— Я красивая? Скажи, я изменилась? Давай, давай, учись говорить комплименты.

Андрей смотрел, смотрел, смотрел на нее и все не мог насмотреться. Хотелось вобрать ее всю в себя — на самое дно хрусталика. Вдохнуть в легкие вместе с запахом. Чтобы она жила в нем всегда. Он вспоминал моменты близости с ней, и как он шел потом на учебу, и тело его, как сосуд, было наполнено ею до краев. И вместе с тем что-то самое близкое, самое дорогое, напротив, всегда оставалось с нею, в ней. И нужно было снова возвращаться и снова вжиматься друг в друга со всей силы, рискуя сломать ребра в объятьях.

Целый год он лез ночами на стены — казалось, дали бы ему стену, огромную железобетонную стену, и сказали: проломи ее головой, и ты все сможешь вернуть, и он бы, обретя цель, бился в нее, бился, до тех пор, пока бы не проломил. Или не разбил себе голову.

Миллион раз он давал себе обещания забыть ее. Он педантично вспоминал все ее промахи, все недостатки, неудачно сказанные слова, которые можно было принять за желание обидеть, унизить. Выжигал из сердца любовь каленым железом. Но вот она пришла и сидит рядом с ним, и все чувства — корявые, хромые — снова оживают в нем, наполняя его.

— Да, да… — подтвердил он неизвестно что, не слушая, но чувствуя, что она ждет ответа.

— Ай, ты все такой же, — протянула она разочарованно.

— Что? — испуганно напрягся он.

— Хотя бы спроси меня, зачем я тебя пригласила встретиться.

Ему и в голову не пришло спрашивать о таком. Целый год он маялся, мучился, боясь признаться себе, ждал ее звонка. Целый год он пытался понять, что он сделал не так. Ведь каждый день, пока они были вместе, он щедро, с избытком отдавал ей себя. Для нее он пытался быть самым лучшим, самым сильным. Он брался за все сразу: писал стихи, с закрытыми глазами рисовал экипировку любого воина любой армии Второй мировой, ходил в секцию рукопашного боя, читал книги. Заманивал ее во время прогулок в самые опасные районы, мечтая только об одном — чтобы на них напали и ему пришлось биться за нее.

Не умея, не зная, что всему, и любви — в первую очередь, нужно учиться. Боясь, что она сочтет его недостаточно “крутым”, он пытался возможно больше вывалить на нее. И ему не приходило в голову, что она — такой же человек со своими особенностями и талантами. Он так и не сумел остановиться и попытаться разглядеть, а кто, собственно говоря, она — его любимая девушка? Чего она хочет, о чем мечтает, чем живет?

Любовь — это не упорная борьба, когда ты изо всех сил стараешься пусть не истребить, но хотя бы склонить противника на свою сторону. Любовь всегда предполагает жертву. И это не время, не деньги — это отказ от собственного “я”. Когда ты бесконечно отступаешь и отступаешь, сдаешь свои с таким трудом завоеванные территории. И этому надо учиться — долго, трудно, мучительно.

Вместо этого Андрей снова чувствовал себя победителем: ее звонок казался ему закономерным, как обязательная награда за то, что он оказался способен простить ей ее ужасное предательство — отношения с другим.

— Ты меня слышишь? — она потрясла его за плечо. — Как ты думаешь, зачем я тебя позвала? Я ведь тебе не сказала самого главного.

“Держи себя в руках, — мысленно скомандовал себе Андрей, — еще не хватало показать ей свою радость. Хочет, небось, снова предложить встречаться. Конечно, все познается в сравнении. Надо помучить ее немного, не соглашаться сразу…” А вслух сказал:

— Ну что там у тебя?..

— Я замуж выхожу.

И мир померк.

Его, Андрея, планеты больше не было — гриб ядерного взрыва встал над ней, ударная волна смела все подчистую, и тучи радиоактивного пепла заслонили солнце.

— Але, братан, ты че зашухерился? Тащи обещанное! — рявкнул Колян из телефонной трубки. — Я этого п…дора замочу на хрен.

— Что? — все никак не мог сообразить Андрей. — Кого?

— Да этого… — трубка долго и грязно материлась, — будет знать, как бабу у меня уводить.

— Ты же говорил, конкуренты наехали на тебя из-за бизнеса — припугнуть надо?

— Какие на хрен конкуренты! — Колян и забыл, что не смог тогда признаться брательнику, что вся война затевается из-за девчонки, которая предпочла его другому. — Я чисто его тачку выследил. Рванем так, что его яйца на тополе повиснут.

Андрей шел по городу — по бескрайней пустыне бесплодной выжженной
земли — один-одинешенек, и не было у него больше ни родных, ни друзей, ни любимой женщины, только моторизированная броня, пробиваемая разве что из ДОБАВИТЬ! и то если в упор. И выжигающая все ненависть плескалась в нем пополам с ледяным равнодушием.

“Все они — дряни, все они одинаковы! Колян — дурак: надо дождаться, пока они оба сядут в машину, и тогда рвануть”.

Вот так, вся его свобода, вся независимость закончились, едва его поманили пальчиком, показали конфетку… И он ненавидел себя за это.

— Принес?

— Принес.

Они стояли за городом на дороге, ведущей к гаражному кооперативу. Необычная тишина и сумерки превращали место действия в какие-то странные декорации.

— Ну ты крут! — в глазах пьяного Коляна промелькнуло настоящее восхищение. — Давай, — и протянул руку.

Андрей не пошевелился.

Он оцепенел. Только еще, секунду назад, бурлила в нем черная ненависть — и вдруг исчезла. Как будто перегорел он. Захлебнулся. И пустота внутри. А в этой пустоте, где-то внутри его, сначала совсем тихо, еле слышно, затем все громче зазвучал Татьянин голос: “Ты можешь остановить войну, именно ты — просто поверь в это. В мире и так слишком много зла, слишком много страдания и смерти”.

Андрей медлил. А голос все звучал и звучал, обращаясь к чему-то спрятанному глубоко в его душе, но все-таки не настолько, чтобы считать, что этого нет.

— Зассал! Так я и знал, что ты — салабон, ты... — но Колян еще не верил до конца, что его выношенная, любовно отточенная ночами месть не удастся.

— Я не зассал, я не испугался! Я… я… — Андрей отступал, пытаясь найти нужные слова. — Так нельзя, Колян, он ни в чем не виноват… Надо простить, понимаешь?! Прости ее. Всех прости. В мире и так слишком много зла…

И тут же из глаз у него посыпались искры от неумелого, но мощного удара. Сбив Андрея с ног, Колян попробовал отобрать у него сумку. Андрей так ловко подсек его, что едва увернулся от мешком падавшего на него тела. Он вскочил на ноги, схватил сумку и снова сбил с ног начавшего было подниматься Коляна. Бросился бежать, но сумка жгла руки. Он остановился, задыхаясь, быстро вытащил взрывчатку и метнул ее далеко в кусты за овраг.

Тут же на него сзади с нечеловеческим рыком накинулась тяжелая туша, намертво захватив за шею. Еще минут пять они молча и ожесточенно боролись, пока Андрею снова удалось вырваться. Он кинулся обратно к рюкзаку, выхватил мобильник, судорожно долистал телефонную книгу до слова “взрыв” и нажал на кнопку — чтобы уж наверняка.

Андрей лежал на спине оглохший и ослепший.

Понемногу он стал приходить в себя. Возвратились чувства.

Над ним во всей своей красоте раскинулось ночное небо, и мириады маленьких острых точек сияли ровно и ясно. И где-то там, высоко, была та единственная, не похожая на другие, его, Андрея, вечного воина вечной войны, звезда… Вечной войны, на мгновенье, но остановленной им…

Он вспомнил о Коляне, подскочил, огляделся, подбежал к оврагу.

Тот сидел, обхватив голову руками, и качался из стороны в сторону. Испугавшись, что Коляна ранило, Андрей подбежал к нему, схватил за руки. Колян вырвался:

— Ну как она, блин, могла… Я же люблю ее, суку, люблю… — и голос его сорвался.

И сидел он, такой жалкий и грязный, что Андрею показалось, как будто это он — старше Коляна, старше, сильнее, мудрее.

— Уходи, убирайся! — закричал тот, закрывая лицо руками и бессильно размазывая по лицу слезы пополам с кровью.

В первом попавшемся магазине Андрей купил водки и выпил ее почти всю разом прямо из горла. И не было ему в этом мире места, приюта, некуда ему было идти…

Татьяну разбудил резкий кричащий звонок в дверь.

Андрей ввалился в квартиру грязный, окровавленный, не глядя на нее, скинул куртку и обувь, подхватил ее, ничего еще не сообразившую спросонья, и плашмя, спиной бросил на кровать, продолжая стягивать с себя остальное.

Лицо его над ее лицом было чужим и страшным, и она пыталась сопротивляться, но он тут же ловко заломил ее руку…

Он отпустил ее, отвалился в сторону, на спину, и тут же захрапел, уже один, без нее. Татьяна глядела в потолок. Тело опустошенно ныло, и такая слабость, такое отчаяние накатило на нее, безвыходность и безрезультатность всего на этом свете, что даже плакать не хотелось, и она взвыла, закричала беззвучно, корчась на новом цветастом белье…

Проснулась от грохота на кухне. Вскочила, выбежала из комнаты. Он тихо сползал по стеночке, голый, синюшно-бледный, и едва она успела подскочить, поймать его в руки, как его начало рвать. Его трясло, и когда она испуганно совала ему в руки, в губы стакан с водой, зубы беспомощно клацали по стеклу, и вода лилась на грудь.

— Уйди, уйди, — сквозь блевотину и слезы шептал он, глядя на нее безумными глазами и не видя, — это ты во всем виновата, отстань от меня, я сам…

Его выворачивало. Временами он почти терял сознание. Она вспомнила все, что знала об алкогольных отравлениях, и совала ему то активированный уголь, то аспирин, то насильно вливала воду, чтобы было, чем блевать.

А он все отмахивался от нее, защищался. И вдруг вскочил, отшатнулся:

— Отстань от меня! Убирайся ко всем чертям! Что ты ко мне лезешь! Ты мне противна — старая глупая дура! Я не люблю тебя, понимаешь? Где твоя гордость, твое достоинство?!

Слова били наотмашь. Так, что казалось, под кожей лопались сосуды и кости крошились, как мел. Она закрыла лицо руками, как будто этим можно было защититься.

Его снова стало рвать — выворачивало всего, выкручивало, и он едва не рыдал от бессилия и унижения.

И вдруг она увидела его, как в первый раз. Всего-всего, во всем своем мужском естестве. И вместе с этим — маленького, беззащитного, беспомощно скулящего от боли. И что-то произошло, чего она и не поняла, но ей показалось, сумей она взять его боль себе, высосать змеиный яд из укуса — сделала бы это не задумываясь, радуясь и плача.

“Отчего лягаются и кусаются лошади — эти большие травоядные животные с большими добрыми глазами? Человек для них не жертва, не пища — они не нападают. Они бьют с испугу. Когда им больно или когда им кажется, что их могут обидеть. Так и люди — они бьют, когда им кажется, что на них нападают.

Хочешь ударить меня — ударяй. Снимай со стены свою фузею: если она должна выстрелить — стреляй в меня. Я нарисую слева на груди мишень, чтобы тебе было проще попасть. Бей, чего же ты медлишь?!”

Она снова опустилась к нему, обтерла его полотенцем, притянула к себе его голову.

— Я не могу, не могу больше, — шептал он, впервые не боясь показаться смешным и жалким. — Не могу учиться, не могу подрабатывать у этого тупого Коляна, не могу бесцельно пить каждый день... Я устал. Я хочу заниматься любимым делом. Хочу ездить в лес. Я так больше не могу. Я не виноват, что у меня отец-алкоголик, что мать убивается на трех работах. Что наше гребаное государство сделало всех нищими. Я всех ненавижу. Я себя ненавижу. Зачем все это, для чего? Мне двадцать один год — мне кажется, что я уже старый, я ничего не хочу. Я боюсь тебя. Я боюсь привыкнуть к кому-то. Я уже прошел это. Я один раз уже потерял себя. Я был никем. Я неделями в лес не ездил — потому что она хотела, чтобы я был рядом. Я… я чуть университет не бросил ради нее. А ведь он это… мое будущее… Я думал, я сильный, я могу быть один, а я не могу…

Потом она, дотащила до кровати, уложила — он отвернулся к стенке, его трясло — сама сидела рядом на полу и смотрела на него. Наконец, он успокоился, заснул в той же позе, как она его уложила. Захрапел. Она сидела и слушала, как он храпит.

“Господи, послушай, как он храпит! Послушай эти смешные и трогательные звуки — самые замечательные звуки на свете. Послушай, как он храпит — создание твое, дитя твое. Вот же он перед тобой — милый, беззащитный мальчик — такой родной и любимый...”

Она залезла рядом в кровать. Свернулась калачиком, голая, подтянув коленки к своим большим грудям, лежащим одна на другой.

“Господи, все мы дети твои. Милые, беззащитные дети твои. Нам кажется, что мы что-то можем, но мы не можем ничего. Мы можем только любить. Только любить”.

И тогда она заплакала.

Он нашарил ее руками, притянул к себе, прижался к теплому телу, дрожа, уткнулся носом ей в титьку, всхлипывая и уже не стесняясь. Сейчас в этом огромном мире, во всем этом огромном мире ему нужна была только она, и она была рядом.

Она тихонько погладила его по голове. И поняла, что плачет от счастья.

Tatyana!

My name is Lucy, I’m female, but may be you want to be in contact with me? I live in a small town in Sweden. Have you ever been in Sweden? You are welcome! I like animals and cooking. Waiting for you.

Lucy”.

“Татьяна!

Меня зовут Люси, я женщина, но может быть, ты захочешь пообщаться со мной? Я живу в небольшом городе в Швеции. Ты была в Швеции? Приезжай! Я люблю животных и готовить. Жду тебя.

Люси”

 

Глава 19

Однажды это случится.

Ты проснешься с кем-то, от кого не захочешь уйти. В чьих объятиях ты вдруг почувствуешь, что ты — дома. Ты покоишься в утробе мира; ты бесконечно, безраздельно и безрассудно счастлив. Ты вдруг поверишь, что наконец-то можешь быть самим собой, целым собой — смешным, глупым и слабым — таким, какой ты есть; и ты достоин этого счастья.

Друзья будут посмеиваться, говорить, мол, такой старый и такой наивный. И ты будешь смеяться в ответ, будешь что-то говорить…

А потом придет кто-то и скажет: как ты здорово устроился. Как ты здорово устроился, как ты ловко приспособил его, счастье, для своего удовольствия. И на правах друга потребует поделиться и уведет его. А ты столько лет доказывал всем вокруг, что ты — старый, прожженный циник, что испугаешься признаться в своем счастье. Не посмеешь объяснить, что все совсем и, может быть, впервые — не так.

А тот, с кем ты готов был разделить все на этом свете, уйдет. Потому что ты тоже долго внушал ему, какой ты свободный и независимый. Потому что ты ему тоже испугался сказать то единственное, для чего, собственно, человеку и дан язык.

…А мир останется таким же прекрасным и равнодушным. И вокруг будут также ходить люди и расти деревья.

Может быть, конечно, все произойдет совершенно не так. Но ты, такой маленький, глупый и беззащитный, поверивший, снова останешься совершенно один. И будет столько боли, что ты будешь кричать.

Кричать — а вокруг будут люди, люди, люди, которых нельзя беспокоить. Но это уже ерунда, ведь ты давно научился кричать без звука. И ты будешь кричать, кричать, кричать… И все четыре океана планеты будут вытекать из тебя слезами. И сердце будет разрываться. Пусть ты всегда считал, что сможешь выдержать все. Это не поможет. Твое сердце разорвется от этой боли. Оно взорвется как бомба, и весь мир померкнет в ее ослепительном свете. И ты умрешь.

Чтобы жить, нужно умереть.

И ты будешь жить. Ходить на работу, покупать в магазине кефир. Но самые близкие люди наверняка заметят, что с тобою что-то не так. И будут допытываться, и обижаться на твое молчание. Но ты не будешь делиться тайной — просто ни в одном из языков на свете нет таких слов, которыми можно было бы рассказать, что с тобой произошло.

Ты женишься, выйдешь замуж, вернешься в семью. А может быть, этот кто-то вернется к тебе — это уже не будет иметь значения.

Ты будешь смотреть, как растут твои дети. И с ужасом ждать, когда этот мир взорвет их сердца одной ослепительной вспышкой; ты не сможешь уберечь их ни от чего.

Единственное, что останется тебе, — твое счастье — любовь, которая будет биться в тебе вместо сердца.

Утром Татьяна решила не будить Андрея. Ушла, бесшумно закрыв за собою дверь. А когда вернулась с работы, то дома было необычно тихо. Необычно тихо и чисто. Все было прибрано — казалось, блестело и сияло. Она еще ничего не поняла — устало скинула сумки, одежду, привычно включила чайник, собираясь с силами, чтобы приготовить еду… Но на плите стояла полная кастрюля, пусть сваренного из пачки, но супа.

И тогда она поняла, что он больше не придет никогда.

Прошлась по комнате, села за осиротевший без обычного завала из дисков компьютерный стол. На столе одиноко лежала забытая полупустая пачка сигарет с зажигалкой внутри. Татьяна повертела ее в руках, вытащила сигарету, зажигалку, прикурила. Осторожно, присасывая воздух, затянулась и удивленно выпустила дым из носа.

В голове стало ясно, как будто мысли, прежде похожие на винегрет, разом выстроились во фрунт, и думать теперь было легко и приятно. Она сидела и курила, почти не кашляя и с удовольствием чувствуя, как никотин всасывается в кровь, делая тело невесомым.

Она чувствовала, что все то, что она еще секунду назад считала настоящим, сейчас стало прошлым. Где-то приятным, где-то — мучительным, но прошлым. Этап пройден. Болезненная связь с мальчиком, случайно залетевшим в ее жизнь, слабела с каждым вдохом и выдохом. И она не хваталась за нее, а отпускала все легко и благодарно, готовясь к приходу чего-то нового, неизвестного, пугающего, но необходимого ей, как воздух.

Зазвонил мобильный телефон, и приятный — замечала ли она это раньше? — голос Валерия Ивановича, их нового главы, мягко пожурил ее:

— Что же вы так быстро уходите с работы, Татьяна Васильевна? Я думал зайти, посоветоваться с вами. Как вы думаете, с чего стоит начать работу в районе?

— С детского дома-интерната для умственно отсталых детей в Светлом. Вы там были, видели все эти ужасы?! У меня уже и проект готов, и кое-какие наметки по поводу потенциальных спонсоров. Я так много об этом думала! Я… Ни одно общество не может считаться благополучным…

— …пока в нем будет проливаться хоть одна детская слеза, — продолжил Валерий Иванович. — Любите Достоевского?

— Очень.

— Мы можем обсудить ваши предложения… и кое-что другое! Например, ваше новое назначение.

— Буду рада… — растерянно отозвалась Татьяна.

В Светлом автобус останавливается на двух остановках: в центре, около трех торговых палаток, громко называющихся “Рынок”, и на дальнем конце около дома-интерната. Лариска вышла на второй остановке. Медленно подошла к забору, за которым на первый взгляд бесцельно слонялись дети в каких-то странных балахонах.

Сердце, готовое выскочить из груди, зашлось дробью. Лариска медлила. У нее вспотели ладони. Чем больше она смотрела на этих детей, тем больше, казалось, ей хотелось уйти отсюда, убежать, спрятаться. Но она все-таки шагнула за ворота, дрожа, с обмирающим — умирающим каждое мгновенье и каждое мгновенье начинавшим заново биться — сердцем…

Дети тут же заинтересовались новым взрослым. И улыбки, живой интерес к новому человеку сразу очеловечили их лица. Они пошли навстречу Лариске. Но всех опередила девочка лет десяти—двенадцати. Она выскочила из общей толпы и прямой наводкой кинулась на Лариску. Ловко, как обезьянка, запрыгнула, обняв руками за шею, а ногами за талию, — вцепилась — и повисла, тесно прижавшись к ней всем телом...

2.06.06

г. Петрозаводск (Карелия)

 1 Здесь и далее — реальные письма, полученные в ответ на реальную анкету (с авторской орфографией).

 2 “Спайдер” — пасьянс.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте