Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2017, 4

Я верю музыке

Документ без названия

 

Марк Шагал «Одиночество»

В дремучих объятьях природы,
В колючих объятьях зимы
Мы ищем тепла и свободы,
Страшась и тюрьмы, и сумы.

Из горького стылого мрака,
Где звёзды ещё не зажглись,
Скулит ледяная собака
И воет испуганно ввысь.

Из всех одиночеств на свете
Понятней и ближе — навзрыд
Над миром неведомый третий
В картине Шагала парит.

Что будет, что станется с нами?
У скрипки четыре струны.
Ты смотришь такими глазами,
Что мне не избегнуть вины.

Мой ангел, обуглены чувства,
Насквозь их тоскою прожгло.
И пепел просыпался густо
На ангельское крыло.


* * *
Когда тоска по человеку
Тебе уже невмоготу,
И трижды ты в чужую реку
Входил, но каждый раз — не в ту,

О чём грустить? Печальный опыт
В зрачках весёлых затая,
Прости им грохот, топот, ропот,
Послушай бездну бытия,

Как раковину, где молчанье
Хранит морскую глубину.
Ты сбылся в музыке случайно,
Попал случайно на войну,

Где маски в бой идут и пляшут,
И смотрят в прорези для глаз.
Звучит моление о чаше
Который раз, который раз...


* * *
Я верю музыке, поскольку жизнь одна,
И состоит из музыки и пятен.
Уже весна, за окнами весна,
Но время уклоняться от объятий.

Сломай себя, тростинку на ветру —
Не обретёшь прощения вовеки.
Я тоже вот когда-нибудь умру,
Поскольку смерть таится в человеке.

Ты дудочка, ты мыслящий тростник,
И ветер теребит твои пустоты,
И ты звучишь, поскольку ты возник
Из ничего — из пустоты и ноты.

Быть может, нас спасут колокола.
Неслышно расширяется от звона
Небесный свод, и вечность пролегла
Меж куполом и самым низким тоном.


* * *
Всей музыкой, какая есть
На белом безнадёжном свете
(она живёт сейчас и здесь),
И лепестками всех соцветий,
И всех созвучий, и насквозь —
Дождём, промывшем наспех кроны,
Когда дышать не в силах врозь,
Смешав и синий, и зелёный...

Когда устанешь горевать
И звать её горячим стоном,
Когда не хочешь выживать,
Но яростно и непреклонно
Желаешь жить — наверняка
Ты назовёшь любовью это.

Вот отчего душа легка,
Скользит над жизнью городка,
Перелетая в свет из света.


* * *
Нас было двое — дождь и я.
Нам город был чужой подарен
С деревьями и проводами,
И весело в оконной раме
Плескалось чудо бытия.

Мы лужи наполняли смыслом,
Поскольку в них отражены
Осколки лиц, слова и числа,
И небо раннее весны,
Что опустилось и повисло.

Мне было грустно и легко,
Поскольку опыт жизни учит,
Что каждый — музыка и случай,
А смерть всегда недалеко.

Здесь, за углом, за поворотом,
Невольно сам ты к ней идёшь.
А дождь — с тобой, в ладонях, вот он,
Весёлый дождь, весенний дождь,
Взахлёб разбрасывает ноты,
И в каждой — ледяная дрожь.


* * *

Дар напрасный, дар случайный...
                 А. С. Пушкин

Жизнь пройдёт через нас,
Нас просветят рентгеном,
Нас просветят лучами,
И останется след.
В чьём-то доме чужом
Он впечатан в простенок,
Чёрный снимок удачи,
Драгоценный билет.

Пробирается луч,
Задевая аорту.
Так о чём эта жизнь,
Не о нас ли с тобой?
После резкой подачи
Мяч взлетает над кортом
И гордится своей
Несравненной судьбой.

В чём тут суть или цель?
Дар, прожитый случайно...
Как в тетради отрезок —
Восемь клеток пути.
Это тайна, нельзя.
Между точками — тайна.
Догадаться нельзя
И нельзя обойти.


* * *
Когда Париж — как на ладони,
Чего желать, о чём жалеть?
Прочтите надпись на фронтоне:
«Увидеть — и не умереть».

Вобрать его до самых жилок,
Вживить в себя его печать...
Париж, глядящий в твой затылок,
О чём он хочет промолчать?

Ситэ, купающийся в Сене,
И д’Орсэ, и Сан-Шапель...
В парижской дымке предосенней,
Ты вовсе не умрёшь теперь.

С нелепой Эйфелевой башни
Слетают в прошлое огни.
Париж вчерашний, свет вчерашний,
Меня, как птицу, примани.

Поймай в силки, держи надёжно,
Не вырваться, не улететь.
Парижских улиц невозможных
Очаровательная сеть.


* * *
А в России снег,
А в России дождь,
А в России ты
Ничего не ждёшь.
Ничего не ждёшь,
Просто так живёшь,
На рассвете — снег,
На закате — дождь.

На закате — дрожь
Да вороний грай.
Порвалась струна —
Всё равно играй,
Всё равно живи,
Всё равно дыши,
Лишь вороний грай,
Больше ни души.

Погоди, не рвись,
Ненадёжна мгла.
Обнимая высь,
Спят колокола.
На тяжёлый шар,
На ночной ковчег
Ляжет тихий дар,
Ляжет белый снег.

 

Версия для печати