Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2017, 2

И пришла пора иная

Документ без названия


* * *
Так ведут себя демоны — властно, сердито, упрямо,
Энергично — хоть головы подлым руби.
Так ведут себя тётеньки в гипермаркете «Саstorama»
Или в «Obi».

Так ведут себя ангелы — тихо, задумчиво, кротко.
Так ведут себя ангелы — тихо — по лику — слеза.
Я живу сотни лет, но моя черепная коробка
Не вмещает всего, что уставшие видят глаза.


* * *
Бывший мачо глядит очесами измученной клячи.
От него до бомжа расстояние — две неудачи.
От него до реки под названием Лета —
Два кульбита судьбы и два пируэта.

Бывший мачо, ушедший из хора плейбоев,
Тихо песню поёт. Подпевает старик Козлодоев.
Бывший мачо хандрит — дни и ночи несносны.
— Это зря, ты не плачь,— говорят величавые сосны.


Всё правильно

Всё правильно — время, и возраст, и вялость,
Сковавшая руки и ноги, и мозг.
И леди, которая мной восхищалась,
Теперь сокрушается: «Как же ты мог?!»

Всё правильно — я чемпион раздолбаев,
Седой дауншифтер и антигерой;
Не стал знаменит, как поэт Улюкаев,
Сидящий, как Бродский, в темнице сырой.

Всё правильно — время прошло бестолково.
Но я, как известный предмет, не тону.
Всё правильно — тихо на даче в Быково.
Но я-то как раз и люблю тишину.


* * *
Я знаю, что всегда некстати
пустые громкие слова.
Я в состоянии сомати
провёл и день, и век, и два,
не реагируя на враки,
на сумрачную болтовню.
Пусть дурни лают, как собаки,
я отвечать повременю.


Несколько греческих слов

Этнос — выросший из логоса.
Этнос — возвращённый в логос.
Эрос — выросший из космоса.
Эрос — возвращённый в космос.

Этнос. Смерть — не завершение.
Эрос. Жизнь — волшебный бонус.
Космос. Смерть-и-воскрешение.
Логос. Точен вечный Хронос.


* * *
Не беден — смел, трудолюбив,
Успешен и продвинут.
Но смерть — единственный актив,
Который не отнимут.

Я совладелец (хоть и клерк)
Большой конторы смерти.
А жизнь — секундный фейерверк
Добра и зла — поверьте.


Портрет

Пусть ниже среднего IQ,
Но я работаю, не пью,
Я трудоголик, я из тех,
Кто верит в собственный успех.

И сад сияет белизной,
И луг пьяняет заливной,
И обеспечена родня,
И внучка в гости ждёт меня.


Старая песенка

Мир на части расколот.
Как же это понять:
Похоть, голод-и-холод
И — любовь, благодать?

Брови хмурить негоже,
Нежелателен сплин.
Мир расколот, но всё же
Беспощадно един.


Грех

Надеть
на здравый смысл намордник.
Я принимаю жизнь-наркотик.
Забыть
смертельную угрозу.
Я увеличиваю дозу.
Наркотик-бой —
я рвусь к победе.
Наркотик-боль.
Наркотик-леди.
Наркотик — дальняя дорога.
Наркотик — долгая эклога.
Не скучно в этом мире странном.
Так и подохну наркоманом.


Центон

Куда ни кинь — везде художник Шилов,
Как водится, в мерцании светил.
И мастер по ремонту крокодилов
Предательски на пенсию свалил.

И мумба-юмба — дембельское племя —
Захватывает банки и печать.
И умолкает пепельное время,
Но как опасно времени молчать.


Памяти Алексея Парщикова

...И стою, как конь, в загоне я.
Завываю, как собака.
Дайте мне чуть-чуть мельдония,
Чтоб разрушить сервер мрака.

Всюду — ложь и мощь пиарщиков.
И поругана Даная.
И ушёл волшебный Парщиков.
И пришла пора иная.

 

Версия для печати