Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2013, 1

Разнообразное

Евгений Минин

Разнообразное



Паркинсонное

А в башке — полудурь, полусон...
Ничего не достичь полумерой...
И скребётся в ночи Паркинсон.
И Альцгеймер стоит за портьерой.

            Вадим Ковда
Как-то ночью зашёл на балкон,
Ну а там два еврея, два брата.
«Дай прочесть»,— прошипел Паркинсон,
И Альцгеймер глядел хищновато.
Убежал и упал на кровать,
На бегу чуть не вывихнул ногу...
Всё, стихи прекращаю писать —
Мне лечиться пора понемногу.


Офтальмологическое

Но я гляжу на Запад и Восток
Не очерёдно, а — одновременно.

      Станислав Куняев
Смотрю я вдаль, взобравшись на Парнас,
Объятый поэтической задачей,
И не помеха, что я косоглаз,—
Гомер, известно, сочинял незрячий.
Со мною все великие умы,
И не о нас ли Блок писал ночами,
Что скифы — мы!
Что азиаты — мы!
Естественно, с раскосыми очами!


Междусобойное

Говорю сама с собой.
Но она не отвечает —
объявила мне бойкот:
с дурой не желаю, дескать...

      Вера Павлова
Чаек писк и ветра вой,
да собачий лай из сквера.
Говорю сама с собой —
но не отвечает Вера.
Добиваюсь целый час,
а она лишь смотрит хмуро,
И не ясно — кто из нас
всё же подлинная дура.


Разутое

Простудно нынче, и душа разута.
      Геннадий Русаков
Похолодало, а душа — разута,
Она во мне рыдает день-деньской:
Ну как по лужам грязи и мазута
Ходить-гулять без валенок, босой?
И я страдаю за неё до всхлипа:
А вдруг во мне какой-нибудь сквозняк?
Простудно нынче, а душе от гриппа
Прививку-то не сделаешь никак.


Жестокое

Швея курила и пила кагор...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Потом швея стояла у двери,
Потом швея стояла у окна...
Но что творилось у швеи внутри,
Никто не знал. Особенно она.

      Александр Вавилов
Напитка нет опасней, чем кагор:
Лишь полбутылки выпил — быть беде.
А с куревом — известно до сих пор,
Что места не найдёшь потом нигде.
Как бегала по комнатам швея!
Трагичен был её кордебалет,
Но, наблюдая, не сказал ей я,
Где у меня в квартире туалет.


Быковное

До абсурда довёл Дима Быков
стихопрозу — в сплошную строку
стал записывать, рифм понатыкав,
да в статьях токовать на току.
      Олеся Николаева
Не гордец, не становится в позу,
хоть и Быков, а пашет, как вол.
До абсурда довёл стихопрозу,
а меня до невроза довёл,
свои строчки везде понатыкав,
ими колется зло и остро!
И куда я ни ткнусь — всюду Быков,
всей российской страны Фигаро!

Версия для печати