Опубликовано в журнале:
«Дружба Народов» 2001, №6

Прилечу под окна Беларуси...

Стихи. С белорусского. Переводы Валерия Гришковца


Леонид Голубович

Белорусское похмелье

		Чарачку адну,
		Каб забыцi родную
		Сваю старану,
		Не глядзецi, як брат родны
		Душу прадае,
		Пазабы╒шы шлях свабодны
		I песнi свае.
                   		Казимир Сваяк

Вот и выпита до дна
Ложь-вина.
Путь-дороженька пьяна
От вина...

И Отчизна от темна —
Не видна,
Всё пока еще она —
Сторона...

Кому — кресы, кому — кут1,
Кому — край...
И пока еще мы тут —
Наливай!..

Протрезвишься, ну и — глядь! —
Ни кола...
И раздет ты сам, как б...,
Догола...
У соседа — ни вина,
Ни вины…
И не знаешь с бодуна
Стороны…

Пошатнешься от стены
До стены…
За спиною шатуны
Сатаны…

Тут бы чарочку одну
На помин,
За родную сторону —
Все же сын…

Вот бы силы поиметь,
Чтоб поднять
Ту же чарочку за смерть,
Твою мать…


Грибная пора

Рассветный лес. Чащоба. Моховик.
Грибница спермой прет из мха сопрелого...
Ветвей перелистаешь черновик,
Природы проверяя беловик,
И тут же — боровик! — как лоб Купреева2...

Цветет роса. С ветвей струится звон.
След муравья. Кукушка плачет тонко,
Выслеживая теплое гнездо,
Чтоб вновь добром уравновесить зло,
Свой век и вечность путая спросонка...

Нож потеряв, как раз находишь гриб,
Еще, еще...
                    Но вдруг — о, сколько страха! —
Уж из-под ног...
                        И раздается крик...
А значит, к смерти ты, брат, не привык,
Вынюхивая жизнь, как след собака...

*  *  *
...Горы встают с каменистых колен...
...трон Вседержителя жесткий, как плаха...
Спит под подсолнухом пьяный Гоген,
Ухо Ван Гога слушает Баха...

Это все где-то, конечно, не тут,
Это все видится где-то высоко...
Слава, бесславье, память и суд —
Сон для слепого бесстрастного ока...

Слова Господня ждет еще тлен,
Камень на выступе держится страхом —
Спит под подсолнухом пьяный Гоген,
Ухо Ван Гога слушает Баха...



Микола Купреев
         Белая птица
Обкорнали тебя, обесчестили,
отчизна моя горькая...
Белая птица
машет крылами невечными
над болотиной, над пригорками.

Кровинкой стекает над Сожем,
тоскливо клекочет над Бугом...
Белая птица
крепит гнездо на Коложе —
спасает себя Святым Духом.
Машет крылами и падает
на отравленные покосы.
Белая птица...
В небе вечернем загадкою
Венера рассыпала косы.

Да, мы последние, может,
на проклятой Богом земле...
Белой птице
колючими стали пожни
родимых полей.

*  *  *

Журавли печальные мои —
новое прощанье проплывает.
Вновь над Щарой
чарами растает
зов ли, стон моей былой любви?..

Боже мой, сюда еще вернусь я?
Ты меня, как птицу,
позови! —
прилечу под окна Беларуси...

...Тихий вечер, осень на земле.
Что-то шепчет клен через окно.
Том Купалы. Бульба3  на столе.
И несет соседка Ганна молоко...


*  *  *

Сегодня умер человек.
А я вчера его обидел.
Как же мне завтра
пройти мимо дерева,
что он посадил
у моей дороги?..

  Вечное

Там, где поле, речка, гать,
кружат, рыщут вороны.
Ходит, кличет сына мать
на четыре стороны.

Из России— не видать.
И с Украйны— не слыхать.
Из-за Буга— немота.
Из Могилева— вода...

День занялся высокий,
течет, будто время, песок.
Снова ушла в глубокий
под крестами лесок.

1 Кресы — окраина (польск.); кут — угол (белорус.).
2 Купреев — известный белорусский поэт.
3 Бульба — картошка (белорус.).


© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте