Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2014, 1

Голубой пароходик

Документ без названия

 

 

* * *

С небес на стыке двух веков
И в рубище земном,
Христос спустился с облаков,
Вошёл в богатый дом.
Испить водицы попросил,
Склонившись пред четой:
— Устал я, выбился из сил,
Пустите на постой.
Достав из рубища свечу,
Хозяину сказал:
— За кров я светом заплачу,
А утром — на вокзал...
Посплю, а Бог вас наградит
За вашу доброту.
А муж хозяйки был сердит.
— Мотай! — кричит Христу.
Ушёл Господь... стучит рукой
В домишко, где живёт
Старик с козлиной бородой
И брагу вечно пьёт...
— Коль жажда мучает — плесну,
Но денежки — вперёд!
Побрёл Господь, прошёл страну —
Везде такой народ.
— Вот Божий храм, зайду сюда,—
Сказал себе Христос.
А поп, речист, как тамада,
Глядит, а странник — бос!
И нищ, и грязен; а паркет —
Как пол у короля!
— Проси у Бога, глупый дед,
Коль нет в мошне рубля,—
Перстами жирными грозит.
На каждом — перстенёк!
Вот так закончен был визит;
Заплакал с горя Бог...


* * *

Отзвучал весёлый, звонкий
Голос вызревшей весны...
Прокатились похоронки
Плачем смерти и войны.

Звёзды выползли из речек,
Остудив полночный жар...
Впились в сердце человечье
Стрелы молний, пули жал...

Прокатились, мир нарушив,
В горе ввергнув стар и млад...
Стонут яблони и груши,
Бьёт врага отец-солдат.

Нет меня, я буду позже,
А пока я не рождён...
Плачет светлый детства дождик
Рядом с огненным дождём!

Брат убит, дядья убиты,
В медсанбате мой отец...
Он вернётся с поля битвы,
Русский воин и мудрец.

Он вернётся, сын родится,
Ну а дальше — всё пучком!
Дольше жизни память длится,
Чай кипит над костерком.

Нет отца, и мамы нету,
А на мне — веков вина.
Стариком бреду по свету;
За спиной гремит война!


* * *

Голубой пароходик,
Символ розовых грёз.
Мир, взрослея, уходит
За разрывами гроз.

За раскатами — надо!
За порывом — бери!
И звучит серенада
Ошалевшей зари...

Канонада затихла,
Камнепад не пройдёт!
Средь уснувшего лиха
Спит души пароход

Голубой, бело-синий,
В красном шарфе зари...
Из России в Россию
Свет несут снегири.


* * *

Поздняя черёмуха, девица на выданье,
Жёлтый луг мать-мачехи — будто солнца свет...
А людей вокруг него видимо-невидимо!
С колоколенок церквей льются мёд и медь...

Ах, душа моя, душа, радость несказанная,
Как и горюшко, она — столп людских судеб!
Очень труден к звёздам путь, к зареву от зарева,
Очень горек нищеты и страданья хлеб.

Ел полжизни я его... все пути заказаны,
Никому не нужен ты, если нет бабла...
Не корми меня, мудрец, сладкими рассказами,
В них давно всей сути нет... совесть умерла!

Версия для печати