Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2017, 4

Предчувствия

Документ без названия

 

Полуночница

Почернею и окаменею часам к четырём,
Как младая вдовица, бредущая за катафалком.
Удавиться к чертям на берёзе за пустырём,
Да ещё босоножки не сношены. Выбросят. Жалко.
Недочитанный Стивенсон между столом и стеной
Корешком коленкоровым целит в облупленный плинтус,
Ничего не случится красивого в жизни со мной,
Где же тела и духа хвалёный поэтами синтез?
Вот и птаха запела, незримая в тёмной листве,
Вот котёнок проснулся и лапкой песок загребает...
Просыпается жизнь, льнёт к рассвету. Как муха к халве,
Тьма безлунная медленно кожей шагреневой тает...


Предчувствие осени

В жёлобе лета тихонько июль иссякал,
Нежно журчал и примолк — не заметили даже,
Только желтеющий лист в бредешке гамака
Робко шепнул об естественной этой пропаже...
Август ленивым котом на пороге лежит,
Рыжей горжеткой, заплатой на фоне зелёном...
Грусть не о том, что присущи всему рубежи —
Грустно на них натыкаться врасплох иль спросонок...


Предчувствие весны

Деревья голы, но уже не спят.
Стыдливо опуская очи долу,
смиренье и терпение хранят,
и зова ждут к весеннему престолу.
Снег рыхл и тёмен, ноздреват, липуч,
навязчиво пристав к твоей подошве,
он тщится выжить, но весёлый луч
врезается в его сырую толщу.
И с детской беспощадностью, смеясь,
стирает все молекулы снежинок,
все атомы,
оставив только грязь
на глянцевой поверхности ботинок...


Мартовский триптих

1.

Март слёзками разжалобит —
Поверишь, а потом
Очутишься на палубе
С каким-нибудь с котом.
А палуба качается,
А кот поёт романс,
А ночь всё не кончается —
Такой вот декаданс!

2.

Печалиться будем потом,
Под музыку пана Шопена —
Ты встал предо мной на колено,—
А это отличный симптом!
Свободны, как два небосклона,
Как две полноводных реки —
А женятся пусть дураки...
Под музыку бэн Мендельсона!

3.

Не надо, чудо кончится,
Раскрой кавычки рук!
По-прежнему, по отчеству
Тебя я назову.
Трамваи в вашем городе
Шумливы и тесны,
Пускай не будет повода —
До будущей весны!..
Представленные заново,
Чужих играем роль,
Лишь Алька Алифанова
Поймёт, что — не чужой.
Лишь ей, сидящей рядышком,
Понятно, что к чему,
Она за ушко прядочку
Смахнёт и — никому...

 

Версия для печати