Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2006, 3

Всего лишь горсть земли...

Стихи. Перевод Николая Горохова

Сабир Абдулла родился в 1950 г. Окончил Азербайджанский политехнический институт и Литературный институт им. А.М.Горького. Автор двух книг “Дитя человеческое” и “Живи и помни”. Живет и работает в Москве.
 

Дитя человеческое


Кнут судьбы — чтоб нас гнать.
Голод — духу наука.
И что проку роптать?
Жизнь — веселая штука!
Средь разбоя и лжи —
Хорошо мне иль плохо —
Я дитя твое, жизнь,
Твое чадо, эпоха.
Хоть дорога узка
И была она в ямах,
Я не клянчил куска —
Нес я голову прямо.
Как бы мир ни орал,
Затевая здесь драки,
Я испуга не знал —
Как отец мой в атаке…
Сохранил до конца
Я в пути непосильном —
Все наказы отца.
Передам я их сыну.
Среди клятвенных слов,
Веря флагу Отчизны,
Чтобы сын был готов
Ко всему в этой жизни.
 

 

* * *

Родина мне не поможет,
Родине надо помочь.

В. Цыбин


В небе, как лошади — ржут облака во весь край!
Гривою машет гнедая бесхозная туча…
Если споткнешься и рухнешь, других не ругай —
Крой себя матом за этот позорнейший случай.
Есть у свободы начало — прямое, как штык.
Есть у свободы конец — переполнен он болью…
Если средь гор обессилел и высох родник —
Станет ущелье немым, а поляна слепою.
Сорванным с дерева листьям добра и любви,
Будет карателем ветер — без милого края…
Коль на земле милосердия нет меж людьми,
Нету и смысла молить их — помочь призывая.
Камень любой в себе тайную силу несет.
Кинуть в кого-то надумаешь — помни про это.
Если в гнездо на скале вдруг змея заползет —
Камнем сам станет тот сокол средь белого света.
Блудного сына печаль горбит плечи родне.
Горе стране, — если вождь ее без идеала.
В дни окаянные, каждая сволочь в стране
Тянет Отчизну — как тянут к себе одеяло…

 
 

Могила неизвестного солдата


Памяти солдат, пропавших без вести в мирное время, посвящается

 

Мне жаль тебя, сердце, в постыдную пору разора —
Людские проклятья тебя на куски раздирают.
Здесь раненой ланью весенние ветры с укором
Бредут и рыдают — так люди в предчувствии гибели тают...

А мир безразличен. Ему наплевать здесь на слезы.
И если Господь глянет с неба, замрет он от дрожи:
Свихнувшийся мир этот, полон и зла, и угрозы —
Грохочут армады железа и землю корежат!

Уж кровью людскою сочатся рассветы, закаты.
Но злоба людская звереет — от края до края…
И падают, падают в землю сырую солдаты —
Как падают звезды с небес, над землею сгорая.

…В израненном поле травинки весной оживают,
Средь груды железа — кустарничек скрасит округу!
А где-то в России, который уж год ожидают —
Кто сына, кто брата, а кто и заветного друга…

В их душах росточком трепещет надежда святая,
В глазах стынут слезы, и согнуты плечи бедою…
На голой земле незнакомого дикого края —
В росе сиротеет могила рассветной порою.

 

Родина


Мы — две живых души в одной святой груди.
Прости, коль путь мой был порой непрям
И труден…
Но после стольких бед,
Бесстрастно подойти —
И к камню не смогу, не говоря о людях.

Всего лишь горсть земли — и Родина со мной.
Так и стихи мои — судьбы моей подобье…
И коль умру вдали,
Покину мир земной,
Мне хватит горсти той — на саван и надгробье.

 

Версия для печати