Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 1999, 3

Голубой зонтик

Стихи. С грузинского. Перевод Яна Гольцмана


Паоло Яшвили 
Голубой зонтик  
С грузинского. Перевод Яна Гольцмана   

           Поэзия 

Безумье легко  предпочту стиховому безмолвью.
Черней слепоты невозможность восславить светило.
И если творенье из сердца не вырвется  с кровью, 
Откуда  у песни возьмется бессмертная сила? 

Пожары и войны, терзания вечной разлуки,
Чума моровая, разломы в граните упругом - 
Ничто не  сравнится с величием яростной муки 
Поэта, который сражен вдохновенным недугом.

По  городу бродит на прочих похожее тело.
Прохожие скажут: "Гляди, от поэзии пьяный".
Но кто понимает, что это - опасное дело,
Что в пламени гибнет и корчится мозг окаянный? 

О, сколько мне нужно сердец, чтобы чувствовать  души! 
И глаз, чтобы  каждого ясно увидело зренье.
Я множество образов должен нещадно порушить,
Чтоб, бабочки чище, взлетело одно песнопенье.

Как смерть неотвязное, слово горячкой слепило,
И тело, и душу душило цепями полона.
Не спишь, а наутро, когда постучится светило,
Ты - скорбная память о том,  кого звали Паоло.

Рождается песня - и на год урезаны сроки
Земного пути. И недолго уже до предела.
И если вот это и вправду - последние строки, - 
Швырните воронам никчемное мертвое тело!

       Голубой зонтик1

Расскажу о крестьянском житье-канители: 
Помнишь тех, чьи ничтожные клювы когда-то 
Целовал ты? Сегодня они повзрослели 
И - представьте! - любовь закрутили утята.

Голубям приглянулась. И волосы-косы
Кротко трогает клюв голубой голубиный.
Вновь прическу украсили влажные розы: 
Как-никак, я себя ощущаю любимой.

Чту Пшавелу. Враждебна Эдгаровым взглядам2.
Призываю  в мечтах  леденящую бурю.
В полдень спины чешу малорослым телятам,
На закате - опять ноготки маникюрю.

Виноградину в рот - и сосу, точно осы.
На грибах в перелеске - багряная  кожа.
Пью из круглых стаканов маджари3 белесый,
На грудастую сельскую девку похожа.

Дождь прольется -  лущу кукурузные зерна.
И початок целую в порыве  безумном!
И смятенной душе до восхода упорно
Запрещаю стареть в полумраке безлунном.

        Тбилиси 

Взбежать, воспарить и на Мамадавити4 - 
Душе обиталище гордое мило! - 
Внезапно упасть на колени при виде
Тбилиси,  лежащего подле светила.

Мой город! Дарованы радость-приволье
Тобой и окрашены в солнечный сурик.
Твой образ легко предстает в ореоле
Сияющей,  звуками полной лазури.

Дороженьку радуя скрипом колесным,
Аробщики сено везут из Телави.
По Мктвари5 сплывают купальщицы-сосны,
По-женски округло белея телами.

Воскресными днями вскипают потоки,
Красно  золотятся, струясь по бульварам.
Чугунные горы - котлы или топки? - 
Тебя обступили, увенчаны паром.

Хочу у ворот солнцеликого града
Стихами  - горячею кровью -  пролиться.
Мильоноголосый, любовь и отрада,
Тбилиси, не ты ли - поэтов столица? 
Паоло Яшвили (17 (29) VI, 1895 - 22. VII. 1937) - выдающийся грузинский поэт и общественный деятель. Родился в дворянской семье. После окончания гимназии в 1913 году учился в Париже, в Институте искусств при Лувре. Вернувшись в Грузию в 1915 году, основал группу поэтов-символистов "Голубые роги", издавал одноименный журнал. Молодой грузинский символизм обновил структуру стиха, его образную систему и ритмику, расширил просторы поэтического видения. П. Яшвили был активным участником послереволюционной общественной жизни. В 1924 году избран кандидатом в члены ЦИК Грузии, в 1934-м - член Закавказского ЦИК. Подвергся репрессиям, покончил с собой.

1 Стихотворение "Голубой зонтик" написано автором от лица вымышленной молодой поэтессы Элене Дариани осенью 1922 года в деревне Авлеви.
2 Имеется в виду Эдгар По.
3 М а д ж а р и - молодое вино.
4 М а м а д а в и т и - гора святого Давида.
5 М к т в а р и - Кура.


Версия для печати