Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2015, 2

Навстречу труду и прогрессу

Язык светила

 

Горе на Босфоре

И размышляю: «Зря смеётесь, гады!
Ещё не кончен вековечный спор.
Ещё мы доберёмся до Царьграда
И вычерпаем шапками Босфор!»


Юрий Поляков

За убежденья не нужна награда.
Об этом мне мечталось с давних пор,
Чтоб как-нибудь добраться до Царьграда
И шапкой напрочь вычерпать Босфор.
Мне не спалось, и в рот не лезла пища,
Но пусть умолкнут навсегда враги,
Добрался, а смотрю — везде грязища:
Там Жириновский моет сапоги.

ПодГрибальное

когда я воскресну то буду грибом
в знак кармой оказанной чести...


Алексей Цветков. «Песни и баллады»

высокая кармой оказана честь
мне будет когда я воскресну
и буду из почвы стремительно лезть
навстречу труду и прогрессу
полезу под критики едким дождём
я вверх с горделивой осанкой
кем буду не знаю — маслёнком груздём
а может быть бледной поганкой.

Двусмысленное

Дрожит писатель полупьяный
над строчкой: вышла или нет?
Над ним струит закат багряный,
двусмысленный и горький свет.


Бахыт Кенжеев. «Послевоенное»

Когда строку закончу точкой,
неладное потом со мной:
скажи, что делать с этой строчкой —
с такой нежданной и родной?
Страдаю с пушкинскою кружкой,
в помине рядом няни нет.
Струится над моей избушкой
тот самый несказанный свет.

Прозревательное

Поэты падки на химеры
и прозревают среди тьмы.


Владимир Рецептер

Поэтов губят их манеры,
поэт душою нынче слаб,
он очень падок на химеры
в лице красивых очень баб.
И лишь когда я стал поэтом,
театра позабыв огни,
вдруг уяснил, прозрев при этом,
что сам такой же, как они.

Скотный приговор

Вновь сердца неуёмная скотина
взломать готова рёберный хомут.

Вновь памяти незагнанная кляча
копытом сбитым будит старый след...


Владимир Болохов

Однажды я почувствовал с испуга,
усевшись за обеденным столом,
что печени циррозная зверюга
бодает почки трепетным козлом.
И я, конечно, сразу, с пылу-жару,
почувствовав мурашки на спине,
помчался на приём к ветеринару —
лечить весь этот скотный двор во мне.

Жалоба

Пока ж природа — памятник себе
из золота, я статуей средь парка
стою в ней, и дыханье всё слабей,
и мне уже ни холодно, ни жарко.


Елена Некрасова

Собою нынче украшаю парк,
хотя стою без вёсел и ветрила,
я статуей навроде Жанны д’Арк,
кругом природа, а вверху светило!
И мне не говорите о стихах —
они нужны как мёртвому припарка,
в «Неве» опубликованы на днях,
а всем от них ни холодно, ни жарко.

Огонь и крыса

Сосуд она, в котором крыса та,
иль крыса та, которая в сосуде?
Юлий Гуголев
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?


Николай Заболоцкий (1903–1958)

Мне говорили: классику не тронь,
в чужой избе не вздумай бить посуду,—
но заменил я крысою огонь,
и на меня окрысились повсюду.
Я тот, кого не тронет красота
глубоких слов, что дарят строки эти.
Поэт ли тот, в котором пустота,
иль крыса та, сидящая в поэте?

Электронутое

Но если солнца проскользнёт язык
В твой левый глаз — замкнутся все герконы.


Григорий Горнов

Под солнцем не валяюсь на траве,
Блюду я электроники законы,
У многих — тараканы в голове,
А у меня внутри одни герконы.
А если в левый или правый глаз
Язык светила проскользнёт подкожно —
Герконы замыкаются зараз...
И это по стихам заметить можно...

Версия для печати