Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2017, 5

Сказочная лирика Эльдара Ахадова

Эльдар Ахадов. Чудо в перьях.— Новокузнецк: Союз Писателей, 2017.— 36 с.

День и ночь, № 5 2017

 

Сказки, отобранные Эльдаром Ахадовым для своей новой книги, весьма разнообразны по своему звучанию. Здесь и маленькие зарисовки, интонационно напоминающие стихотворения в прозе, и полноценные сказки с постепенно развивающимся сюжетом. Такое построение книги, во-первых, даёт возможность расширить возрастной диапазон читателей; во-вторых, позволяет автору использовать «принцип крещендо», когда сила, притягательность и универсальность сказок возрастают с каждым новым произведением. И мне, как читателю, импонирует такая компоновка. Эльдар Ахадов — яркий представитель «Андерсеновского» направления сказочничества. В его сказках невозможно отличить правду от вымысла, потому что вымысел у него — тоже правда. Особая одухотворённость — вот ещё что роднит сказки Ахадова с историями, рассказанными великим датским сказочником. Как и Андерсен, Ахадов любит писать сказки, это позволяет ему совместить исповедь и проповедь добра. Как и Ганс-Христиан, он никому не говорит, для кого эти сказки: для детей или для взрослых. Каждый читатель сам решит, для него ли это написано. Мощный и быстрый ум Эльдара Ахадова вместе с тонко понимающей душой создаёт универсальные и глубоко народные сказочные полотна.

 

Сказка «Цветок Чжень» величественна, как мироздание. Пожалуй, в ней, как и во многих других произведениях Эльдара Ахадова, можно обнаружить отголоски морализма. Но поэтический рассказ всё равно доминирует, главенствует над моралью, он — первичен. Из него каждый читатель может взять ровно столько, сколько он готов взять в данный момент. Рассказ о цветке Чжень способен даже стать провозвестником новой религии. Это будет покруче великих социальных утопий по своему потенциалу! Вертикальное единение поколений во имя чистоты, дарованной цветком Чжень! Жизнь в борьбе с силами мирового зла! Именно после этой сказки я окончательно убедился, что Эльдар Ахадов — немыслимый, невероятный, эксклюзивный, сногсшибательный писатель. Такие вещи, как «Цветок Чжень», подвластны перу единиц!

«Цветок Чжень» — это завещание, воскрешающее предков. Вспоминается «Философия общего дела» выдающегося русского мыслителя Николая Фёдорова. В этом «взращивании» в себе сил добра есть подлинное величие! В то же время нельзя полагать, со временем все без исключения люди узнают «запах цветка Чжень». Утопическая шаткость этого предположения побеждается в рассказе Эльдара Ахадова верой в возможность такого чудесного превращения (на то она и сказка!). В рассказе Эльдара Ахадова вера и дела людей сплетены в нерасщепляемый клубок. В Начале было Дело. Отец китайца Ляо, движимый любовью к жене и сыну, нашёл и сорвал заветный цветок Чжень, охраняемый демонами зла. Силы зла заточили его за это в темницу. Где и пребывает он поныне в молодости и добром здравии, благодаря волшебному цветку. И высвободить его оттуда можно только верой (sola fide), когда наступит такое время. Вера и совершит необходимое для воскрешения предка действие. Конечно же, в рассказе Ахадова потрясает сам сюжет. Это надо было придумать! Глубина и трогательность замысла выдают в Эльдаре Ахадове демиурга. Этот человек, подобно Толкиену, способен творить целые миры. Непрерывность жизни — вот что выносит пытливый читатель из произведений писателя Ахадова.

Именно в жанре сказки многонациональное человечество создало наибольшее количество замечательных произведений. Сказки есть даже у тех народов, у которых практически нет литературы. Этот народный фольклор понятен всем — и потому безграничен. Поэтому нет ничего удивительного в том, что новые сказочники используют богатства, наработанные за много веков. Не стесняется использовать элементы многонационального фольклора в своих произведениях и Эльдар Ахадов.

Сказки Эльдара Ахадова очень романтичны. И почти всегда — это особый романтизм, имеющий мало общего с банальностью хеппи-эндов, когда «и стали они жить-поживать да добра наживать». За своё счастье герои Ахадова борются, их «ведёт», подобно нити Ариадны, всепобеждающая любовь. В сказке «Элиза», название которой напоминает нам о замечательной лирической пьесе Бетховена, любовь побеждает всё — разлуку, смерть, страшную эпидемию, уносящую человеческие жизни. Да, в сказках Ахадова порой происходят горькие, страшные события, и, кажется, вот-вот, и маятник навсегда качнётся в сторону беды и печали. Но люди выживают — и идут дальше. Принц из сказки «Элиза» чем-то напоминает молодого Петра Первого, он так же увлечён лоцманством, корабельным делом, морской разведкой. Но вряд ли российский государь был способен на такую чистую любовь и беззаветную верность любимой женщине, как принц, герой сказки Эльдара Ахадова. В сказке герой совмещает в себе и умение управлять государством, и достойное поведение в частной жизни. В реальности это сочетать в себе очень трудно, почти невозможно. Служение государству требует от человека больших жертв, часто несовместимых с личными пристрастиями. Но в сказке возможно всё! Какое счастье, что принцы в сказках освобождены от рутинной работы приёмов и церемоний! Они даже не обязаны жениться на особах королевской крови! Это, вне всякого сомнения, добавляет им счастья и воздуха. За это мы и любим сказки.

События, произошедшие в стране за время отсутствия принца (так и хочется сказать: принца Гамлета!), повергают его в своего рода безумие. Он имел всё — и в одночасье всё потерял. Чтобы перенести такое, нужна особая крепость духа. Но чёрная полоса в жизни не может продолжаться вечно! Концовка сказки поражает воображение даже видавшего виды читателя: такой финал мог написать только человек с большим сердцем. Элиза, героиня сказки, сражённая болезнями и долгим невозвращением любимого человека, уплыла на утлой лодчонке далеко в море. Где она, что с ней? Как всегда в сказках, времени нет: оно растворилось где-то в водовороте событий. Мы не знаем, сколько пробыла в море отважная девушка, сколько искал её принц. Это не важно. Главное — вот что. Неустанные мысли о любимой совершили внутри человека чудо: он прозрел, и увидел звёздное небо над головой, и услышал, как она его зовёт. И вот уже маленькая лодка Элизы, словно летучий голландец, появляется в поле зрения принца. Что с ней? Жива ли она? Эльдар Ахадов ничего об этом не говорит, и понимаешь: это — какая-то высшая жизнь, при которой не имеет значения, жив человек в своём теле — или уже его покинул. Это — бессмертная любовь и бессмертная любимая! Как она может умереть, если смогла победить такую страшную болезнь, а вместе и ней — и беспросветную многолетнюю разлуку? Это одновременное состояние покоя и действия поражает в сказочной лирике Эльдара Ахадова. И фата-моргана становится реальностью! И «бегущая по волнам» радость воссоединения любящих сердец — становится неизбежной и необратимой. Ахадов не даёт нам хеппи-энд. Он даёт нам больше, чем хеппи-энд. Он даёт нам катарсис. Прекрасное побеждает болезни и даже саму смерть. Пожалуй, именно сказки — наименее подверженный «старению» жанр литературы.

Добрые сказки Эльдара Ахадова не всегда заканчиваются счастливо. Однако после них хочется жить! Пространство сказки — оно везде. «О голосе на ветру» — это, пожалуй, стилизация под сказку, когда вполне взрослые проблемы освещаются в «детском» формате. Сама суть повествования — не сказочна. В начале Эльдар Ахадов рассказывает нам, с чего обычно начинаются войны. Все войны обычно так и начинаются — из-за пары пустяков. Кому-то показалось, что он запросто может завоевать другую страну. Или кто-то обиделся на слова соседа настолько, что готов мстить за них жизнями своих подданных. Короли — они ведь такие же люди, как и мы с вами,— только, может быть, чуть более могущественные. Пример Эльдара Ахадова показывает: обычно сказки народов мира так и возникают — прямо из жизни. То есть процент реальности в них очень высок. Может быть, он даже выше, чем в романах Толстого или Достоевского. Поэтому большая глупость — считать сказку «низким» жанром, недостойным пера Мастера.

Конечно, Эльдар Ахадов рассматривает ситуацию, когда «хороший» король противостоит «плохому». В действительности часто бывает, что оба короля — нехорошие. Например, Сталин и Гитлер. Каждый — нехорош по-своему. Но именно Сталин в войне был вынужден пожертвовать своим сыном. Поражает, когда человеческая драма подаётся в сказочном обрамлении. Выбирать между родиной и сыном не пожелаешь и врагу. Но, если ты глава государства, твой выбор предопределён — конечно, ты будешь «голосовать» за свою державу, а не за свою семью. Иначе, может быть, ты и не стал бы королём. Но король, герой сказки Ахадова, вдобавок ко всему — ещё и хороший человек. Нет, он не колеблется в своём выборе, он — «стойкий оловянный солдатик». Но он словно предчувствует, что такой выбор будет стоить ему рассудка. Вы понимаете, победа над неприятелем и свобода своего народа не могут компенсировать человеку утрату единственного сына. И он бродит, как безумный шекспировский король Лир, чужой на этом празднике жизни. Парадоксальность драматургических решений — сильная сторона писателя Эльдара Ахадова! Жизнь вскрыла страшную истину: король может жить без страны, но не может без наследника. Он этого не знал заранее. Он просто не смог. Поэтому мы так сопереживаем королю, хотя главный герой сражения — не он, а его сын. Эльдар Ахадов мастерски ведёт свой незабываемый рассказ. Принц не погибает на поле боя, он — среди «пропавших без вести». Это усиливает драматизм повествования, повышает градус сопереживания. И здесь писателя осеняет ещё одна блестящая находка. Мы не знаем, сколько времени король искал сына. Время исчезло в этом священном безумии. Вслед за временем исчезает и человек, сам король. Он ходил за сыном так долго, что от него остался только голос. И здесь писатель точен: не имеет значения, жив король или нет. Его голос звучит. И звучать никогда не перестанет. Потому что неслыханная отцовская жертва не имеет меры и цены. Его отцовский подвиг — бессмертен.

Все сказки Эльдара Ахадова, составившие его новую книгу «Чудо в перьях», дивно хороши. Но сказки «Элизе», «О голосе на ветру» и «Цветок Чжень», несомненно, являются вершиной сказочного творчества писателя. И не случайно Ахадов поставил их завершать свою книгу. Книга «Чудо в перьях» обладает интегральным свойством быть интересной на разных уровнях понимания. Дети будут радоваться приключениям сказочных персонажей и, конечно, сопереживать им. Взрослые, помимо этого, обнаружат в них глубокую философию. Даже в самых простых сказках, вроде «Капли в море», часто есть второй план. Капля — это отдельно взятый человек. Море — это народ. Путешествие капли из тучи в море — становление народа из отдельных индивидуумов. Я убеждён, Эльдар Ахадов обладает уникальной способностью хорошо понимать и детей, и взрослых. Есть некая связующая нить, объединяющая всё человечество, независимо от возраста конкретных людей, и это чувствуется в каждой сказке писателя. Хочу пожелать книге «Чудо в перьях» множества переизданий. Пусть она станет желанной гостьей в каждом доме, где подрастают маленькие жители нашей планеты.

 

Версия для печати