Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2017, 4

Самая обычная любовь

Документ без названия

 

* * *
за время пока я пекла пирог
обсыпав мукой края
мой старый знакомый шагнул за порог
постылого бытия

последний свой час не вписал в графу
судьбы но пустил под нож
за время пока в духовом шкафу
мой хлебный томился корж

и небо не сдвинулось ни на грамм
минуты не сбили счёт
мы ели пирог и ребёнок мам —
сказал мне — отрежь ещё


* * *
длится день в балансе светотени
лист кружит на новом вираже
осень это время сожалений
обо всём что кончилось уже
что ещё тревожило когда-то
и о чём так долго не спалось
осень это точка невозврата
золотая маленькая ось
в середине тёмного ненастья
где идёшь наощупь как фантом
в жизнь влюбляясь заново и насмерть
но ещё не ведая о том


* * *
облака весенние раздуты
талою водою налиты
он живёт над вывеской «продукты»
а она — над вывеской «цветы»

нелегки страдания поэта
просыпаясь в утреннем поту
он всегда по сторону по эту
а она как водится — по ту

вот идёт поглядывая строго
за спиной вздыхает весь район —
человек стоит через дорогу
человек мечтою опалён

он готов собой объять полмира
он готов бледнея и дрожа
прочитать отрывок из шекспира
для её второго этажа

с этим всё как водится непросто
но однажды по пути домой
жизнь столкнёт их возле «перекрёстка»
или возле лавки с шаурмой

и тогда сюжет перебегая
в мир войдёт понятная без слов
светлая огромная благая
самая обычная любовь

 

Версия для печати