Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2017, 4

Братан

Документ без названия

 

 

* * *
Хорошо начинать с утра.
Коньячок. Балычок. Икра.

Над столом — сигаретный дым.
За столом — хорошо сидим.

Возглавляет стола овал
Хозяин-интеллектуал.

Интеллектуал-коммерсант.
У него обои «жоржсанд».

Томов — несметная рать.
От стен их не отодрать.

Нарисованные тома —
Пища не для ума.

На обоях ярко видна
Их неслыханная цена.

«Корешки» сверкают, горят,
Как купюры. За рядом ряд.

Каждый настенный фиг
Дороже десятка книг.

Рабочий, блин, кабинет,
А книг настоящих нет.


* * *
Из пиджака достаю
Настоящую книгу. Свою.

Люблю я, приняв на грудь,
Себя почитать чуть-чуть.

Себя обижать не стал.
И принял, и почитал.

С выражением, вслух.
В бровь. В глаз. В нюх.

Хозяин-интеллектуал
Стал от восторга ал.

Стал от восторга ал
И в ухо мне заорал:

— Братан! Ты мне от души
Книгу свою подпиши!

Я книгу твою куплю
За буквочку — по рублю!

Дам рупь Леонид Ильича,
А не тот, что теперича.

Представляешь столько рублей?
Каждый доллара тяжелей!

Ты мне буковки сосчитай
И хоть улетай в Китай,

Лондон, Париж, Стамбул,
Казань, Рязань, Барнаул.


* * *
— Ну,— говорю,— добро —
Беру из кармана перо.

— Ты,— говорю,— накрыл
Стол на десяток рыл.

Пищу в массы неся,
Поизрасходовался.

А помнишь ли, где должна
На книге стоять цена?

Вот, посмотри на свет;
Цены этой книге нет.

За букву возьму по рублю
Шибко продешевлю.

Я их и считать не хочу.
Работа не по плечу.

А доллары — тать в ночи.
О них мечтать не учи.

И как тут прикажешь быть?
Братану́ что ли морду бить?

А чтобы не бить,— говорю,—
Книгу тебе подарю. —

Коньячком на перо дышу.
Душевное что-то пишу.

Чтоб достало до самого дна.
Отдаю, говорю: — На!

На! — говорю.— Ни за грош
Духовную пищу жрёшь.

Под мецената кося,
Братан, не обкушайся.


* * *
Братан, парень простой.
— Ну, ты,— говорит,— крутой.

Предлагаю не гнуть персты.
Если обидел — прости.

Кто вас, поэтов, поймёт?
На халяву и уксус — мёд.

А ты мне про «морду бить».
Предлагаю не бить, а пить.

Постановляю так:
Не уксус пить, а коньяк!

По полной раз десять нальём —
И зелёного змия убьём!


* * *
Собутыльники — не бойцы.
За столом отдавали концы.

Воскресали по одному.
Исчезали в ночную тьму.

Никак не могли погодить:
С утра им руками водить.

На объектах метать и рвать.
Функционировать.

А мы по команде «Пли!»
На водочку перешли.

Были несколько суток всклень.
Перепутали ночь и день.

Поспали в тени купав,
На дно стакана упав.

На дне порыдали всласть,
Чтоб в рай душа понеслась.

...Катилась из глаз слеза.
Мутилась в слезе стезя.

Пили водочку братаны
За здоровье родной страны.


* * *
Хоть как по земле кружись,
Не исправишь такую жизнь.

Потому что в ней мало лет,
Потому что в ней счастья нет.

Потому что опять — с нуля,
Потому что все бабы — бля...

Потому что не он — певец,
Потому что не я — купец.

Потому что горчит икра,
А шампанское — из ведра.

Потому что такой кураж.
И такой в кураже вираж.


* * *
До рая не долетев,
Земных пригласили дев.

Для яркого рандеву —
Музы по вызову.

Немедленно их раздев,
Под медленный их напев,

Красоточек юных сиих
Не стали делить на двоих.

Чтоб не вызывать вражды.
Да и не было в том нужды.

В среде физических тел
Я к поэзии тяготел.

И наблюдал в полумгле
Танец девочек на столе.

Как, каблучками стуча,
Они делают: — ча-ча-ча.

На лету подхватив мотив,
Посуду расколотив.

И красиво летят со стола
Во все стороны брызги стекла.

И стоит пронзительный визг
В ослепительной радуге брызг.

Чтоб руками не лапал братан
Обнажённый девичий стан.

А чтоб лапал другие места.
И скорей целовал в уста.

И сразу тащил в постель.
Ведь что — наша главная цель?


* * *
Пир во время чумы!
Как столичные бредят умы.

А что — наша жизнь? Игра!
Как бредят телеэкра-
Ны
Всей родной страны.
И ведущие братаны.

(А как просятся паханы
В рифму! А нам хоть бы хны!)


* * *
Хорошо с утра начинать
Содержанием жизнь начинять.

Как ты с похмела ни кисл,
В жизни имеется смысл.

Изгнав из души путан,
Жить продолжаю, братан.

А тебя изгнать из себя
Не могу. Это что — судьба?

В зеркало гляну. А там
Стоит в полный рост братан.

Нет вопроса «быть иль не быть?»
Есть вопрос: чем в зеркало бить?

Отечественные кулаком?
Импортные каблуком?

Чтоб осколки сказали, звеня,
Что вылетел ты из меня.

Хватит у Бога любви
На всех. Без меня живи.

А я без тебя. С утра.
С понедельника. С Богом. Ура!


* * *
Кто время провёл не зря
Под Знаменем Октября,

Тот помнит, как нас штамповал —
Общий угол, общий овал —

Всесоюзный прокатный стан:
Братан, братан, братан...


* * *
Ты непобедим, как танк,
Созданный для атак.

Я тоже непобедим.
Дальше что? Поглядим.

 

Версия для печати