Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 1999, 1

К изголовью века...

Георге ЧОКОЙ, "Как и во времена Гомера". Эмиль ЛОТЯНУ, "Люби меня...", "Молитесь...". Павел БОЦУ, "К изголовью века". Стихи молдавских поэтов. Перевод Кирилла Ковальджи


К изголовью века...

Стихи молдавских поэтов

Перевод Кирилла Ковальджи

Георге Чокой

Как и во времена Гомера

С некоторых пор мы привыкли

Быть слишком жесткими, вышколенными при этом —

Требуем выполнения неких беспощадных норм

Даже от них, от поэтов.

А поэзия испокон веков —

Исповедальность, любовь и вера,

Поэзия остается чудом,

Как и во времена Гомера.

Эмиль Лотяну

Люби меня...

Люби меня, как перед расставаньем

В конце времен, на роковой черте,

Окутай волосами и дыханьем

И научи губами немоте.

Мой стебелек, шальная сумасбродка,

На радость мне, на сладкую беду.

Вся вечность мне покажется короткой,

Когда к тебе я снова припаду.

Прижмись и обними до боли нежной,

В своей красе бесследно утопи,

С отчаяньем утраты неизбежной

В неповторимый миг меня люби!

Окутай волосами и дыханьем

И научи губами немоте,

Люби меня, как перед расставаньем

В конце времен, на роковой черте.

Молитесь...

Молитесь на пороге дней грядущих,

Забывшие молитву в мире фраз,

За всех усопших и за всех живущих

Молитесь каждый день по десять раз!

Молитесь все за наше пробужденье,

Чтоб человек прозрел и душу спас.

За белый свет, за синее свеченье

Молитесь каждый день по десять раз!

За тех, кого грузили в эшелоны,

Чей стон и после смерти не угас,

За все за те десятки миллионов

Молитесь каждый день по десять раз!

Ведь если отрешимся добровольно

От памяти мы в суетные дни

И нам, как дикарям, не будет больно —

Мы в десять раз мертвее, чем они!

Очистимся от подлого проклятья,

Чтобы молитвой день благословить,

Чтоб научиться снова слову “братья”

И слезы у страдальцев осушить.

Чтоб нам не быть уже, как тень без речи,

Как колокол, утративший язык,

А чтоб вовек, вовек не гасли свечи

За наше избавленье и за них!

Павел Боцу

К изголовью века

Спесивый век —

космический разбег,

наркотики, и кровь, и пестициды...

Неужто может завершиться век

безумной рифмой

вроде “геноцида”?

Век, спешкой одержимый,

как маньяк,

тюремный рай в компьютерах

возводит,

считает эпохальным каждый шаг,

а дождь уже не льет —

в слезах исходит!

Над Токио не радуга, не град,

не облако,

а пепельная жижа.

Родник иссох.

Как нынче говорят —

горит экологическая ниша.

Уже не лес с души снимает стресс,

а громкий хмель свой преподносит

диско.

Суставы,

извиваясь, словно бес,

сопернице ломает дзюдоистка.

И вместо слова, что, тоскуя, жду,

по проводам откуда-то куда-то

бросаешь ты мне “чао!” на лету —

звяк медяка в утробе автомата.

Затеяв мировую кутерьму,

очнется ли безумный век у края?

Найдется ли травиночка живая,

чтоб положить под голову ему?





Версия для печати