Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2005, 12

Стихи

Перевод Елены Печерской

От переводчика


Бернардас Бразджонис (1907—2002) может по праву считаться народным поэтом Литвы: строки, созданные им, оказались созвучными большинству его соотечественников и приобрели широкую известность. Долгие годы поэт провел вдали от родины, после возвращения много ездил по стране, с неизменным успехом выступая перед публикой. Был удостоен Национальной премии Литвы и в преклонном возрасте стал автором нескольких поэтических сборников. Стихи Бразджониса отличаются ясностью и простотой выразительных средств при глубокой эмоциональности и музыкальности.
 

Дому, которого нет
 

Дом наш, растаявший рядом с вечерней чащей!
Слышу я белое блеянье стад овечьих.
Все эти годы ты был таким настоящим,
Хоть, словно Мцыри, из жизни ушел навечно.
Где же теперь ты, единственный и родимый,
Вместе с кострами и выездами в ночное?
…Над очагом остывшим — ни струйки дыма.
Весь ты проглочен туманной и вечерней мглою.
Крупные звезды детства, поля и покосы,
Счастье мое — на плече, как ручная птица!
Зелень земная и жгучие ранние росы —
Дом наш утраченный может мне только сниться.
Дом наш, растаявший рядом с вечерней чащей!
Ты для меня теплее, чем все земное.
В доме отцов не погаснет очаг горящий,
Солнечным сном ты навек остался со мною.
 
 

Из Твоей руки
 

Из Твоей руки, о Всемогущий,
Отблеск угасающего дня,
День сегодняшний и день грядущий —
Тот, что уготован для меня.
Из Твоей руки отцы и деды,
Над родимой рощей небеса,
Наши беды, горе и победы,
И усадьбы предков, и леса.
Птице сердца без Тебя не взвиться
Над покинутым земным пределом,
Если не позволишь приютиться,
Дав надежду, в небе почернелом.
И любовь к Отчизне с болью острой,
Без которой немощен и наг,
Наш покой и матери, и сестры —
Из Твоей руки, Податель благ!
 
 

Как скоро…
 

Ах, юность!
                                    Ты вся как единственный день…
О, не жалейте!
По солнечным долам бегу я один.
Играют на флейте.
В стране зимних ветров и бешеных вьюг
Я помню о лете,
Где светом залит свежескошенный луг
И грозди соцветий.
Ах, юность!
                                    Ты вся как единственный час,
Короткий, чудесный…
Как скоро, как скоро уходишь от нас
Далекою песней!
И медленно тянутся в старости дни,
Когда в темноте остаемся одни.
Ах, юность!
                                    Ты вся как единственный миг —
И даже короче…
Огонь угасает, но призрачный блик
Доходит сквозь ночи.
А старости дни,
                         как речная вода,
Текут в никуда,
                            текут в никуда…

Версия для печати