Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2007, 1

И воюю со своей суетою...

Стихи

Малыгина Нина Сергеевна (19 лет) родилась в г. Таганроге в семье режиссера, фотографа, драматурга и актера.
“Я остановилась на литературе, конкретно — на поэзии. Студентка 3-го курса з/о отделения Литературного института им. А.М.Горького (семинар поэзии И.Л.Волгина). Публиковалась в журналах “Нева” (СПб., 2005), “Наш современник” (Москва, 2005), альманахе “У солнечных часов” (Таганрог, 2003). Участница форума молодых писателей “Липки” (2004) и “Дети солнца” (2005). В настоящее время проживаю в Москве”.

                          * * *
Cобирала падалицу в подол,
Обходила лысенький огород…
А в аптечке кончился валидол,
Да другого лекарства она не пьёт.

Вот она рукой оботрет лицо
И себя за немощность пожурит.
А на среднем пальце блестит кольцо,
Небогатый камень александрит.

И кастрюлю она взгромоздит на стул
Да оставит медленно остужать.
К ней сынок наведаться заглянул
И сердиться начал да возражать...

Мол, живёте, мамаша, ни так ни сяк,
Вот ремонта нету который год…
И она стоит, обхватив косяк,
А на стуле, как барин, сидит компот.

Мол, мамаша, неужто вам невдомёк,
Что жилплощадь для вас-то уж велика...
А она ему говорит: “Сынок!
Я согрею борщ, ты б поел пока…”

А она ему говорит: “Сынок!
Я согрею борщ, ты б поел пока…”
 

                          * * *
У кого там — цветок гладиолус,
У кого там букеты гвоздик.
Я боролась... но не напоролась
Ну, пускай, испугалась на миг.

Надо мною смеялись подружки...
Где такого нашла жениха.
Подарил мне пучочек петрушки
Посвятил два бездарных стиха.

Как принцесса стою за плитою,
Мой горячий, мой маленький ад.
И воюю со своей суетою..
И букет твой кромсаю в салат...

Ты нашепчешь мне что-то на ушко,
И мурашки пройдут по плечу....
Что поделать, такая “петрушка”,
По-другому я жить не хочу.
 

                          * * *
Я снова хочу повиниться.
(Не думать! Не думать о нём!)
Но поиск прекрасного принца
Ведётся и ночью и днём.

В метро пробегу эскалатор,
Но всё ж оглянусь меж людьми:
Нельзя ведь навеки упрятать
Меня от судьбы, чёрт возьми!

Замята в блокноте страница,
Без четверти два на часах.
И спать мне велит и бранится
Любимый в семейных трусах.
 

                          * * *
                                                       К.
Кроши ворованною булкой.
(Не выдаст Бог, свинья не съест.)
По этим чёрным переулкам
Броди, пока не надоест.
Включай и выключай фонарик,
Страшней не будет никогда.
Церковный колокол ударит,
И с неба свесится звезда.
Смотри же, как зверьком проворным
Ночь пробежит по мостовой,
Чтоб ты обрубком стихотворным
Сумел маршрут отметить свой.
 

                          * * *
Я сама себе тесна и неприглядна,
И в стихах прорехи, и в карманах дырки.
Вот и ты уходишь, не поднявши взгляда...
Ты стесняешься моей пустой квартирки...

В ней всего-то: табуретка, раскладушка,
В ней всего-то: чахлый кактус и посуда...
Я-то думала: “Влюблённым много ль нужно..?”
Я то думала, что приберусь покуда...

Но в борьбе моей уюта с неуютом
Я, мой милый, пораженье потерпела...
Дорога была мне каждая минута...
не успела...
не успела...
не успела...
 

                               Переезд

Вот заботы, душе непривычные:
Где поставить диван? Где манеж?
Поминутное чирканье спичками,
Оправданье забытых надежд.

И, играя с квадратными метрами,
Что себе подарить мы смогли...
Ты походишь на всех архитекторов
И на всех инженеров земли...

А Москва словно в сказке сужается
До размеров родного жилья.
И в старинном трюмо отражается
Современная стрижка моя.
 

                               Дачный сезон

В лёгкой курточке из нейлона,
Под косынкой собрав косички,
Едет с дачи моя Мадонна,
Едет с дачи моя москвичка…

До чего ж я живу нескладно,
Видишь, снова не всё мне ясно!
Тёплой кисточкой виноградной
Ты украсишь мой тихий праздник…

Мне ль загадывать на удачу
С переспелой своей любовью.
Громоздятся сырые дачи
По осеннему Подмосковью...
 

                                Домашнее

Расшнуруй ты ботинки модельные,
Проходи поскучать, помолчать…
Я гляжу на тебя неподдельную
С худобою синичьей в плечах…

Ты побудь, ты побудь хоть немножечко,
Ухвачу тебя за ноготок…
Нарисуй мне серебряной ложечкой
На клеёнке нелепый цветок.

А варенье, как марганец, розово,
Всё претит в неуюте жилья…
Как тебя мне приблизить, бесслёзная,
Долгожданная участь моя?
 

                          * * *
“Любовная лодка разбилась о быт…”
Утихла шальная горячка…
Вон тазик с бельём на балконе забыт,
И ты не принцесса, а прачка…
Зачем я хожу, словно пёс по пятам…
Ношу тебе гроздья прищепок..?
Опять суета. Каждый день суета…
Никто не считает ущерба…
Зачем шарю пальцами в мыльной воде,
Склоняюсь над каждой верёвкой?
Меня окликаешь привычно: “Ты где?”
А мне и ответить неловко…
“Я сам по себе… никому не родня!!!”
Кричу, будто вышел на площадь…
А ты вот молчишь и жалеешь меня
И свитер мой в ванне полощешь…
 

                               Признание в любви

К тебе, уснувшей поперёк кровати,
К тебе, глядящей в щелку между штор,
К тебе, смеющейся в моих объятьях,
К тебе, мой синеглазый приговор,
К тебе, шуршащей сумками в прихожей,
К тебе, курящей, пишущей стихи…
К тебе, такой немыслимой, о Боже,
Прошусь бесцеремонно в женихи…
 

                          * * *
                                                       К.
Долгий путь от Валдая до Выборга...
Заикается в травах сверчок.
Разве я тебя выбрала? Вырвала
Вместе с верхней губою крючок.
Вот стою на земле неуклюжая,
Утопая в ботинках мужских.
Красота эта злая, натужная
никогда не оформится в стих.
Ты пришли мне варенья клубничного,
Надоели мне горечь и соль.
Между нами ни капельки личного...
Только эта твоя бандероль.


                               Детское

Видишь, всё вспоминается заново,
Словно бисер, на нитку нанизанный...
Как страдала рабыня Изаура
Заточённой у нас в телевизоре.
Детство было полно одиночеством,
Кашей манной, овсяной и гречневой.
И домами невзрослого творчества
И любви ко всему человечеству.
Видишь, всё вспоминается заново,
Подгорают на кухне оладушки…
Отпустите рабыню Изауру!!!
Она нравилась маме и бабушке...
 

 

Версия для печати