Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2006, 3

Интервью, взятое у собаки

Перевод С.Мамедзаде

Сейран Сехавет — новеллист, публицист — один из ярких представителей писателей среднего поколения. Его роман “Некролог” признан одним из самых ярких книг последних лет и был отмечен как лучший роман года.

“Человек не может угодить только смерти...”

Со слов собаки

 

Я учился на первом курсе факультета журналистики.

Было начало сентября. Днем, после занятий, я подался в ближайшую от университета редакцию и — прямым ходом к главному редактору.

— Я журналист, — выпалил с порога и только после этого поздоровался.

Главред смерил меня взглядом.

— Статью, что ли, принес?

— Нет.

— Тогда с чем пожаловал?

— Хотел бы сотрудничать с вашей газетой... и помаленьку продвигаться вперед.

Губы главреда тронула улыбка.

— О чем можешь написать?

— О чем угодно.

— Но ты еще молод... Умеешь ли разговорить людей, найти общий язык?..

— Я даже собачий язык знаю... — брякнул я в ответ.

— Ну, тогда ступай и возьми интервью у собаки, — подхватил главред, не без иронии оглядев меня. — Понравится — опубликую.

— Ладно! — я решил не отступать. — Через недельку приду. — И вышел было из кабинета, но главред окликнул:

— Ты что, действительно знаешь собачий язык?

— Не знал бы — не говорил.

Он помедлил, пригляделся, явно заинтересованный, и огорошил вопросом:

— Тогда скажи: как на собачьем языке называют родину?

— Объедки...

— Что-что?!

— Объедки!.. — я в упор взглянул на него. — Если нет больше вопросов, позвольте откланяться.

— Имей в виду, — буду ждать!

Из редакции я прямиком потопал в наш старый квартал и стал искать бездомную дворнягу Гыллы Кёпек, то есть Лохматого Кобеля. Кинулся туда, сюда — нет псины. Приуныл, но не отчаялся. Вспомнил, что чаще всего Гыллы Кёпек дрыхнет где-нибудь на старом кладбище, двинулся туда, но и там не нашел. То ли в воду канул, то ли вознесся... Я невольно глянул на небо, а там, с севера, нависла мохнатая туча, смахивающая на нашу дворнягу. Ну, точь-в-точь — и голова, и морда, и хвост...

Откуда-то возник пожилой мужчина, завсегдатай этого скорбного места.

— Салам-алейкум.

— Салам!.. — воспрянул я. — Скажи-ка, дядя, где твой дружок?

— Нет у меня никаких друзей, окромя Гыллы Кёпека.

— Так и я о нем!..

— Ну, коли так — пошли…

Мужчина повел меня через лабиринты оград.

В округе этого дяденьку всегда видели с мохнатым псом и считали, что Гыллы Кёпек принадлежит ему, но пес был ничей и принадлежал только самому себе.

Вдруг мужчина остановился.

— Запарился... — сказал он и, скинув рубашку, примостился на опрокинутом надгробье. — Где бы ни шастал, скоро объявится. — Извлек из замызганной торбы кусок сухаря и стал глодать.

Я обратил внимание на его мохнатый торс — как в меховой куртке сидел передо мной. Может, потому они и сдружились, мохнатый пес и мохнатый дядька...

Он поперхнулся, жесткий сухарь драл горло. И еще я заметил, что на земле возле камня, на котором он сидел, отпечатались очертания собаки. Похоже, они днюют и ночуют вместе.

Он почувствовал мое нетерпение:

— Не томись. Где бы ни шлялся, придет, пора... — Достал кусок хлеба, побольше прежнего, положил рядышком. Для пса, что ли?

— У тебя нет родни? — спросил я.

Отозвался не сразу. Пошарив взглядом по моему лицу, сказал:

— Ни души, кроме этой собаки. — Поглядел на отпечаток на земле. — Круглый год, считай, мы вместе. Прикипели друг к другу... Этот пес с другими собаками не знается, бродит один-одинешенек, а вечерами, значит, здесь встречаемся. Такой псины на веку не видел, все понимает, прямо как человек.

Я незаметно оглядел своего собеседника. Одежда его больше смахивала на дерюжную торбу. Вроде его взяли и запихнули человека в грязную торбу, да не
завязали — голова торчит, дышит.

— А в чем дело? — спросил он. — Может, я смогу…

— Нет, нет, я должен увидеть именно собаку.

— Так у нас никаких тайн друг от друга. Если хочешь ее забрать — не пойдет. — Помолчав, повторил тверже: — Ни за что не пойдет!

Я присел перед ним на корточки.

— Видишь ли, я пришел взять у нее интервью... Ну, то есть поболтать...

— А-а... Пес он смышленый. Очень. Не потому, говорю, что дружим.

— В газете напечатаем. Фотокарточка найдется?

— Откуда? У нас ни кола, ни двора, а ты — фотокарточка!.. Ничего, отведешь — щелкнут.

— Так не пойдет же, говоришь.

— В моей компании не станет артачиться. А вот и он!

Откуда ни возьмись явился Гыллы Кёпек. Подошел, обнюхал приятеля, дружелюбно завилял хвостом. На меня — ноль внимания. Наконец, бросил хмурый взгляд, сел на задние лапы, перевел взгляд на своего друга, и они обменялись улыбками — собачьей и человечьей. После этого Гыллы Кёпек опять уставился на меня — выжидающе и вопрошающе. Мол, с чем пожаловал?

Я присел на камень, достал бумагу, перо и говорю:

— Представьтесь, пожалуйста.

— Гав! Гав! Гав!

— Понимай: “Сукин сын”, — пояснил лохматый мужчина.

— Не беспокойся — я усек. — И продолжил “беседу”. — Род занятий?

— Бродяга.

— Дата рождения?

— У нас такого не водится. Мы — собачье отродье.

— Эх, сынок, ты с ним не по-человечьи говори, а по-собачьи, — вмешался в разговор Гыллы Киши, то бишь Лохматый Мужчина. — И вопросы задавай по собачьей части. А то махнет хвостом — и привет…

Сбитый с толку, я примолк, огляделся.

На этом кладбище уже давно не хоронили. Наверное, потому его называли старым. Тишина стояла пронзительная. Безмолвие на старых кладбищах тяжелей, чем на новых.

Думая об этом, я вместе с тем искал вопрос для четвероногой твари. А ведь надо еще выудить из нее ответ… Отступать-то некуда: дал слово редактору — вот и выкручивайся!

— Лохматый, как ты относишься к людям? — спросил я.

— Откровенно? — прочел я в собачьих глазах.

— Ну да.

— Не обидитесь? — мне показалось, что пес ухмыльнулся.

— Нет... я-то не обижусь, а вот твой... ваш друг... — я кивнул на Лохматого Мужчину. — Он ведь тоже человек...

Пес замотал головой: — Он не человек... а мой друг.

Судя по выражению лица Лохматого Мужчины, ответ пришелся ему по душе, а вот я почувствовал себя совсем одиноким.

Пес заскучал, потерся мордой об колено человека. Тот сразу встал, натянул на себя свою дерюгу и снова сел. Я обратил внимание на грязную торбу у его ног. Мне показалось, что торба шевелилась, что в ней торкается кто-то, быть может, дитя Лохматого Мужчины. Рассеянно блуждающий взгляд наткнулся на маленькую опрятную могилку неподалеку от нас. Она была величиной с эту самую торбу, а надгробье — непомерно большое. Я подумал, что эта глыба отягощает могилку: камень на детской могилке должен быть поменьше... как само дитя... И вообще, почему бы не отвести отдельное место для упокоения детских, рано отлетевших душ? А здесь над маленькими, чуть не сказал “пухленькими” могилками надзирают большие могилы взрослых и старых, стесняют их свободу, неволят, тогда как заточенным в них детским душам, быть может, хочется... ну, поиграть, побаловаться...

Я снова уставился на рваную шевелящуюся торбу, уже почти уверенный, что в ней заключено дитя, чадо Лохматого Мужчины, чья голова торчала из большой дерюжной торбы.

Если бы не взлаял пес — густо, зычно, я бы не скоро пришел в себя.

— Ваше отношение к людям, — торопливо проговорил я.

Пес зарычал. И я понял это как: “Люди взбесились”.

— Но ведь бешенство — собачья напасть...

— Взбесившийся человек хуже собаки... С нами это случается редко, а вот вы... Вдруг, взбеситесь целой страной и набрасываетесь на другую страну... Люди ниспосланы на землю в наказание... — угрюмо прорычал пес. — Вы и нас обманули...

— Мы?

— Да, — пес ощерил пасть. — Мы ведь волчьего племени. Слышишь, человек — волчьего! А вы стали скармливать нам объедки, привадили, приручили и бросили на произвол судьбы. Вместо молчания и воя мы научились лаять. Вот и долаялись, догавкались. Волчья порода обратилась в сукиных детей...

— Выходит, алчность вас сгубила.

— Да уж, позарились на подачки, что верно, то верно... Ради сахарной кости привадились к человеческому жилью и превратились в собак. А настоящие волки и поныне царствуют в горах. Cреди них не сыщешь выродков — волк, он и есть волк. Шкура одного волка стоит всех собак на свете!..

Помолчал. Из его глаз потекли слезы. Всплакнул, потом утер слезы о лохматую шевелюру своего друга, вскинул морду и взвыл разок-другой. Мужчина погладил пса по голове, прижал к груди. Они обнялись по-собачьи, потому как люди так не обнимаются.

Эта сцена тяжело подействовала на меня.

Неподалеку шныряла свора бродячих собак. Их первым заметил Гыллы Кёпек, но, похоже, взял себя в руки, вернее, в лапы — принял невозмутимый вид. Но когда от своры донесся лай и лаявший кобель подступил поближе, Гыллы Кёпек молнией сорвался с места. Собачья компания вмиг исчезла в сумрачной тени сосен. Погодя наш пес вернулся, приосанился и застыл возле своего друга как изваяние.

В тусклых глазах Лохматого Мужчины прибавилось света, он явно гордился своим четвероногим другом. В ответ собака завиляла хвостом. Я даже позавидовал их дружбе.

Воцарилось молчание.

Тишину нарушил Лохматый Мужчина — друг собаки.

— Откуда ты знаешь собачий язык?

— В инязе учусь.

— Придет время и собачий язык станет самым употребительным.

— Это почему же? — вскинулся я.

— Ты еще молод. — Лохматый Мужчина облокотился о плиту. — Придет
время — весь мир заговорит по-собачьи... Помяни мое слово.

— С какой стати? Ты же человек...

— Люди обращаются друг с другом, как собаки... Разве не так?.. Им и язык нужен соответствующий...

Его логика огорошила меня. Он почувствовал это.

— Да, да, мир к этому идет. Глядишь, собачий язык станет общим для всех...

В глубине души я не мог не признать резонность его предположений, но не сдавался и решил перевести разговор на мохнатого респондента:

— Ты откуда родом-племенем?

Пес покосился на меня и вроде как пожал плечами:

— У нас такого учета не ведут.

— А себя щенком помнишь?

— Как это? Я себя щенком не видел. Других — да, а себя — нет.

— Ну, ладно. А как вообще живется? Какая твоя житуха?

— Собачья...

— Скажи-ка мне, а может шайтан вселиться в собачью душу?

— Шайтан с нами не водится. Может, брезгует. Он больше с людьми знается.

— Кто тебя больше всех боится?

— Кошка.

— А ты кого боишься?

— Человека.

— А ты? — Я адресовал вопрос Лохматому Мужчине.

— Я как моя псина — человека боюсь.

— А тебя кто боится?

— Никто, — мужчина потупился.

— Стало быть, вы оба боитесь людей?

Закивали. Пес посмотрел на Мужчину.

— Он пуще меня боится.

— Почему?

— Ведь он и человеческий язык знает. На свою беду...

— Неужели у тебя нет друзей среди людей? — спросил я у Мужчины.

— Не-ет... Изверился я... Ну их!..

— А у тебя — среди собак? — спросил я у пса.

— Не-ет... опостылели они мне...

Вот ведь как — каждый невзлюбил себе подобных.

Пес придвинулся ближе к человеку, прижался к нему. Их тепло смешалось, человечье и собачье, и человек почувствовал, что в воздухе похолодало.

Не хотелось беспокоить блаженно притихшего пса, но в газете ждали интервью.

— Ты когда-нибудь в жизни занимался общественно полезным трудом?

Пес расстался с удобной позой и, отойдя от человека, замер с важным видом.

— Я работал на государственной службе.

— Чего-чего?!

— Служил. На погранзаставе. Мы подчинялись этим... как их... КЭ-ГЭ-БЭ... Вот вы государственный человек, а я был государственной собакой.

— И как же ты дошел до жизни такой?!

— Раз на заставу прибыл начальник, — проворчал пес. — Важная шишка. Они с командиром крепко поддали. Расставаясь, командир подарил меня гостю... С тех пор начались мои черные дни.

— Ну, а после что было?

— После? Хозяин мой был рослый, плечистый, лысый. Любил гостей, пирушки. Так что в пище я не нуждался. И конуру мне смастерили красивую. Да-а, еды хватало, но сколько можно кости грызть. Я все норовил сбежать, осмотреться, обнюхать все. Хозяин, видя, что сладу со мной нет, ошейник надел и посадил на цепь. А цепь тяжелая!.. Жратву самолично подносил к конуре, но я чувствовал, что он очень недоволен. Знаешь — чем? Тем, что не лаю. Я-то его понимал. На то и собака, чтобы лаять... А я сидел возле конуры и ничего не видел, кроме неба, квочек, копошащихся во дворе, и членов семьи. Двор был обнесен высоким забором. И когда я думал, что всю жизнь придется томиться внутри этого двора, как у людей говорится — в четырех стенах, в глазах у меня темнело. — Пес вздрогнул совсем по-человечьи и заскулил.

Я перевел взгляд на Лохматого Мужчину и обомлел: в его глазах застыла точно такая же собачья тоска. Их физиономии выражали одно и то же. Такого я не видел. Казалось, их головы можно было поменять местами.

Интересно на себя поглядеть, я-то каков...

Хотел было сказать Лохматому Мужчине об их поразительном сходстве, но поостерегся. Зачем обижать обиженных судьбой!

Мужчина встал с могильного камня, раскинул руки и потянулся — сладко, до хруста. Со стороны можно было подумать, что он о чем-то молит Всевышнего. Потом опустил руки и уставился на меня: “Ну что, не закругляешься?” Похоже, и пес устал от наших разговоров, да и я притомился.

Время подпирало меня, и я спросил пса:

— Кто тебя в первый раз поколотил? И за что?

— Тот самый лысый. Причем крепко...

— За что? Ведь ни с того, ни с сего бить не станут.

— Еще как станут... — проворчал пес. — Я же говорил, что посадили меня на цепь. У-у, света белого не взвидел! Просторы, приволье, государственную границу — все забыл. Лысый иногда отцепит — гуляй по двору. А, бывало, с гостями по саду расхаживая, меня показывает и что-то говорит: чую — про меня, а что именно, издали не разобрать… По соседству, за забором, жила другая собака. Она часто лаяла, очень приятно, звонко как-то, и я в ответ стал голос подавать. Как-то лысый отцепил меня, вывел за ворота и, вспомнив что-то, ушел в дом. Весна была. Мне надоело у калитки сидеть, повернул морду к соседскому забору и гавкнул громко. Соседская собака тут же отозвалась. Погодя, выбежала, виляя хвостом, и ко мне. Хороша была, ничего не скажешь! Короче, снюхались мы с ней и подались в заросли. Трое суток не расставались. По правде, и возвращаться не хотели. Но пришлось. Я прошмыгнул в калитку. Во дворе ни души. Тихонько влез в конуру. Устал смертельно. Но, прежде чем уснуть, гавкнул в сторону соседского забора и, как всегда, получил проникновенный ответ. Я отсюда, ты оттуда, лай, подруга, лай, голуба...

Вечером явился хозяин, что-то спросил у домочадцев. Чую: речь обо мне.
Вижу — идет к конуре. Я выскочил навстречу, пасть до ушей, хвостом двор перед ним мету. Он подвел меня к конуре, пристегнул цепь. А потом давай лупцевать, сперва поводком, потом черенком лопаты. Мутузил свирепо... Но это полбеды. Черт с ним! Собаку, бывает, побьют, не без этого. Но ведь на шум прибежала соседская красивая сука и видела мой позор. Вот этого я лысому никогда не прощу! Опозорил кобелину перед подругой... Не помню уж как я разорвал кожаный ошейник, перемахнул через забор и дал деру. Остановился дух перевести, вижу: соседская собака несется во всю прыть. Долго мы обнимались, терлись мордами и... Больше ее я не видел. Скорее всего, и не увижу никогда. Ну, чего изводить вас долгим рассказом. Те три счастливых весенних дня вышли мне боком... А как соседская собака была хороша! Может, люди меня и не поймут, но будь ты собакой, — пес воззрился на меня и, разинув пасть, задышал, — ты никогда не разлучился бы с ней... Короче, проклятье человеку! Все беды от него...

— А после этого случая тебе доставалось еще?

— Да нет... Пару раз камнем швырнули. А минувшей зимой какой-то пацан залепил снежком по голове, я чуть сознание не потерял...

— От снежка?

— А он в снежок голыш вложил. Я мог бы увернуться, но, думаю, пусть потешится, снежок ведь. Но пацан оказался злой, потому и снежок с начинкой. А мне невдогад. Куда уж с собачьим-то умишком! Будь у нас голова на плечах, стали бы зариться на человечьи подачки...

— Да ты (я перешел на ты), ты, я вижу, смекалистый. Политикой, часом, не увлекаешься?

— Не мое собачье дело — политика. Я же сказал: в нас шайтан не сидит, чурается нас. Зато с людьми якшается.

— При чем тут шайтан?

— А вот при том. Вы для шайтанов объекты государственного значения, понял? Запомни: маленькими политиками управляют малоопытные шайтанчики, а большими — матерые. Потому политика — не собачье дело. Я попытался обосновать свой вопрос:

— Я завел речь о политике потому, что ты упоминал о службе на государственной границе. А от госслужбы до политики — не так уж далеко... А как ты насчет политики? — решил я обратиться к Лохматому Мужчине.

— Я? Нет, нет. Я тоже...

— Что — тоже?

— Меня тоже шайтан сторонится... Видно, принимает за собаку...

И опять меня поразило их сходство...

Ответы собаки все во мне перевернули. От представителя рода человеческого такого не услышишь. Я решил не упускать шанса и задал парадоксальный вопрос:

— Как ты отнесся к гибели Дианы? Слыхал, принцесса была прекрасная!

От такого вопроса божья тварь вся подобралась.

— Ее много шайтанов осаждало... Ведь она была принцесса, а потому ее шайтаны были и числом побольше, и повадками изощреннее... А что до гибели, то главный шайтан из ее окружения давно сговорился с шайтаном сына арабского миллионера. Они обречены были соединиться... И соединились навеки... — Пес умолк и устремил взгляд куда-то вдаль. Мне показалось, что он мысленно перенесся в проезд под парижским путепроводом. Он не сразу вернулся из этого путешествия.

— Диана была самой прекрасной шайтанкой на свете... Ладно еще, с Эйфелевой башни не бросилась... Но и такая смерть...

— В таком случае давай уточним: где кончается человек и начинается шайтан?

— Если шайтан внутри человека, то человек его облачение. Шайтан облекается в вас!

— Верно пес говорит! — донесся голос изнутри меня.

Мы все трое внятно услышали этот голос, но я решил не сдаваться.

— А как же тогда благие свершения человека? Научные открытия, художественные творения? Цивилизация! Выходит, все псу под хвост?!

— Все, что до сих пор сотворил человек, он делал себе на потребу.

Показалось, что я никогда больше не увижу этой не по-собачьи смышленой твари, потому попытался пролить свет на занимавшие меня вопросы.

— У нас в народе говорят: “ворье, сукины дети” или “собачьи воры”. Как это, по-твоему, следует понимать?

— Точно не скажу, но знаю только, что в глазах людей нечистая тварь и гать — одно и то же. И о собаках думают, что мы сплошь ворье. Но... ты вот слышал когда-нибудь, чтоб собака украла собаку? Нет. То-то же. А люди — крадут. И трупы крадут, даже из могил выкапывают, и живых похищают, и у государства воруют, а особенно у народа. Всё. Что плохо лежит — хапают... А что делает собака? Ну, утащит кусок, чтобы не околеть с голоду. Да сейчас и красть-то у людей нечего. Теперь собаки не воруют, а бомжуют. А среди людей есть такие мастаки по этой части, куда нам!.. Теперь сам посуди, кто вороватее: мы или люди? Волк всему учится у природы, а собаки — у людей. Выходит, люди и есть наши учителя. Благо еще, что мы, четвероногие, не ахти какие радивые ученики, а перейми мы все людские пороки, мир давно бы рухнул. Вот тебе моя собачья правда.

Я всмотрелся в Гыллы Кёпек — Лохматого Пса. Поза, обличье как у Гыллы
Киши — Лохматого Мужчины. И я уверился, что, задай я свои вопросы человеку, услышал бы точно те же ответы. И это моя человечья правда.

Я оказался в тесном пространстве между этими двумя правдами — собачьей и человечьей.

Пес встал, потянулся и, глядя на своего лохматого друга, завилял хвостом в знак неизменной преданности.

Глядя на него, я спросил:

— Почему собаки так подобострастны?.. Почему заискивают перед человеком?

Пес оживился. Глянул на свой хвост:

— Вот мой хвост. Знаешь, для чего он?

— Откуда мне знать...

— Вот, скажем, нос — чтобы нюхать, уши — чтобы слышать, ноги — чтобы бегать. А хвост — чтобы вилять. Ну, я — собака, я обречена вилять хвостом. А вы, бесхвостые человеки, чего ради виляете? Ради корысти?! Собака только хвостом крутит, а человек весь превращается в хвост, то бишь в прихвостня... Пес ради куска изощряется, пожевал — и сыт. А человек ненасытен. Вам бы умерить аппетит до собачьего, глядишь, никто на свете не умирал бы с голоду. Не обижайся... Угождать — собачье дело, и угодливый человек переходит в наш, собачий, разряд. Обычно это с вами бывает от бессилья и никчемности. Иначе овладел бы каким-никаким ремеслом и жил бы по-людски, а не лизал бы сапоги начальству. Хорошо, что человек не может угодить только смерти, и слава богу, не то народу бы развелось — не приведи Аллах! В давке перегрызли бы друг друга.

— Говорят, с собакой дружи, а палку в руке держи.

Пес глянул на своего лохматого друга:

— Хочешь знать, есть ли у него палка? Нету. Ну а я тебе скажу по-нашенски,
по- собачьи: дружи с человеком, пока зубы не выпадут...

— Ты счастлив? — спросил я разболтавшегося пса. Думал, он заскулит, прослезится опять: “Нет на свете меня несчастнее!”, а он уставился мне в глаза и говорит:

— Я счастливее всех людей. Самое большое несчастье — быть человеком. Сколько у него бед и напастей. Говорят, собачья порода выносливая, но попробуй вынести человечьи мытарства! Нам бы и дня не выдержать. И ведь все беды у вас от ума. Знаешь, земля на всех одна, и всем живым ее хватило бы, но по вашей милости дело идет в разнос. Разум человека доведет до ручки, а уж человек мир доведет до полного краха... Мы, собаки, чуем приближение землетрясения. С тех пор как человеческий разум стал вмешиваться в дела природы, землю точит порча, и людей, и животных... Живи на земле только мы — зверье, была бы тишь да гладь. А вы, люди, рубите сук, на котором мы все сидим, режете жилу земли. Кровью исходит земля... Будь проклята ваша двуногая порода.

Такого я не ожидал. Собачьи проклятья задели меня за живое: как-никак, я человек!

— Заткнись, псина! Ты и есть собака, что с тобой говорить!

У моего собеседника шерсть на загривке встала дыбом, зарычал, хотел броситься на меня, но покосился на своего друга, вроде испрашивая разрешения, и осекся, взял, так сказать, себя в лапы.

— Да, я собака. Ну и что в этом зазорного? Мы, собаки, на границе служим, взрывчатку и наркотики находим, дома сторожим. Между прочим, и в культуре, если на то пошло, в меру наших возможностей участвуем: по телевизору и в цирке вас развлекаем... В иных странах нас целые добровольные общества защищают. А про Лайку забыл? Про Белку и Стрелку! Кто первыми в космос полетели?

— Ишь, расхвастался! — усмехнулся я.

— Говорю, как есть. Это вы, люди, или захватываете тех, кто на виду, или вешаете на них всех собак. Пес покосился на своего друга, тот одобрительно закивал.

— Ладно, — я решил разбавить серьезные материи шуткой. — А о собственном хвосте что скажешь?

— Мой хвост человечьему не чета. Кроме него, — пес показал на друга, — я ни перед кем не вилял хвостом. — После недолгой паузы он еще раз глянул на друга и добавил: — Эх, если бы выходила газета на собачьем языке, я сам взял бы у тебя интервью.

— Будет и такая... — отозвался Лохматый Мужчина. — Может, уже где-то выходит, а мы не знаем.

— Насчет собачьей газеты не знаю, — сказал я. — Но в следующий раз возьму интервью у тебя.

— Не утруждайся, — сказал Лохматый Мужчина. — Мы с собакой единомышленники.

— Тогда ответь хоть на один вопрос.

— Валяй.

— Почему у тебя такое волосатое тело?

— Был бел, как белок, да туман заволок... Судьба замотала, без угла, без причала... Короче, тело приспосабливается к природным условиям. Ведь житуха у меня не как у людей.

— А на кладбище отчего обосновался?

— Приглянулось. По душе мне здесь.

— Может быть, я могу тебе чем-то помочь?

— Если Аллах не в силах помочь, то что может Его создание.

— Хочешь, буду наведываться иногда?

— Нет! — отрезал он.

— Ну, раз так, пойду. — Я поднялся. — Может, слово какое скажешь напоследок... Мы же люди...

— Слово свое я сказал ему, — показал на пса. — И завещание ему оставил.

— Завещание — псу?!

— Тебе этого не понять. Молод еще.

— Ладно… Если не секрет, что завещал? — спросил я.

— Завещал, чтобы он по смерти съел меня. А то смердеть буду...

— А что пес? — я посмотрел на лохматого — тот угрюмо молчал.

— Сначала зарычал и замотал башкой, мол, не ем человечины. Но я полдня канючил, умолял слезно и уломал — согласился из жалости...

Когда я опомнился, то увидел, что тащусь по кладбищенской тропе, да так, будто увязаю в трясине.

Я выполз со старого кладбища, как старый катафалк. И внутри катафалка была глухая пустота.

…Над старым кладбищем густела тьма. И старые покойники, натянув на свои старые мощи старую тьму, обрели покой…

Версия для печати