Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2016, 6

Страданье поэтической планиды

День и ночь

 

Аогнидное

Есть музыка над вами, суки, суки!
Шерсть воздуха полна её прозрачных гнид,
их выбирают сморщенные руки
тяжёлых склеротичных аонид.
         Игорь Булатовский

В страданье поэтической планиды
ни лечь, как ни ложись, и даже ни присесть.
Здесь музыки невидимые гниды
у воздуха везде тревожат шерсть.
Стихи я сочиняю на досуге,
когда звенит в ушах симфоний чудный звук,
но эти аониды — просто суки,
их сморщенных побаиваюсь рук.

Стихочихнутое

Отнестись к стиху как к чиху
или кашлю, например,
словно к спичечному чирку —
то есть к жесту без примет.
         Константин Комаров

Отношусь к стиху как к чиху,
заполняю им журнал,
я чихаю очень лихо —
книжек много начихал.
Метод чиха очень важен,
стихочихнул — и в печать,
а на то, что критик скажет,—
мне давно уже начхать...

Чесательное

Я колено хочу почесать рукой,
но колено оказывается не там.
         Юрий Арабов

Колено хотел почесать рукой,
но вместо него оказался зад,
и вот теперь потерял покой,
но мне страшно почёсывать всё подряд.
Это в самом деле большая беда,
обратиться советуют к докторам.
Даже голову страшно чесать иногда:
а вдруг у меня она где-то не там?

Тайна мастерства

никто не заметил что дело табак
что лопнула где-то подпруга
всех кошек окрестных мышей и собак
мы съели...
         Дмитрий Плахов

себя подвожу к вдохновению так
чтоб лопнула в мыслях подпруга
тогда я пишу (отдыхай пастернак)
увесисто зримо упруго
мой мир стихотворный глубок и широк
любого прибью забияку
а в деле творенья рифмованных строк
поверь не одну съел собаку

Убойное

Не заглядывай в очи корове
перед тем, как вести на убой...
         Анатолий Вершинский

— Берегите, поэты, здоровье, —
я успел прокричать на бегу, —
заглянул я не в очи коровьи,
а в глаза её мужу — быку.
Не печалился в этом забеге
о глазищах коровы рябой.
Бык меня догоняет, коллеги!
Всё — прощайте — иду на убой!!

Траливальное

Но пошли такие трали-вали...
Русские проклятые вопросы.
         Сергей Кузнечихин

Никому из нас не объяснили,
Чёткого намёка не давали:
Почему в России тили-тили,
А местами даже трали-вали,
И везде туманы-растуманы
П
редвещают тос-перевертосы?
Отчего тревожат постоянно
Русские проклятые вопросы?

Совет

Я пошёл за киянкой, заодно прикупить тебе корм,
Мимо памятника жизнь отдавшим, мимо бревенчатой школы.
Помню, здесь вот, однажды, я чуть не отдал один глаз,
Меня били ногами, но всё обошлось в итоге.
         Дмитрий Псурцев

Дорогой мой коллега, поэт или, может быть, бард,
Сочиняя стихи, умоляю, не брезгуйте рифмой,
Потому читатель пошёл агрессивный такой,
При отсутствии рифмы он может побить ногами.
И не зря же за кормом теперь я с киянкой хожу,
Отбиваюсь успешно, и полный порядок с глазами.
У бревенчатой школы не стоит скромный памятник мне,
Жизнь отдавшему на сочинение строчек без рифмы.

Призывное

В новом сладостном вкусе
не так уж сложно растить еду,
у Маруси гуси —
чудо на гусеничном ходу...
         Елена Михайлик

Не посмеётесь до колик.
Волк точил зубы, злобен и сер,
но у бабушки жил козлик
с рогами — вылитый бэтээр.
Езжайте — увидите сами,
а можно даже сходить пешком.
Скоро козла с гусями
повесткой вызовет военком.

Палиндроматическое

Ко мне приходят палиндромы
в осоловелом полусне...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но надо выходить к народу,
глухие колотить понты.
         Константин Комаров

Во сне моём летают дроны,
проносятся за рядом ряд.
Приходят мрачно палиндромы
и осовело говорят,
чтоб не читал стихов я люду,
глухие колотя понты,
а то потом работать буду
лишь на зелёнку и бинты...

Аховое

Едва ль о варяжских драккарах,
весёлых ушкуях, ладьях
и о пароходах, хоть пар их
ещё не рассеялся... Ах...
         Александр Вергелис

Да что мне писать о варягах?
Я буду писать о стихах,
чтоб друг прочитал их, и враг их
прочёл бы и гикнулся... Ах,
нет-нет, не таю в себе злобы,
начитан, и слог мой неплох,
стихи сочиняются, чтобы
читателя радовать... Ох,
иметь бы уменье при этом
строкою захватывать дух,
я б стал знаменитым поэтом,
но, кажется, выдохся... Ух...

Спасительное

В кирпичном клубе молча били,
прощаясь, пнули: «Спи, дебил».
Могли убить, но не убили.
Спасибо. Позже оценил.
         Василий Ковалёв

Со мной такого не бывало.
Сказала муза: опиши.
Напали как-то два амбала,
поизмывались от души.
Но, слава Богу, бить устали,
а то уж был бы я в раю.
Стихи когда бы прочитали —
убили б на фиг.
Зуб даю.

От лишнего счастья

А больше — не надо,
Не гневайте Бога.
От лишнего счастья
Б
ывает изжога.
         Сергей Черепанов

Поверьте, для счастья
мне нужно немного,
в Израиль приехал —
и сразу изжога.
От лишнего счастья
я в полной истоме.
Мне книг не дарите —
купите боржоми.

Половиноненное

Быть знаменитым некрасиво...
Не надо заводить архива...
Тут не поспоришь — Пастернак,
Уж он-то ведал, что и как.
         Роберт Винонен

Вставай, проклятьем заклеймённый...
Кипит наш разум возмущённый...
Писать мне сложно без цитат,
Потомки, думаю, простят

Ночь. Улица. Фонарь. Аптека...
Живи ещё хоть четверть века...
Живу три четверти почти,
Чтоб классику в народ нести.

Я к вам пишу — чего же боле?
Теперь, я знаю, в вашей воле...
Меня за эту канитель
П
озвал бы Пушкин на дуэль.

Облавное

Ну не плачь же, перестань,
На меня идёт облава.
         Максим Замшев

Я не плачу, даже рад,
Это как бы даже слава,
Пародистов, говорят,
На меня идёт облава.
И к торжественному дню
К
нашей встрече, между прочим,
Ну такое сочиню —
Будут плакать днём и ночью.

 

 

Версия для печати