Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2014, 1

В стеклянной сфере

Документ без названия

 

 

* * *

то плавно двигаясь, то вовсе
неуловимо,

на полотне работы Босха
Иеронима
мазками спутаны густыми,
как на иконе,

у спящих заводей гусыни,
быки и кони,
документальным фотоснимком
на рыбе-звере

плывут влюблённые в обнимку
в стеклянной сфере,
как в пузырьке одеколона
минувшим летом,

струёй разбавлено холодной
немного света,
а золотой повенчан с бурым,
и часословом,

как будто шишкинское утро
в бору сосновом,
как будто русские — от шавки
и до миледи,

как будто даже есть душа в них,
но нет медведей.
 


RDX

         Odor rosarum manet.

Возьмёшь две «Столичных»
к столу и поедешь к Нечаевым,
в маршрутке прочтёшь,
что куриная кровь онкогенна.
А я, не поверишь,
в тот вечер впервые отчаялся
отмыть тебя с рук,
как шахидка — следы гексогена.

Прочтёшь, что твоих
не сумею ни взгляда, ни голоса
себе запретить,
как евреев на улицах Вильно.
На верхнее «до»
и такое же «до» ниже пояса
меня пополам
разорвёт зазвеневший мобильник.

Предпраздничный воздух
наполнен дурными приметами,
но в «Яндекс» зайдёшь —
и расставится всё по ранжиру.
Боюсь прикоснуться
к тебе как к чему-то предметному,
забытому в спешке
беспечным другим пассажиром.

Версия для печати