Rambler's Top100
ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛЭлектронная библиотека современных литературных журналов России

РЖ Рабочие тетради
 Последнее обновление: 12.12.2014 / 18:33 Обратная связь: zhz@russ.ru 



Новые поступления Афиша Авторы Обозрения О проекте Архив



Опубликовано в журнале:
«День и ночь» 2009, №4
ДиН память


Нестрашный суд
версия для печати (69364)
« »

(из неопубликованного)

 

 

ДЕВОЧКА ИЗ АПЕЛЬСИНА

Кате повезло – она два летних месяца отдыхала и лечилась в Италии. Это та самая замечательная страна, которая на географической карте похожа на сапожок, там когда-то жил Микеланджело, а теперь поёт Челентано. Катя и ещё одиннадцать девочек из разных районов Западной России были бесплатно приглашены в Венецию, где и жили в маленьком пансионате под присмотром врачей, каждый день глотая по шестнадцать, а потом и по четыре разноцветных шарика – говорят, из моркови и чего-то морского... А так – полная свобода, ходи себе по городу у воды и смотри! Только чтобы утром в 9:30, к врачебному осмотру, была в палате, да на обед-ужин забегала. “Повезло!” – говорили друг дружке девочки. “Повезло!” – писали они домой на красочных открытках. “Повезло!..” – вздыхали они, когда ехали домой и разглядывали сквозь пыльные окна отечественного поезда убогие избы и мостки родины...

“Ой, сколько же мне нужно рассказать!..” – размышляла Катя, как бы собирая в душе горы света и радости, готовая поделиться ими с матерью, и отцом, и младшим братом Витей... И про посещение Флоренции с её выставочными залами и огромным Давидом на улице, и про Верону, и про Падую, и про саму Венецию с её гондолами и дворцами, про широкие и гладкие дороги Италии... И про манеры итальянцев, про то, какой у них красивый язык... И про долгую поездку в автобусе в оперный театр... надо же, как ласково прозвали: “Ля Скала”... и вообще, у них много этого “ля”... Народ ласковый, всё время смеются, поют, а у нас угрюмый, все злобятся друг на друга... Матери и отцу будет приятно послушать. И ещё не забыть бы, как она заблудилась однажды в Венеции, в самом ещё начале лечения, и как бесплатно её привёл к пансионату бородатый человек, голубоглазый, весь как бы в голубых волосах... Подтолкнул к колонне с крохотным лицом Матери Христа на белом лепном кружочке, и заплакал, и пошёл прочь... Кате показалось, что это никакой не итальянец... А какие там яркие, жаркие площади, когда каменная ажурная вязь на храмах как бы сплетается с вязью серебристых облаков в небе и оттуда щекочет тебе в груди... Много, много светлого, звенящего везла домой Катя, всю дорогу задыхаясь от счастья, но не участвуя в разговорах, только иногда открыв рот и кивая, приберегая все слова до той поры, когда она доберётся к своим... “Один” по-итальянски “уно”, “все” – “тутто”... А ещё они любят объясняться без слов – Катя сразу, как увидит брата, приставит к щеке пальчик – это означает “сладко”, “радость”. Скорей бы домой!

Но дом у Кати был уже не тот и не там, откуда она выехала. Жила она прежде с родителями в селе Чудово, возле речки Чудной и озера Чудного, которое весной соединялось с речкой. По берегам плясали белые березняки, на горячих откосах вызревала земляника (сейчас, наверно, уж от солнца сгорела!). В озёрной воде белые и жёлтые кувшинки стоят, как салюты. Захочешь сорвать – стебли тянутся, как резиновые, и неожиданно рвутся: дн-дук!.. Будто говорят: дундук!.. зачем рвёшь? Но не сюда, не сюда возвращалась нынче Катя.

Весной в село приехали на машинах с красным крестом и на зелёном вертолёте прилетели люди в белых халатах и напомнили всем на сходке и по радио, что в этих местах восемь лет назад выпали нехорошие дожди. Так вот, на кого упало пять-шесть капель, так ничего, а на кого пятьдесят-шестьдесят, то уже человек мог заболеть. Но разве вспомнишь через столько лет, на кого сколько капель упало? Катя и вовсе не помнила тот апрель... Маленькой была. Говорили, где-то на Украине что-то взорвалось, а потом погасили. Катя только что второй класс закончила, радовалась – каникулы начинаются... Кажется, тоже кто-то приезжал, говорили – уполномоченный... ещё шутка ходила: упал намоченный... С чем-то вроде будильника ходил по селу... После его отъезда председатель колхоза Шастин приказал нынешние яблоки и прочие фрукты-овощи не есть и даже скоту не давать! Но, конечно, и сами ели, и скоту давали. Яблоки уродились огромные, алые. Брат Витя бил по рукам сестрёнку: нельзя!.. “Почему? – удивлялась Катя, разглядывая тяжёлый плод как бы с нарисованными лучами. – Я только посмотрю”. Кожица, что ли, толще? Может кишки порезать? Или яд в мякоти? Витька трус, как девчонка... И постепенно забылась вся эта история со взрывом. И в последующие годы в деревне яблоки ели. И коров гоняли к пойме, в сочные травы. И за ягодой в лес ходили... Но вот нынче весной всех так напугали. С железными шестами обошли все окрестности, в землю их совали, в старое сено, и эти шесты всё попискивали и попискивали... На вертолёте прилетел толстый с погонами и постановил: село Чудово немедленно переедет. Для особого лечения отобрали двух девочек, Катю Жилину и Нину Бабушкину, только эта Нина попала в Германию... Увидеться бы, да где теперь? Нина со своими тоже небось куда-то переехала. Чудовлянам были на выбор предложены полупустые сёла в Поволжье и даже в Сибири. Катя-то как раз и ехала на новую родину – в Сибирь. Долго ехать – от границы пять суток. Родители с братиком ждут её под Красноярском, в селе Жёлтый Лог.

Интересно, что за Жёлтый Лог, думала Катя.Наверно, всё истлело от зноя и воды нет. Жёлтый Лог, улица имени Ленина, дом 31 Є. Вот уж она им расскажет про старинную речку Тибр... Говорят, русское слово “стибрить” – от названия этой речки. Русские матросы были некогда в Италии и стибрили какую-нибудь черноглазую красавицу. Вот и пошло слово “стибрить”. А слово “слямзить”? В какой стране река Лямза?..

В Москве, перед тем как “итальянок” рассадить в разные поезда, их целый день водили по огромной больнице, из кабинета в кабинет. И слушали, и просвечивали. И анализы брали. И, ничего не сказав, только погладив по русым головам, отвезли на вокзал и усадили в поезда. Дали десять тысяч рублей на дорогу, и Катя успела их все уже истратить. Что делать, если буханка хлеба стоит...

Но разве эти горести могут заслонить в Кате радость, которую она везёт домой? И даже то, что тётенька-проводница сказала, что титан сгорел, кипячёной воды нет и не будет, и Катя пила сырую, и у неё разболелся живот... И даже неприятные взгляды какого-то небритого дядьки в тельняге и пятнистой куртке, пятнистых штанах и разодранных кедах... Он ей сиплым шёпотом то стишки собственного сочинения читал, то матерился, ощерив гнилые зубы, залезая на третью почему-то полку, под самый потолок плацкартного вагона, как раз над Катей... Катя лежала, зажмурив глаза, и мысленно успокаивала страшного дядьку, как успокаивают незнакомую злую собаку:

“Ты хорошая, хорошая, не трогай меня, я невкусная, одни кости и жилы...” Конечно, последнюю перед Красноярском ночь Катя не спала. Кто-то оставил на столике мятую газету “Российские вести” с портретом президента, вот Катя и делала вид, что читает её при тусклом ночном освещении, искренне надеясь, что угрюмого соседа с третьей полки портрет руководителя государства отпугнёт, тем более что ниже грозно чернел заголовок: “Пора решительно взяться за борьбу с преступностью!” А когда проводница объявила, что поезд подходит к Красноярску, Катя обнаружила, что у неё пропала из сумки шерстяная кофта, подарок для матери, – лежала на самом верху, а Катя всего лишь отлучалась в туалет, лицо и руки помыть... Катя заплакала и исподлобья оглядела соседей: и смуглую бабушку с двумя курчавыми внуками, узбеки едут, и отвернувшегося к окну, проспавшегося, наконец, дядьку в пятнистой робе, и носатого суетливого типа с золотыми зубами... И все, решительно все, показались Кате подозрительными, все могли украсть... И добрая Катя второй раз всплакнула, теперь уже от стыда – как она может подозревать людей на своей Родине? Этак и жить нельзя...

На перроне стоял братик Витя, держал в руке телеграмму, которую из Москвы послала домой Катя. Он подрос за это лето, лицо у него стало суровым, рыжие вихры были смешно обкорнаны, как у петуха. Ах, ведь это у нынешних пацанов во всём мире такая мода. Катя стояла перед ним вся в заграничной одежде, в нелепой панамке, с кожаным дорогим чемоданом – подарок итальянской больницы – и сумкой, в которой лежал для Вити очень похожий на настоящий пистолет с патронами. Витя же был, как тот сосед по купе, в афганке, в кроссовках. Он, конечно, сразу узнал сестру, но почему-то оглядывался и сопел.

– Витя, – тихо сказала Катя и снова захныкала. Что-то она часто стала плакать. – А мама, папа здоровы?

– На работе, – буркнул брат и забрал у сестры чемодан. – Нам на автобус.

И как бы нехотя сказал:

– Ты здорово изменилась. Как они там, буржуи? Хотя и тут!.. – и махнул рукой.

Автобус был набит битком и кренился, как кораблик в море. Катя через жёлтые немытые окна толком не видела города, но город, кажется, был большой... По ту сторону реки дымили трубы заводов... Но вот выехали в чистое поле, Катя увидела бульдозеры, асфальтоукладчик... А вот и картошку окучивают... А вот пошёл лес, замелькали холмы... Где же село Жёлтый Лог?

В автобусе поначалу громко говорившие люди замолкли. Шофёр включил радио, визгливо пела какая-то певица. Потом водитель выключил радио и объявил:

– Приехали. – Но никто и не вздумал подниматься. По голосу пассажиры поняли, что автобус сломался, вернее – прокололась шина. Пока шофёр в очках менял колесо, часть мужчин вылезла покурить, и вместе с ними – Витя.

– Ты куришь? – только и успела ахнуть ему вослед сестра. Она смотрела в окно, как он солидно затягивается, стоя возле водителя, как он помогает тому: вот старое колесо понёс подвешивать на задке автобуса, вот вернулся, закурил вторую сигарету. Катя понимала, что он курит как бы для неё, устанавливая некую дистанцию: ты там по заграницам отдыхаешь, а мы тут работаем, и ещё неизвестно, будет ли от тебя прок в новой тяжёлой российской жизни... Наконец, автобус покатил дальше, и холмы раздвинулись, и перед Катей возникло небольшое село как бы в чаше, раскинувшейся до горизонта, с рыже-зелёным лесом по краям. Катя поняла, что это и есть её новая родина. Она суетливо, несколько стыдясь своей праздничной одежды, вышла за братом из жаркого, вонючего автобуса, и он, не оглядываясь, повёл сестру по пустынной улице. Дома здесь были разные – и дорогие коттеджи из красного кирпича, и сиротские избы, полубараки... Дом 31 Є оказался именно таким, серым, под латаной шиферной крышей, но зато со своим двором и сараем. Ворота покосились, крыльцо было новое, из свежей доски, и эта малость уже как бы давала надежду: мол, ничего, было бы откуда стартовать... На дверях висел амбарный замок, и Катя поняла, что родителей дома нет. Витя достал из глубокого кармана штанов длинный ключ, отпер дверь, и брат с сестрой вошли в тёмный дом.

Каждый дом имеет свои запахи. Дом, в котором жили Катя, Витя и родители до переезда, пах деревом, табаком, кипячёным молоком... Здесь же воздух был сырой, какой-то каменный, наверное, потому, что строили эту хибару из шлака, кое-где штукатурка отлипла, и из щели сыпался песок... Но предметы сюда почти все были перенесены из Катиного детства: зеркало на стене, швейная машина мамы, сундук бабушки, обитый лентой из железа, и конечно же, все одеяла, одно – бывшее бабкино, а потом ставшее Катиным – ватное одеяло с пришитыми разноцветными клочками ситца... Но, несмотря на родные вещи, воздух здесь был казённый.

– Чаю с дороги? – баском спросил Витя и поставил на новую электроплитку новый зелёный чайник. Заглянул в зеркало, пригладил... нет, наоборот, как-то ещё более нелепо взъерошил волосы на голове и только наконец улыбнулся:

– Чинзано не привезла?

– Чего? – изумилась Катя и вдруг поняла, вспомнила: ведь он же дитя, об Италии знает по фильмам, а там все чинзано пьют. – Брала, но на таможне отобрали, – соврала Катя. – Зато я тебе... вот... – Она вытащила из-под одежды в сумке тяжеленный револьвер и коробочку с патронами. – Все говорят, как настоящий...

В первую секунду вздрогнувший от радости, Витя с надеждой спросил:

– Газовый?

– Н-нет... Но грохает – испугаться можно. – Катя поняла, что подарок её для брата смешон, и с виноватой улыбкой сказала:

– Не дали бы пропустить, я узнавала. – Она снова поймала себя на мысли, что совсем упустила из виду: брат вырос. И добавила:

– Я слышала, там что-то сверлят... и он становится как настоящий.

– А! – это уже меняло дело. Витя, сопя, принялся более внимательно оглядывать оружие. И буркнул:

– Спасибо.

Вставил патроны, открыл запертую форточку и, высунув руку во двор, нажал на спусковой крючок...

– Ты что?! – только и ахнула Катя.

Раздался оглушительный выстрел. Удовлетворённо улыбнувшись, Витя сунул револьвер в карман пятнистой куртки и принялся заваривать чай. “Cейчас я ему что-нибудь про итальянских карабинеров расскажу”, – приготовилась Катя, но Витя сказал, глянув на часы, что ему надо идти узнавать насчёт угля. – А ты пока сиди... отдыхай с дороги... – и брат, которого она не видела столь долгое время, убежал... “Ну, что ж... вечером...” – вздохнула Катя и принялась доставать из чемодана обновы. Слава богу, и кроме кофты, она кое-что купила матери: блузку, платок с видом Венеции, лёгкие тапочки для дома... А отцу привезла толстый свитер и часы на ремешке. Сэкономила из лир, выдаваемых на карманные расходы. Ах, надо было и для Вити что-то ещё купить! Может, часики отдать? Хотя часы у него есть. А свитер явно будет велик.

“Интересно, ванная у них есть?” – подумала Катя и тут же смутилась. Какая ванная? Дай бог, если есть баня. Катя переоделась в трико и простенькую кофту и вышла во двор. А вот в Италии есть дворы – деревья и цветы растут вокруг фонтана... Надо будет рассказать... В сарае валялся всякий хлам, видимо, принадлежавший прежним хозяевам: колёса от телеги, грязная рогожа, смятые бидоны, разбитые аккумуляторы...

А вот в Италии Катя видела: на площади перед дворцом чернолицые, как черти, мальчишки выдували изо рта пламя. Говорят, они берут в рот керосин и поджигают возле лица, когда выдувают... И сидит в стороне угрюмый такой дядька, возле ног прикрытые тряпкой предметы, и человек протягивает тебе руку, и если ты пожмёшь, то тебя бьёт током! У него под тряпкой аккумуляторы! И ему платят за такое развлечение. Надо будет Вите рассказать...

Бани у Жилиных ещё не было – за сараем стоял белый сруб без крыши, рядом громоздилась гора чёрного битого кирпича. Наверное, отец собрался печь с каменкой выкладывать. И речки рядом никакой. Но зато на углу между сараем и домом – железный бак с водой. А поодаль – за холмиком бурьяна картошка растёт, налились тускло-жёлтые помидорки размером с морскую гальку. Видно, поливали, когда рассаду садили... А сейчас вода уже ни к чему. Катя заглянула в бак: тёмно-зелёная вода, поверху сор плавает... Катя сходила в сени, взяла одно из чистых, кажется, вёдер и, раздевшись за сараем, облилась тёплой водой. И услышала голоса приближающихся людей, сдавленный смех. Кто-то воскликнул:

– Ой, бабы, голая! Совсем стыд потеряли...

– Это чья же это?..

Катя метнулась к баку, пригнулась – в стороне заржали. Где же эти люди, откуда они её увидели? Торопливо, трясясь, оделась... потеряв равновесие на одной ноге, чуть не упала – ободрала локоть о ржавую жесть бака... Медленно, пунцовая от неловкости, выпрямилась – из переулка, не замеченного ею, на улицу выходили несколько мужчин и женщин с мешками на плечах, уже не глядя на девушку. Катя прошмыгнула домой...

Она попила чаю и села у окна, как когда-то в детстве сидела. Больше никто на улице мимо не проходил. Унылая рыжая местность, какие-то тусклые дома, отсутствие деревьев, сломанный трактор посреди улицы, без гусениц, три грязные свиньи в сухой яме – всё это вызвало в душе такую острую, страшную тоску, что она в третий раз за этот день зарыдала... И сама не зная почему, Катя бормотала сквозь слёзы:

– Бедные мои! Куда вас занесло... за что?.. Разве тут можно жить? Бедные мои... – Перед её глазами вставали тополя в деревне Чудово, чистая речка с золотым песком на дне, кувшинки в Чудном озере, гуси и утки, церковь на холме с золотым куполом... И тут же, близко, за спиной деревни Чудово – суровый мраморный Давид Микеланджело, виллы с белыми колоннами, увитыми плющом и виноградом... и высоко, до облаков бьющие фонтаны, а над ними, как папаха, ало-зелёные радуги...

Катя сама не заметила, как перебралась на топчан, принадлежавший, видимо, брату, и, подтянув по привычке коленки к животу, уснула...

Её разбудили шаги по дому, чайник, запевший, как оса, запах бензина и кашель матери. Катя поднялась – горел свет, на дворе уже стояли сумерки, родители накрывали стол.

– Мама! Мамочка!.. Папа!.. – Катя обняла мать и закивала отцу. – Извините... не знаю, где что... надо было яичницу поджарить?.. – Она помнила, что отец любил яичницу. – Ой, такая была поездка!.. Как я вам благодарна!

– Нам-то за что? – отец как-то странно смотрел на неё. – Это уж партии-правительству... или как теперь?

И Катю удивило, что и мать смотрела на неё непривычно пристально.

– Как себя чувствуешь, дочка?

– Нормально.

– Говорят, ты купалась...

– Где? – Катя покраснела. – А-а... Да с дороги хотела окатиться... Я не знала, что тут подглядывают. А что?

– Ничего. Осенью как, учиться пойдём? Или работать? Тебе врачи что сказали?

– Врачи? Ничего.

– Совсем ничего? – накаляющимся голосом переспросил отец и, стукнув кулаком по столу, смирив себя, прошептал: – С-суки!..

– Коля! – умоляюще прервала мать этот малопонятный разговор. – Давайте есть. – И позвала:

– Витя-я? Ты скоро?

Вошёл брат, обтирая ладони о штаны в опилках. От него пахло струганым деревом.

– Готово, – сказал он. – Сверху поролон ей кину – будет, как царевна, спать... – Катя поняла, что Витя мастерил ей лежанку.

– Ой, мам... а в Венеции у нас были койки! Что в длину, что в ширину...

– Потом расскажешь. Небось от картошки отвыкла?

– Папа, ты что же всё в окно глядишь?

– Налей.

– Коля, тебе сегодня не надо.

– Как это не надо? Дочь приехала.

Мать ушла в сени, а Катя быстро проговорила:

– Пап, а у них там вина... красное называется кьянти...

– Потом! – чуть не зарычал отец. Видимо, его глодала какая-то обидная мысль, он пробормотал: – Все на свете знают, что нам, русским, надо... когда пить... где нам жить... когда помирать... А вот хрен им! Скоро ты?!

Мать уже наливала ему в стакан водки.

Отец угрюмо выпил и начал жевать хлеб. Катя ещё раз хотела было как-то скрасить стол рассказом об Италии:

– А ещё они перед едой молятся...

– Потом как-нибудь! – отец повернулся к Вите. – Уголь дадут, нет?

– Обещали, – Витя, подражая отцу, ел с суровым видом картошку с хлебом.

– Нам всю жизнь обещают... сначала коммунизм обещали, потом капитализм... А в итоге – люди всё хуже живут, да ещё их травят, как тараканов... – Отец вынул из кармана что-то вроде карманного фонарика с плоской батарейкой и прислонил к стене дома. – Так. Даже здесь... около тридцати... Ну-ка, твои волосы? – и он больно ткнул железкой в голову Кате: – Тэк-с. Тридцать.

– Он, наверно, у тебя неправильно показывает, – заметила мать, кашляя в платок и старательно улыбаясь. – И здесь тридцать, и на улице тридцать...

– А потому что везде заражено! – закричал отец, наливая себе ещё водки. – Где-то в тайге атомный завод... Нету чистой России! Бедная моя дочка!.. Что они с тобой сделали?!

– А что? – не понимала Катя. – Зато как нам повезло... Мне и Нинке...

Отец выпил водки и ушёл на крыльцо курить. На ходу доставая сигареты, за ним пошёл и Витя.

– А Нина... где теперь, не знаешь, мама?

Мать молчала.

– А вот у них, мама, везде... на улицах... на стенах... портреты не Ельцина или ещё кого, а Мадонны... матери Христа...

– У тебя нигде ничего не болит? – спросила мать.

– Не-ет, – протянула Катя. – Вы хотите, чтобы я физически вам помогала, а не училась? Я буду помогать. А учиться я могу и вечерами... я уже немного итальянский знаю... У них, между прочим, лёгкий язык... и много похожего... например, “мамма”...

– Потом, – поморщилась мать и обняла дочь. – Я очень устала. Как-нибудь специально сядем и обо всём расскажешь... А сейчас ешь, ешь... ты такая худенькая...

– А у них считается, что девушка должна быть именно худенькой...

– Да, да, – рассеянно закивала мать и снова обняла дочь. – Давай спать, – и размашистыми шагами пошла в сени, вернулась с тулупом, закричала, оборачиваясь: – А ты вместо того, чтобы дым глотать, занёс бы своё творение!

В дверях показались на манер саней сколоченные доски и затем сам Витя, от него разило табаком. Он с грохотом установил лежанку с короткими ножками вдоль стены справа от дверей, удвинув вперёд к окну стол, и указал, как Ленин или Горбачёв, прямой, даже чуть выгнутой ладошкой:

– Пожалте, плис!.. Поролон принесу завтра, – и ловко сняв двумя скрюченными пальцами, как фокусник или коршун, недопитую бутылку водки со стола, он выплыл из избы в сумерки двора к отцу.

Мать было метнулась за ним, но, махнув рукой, принялась стелить дочери постель. Постелила и на секунду замерла. Кате страстно захотелось, чтобы мама, как в прежние годы, её перед сном обняла и в лоб поцеловала, но мать со страдальческим лицом тоже заспешила на крыльцо, видимо, уговаривать старшего Жилина не пить эту горькую отраву. Катя осталась одна. Да что же они все, даже не хотят пообщаться?

Катя накрылась с головою простынёй и волосатым чужим одеялом и заплакала уже в четвёртый или пятый раз за день. Ну и день приезда! Она рыдала, и её обступали в розовой вечерней дымке старинные дворцы Италии, где на улицах повсюду памятники – из бронзы и мрамора, и лошади, и люди, и никто их не портит... А вот ещё не забыть рассказать, какой угрюмый мост есть во Флоренции, какой-то грязный, коричневый, а наступит ночь – открываются жестяные витрины, распахиваются, будто крышки сказочных сундуков, и перед ошеломлёнными прохожими – золотые, серебряные изделия местных мастеров, алмазы и сапфиры, кораллы и жемчуга на раскалённом алом или таинственном чёрном бархате... Этот мост называется: “Слёзы мужей” – намёк на то, что здесь любящий муж или жених могут разориться...

Катя ночью проснулась: отец храпел, мать с Витей негромко разговаривали возле печки, сидя спиной к Кате.

– Она не сможет... она стала и вовсе как тростиночка... – говорила мать. – Пускай учится.

– А где? – возражал Витя. – В город ездить на автобусе? Час туда, час обратно? Лучше уж в Михайловку пешком...

– Пять километров?! – ужасалась мать. – И ограбят, и обидят...

– А в городе не обидят? Прямо в сквере возле школы могут... это же город!

– Господи-господи!.. Права была докторша... маленькая и маленькая...

Катя не всё поняла в их разговоре, поняла главное – её любят, об её будущем думают. И уснула почти счастливая...

Утром за чаем с баранками мать спросила:

– А чего ты, доченька, такие смешные чулки носишь?

Катя удивлённо глянула на свои ноги – она была в модных пёстрых носочках, многие её подружки носили в Италии такие носочки.

– Только малые дети носят такие носочки, – пояснила мать. – И на улице купаются. А ты уже смотри, какая... – может быть, она хотела сказать “каланча”, но сказала: – Красавица.

Катя, недоуменно моргая светлыми круглыми глазами, смотрела на мать.

Отец ещё в темноте ушёл на работу, он ремонтировал технику, у него же золотые руки. Витя собирался в поле, он работал помощником комбайнёра. Мать, подоив совхозных коров, прибежала покормить детей.

– Пейте же! – протягивала она то Вите, то Кате кружку с тёплым парным молоком. – Свежее! Тебе особенно надо, доченька!

Но Катю мутило от пахнущего то ли шерстью, то ли телом коровьим молока. А Витя пил только чай, крепкий, как дёготь, почему у него всегда жёлтые зубы.

Когда Витя, услышав стрекот трактора, выскочил на улицу и укатил на работу и мать с дочерью наконец остались одни, Катя спросила:

– Мам, я что, больна?

– Почему ты так спрашиваешь? – Мать намазала кусок хлеба маслом и протянула дочери. – Просто беспокоимся, что худенькая... Это кто в городе, они все худеть стараются... а тут же силы нужны... – Но в глаза дочери мать не смотрела. – Тебе тут не шибко нравится? Другим ещё хуже повезло... Калединых просто подпалили, они под Самарой хотели осесть... а Ивановым намекнули: жить хотите – бегите дальше. И они сейчас в Москве, в палатке живут.

– В каком-нибудь скверике?

– Каком скверике? – удивилась мать. – Перед зданием правительства, их даже по телевизору показывали... Господи-господи, бедность наша и срам! Ничего! – вдруг, посуровев лицом, мать очень больно обняла Катю. – Как-нибудь проживём! Как-нибудь!

Договорились, что Катя пойдёт доучиваться в Михайловскую школу. Но до занятий ещё было две недели... и ни подруги у Кати, ни дома слушателя... Она сидела целыми днями в ожидании своих родных у окна и вспоминала Италию. И до сих пор не удавалось ей что-нибудь рассказать. То отец пьян, потрясая кулаком, ругает президентов всех славянских государств, то мать в ознобе пьёт горячее молоко с маслом, сидя возле печи, а назавтра снова-заново простужается на полуразрушенной ферме, а то Витя играет на гармошке и поёт тягучие неинтересные песни под одобрительное кивание отца:

 

Люби меня, девка, пока я на во-оле...

Покуда на воле, я тво-ой...

 

Иногда на звук хромки заглядывал сосед, могучий молодой парень с чёрной бородой, в чёрной борцовской майке в любую погоду, с золотой печаткой на пальце. Он приходил со старинной русской гармошкой – у неё каждая кнопка играет на два тона: когда растягиваешь гармошку, один звук, а когда сдавливаешь – другой... Он был из местных, и отец дорожил дружбой с соседом, хотя сосед почти не пил, правда, любил небрежно занять тысчонку-другую до аванса и, кажется, ни разу ещё не отдавал... Но отцу, щуплому, чужому здесь, из западной России человеку нужен был свой человек. У могучего Володи были выпуклые воловьи глаза, полные непонятной печали. И пел он, никогда не зная слов, тихим мычанием...

– А вы знаете, что похожи на итальянца? – волнуясь, как-то сунулась в разговор старших Катя. – Ей-богу! У нас был доктор, такой добрый... бесплатно раза три на гондоле катал... – И вдруг Кате стало неловко – на неё как-то странно смотрели взрослые. Опять она не вовремя? – Извините... скюзи... Мам, я угля принесу?

Не с кем поговорить... С девчонками бы познакомиться, но в посёлке все девочки какие-то злые.

Однажды мать послала Катю в магазин – купить хлеба, если привезли. Долго объясняла дочери, что хлеб не пропекают, что надо брать румяный... Катя шла по улочке и вдруг услышала, как совсем малые дети, показывая на неё пальцем, смеются.

“Господи, я что, не так одета?” – Катя быстро оглядела свои ноги, юбку. Юбка коротковата? Белые носочки смешны?

– Тётенька, разденься!.. – визжали девчонки в грязных телогреечках. – Тётенька, разденься!

Догнавший Катю круглолицый мужчина в свитере и джинсах, в кедах без завязок на босу ногу ласково сказал детям:

– Ну, чего вы, миленькие, хорошую девушку обижаете? Она в Италии была... там люди гордятся красивым телом, на полотнах рисуют... Вот пройдёт сто лет – а смотрите, люди, какая красавица была! И ты, синеглазая, и ты, рыженькая, может, ещё затмишь красотой всех артисток мира! – Визжавшие девочки, смущённо переглядываясь, замолчали, зато начали ржать мальчишки. – А вы, рыцари, – продолжал незнакомец, – вы должны обожать ваших подруг... потому что без них нет жизни на земле! Вот озимые сеют... а если нет земли, куда сеять? Себе на головы, вместо пепла?.. – И ещё и ещё говорил дядька в кедах на босу ногу малопонятные слова, дети молчали, а потом незнакомец кивнул Кате:

– Вы, наверно, в магазин за хлебом? Я провожу вас, если не возражаете.

Хлеба ещё не привезли, возле пустого магазинчика стояла толпа женщин и старух с рюкзаками. Катя обратила внимание, с какими усмешками люди смотрели на человека, защитившего Катю. Незнакомец насупился, опустил голову, буркнул Кате:

– Может, походим пока по холмам? – И Катя, сама не зная почему, доверчиво пошла с этим взрослым человеком. Они через переулок взошли на бугор, заросший татарником и полынью. Дул зябкий, уже осенний ветер, но он был сладок, словно знал о многом – и о спелых ягодах на таёжных полянах, и о сыплющихся в бункера зёрнах ржи, и о далёкой жаркой Италии, где люди любят друг друга.

– Меня зовут Павел Иванович, – сказал незнакомец. – А вы та самая девочка Катя? Смешно, а вот я, учитель географии и истории, до сих пор нигде не был!

– Почему? – удивилась Катя.

– Раньше не пускали... – он, щурясь, как китаец, смотрел вдаль. – А нынче... где денег взять? Это всё для простого человека невозможно... Может, расскажете? О, диабболо, это не за вами?

Катя обернулась: к ним ехал прямо по целине трактор, на нём сидел Витя и сосед в чёрной майке. “Что-нибудь случилось?!” – испугалась Катя. Павел Иванович почему-то отошёл от Кати.

Трактор, оглушительно тарахтя и бренча траками, в жёлтом облаке пыли дёрнулся и остановился перед Катей, и с него спрыгнули на землю оба мужчины:

– Он ничего не успел?! Что он тебе говорил?..

– Кто? Чего?.. – Катя ничего не понимала. – Павел Иванович? Это учитель географии...

– Учитель географии?! – скривился и выругался каким-то страшным, зэковским матом Витя.

А сосед в чёрной майке схватил Павла Ивановича за грудки и швырнул, как слабого мальчонку на землю, прямо в колючий репейник. Катя завизжала:

– Что вы делаете?!

Витя и Володя били ногами покорно лежащего Павла Ивановича. Затем Витя схватил онемевшую от страха сестру за локоть, толкнул её вверх, можно сказать забросил, на трактор, Володя уже сидел за рычагами – трактор загрохотал, развернулся и покатил обратно к селу... Катя сидела рядом с братом на продавленном сиденье, икая от слёз и сжав в кулаке полиэтиленовый пакет с деньгами для хлеба.

– За что? За что?.. – повторяла она, но её никто не слушал...

Возле магазина всё так же чернела толпа и сумрачно смотрела на трактор, и многие одобрительно кивали. Дома уже была мать, а вскоре на комбайне подъехал и отец.

– Что? Что он тебе говорил? – набросились родители на дочь.

– Предлагал пойти за холмы... обнажиться... полюбоваться красотой голого тела? Так? Так? Говори!

– Он... он хороший... добрый... – пыталась защитить Павла Ивановича Катя.

– А откуда ты знаешь? – ярился отец, смяв в кулаке окурок. – Ласковые слова говорил? Ты что же, вот так и можешь пойти с любым, незнакомым человеком в степь? Дурочка ты наша... выросла выше оглобли, а умишко, какой был во втором классе... правду врачиха говорила...

– Иван!.. – простонала мать Кати. – Как ты можешь?

– А чё?! – уже не мог уняться отец. – На всю деревню посмещище! Значит, кто бы что ни говорил, любому верит? А ты хоть спросила, кто он таков? “Учитель”! Бич! Шут гороховый! Когда-то погнали его из школы... ещё надо бы выяснить – не за совращение ли малолетних...

– Доченька, – вступила в разговор мать, беря холодные руки дочери в свои, горячие и шершавые, как тёрка. – Доченька... К нему тут относятся как к сумасшедшему. Он живёт один. Окон-дверей не запирает. Одевается – сама видишь как...

– Но так вся Европа... – хотела было что-то сказать Катя, но отец зарычал:

– Что нам Европа с нашей чёрной ж...? Жизнь бы наладить! Хоть на хлеб заработать! Вот такие учёные и сожгли полстраны... интеллигенты сраные! Ты хоть знаешь, что... может быть... мы все обречены? И Витя, и я, и мамочка твоя...Что за здорово живёшь правительство не стало бы прогонные давать да всякие добавки на лекарства! А-а!.. – он ощерился и стукнул кулаком по столу. И долго сидел молча. – Мать, я поехал на работу. – И покосился на дочь. – Одна на улицу не смей. – И кивнул Вите. – А ты поглядывай...

“Значит, я дурочка, – сидела, сжавшись, Катя. – Мы все больные. А я ещё и дурочка. Взрыв-то на Украине был – когда я второй класс закончила... стало быть, они считают, я осталась неразвитой... кретинкой... Но ведь это не так? Если до нынешней весны никто ничего за мной не замечал? И только здесь, в чужой земле, заметил? А может быть, не я, а они изменились? Ожесточились? “Воровское время”, – говорит отец. Но не все люди воруют. И потом... мама приносит с фермы молоко... стало быть, мы сами воруем? Сказать? Скажут, совсем спятила. Нас государство обидело – имеем право для сохранения и без того урезанной нашей жизни...”

Катя теперь с утра до вечера молчала. Уже шёл сентябрь, хлеба убрали, но на обмолот были призваны все старшеклассники... Катю почему-то не приглашали на хозработы – видимо, в самом деле, она считалась больной.

– А в библиотеку я могу пойти? – спросила Катя у своего сторожа Вити.

– Некогда мне тебя провожать. Если хочешь, напиши, чего тебе принести. Принесу.

Шёл лиловый ледяной дождь. Катя сидела, включив электричество, и читала “Сказки народов мира”. Она сначала попросила брата принести ей книги, посвящённые творчеству Микеланджело, чей “Страшный суд” в Риме потряс её бедное сердце... Она, помнится, рыдала после экскурсии не меньше часа, её отпаивали джусом, успокаивали... Витя сказал, что таких книг в сельской библиотеке наверняка нет, пусть сестрёнка попросит что-нибудь попроще, например, русские народные сказки. Подумав, Катя вдруг согласилась: “А почему нет?” Она давно не читала сказок... И когда Витя принёс ей этот толстенный том с золотыми буквами (его, кажется, ни разу не брали читать...), Катя как открыла книгу, так и сидела теперь с утра до вечера. И как-то позабыв, что сам Витя ей предложил взять сказки, родители с жалостью глядели на великовозрастную дочь, читавшую страстно эти глупые байки про царей, прекрасных царевен и смелых пастухов... И уже в соседях знали, что читает Катя Жилина. Мать черномаечного Володи, Анна Тимофеевна, принеся как-то собственной сметаны на дне баночки для соседки-дурочки, долго вздыхала, стоя возле Кати, которая даже не заметила сметаны – всё бегала светлыми глазками по страницам.

Конечно же, Катя краем глаза узрела толстую в рыжей вязаной кофте до колен старуху с красными жилистыми руками, но о чём с ней она могла говорить? Раз считают балдой, она так и будет вести себя – меньше приставать будут... Глаза её застилали слёзы обиды, но сказки, справедливые и волшебные, уводили прочь от этого дикого мира, где люди друг друга не любят...

“Ах, как хорошо в сказках! Добрый молодец – сразу видно, что он добрый... ведьма – сразу видать, что ведьма... все понятны, и с первой строки знаешь, кому верить, кому нет... Но ведь в деревне Чудово почти так и было? И в тамошних окрестных сёлах? Наверно, в этом проклятом Жёлтом Логу с самого начала народ собрался чужой, вот почему никто никому не верит? Может быть, хоть в Михайловской школе повезёт с друзьями...”

Увы, когда её на первый раз Витя отвёз на тракторе в Михайловку мимо берёзового криволапого леса, мимо пасеки, черневшей под дождём, Катя, взволнованная ожиданием чего-то нового, светлого, необыкновенного, столкнулась с таким же, как дома, раздражённым народом. Катя по характеру своему вела себя тихо, но уже на третьем уроке её пересадили на “камчатку” по просьбе её соседки по парте, румяной Риммы.

– Она из “этих”... она радиоактивная... – услышала Катя.

Домой она шла одна: три девочки и один мальчик из Жёлтого Лога демонстративно убежали вперёд. Осенью рано темнеет, дорога глинистая, скользкая, Катя брела, обходя лужи и соскальзывая ботиночками в жижу. А если идти по стерне, то соломинки хлещут по ноге и рвут колготки... Катя тащилась к мерцающим вдали окнам неродного села и вспоминала печальное, невероятно прекрасное лицо Марии, матери Христа, в каком-то соборе, она уже путалась... Мария склонила голову, и на руках её мёртвый юноша. Гид рассказывал, что нашёлся в толпе безумец – швырнул в Марию железным предметом, кажется, отверточным ключом, и отшиб у скульптуры кончик носа... Нос потом приклеили, поправили, но вот поймали ли изверга? Наверняка это не итальянец, говорил гид в клетчатом пиджаке, с розочкой в кармане. Наверное, француз. Но Катя читала французские народные сказки, и у них тоже народ был умный и добрый. Или он испортился после того, как на них напали немцы и правили там несколько лет? О, ведь и у немцев какие чудесные люди в сказках? На флейтах играют, поют и пляшут, а если надо за работу взяться – засучат рукава и все берутся, даже их короли!

В десятом классе Михайловской школы не нашлось ни одной девочки, ни одного мальчика, кто подошёл бы к Кате Жилиной и сказал: “Давай дружить”. Берёзовские держались отдельно, желтологовские – отдельно, “хозяева” – михайловские – само собой, вели себя нагло и неприятно. “Ах, почему говорят “солнечное детство”, “золотая юность”? Самая тяжёлая в жизни пора... Хотя и потом... какие такие радости у мамы, у папы? Вообще, зачем люди родят друг друга? Если сами мучаются... Но ведь было же когда-то в нашей деревне нам хорошо? И, стало быть, ещё раньше – ещё лучше? И в сказках не всё выдумка?..”

Наконец, на перемене к одиноко стоявшей у батареи отопления Кате (какая горячая батарея! Хоть погреться перед дальней дорогой под мокрым снегом...) подошёл, загребая, как клоун ногами, красногубый в очках Котя Пузиков. Он был тщедушный мальчик, но, кажется, сын начальника милиции, и никого не боялся. Подошёл, протянул руку – Катя машинально протянула свою.

А он хмыкнул и, схватив её руку, приложил к ней левою рукой какую-то трубку с лампочкой – и лампочка загорелась красным светом.

– Точно, радиоактивная!.. – возопил паренёк. – Тобой надо облучать помидоры в теплицах... хотя есть их потом – тоже станешь радиоактивным! Детей не будет никогда! Зато трахаться можно без опаски... – И заржал, как козёл. – Берегись!

Кате стало страшно. Она поняла смысл слов Коти Пузикова. Но неужто у неё вправду никогда не будет детей? Лучше об этом сейчас не думать. Но как же Витя? Он же совсем молодой... Может, отец Кати по этой причине и пьёт? Он же раньше только по праздникам, и то рюмочку, не больше... “Господи, вот в чём разгадка неприязни людской! Когда я нагишом купалась возле дома, может, уже тогда решили, что я мужиков зазываю? Слабоумная... да ещё и с мёртвым женским началом...”

Катя сама зашла в библиотеку и взяла читать учебники по медицине, книгу “Мужчина и женщина”, “Секс в жизни женщины”... Меланхоличная, с вечно заложенным носом библиотекарша Эльвира Ивановна осклабилась, глядя, как школьница Жилина складывает в свой старый портфель книги.

– Задание на дом дали? – ехидным голосом осведомилась она.

Катя всегда была честная и прямая девушка. Но и она уже заразилась ядом отчуждения и ненависти.

– Да, – не поднимая глаз, вышла вон.

Хоть она и старалась не показывать книги дома, мать узрела их. А может, и библиотекарша сказала. Или через людей дошло. Мать выхватила из-под подушки дочери захватанную книгу “Судебная медицина”:

– Это ещё что такое? – и вытащив дочь за руку в тёмные сени, пугающим шёпотом спросила: – Что-нибудь с тобой сделали? Говори!.. Ну? Ну?

Катя сказала:

– Просто хочу знать...

– Не рано ли?

– Мама, – вздохнула дочь. Они стояли возле бочек с солёными огурцами и грибами, над головой свисали невидимые, но крепко пахнущие веники и связки табака. Здесь, в сенях, немножко пахло далёкой, уничтоженной родиной, миром добрых сказок.

– Мама. Мои подружки хвалятся, что они все уже давно женщины... а я не тороплюсь... хочу из книжек узнать, нормальная я или нет? Что я дурочка, вы меня убедили... но, может, мне и жить не нужно, хлеб переводить, если я пустая, как гитара?

– Господи!.. – мать с изумлением и страхом смотрела на дочь. Таким языком Катя никогда ещё с ней не разговаривала. Глаза уже привыкли к темноте, и мать видела в лиловых сумерках (дверь в избу была прикрыта неплотно) высокую, прямую, быстро повзрослевшую девушку с распущенными на ночь волосами. – Я так испугалась...

И дала ей пощёчину.

– И думать не смей! “Зря хлеб перевожу”... А о нас подумала? Станем мы старики... кто нам стакан воды поднесёт?

Мать что-то ещё шептала-кричала в сенях своей дочери, понимая, что не то говорит, не о том, но другими словами не получалось, а Катя думала: “Значит, вся наша жизнь – если не рождать новую, то хоть поддерживать старую... чтобы длилась цепь...через десятилетия, через столетия... И никакой над всем этим особой, великой, волшебной цели???”

Она уже не плакала. Она лежала на своём топчане, на мягком поролоне, пахнущем мазутом и бензином, и смотрела в потолок. По улице иногда проносился мотоцикл, буксуя на повороте, на выпавшем недавно снегу... и по доскам потолка пробегал веер света...В Италии она видела карнавал, отмечался какой-то их праздник, мальчишки и взрослые стреляли в ночное небо из картонных пушек – и небо разгоралось розовыми и зелёными цветами, чудесно пахло дымом, и незнакомые люди обнимали незнакомых людей – и бежали дальше...

На уроках Катя сидела молча, прямо, когда спрашивал учитель – вставала и отвечала, когда нужно было решать задачу или писать диктант – ни на что не отвлекалась, но в её бедной голове как бы в разные стороны крутились шестерёнки: одни решали задачу, писали диктант, а другие пытались постичь смысл человеческого жития.

Надо посоветоваться с Павлом Ивановичем! Она совсем забыла об этом странном человеке с ласковым голосом, с восторженными глазами. Он по-прежнему одинок? Или всё же преподаёт в начальной желтологовской школе? У кого спросить? Может, набраться смелости и зайти к нему? А почему нет?

В воскресенье, помыв полы и прибравшись на кухне, Катя сказала матери:

– Прогуляюсь... – и вышла на зимнюю улицу. Сапожки на ней были итальянские, подарок лечебницы, из нежной золотистой кожи с медным пуговками сбоку, правда, тонкие, но ведь ещё и мороз несильный. Пальто у Кати серенькое, старое, но с подкладом. На голове – белый шерстяной берет.

“У кого спросить?” На улице бросались снежками местные карапузы, но Катю, к счастью, не тронули. Навстречу шла симпатичная девушка в расстёгнутой синей джинсовой куртке с белым “барашком” внутри. Катя решилась:

– Извините... вы местная?

– Да, – улыбалась незнакомка. – Как и вы. Я вас где-то видела.

– Вы... – слегка покраснела Катя. – Не знаете, не уехал из деревни учитель Павел Иванович?

– Куда он денется? – как-то по-доброму рассмеялась девушка. – Учителей не хватает... Ну, иногда местные крокодилы хватают его за ноги за то, что не такой, как все... Ну и что?

И замечательная землячка показала рукой.

– Вон, маленький домик... там и живёт.

Катя постояла, пока девушка отойдёт подальше, и медленно, оглядываясь, приблизилась к типичному щитовому строению, похожему на теперешний дом Жилиных, только без пристроенных сеней, без сарая и даже без ограды вокруг.

Халупа была старая, вся в потёках и трещинах, на крыше криво торчала телеантенна и трепетал на чёрной жёрдочке трёхцветный российский флажок.

Катя, конечно, трусила, что её увидят недобрые, подозрительные люди, но стиснула зубы и, взойдя на крыльцо, постучала в дверь.

Через минуту дверь медленно открылась.

Увидев Катю, Павел Иванович засиял от радости и тут же нахмурился. Вяло махнул рукой:

– Проходите, пожалуйста.

– Да нет, я хотела узнать, здесь ли вы. – Она шмыгнула носом, как маленькая. – Хорошо, что вы не уехали.

Учитель был всё в том же свитере и джинсах, но босый. Глянул на ноги, смутился:

– Я люблю так. Чаю хотите? Надеюсь, ваш брат не заедет сюда на тракторе? Дом ветхий, тут же рассыплется, как домино.

– Нет, нет, – отступила Катя на крыльцо, – спасибо... – но, увидев вдруг помертвевшее от тоски лицо Павла Ивановича, решилась: – Хорошо, я минут на пять. Меня мама ждёт, у нас стирка.

– Понимаю... – босой учитель пробежал в избу, как мальчишка. Катя думала, что у него жарко, поэтому он и обходится без обуви, а оказалось – в доме холодрыга, окна даже не запотели.

Учитель включил электрочайник, а Катя растерянно стояла перед книжными полками. Ни одной голой стены – стеллажи с книгами и справа, и слева, и между окнами, выходящими на улицу. Книги были всякие – и Пушкин (много-много томов), и Лермонтов, и Достоевский, и Набоков, и Бунин (этих Катя никогда не читала)... и на английском языке... и словари с золотыми буквами на корешках: А-З... П... и древние какие-то тома с ятями на обложке...

– Берите, что хотите, и впитывайте, впитывайте! – негромко сказал подошедший к ней незаметно учитель. У него голос от волнения дрогнул. – Есть величайшие кладези мудрости. Библию читала? А Монтеня? А Чаадаева?

– А он разве писал? Я помню, Александр Сергеевич ему...

– Да, да! А история Соловьёва!.. А Карамзин!.. А Ключевский!.. Я бы вам поднёс до дому, так ведь могут неправильно истолковать... – он засмеялся, и Катя вдруг увидела, что у него не хватает двух или трёх зубов. Не тогда ли ногами Витя и Володя-сосед выбили? Учитель заметил её взгляд и захлопнул комически ладошкой рот. – Недавно орехи грыз и все зубы поломал... – и понимая, что девушка пытается представить себе, как это можно поломать зубы кедровыми орешками, пояснил: – Грецкие! Грецкие! Чай пьём? С сахаром? Я лично сахару не ем, но девушки любят. А если увидите, как я утром босой по снегу бегу, не пугайтесь, я с ума не сошёл... закаляюсь по Иванову... хотите?

Катя улыбнулась. Она представила себе, как начнут обсуждать её поведение соседки, если она ещё и босая начнёт по снегу бегать... да ещё рядом со странным человеком...А может, чёрт с ними?

И в эту минуту хлопнула наружная дверь и в дом вбежала мать Кати.

– Мама?

Запыхавшаяся женщина молчала.

Учитель встал и поклонился.

– Не хотите чаю?

Мать криво улыбнулась:

– Извините... у нас дела... Катенька, видно, забыла... – и она кивнула дочери, показывая на выход.

У Кати потемнело в голове, и она потеряла сознание. Она очнулась дома, на топчане. Рядом сидел местный врач, старичок по кличке Градусник. При любой болезни он прежде всего совал больному градусник. Он был весь седой, как из алюминия. Он держал Катю за руку и, опустив белесые ресницы, шёпотом считал пульс. Мать стояла рядом. В дверях курил Витя. Отца ещё не было.

– У неё был лёгкий шок... – сказал старичок. – Чего-то испугалась? Вы не в курсе?

– В курсе, в курсе, – заскрипел в дверях Витя. – Я ему, падле, покажу... я его подпалю, падлу...

– Нет, – застонала Катя. – Он ни при чём. Он хороший. Это мама... так не вовремя...

– Вот-вот, – сказала мать. – Я уже не вовремя вхожу... а они там чай пьют... полураздетый мужчина и моя единственная дочь!

И Катя снова потеряла сознание...

Она слышала сквозь сон, как торопливо переговариваются мать и доктор... почувствовала, как ей в руку входит игла... А может быть, это было уже позже, через час, два, три?

– Да, да... – бормотал старичок. – Говорите, до восьмого класса играла с куклами? И до сих пор сказками увлекается? Да, да... Уединяется...и в то же время доверчива, как дитя... да, да... и очень ранима... ранима...

Когда Катя очнулась, мать шила на машинке, стараясь тихо, менее шумно крутить колесо.

– Ой? – она мигом подскочила и присела возле дочери. – Ну, как ты? Голова болит?

Катя смотрела на мать, хотела что-то сказать, но будто сон сковал её язык, и она сама как бы лежала в прозрачном вязком меду.

– Что? – пригнулась к ней мать. – Мы не тронули его, не тронули... Но он ненормальный, это точно... Чего-нибудь хочешь?

– Почитай мне сказку, – еле слышно попросила Катя. – Итальянскую.

– Итальянскую? – переспросила мать. Заметалась по избе, нашла толстый том, принялась листать.

– Чешская... немецкая... немецкую не хочешь? Итальянскую... Вот итальянская! “Принцесса из апельсина”. Тебе вслух почитать? Жил-был на свете принц, красивый двадцатилетний юноша. И захотелось ему жениться. Стал король приглашать ко двору разных принцесс, одна красивее другой. Но никто из них не приглянулся юноше...

Катя снова уснула, а когда проснулась, дома были уже все – и отец, и брат Витя. Мать накрывала на стол.

– Вот и наша Катенька проснулась... – обрадовалась мать. – Будешь с нами ужинать? Доктор сказал, тебе надо побольше есть... Вот, папа мяса сегодня купил, вкусный суп, будешь? Наша доченька сейчас умоется и вместе с нами сядет, да, доченька?

Катя сходила во двор – ноги еле держали, во всём теле была страшная слабость. Над белым в ночи зимним двором в небе зияла огромная ослепительная луна, и синяя тень от неё лежала возле сарая. Катя умылась из умывальника за печкой, села за стол. На неё все пристально смотрели. Витя с суровым видом жевал любимую еду – хлеб. Отец был трезв, он осунулся за последние дни, и Катя вдруг заметила, что его скулы похожи на её скулы, а у Вити рот похож на её рот. А волосы мамы – ну точно волосы Кати... И впервые, пожалуй, тёплое чувство родства ополоснуло её сердце...

– Мне чаю, – попросила Катя. – Крепкого... какой папа пьёт.

– А суп? – нахмурилась мама. – Сначала едят суп.

– А вот Павел Иваныч говорит... если по Шелтону... – Катя запнулась.

– Уехал Павел Иванович, – сказала мать. – В городе будет работать. Там, в городе, как раз для него народ... а мы люди простые... – Она поставила перед дочерью большую глубокую тарелку с горячим жирным супом, из которого как пушка торчала широкая мозговая кость с чудесной мякотью внутри.

Но Катю передёрнуло. Она вдруг вспомнила живых коров, которые мычат у соседей возле крыльца, иногда глядя мокрыми добрыми глазами на Катю. Их режут, рубят топором и потом варят. И какая разница – корова в котле или человек?

– Что с тобой?

Катя молчала.

– Ну, налей ей чаю! – хрипло сказал отец.

Мать встала, налила в чашку густого – сплошь заварка – чаю.

– Сахару намешать?

– Спасибо. Нет. – Катя держала в дрожащих тонких ладонях горячую фарфоровую чашку с голубым ободком и думала о том, что, наверное, теперь Павел Иванович больше не захочет с ней встречаться. Она осталась одна. И даже книг не успела у него взять... был бы повод навестить в городе...

– Зря ты этому учителю доверяешь, – сказал вдруг Витя. – Дядя Володя рассказывал – он раза три женился... и вообще – алкаш.

“Павел Иванович?!” – хотела изумлённо воскликнуть Катя и решила промолчать. Дурачок Витя. Может, раньше и пил учитель, но Катя видела: теперь он живёт по методу Иванова, закаляя себя, подставляя душу космосу.

– Кстати, Володя тебе привет передавал... – как-то смущённо завозился на стуле отец и, опустив голову, принялся хлебать суп. – Вон, даже цветы на базаре в городе у грузин купил.

Только сейчас Катя увидела: в глиняной дешёвой вазе стоят чёрные усохшие хризантемы. “Ещё замуж за этого толстяка в чёрной майке выдать меня надумают... Куда бежать? Что делать?” После ужина отец и брат ушли курить на крыльцо, а мать начала мыть посуду. Катя хотела помочь, но мать сказала, чтобы она лучше легла.

– Ты ещё слабая. Витя договорился, тебя повозит несколько дней в Михайловку... а чтобы зря языком не мололи, кого-нибудь ещё будете прихватывать на сани...

– На тракторе?

– Почему? На лошади. Заодно почту туда оттартает...

Как в далёком детстве, Катя лежала в санях, укутанная тулупом, на котором ночью спала. Рядом стояли на коленях её одноклассницы из Жёлтого Лога – Таня Шершнева, Таня-бурятка и Люда Петренко. Они все три были крепкие, загорелые сибирячки, могли и пешком ходить, но зачем пешком, если есть транспорт.

А вот четвёртый ученик, Олег, из гордости не захотел ехать с ними.

Только и брякнул глупость вроде того, что Жилина – радиоактивная девушка, и это на всех перейдёт... Сказал – и аж сам скривился, как от зубной боли, от своей ахинеи... “Ну, почему люди тяжело сходятся? – думала Катя, задрёмывая. – Что стоит Олегу подойти и сказать, мол, прости?.. давай дружить?..”

Вот и Михайловка... “А может, мне рады будут? Меня же не было целую неделю”, – простодушно жмурилась, глядя вперёд под морозное солнце Катя. Но увы, увы... Как была она изгоем, так и осталась.

Если её вызывали к доске, то её никто не слушал, в классе шумели. На переменах она стояла на излюбленном своём месте – возле батареи отопления, и однажды прилипла к ней – кто-то прикрепил к железу несколько комков отжёванной резинки. Катя пошла по звонку на урок – над ней сзади хохотали.

Она понимала: она должна первая смириться. Тут не имело значения, как ты учишься, как одеваешься... сейчас все хорошо одеваются... Надо найти сильного человека и сунуть голову под его покровительство. В классе были такими сильными людьми Котя Пузиков (но его после того розыгрыша Катя возненавидела), Никита-слюнявый (всё время жевал и плевался во все стороны), а из девиц Маша-чесотка (материлась почище вокзального бича) и Таня Шершнева из родного теперь Катиного села.

Но Таня больше всех и распускала про Катю слухи, хотя, когда здоровались утром, смотрела в глаза спокойными серыми глазами. За что ненавидела? Или просто хотела подмять, а поскольку Катя не понимала, не набивалась в услужение, ненависть накалялась.

Катя решила переломить себя – на большой перемене купила в буфете иностранную жвачку и, зажав её в кулаке, приблизилась к Тане, которая стояла в окружении парней и девчонок. Все курили.

– А!.. – воскликнула Люда Петренко. – Можешь, Таня, застрылить мине, но дэвушка несёт тебе резынку!

Таня пожала плечами, с усмешкой глядя на Катю. Катя будто споткнулась... и прошла мимо.

И у неё из пальто украли деньги. Папа давал на мелкие расходы, чтобы бедной сиротой не чувствовала себя.

“Сказать учителям или нет?” Катя не решилась. Денег не найдут, а будут говорить, что Катя клепает на подруг.

А через пару дней из портфеля пропала тетрадка с задачами, которые Катя решала все воскресенье и решила. Она умела иногда быть упрямой. И вот, напрасны все труды – кто-то “стибрил”.

В этот день Витя не смог приехать в Михайловку на санях, школьники из Жёлтого Лога побрели домой пешком. Сначала шли рядом, но Катя на свою беду спросила у Тани-бурятки, наиболее добродушной:

– А ты знаешь, как произошло слово “стибрить”? В Италии есть река Тибр...

И вдруг Таня-бурятка закричала посреди леса, как базарная торговка:

– Ты что, считаешь, я взяла у тебя деньги?! Ты какое имеешь право?!

А потом к Кате подошла Таня Шершнева и ударом сбила её с ног.

И подбежала рыхлая Люда Петренко, стукнула кулаком по голове.

– Вы что, спятили?.. – испуганно пробормотал Олег Шкаев.

– Пошёл на!.. – сказала ему Таня, и девушки-подружки ушли в ночь.

Катя поднялась. У неё из носу что-то текло... но в темноте не было видно, вода или кровь.

– Вам помочь? – спросил Олег, оглядываясь на ушедших вперёд одноклассниц.

Катя прошептала:

– Спасибо. Я сама.

И парень, облегчённо вздохнув, побежал догонять девушек. Вдруг обернулся и крикнул:

– У тебя... надменное лицо... поэтому тебя не любят...

Катя тащилась по зимней дороге, смутно белевшей в лесу. Ни огонька. Ни человеческого голоса.

Сзади мигнули далёкие фары, а через минуту-другую Катю догнал уазик, крытая брезентом легковая машина. Открылась дверка, жёсткий мужской голос спросил:

– Волка ждёшь? Тебе далеко?

“Не откликайся! – сказала себе Катя и тут же возразила: – Но не все же люди плохие?”

– До Жёлтого Лога.

– Довезём? – спросил мужчина кого-то. – Ещё замёрзнет девушка, – и засмеявшись, соскочил на скрипучий снег и подсадил Катю в тёплую машину. Здесь пахло куревом и водкой. Машина была битком набита молодыми парнями в военной форме. Катя вдруг стало страшно, но было уже поздно...

– Водку пьём? – зажурчал радостный говорок, и в темноте подтвердили: – Пьёт, пьёт... Наши русские девушки все пьют, верно?

Машина скакала, как бешеная. Катю прямо в машине раздели, и она оказалась на коленях самого говорливого, жарко дышавшего ей в ухо и приговаривавшего:

– Не боись, тут все после медобработки...

И вокруг, нетерпеливо поджимаясь, гоготали...

Катю высадили на краю деревни, где она теперь жила. У неё не было часов – хватая за руки, раздевая, передавая друг другу, часики сорвали... Между ног всё болело. Катя стояла, глядя без слёз на мёртвую, без единого огня деревушку и не знала, что ей делать. Надо идти домой. Но ведь мама всё сразу поймёт. Спросит: почему так поздно? Заблудилась. Была метель, и Катя заблудилась. Хорошо. А почему водкой пахнет? Катя принялась есть снег. Может, удастся убить запах.

Она подошла к своему дому – внутри горел слабый огонь. Наверное, мама оставила на кухне свет. На всякий случай. Катя постучала в дверь, в доме зашелестели шаги, и дверь открылась нараспашку, сбив Катю в сугроб – она слишком близко стояла...

– Бедненькая моя!.. – запричитала мать, падая вслед за ней в снег. – Где ты была? У тебя случился обморок? В дороге? А как же твои друзья? Господи, какие все чужие... недобрые...

Выскочил во двор отец в кальсонах, сгрёб дочь и занёс домой на топчан. А через несколько минут в доме зарыдала в голос мать, а отец выбежал на крыльцо с двухстволкой и принялся палить в воздух...

На следующее утро Катя, серая от боли, согнувшись, еле поднялась. Дома никого не было. На столе лежала записка: “Доченька, мы поехали в милицию... поешь горячего... никуда сегодня не ходи...”

– Зачем в милицию?.. – Катя смотрела из окна на улицу. Никого не найдут, только будет шуму и издёвок на всю жизнь. Когда мать ночью выпытывала у дочери, кто и как её обидел, Катя рассказала про военную машину... Но разве она помнит имена мужчин, номер уазика? Там никто не окликал друг друга по имени, только сопели, стонали, чавкали, хлебали из горла водку и Кате лили в рот, раздвигая ледяным стеклом ей зубы...

В обед мать вернулась одна. Она рывком бросилась к дочери, обняла её, заскулила, как собака:

– Мы уедем отсюда... уедем...

– Зачем? – сказала Катя. – И куда?

– Они сказали, нужно твоё заявление... Будешь писать?

Катя покачала головой.

Мать с полчаса сидела рядом, на Катиной тахте, и смотрела в пол.

Вечером пришли отец и сын. Отец кивнул дочери, налил себе стакан водки и лёг спать, отвернувшись к стене. Витя поел супу и ушёл в ночь.

– Куда ты? – слабым голосом спросила мать. Но он только дверью хлопнул. – Надеюсь, не побежит следы машин распутывать да этих офицеров искать...

Было слышно, как скрипит счётчик, накручивая свою добычу. На кухне отозвался сверчок.

– Дочь, – как-то виновато сказала мать. – Ты всё про Италию-то хотела... Может, расскажешь?

Катя молчала.

– Дай, мама, супу. С мясом.

И её вырвало. Она легла, и рядом подсела мать и, открыв тяжеленную книгу с картинками, продолжила чтение итальянских сказок:

– Жил-был на свете бедный юноша. Вот однажды он говорит своей матери: “Пойду-ка я, мама, странствовать по свету. В нашей деревне за меня и сухого каштана не дают. Что из меня здесь путного выйдет?” А почему он так, Катя, говорит – сухого каштана?..

Катя хотела сказать матери, что в Италии свежие каштаны жарят и едят, но ничего не сказала. Нету на свете никакой Италии, есть единственная отравленная страна, где Кате суждено было родиться и суждено помереть... Но только после того, как она проживёт жизнь, полную той или иной ценности... А вот какой будет эта жизнь, зависит не только от неё. От добрых и недобрых людей. От многих случайностей. Но Катя всё равно гнуться не будет.

– Не надо, мама... Я сама. Есть под Миланом церковь... – Отец, заскрипев на койке, повернулся к женщинам, моргая красными глазами.

– И там знаменитая фреска... “Тайная вечеря”... Ну, сидит Христос... и все двенадцать его апостолов... И он знает, знает, что его предадут, и знает, кто предаст... но... но... Он ничего не сделает, чтобы изменить ход жизни. В этом высшая смелость и мудрость... если ты, конечно, знаешь, во имя чего страдаешь... А вот если ничего не знаешь... только ешь и пьёшь...

– О чём ты, дочь? – испуганно спросила мать.

Отец угрюмо смотрел в стену.

Где-то у соседей играла гармошка.

Люди жили и на что-то надеялись.

– Мама, я с вами, – тихо улыбнулась Катя. – Я вас никогда не брошу... никогда... ни завтра... – она загнула указательный палец. – Ни послезавтра... – разогнула и загнула ещё раз. – Это так итальянцы разговаривают, когда через стекло и не слышно. А вот так... – Катя приставила палец к щеке, – вкусно. Ничего, мама. – Она приставила пальчик к щеке и уснула.

 

 

РЕАНИМАЦИЯ

 

1.

Мне позвонил Николай Николаевич, который называет себя Кокой и даже Ко-Ко, или даже витиевато: житель Кекуоки, отнимая тем самым оружие смеха у любого, кто хотел бы улыбнуться по поводу его важного имени-отчества, доставшегося низенького юркому человечку. Он плешив, как Ленин, улыбчив, как паяц, на вид простоват, как сирота-эвенк, но очень хитёр. Я же его про себя обозначаю Двойник (два Ника), потому что видывал у него и совсем иное лицо. Но об этом не здесь...

– Михаил, это я звоню, Кока, – он всегда к другим почтителен, даже торжественно почтителен. Если обратится не по имени-отчеству, так уж точно назовёт полное имя, несмотря на то, что вы знакомы давно. Мы с ним в приятелях лет тридцать, если не больше. – Михаил, наш оппонент помирает.

И замолчал.

Я тоже безмолвствовал. Я не стал уточнять, кто помирает, – это было бы безнравственно перед самим собой. Конечно же, я помнил, что Александр Зиновьевич давно болен и, кажется, ему делали операцию на глазу. Впрочем, от вырезания катаракты не умирают. Но старость есть старость, за одной уступкой бездне следует вторая...

Я не стал спрашивать у Коки, о ком речь, ещё и по той причине, что он мог бы подумать, что я злорадствую и ждал этого часа... Я потянул паузу, и Кока подсказал:

– Ну, Александр... у него что-то серьёзное... мне медсёстры сказали, что он хотел бы со всеми помириться... и вроде бы твоё имя называл.

Я позже буду ругать себя самыми чёрными словами, почему не спросил: а твоё называл? Ты сам-то чего же не сходил к нему? Но об этом позже.

А в первые минуты после грянувшей, печальной, конечно, вести я недолго думал: навестить – не навестить. Конечно, надо навестить, тем более что Кока, бывший врач-реаниматор, ныне бард-песенник, продолжал мне чётким голосом объяснять в трубку, что такие болезни, как пиелонефрит, распилят и железного человека.

– Писатель Булгаков, например, от такой болезни скончался. Да и твои коллеги, Михаил, геологи, я думаю, болели. По болотам, по речкам... У тебя же песочек, я помню? Заодно пусть и тебе просветят... – всё это Кока говорил абсолютно серьёзным тоном, хотя, разрази меня молния, я мог поклясться, что вижу через стены усмешечку этого лысого моего приятеля. – Там у них новый томограф привезли, попроси именно на нём посмотреть.

– Да перестань, – уже раздражаясь, я остановил его речи. – Мне заниматься собой некогда, еду с женой к матери-старухе. А Сашу навещу завтра с утра.

– С утра не надо, – стал объяснять Кока всё тем же важным рассудительным голосом. – В девять завтрак, в десять обход врачей, в одиннадцать процедуры... хотя Александру они вряд ли уже помогут. Надо или перед самым обедом, а лучше после сна, в конце тихого часа. Ты сегодня как раз спокойно успеваешь.

Я бы не хотел сегодня, я это сделаю завтра. Так я и хотел ответить Николаю Николаевичу, мне же надо как-то настроиться на разговор, подумать, но мой телефонный собеседник, прекрасно понимая, какие у меня могут случиться отговорки, продолжал уже с укоризной, даже, пожалуй, с театральной укоризной:

– Смотри, Михаил. Уйдёт Александр – сами потом будем себя укорять, что не навестили. Смотри, Михаил!

– Что, он так плох? – сквозь зубы спросил я. Этак может получиться, что сегодня в больнице толпятся и нынешние соратники Александра Зиновьевича – коммунисты нашей области, депутаты. Мне, старому геологу, одно время, правда, увлекавшемуся митингами (кто через это не прошёл?), где мы и подружились с ним, не хотелось бы видеть краснобаев и циников. Тем более – в больнице.

– Плохо – не то слово. С иконкой спит.

– С иконкой? Он же атеист. Он же ... – да что я мог пробормотать в ответ на продолжавшуюся степенную речь бывшего врача, весёлого циника, который любую мою фразу перевернёт да использует против меня.

Но, к счастью, Кока не стал иронизировать насчёт атеистов. Он был серьёзен.

– День-два... ну, три-четыре... все мы в руцех Божиих. – И наконец, звонивший мой приятель замолчал, предоставив мне возможность ответить.

И единственное, что мне оставалось, – это сказать ему и самому себе, что, конечно же, надо идти сегодня, сейчас же.

 

2.

Положив телефонную трубку, я хотел было закурить, но вспомнил: уже полгода как не курю. Клятвенно пообещал жене – даже с фильтром. Сердце в последнее время стало как бы менять место обитания – то в горло толкнётся, то в кишочки... да что там, стареем!

Постарел, конечно, всерьёз и Александр Зиновьевич, он старше меня лет на семь. Последний раз я видел его на базарчике с месяц назад: ярким июньским днём он шёл, пьяненький, сутулый, но всё ещё высокий, в ветхом серо-синем джинсовом костюмчике, в штиблетах на босу ногу, и нёс в авоське – чтобы все видели – бутылку водки и буханку хлеба. Он был не в том ли самом костюмчике, в котором лет двадцать назад сиживал на нашей кухне и, сверкая глазами, завывая в нос, читал переснятые на фотокарточки запрещённые к печати в СССР стихи Мандельштама, Наума Коржавина, направленные против коммунистов. Моя юная жена восхищалась им тогда, и он это чувствовал.

– Его не посадят? – спрашивала с тревогой меня Валентина.

Он тогда был красив, носил рыжие бакенбарды, ходил с тростью, хотя не хромал. Однако, читая Пушкина:

– И на обломках самовластья!.. – он тыкал ею в пространство, и было ясно любому, кто присутствовал при этом чтении, в кого направлена трость.

Впрочем, сам он давно являлся членом КПСС и, бывало, уговаривал меня вступить в неё, чтобы можно было её критиковать изнутри – своим позволяется.

– Мы эту партию самозванцев взорвём, – бормотал он дребезжащим голосом, оглядываясь. – Они пришли в семнадцатом, внаглую сами себя назначили властью. Народ избирал Думу, а не их, а они Думу разогнали. Да и вчерашних своих союзников повесили на реях. – Речь у Александра была всегда цветиста, известный журналист, он умел говорить. – Напрасно ты хочешь быть над схваткой. Только серые воробьи над схваткой. Придёт время – и светлое знамя свободы окажется в чистых руках.

– Да не хочу я быть членом партии, – отвечал я тоскливо. Меня уж звали туда и начальники экспедиций (давно бы орден получил, хотя бы за Средне-Бигайское месторождение нефти), и мать советовала. Но я был достаточно успешный геолог, у меня даже была своя теория в двух тетрадках, касающаяся осадочных пород, про то, как некогда двигались плиты и возникали драгоценные ныне ископаемые. Правда, над моими измышлениями посмеивались коллеги: книги пишут академики, а ты кто такой?

– А вот если вступишь в ряды, ты сможешь свои идеи пробить через ЦК. Тебе лично должен будет ответить министр, – убеждал меня Александр Зиновьевич. И я не вступал до последнего.

А КПСС уже агонизировала, народ хохотал над дряхлыми генсеками. Наконец, бразды правления перешли к Горбачёву, к молодому по меркам Политбюро человеку, говорившему порой без шпаргалки. И я поверил именно ему, Горбачёву, я поверил, что в нашей двухслойной империи может воссиять справедливость, восторжествует истинное равенство – решение станут принимать люди умные, свежие, а не замшелые, как нижние венцы бань, кадры.

Я вступил “в ряды”, рекомендацию мне дали главный инженер экспедиции и он, Саша, Александр Зиновьевич Куркин, прославленный местный журналист. Отныне он явно считал меня своим личным приобретением и везде восхвалял меня. И даже напечатал в газете очерк, где путано и бессмысленно пытался пересказать мои идеи насчёт процессов, происходивших миллиарды лет назад, когда некогда раскалённая планета начала остывать.

Но далее наши пути разошлись во всех смыслах. Прежде всего, я уехал на Север, где мне поручили возглавить огромную геолого-съёмочную партию. И несколько лет я не видел Сашу. А когда увидел на местном съезде патриотов (мы поддержали идею Ельцина о суверенитете России), он обнял меня и провёл в президиум. Но чем больше я слушал ораторов, тем печальней мне становилось. Яростно аплодировавшая толпа, вся – вчерашние функционеры КПСС и ВЛКСМ. И почему-то с ненавистью называют Горбачёва. Но как только Ельцин после пьяного путча (ГКЧП) в 2001 году лихо и весело запретил КПСС, то и сам “царь Борис” мгновенно стал врагом для всей этой восхвалявшей его вчера братии.

Я перестал что-либо понимать в поведении Александра Зиновьевича. Он, мечтавший взорвать изнутри КПСС, он, кричавший, что надо очистить идеи социализма от крови и грязи, должен был бы радоваться ходу событий, так нет! Он теперь ездил на митинги со вчерашними секретарями партии и, тряся костлявым кулаком, клеймил Ельцина.

Впрочем, согласимся – в жизни всё взаимосвязано. К тому времени от него ушла вторая жена, не берусь судить по какой причине... он пил, конечно, и в пьяном виде страдал демонстративно, скрежеща зубами, если есть рядом хоть один слушатель: гибнет Россия!.. Видимо, устала красивая женщина. Первая его жена умерла несколько лет назад... Конечно, быть супругой журналиста, да ещё политика, трудно. Оставшись один, Саша несколько опустился. Он, прежде щеголевато одевавшийся человек, молодившийся всю жизнь, с газовым шарфиком на тонкой кадыкастой шее, досиня выбривавший узкие свои скулы, стал появляться на людях в нарочито простецком виде – небритым, в очках, у которых одно стёклышко треснуто, из-под белой рубашки проглядывают синие полосы тельняшки. Раньше куривший трубку, он теперь мог попросить у прохожих “чинарик”. Но это, конечно, в дни запоя. Только вот беда – они у неженатого человека повторялись всё чаще...

Одно цепляется за другое – писать он стал хуже, злобно, наспех вкрапливая в свою публицистику частушки, якобы слышанные в народе:

 

Наш расейский президент –

Мериканский резидент.

 

И его печатала отныне только местная коммунистическая газетка “Дочь правды” с её крохотным тиражом 3 тысячи экземпляров. Нельзя сказать, что другие газеты стали очень уж демократического направления, они тоже покусывали новую власть, но при этом виляли хвостиками, такая наступила свобода СМИ. Печатать же Куркина было неприлично: ещё не рухнувший мамонт коммунизма смущал топорностью своего пера, остервенелостью голоса...

Кстати, согласимся, что и Ельцин, никакой, конечно, не демократ, а верный воспитанник той же когорты. Поднявшись на волне борьбы с партийными привилегиями, он мигом раздал за бесценок недра и заводы верным людям из ближайшего окружения, чтобы затем они его поддерживали деньгами на очередных выборах, и сделал за минувшие годы всё, что мог, во имя только одной цели – во имя своей личной выгоды и своего здоровья. И его царствование кончилось беспрецедентным для цивилизованной республики особым законом, ограждающим его и богатства его семьи от любого суда...

Я же, из малых сих, увидев, что никакой честной и умной новой партии из КПСС не родилось, давно сжёг тёмно-красную книжечку с силуэтом лысого вождя в костре под Туруханском и далее просто жил.

В летние месяцы, наиболее излюбленные коммунистами для демаршей, я проводил, естественно, в тайге, вернее, в лесотундре, кормил своей кровью всякую крылатую сволочь в виде комара и гнуса и лишь осенью, с первыми белыми мухами вернувшись в наш город, мог видеть на площади Свободы наших бедных замёрзших старушек, преданно и жалостно взирающих на местного партвождя, поднявшегося на постамент гигантского гранитного учителя. Рядом с местным вождём стоял, посерев от восторга и значительности момента, мой бывший приятель.

Заставил, заставил он себя во имя борьбы с вражеским режимом сбрить щетину, свесить галстук на резиночке, бордовый, в крапинку, как у Ленина. И тоже вскинул длинную худую руку и что-то шепчет, но что – не слышно, так как микрофон у местного вождя... Господи, а как же проклятия прежнему строю за высланного из СССР Солженицына, за миллионы расстрелянных гениев науки и литературы, крепких крестьян, священников? Или Сашка мог быть только в оппозиции: раньше – на кухне, шёпотом, потому что громкого могли и посадить, а теперь – вопи, где угодно, потому что посадить не посмеют?!

И вот Александр Зиновьевич умирал. Конечно же, я не мог его не навестить.

Я выбежал из дому, купил в магазине аргентинских яблок (спелых наших ещё нет) и поехал в первую областную больницу, расположенную в большом сквере в центре города.

 

3.

Было жарко, душно, наверное, грянет гроза. В автобусе, если сядешь справа, солнце калит в лицо, а сядешь слева – дует снизу из какой-то трубы вдоль пола под сиденьями знойный вонючий воздух.

Подойдя к воротам больницы, я пожалел Сашу – надо было его положить в районную больницу на окраине, там, правда, аппаратура похуже, но зато воздух свежее. Здесь же город гремит множеством машин и мотоциклов, воют сирены пожарных грузовиков, сверлят уши сигналы милиции. И дым, дым... В холле регистрации кружится толпа с авоськами и сумками. Я вспомнил, что не взял с собой никакого документа, ещё и не пропустят. Но вдруг в этой толчее мелькнуло детское личико Николая Николаевича с белой кепкой на лысинке – он, то улыбаясь, то хмурясь, пробирался ко мне, у него под мышкой ёрзал зонт.

– Михаил, я уже побывал, – шепнул он мне. – И насчёт тебя предупредил. – И подойдя к грузной даме в белом халате, он что-то ей сказал и втолкнул ладошкой меня в дверь. – Третий этаж, там спросишь.

Я медленно поднимался по лестнице на третий этаж. Почему-то вспомнилось, как я сам здесь лежал лет пятнадцать назад со сломанной ногой (упал в шурф и меня вывезли вертолётом на материк), как она чесалась под гипсом. О, бездарно прожигаемое время в больницах, когда уже читать ничего не можешь, радио опротивело, а врачи ещё не выписывают...

А Сашу, видимо, уже и не выпишут – сам “уйдёт”. В коридорах пахнет эфиром и цветами, масляной краской – видимо, недавно делали ремонт.

– Не скажете, где лежит Куркин? – спросил я у попавшейся навстречу миловидной девчонки-медсестры с вышитым именем Нина на медицинском халате.

– Куркин в реанимации, – ответила она. – Вон та палата.

Белёная дверь была приоткрыта. Я заглянул, прошёл. Реанимационная палата оказалась длинной, её поперёк пересекала некая зыбкая занавеска.

Слева, под капельницей, которая, впрочем, была уже отключена, лежал головой к окну мой старый товарищ с серыми, как бетон, щеками и заострившимся – и прежде-то острым – носом. Он, кажется, дремал.

Справа, за занавеской, негромко разговаривали. Там ходили люди. Видимо, и там покоится больной.

– Привет, – сказал я, постаравшись произнести это слово как можно более легко, как в прежние годы. Мол, всё в порядке, заглянул навестить.

Саша открыл глаза, какое-то мгновение молча смотрел на меня.

– Это ты? Ты зачем ко мне пришёл?.. – спросил он сиплым от слабости голосом, вдруг зашевелившись на длинной покатой койке с железными ручками по бокам – кажется, захотел опереться на локоть.

– Лежи, лежи, – опередил я его.

– Тебе... нравится, если я лежу? – не без надрыва осведомился он. Всегда был остроумен.

Я постарался улыбнуться как можно более приветливо.

– Ну о чём ты! Просто надо беречь силы.

– Для чего? – и раздельно произнёс: – Мы проиграли. Россия погибла. Разворована. Благодаря таким, как ты.

У меня стало тоскливо на душе. При чём тут я?.. Но больной человек есть больной человек, надо дослушать, я сел на стул. И мои яблоки стукнулись об пол.

– А вот, Саша, это я тебе...

– Мне от тебя ничего не надо! – зашипел он, напрягая горло, дёргая кадыком и с ненавистью, кажется, уставясь на меня. – Я понял, для чего ты пришёл. Смотрите-ка на него! Пришёл к тяжело больному коммунисту для того, чтобы, когда победят наши, они его помиловали.

Какая чушь! И что, я должен сейчас крикнуть ему в лицо, что “ваши” никогда больше не победят?..

– Ты, Михаил, предатель... перевёртыш... я, я тебе рекомендацию давал... – продолжал он. Длинное его лицо, в розовых пятнах раздражения, с седыми волосками возле ушей (остались непробритыми), было сейчас до смешного суровым, как на забытых и ушедших в вечность собраниях. Не бредит же он?!

– Послушай, Саша, – мягко я возразил ему.

– Я тебе не Саша!!!

– Хорошо, Александр Зиновьевич. Я вступал в КПСС, её больше нет. Мне что, вступать ещё в одну партию, к вашему Зюганову?

– Ты играешь словами! Да тебя к нам и не примут, потому что ты отдал олигархам не своё... нефть, уголь – народное достояние... а ты, заслуженный геолог России, отдал им! Сколько тебе заплатили сребреников, Миша?

– Мне? – разозлился я и поднялся со стула. – Кто?! Я сорок лет вкалываю, тебе не снились такие ночёвки, какие были у меня на Севере, тебе не отрывало морозом пальцы, тебя не догонял медведь... ты тут лялякал, в газетах, а я трудился. И ничего, кроме трёх тысяч пенсии, не имею.

Он с наслаждением усмехнулся.

– Что же так тебя обидела твоя власть? А? А? – Он всё-таки приподнялся, оперся на локоть, приготовившись, видимо, к долгому разговору. – А вот если бы ты поднял народ на восстание... ну, своих геологов... мол, не отдадим...

– И что? – усмехнулся теперь уже я. – Кто бы это послушал? Решает Москва, федерация.

– А где же власть народа?

– А разве не народ их выбрал, эту Думу, этих начальников?.. Чего ты на меня буром прёшь? – Я оглянулся на занавеску, на дверь – нас никто, кажется, не подслушивал. – Перед кем играешь?

Старый мой приятель пронзительно смотрел на меня. Глаза у него были красноваты, лиловатые губы дрожали. И мне снова стало безумно жаль его. Было время – он восхищал меня быстрой яркой речью, преувеличенными сравнениями: “Кто нами руководит? Мурло Мурлевич! Мы их всех посадим на кол! И – в ленинскую библиотеку, пусть там сидят и читают друг другу Маркса!”

– Я стою на пороге, – тихо сказал Александр Зиновьевич. – Мы с тобой оба под оком вечности. Ведь и тебе не много осталось. Надо быть честными. Скажи прямо, всё-таки не приемлешь новую власть?

Сжав зубы, я дёрнулся. Надо же, как яд политики вторгся в это худое, обессиленное тельце, в эти мослы!

– Тебе-то что! – вырвалось у меня. – Я приемлю свободу, которая, наконец, пришла! Которая, кстати, позволяет и твоим партийцам поносить кого угодно и как угодно. А вот народ... ещё не сказал своего слова. Пока он в шоке. Слишком быстро всё меняется. Но в России будет справедливая власть. Постепенно. Через одно-два поколения. Потому что есть главное условие – свобода.

Я говорил и понимал, что он мне может в ответ напомнить о прожорливой армии чиновников, которых стало в три раза больше, чем при Горбачёве, которые занимаются только одним – поборами, не дают развернуть никакое дело, если только ты не “под крышей” одного из них или хотя бы крупного вора с государственными опять-таки связями.

Но Александр Зиновьевич был и в самом деле тяжело болен, он лишь презрительно скривился:

– Перевёртыш!.. – и захихикал, закхекал, указывая на меня длинной жёлтой рукой, как если бы вокруг нам внимали слушатели. – Смотрите на него!

– И это ты?! – оборвал я его. – Не ты ли мне читал Шаламова? Не ты ли говорил, что народ никогда не простит партии обман крестьян, изгнанных философов, тайные кормушки...

– Стоп-стоп!.. Перед новыми ворами те воры – блохи перед крокодилами! Ну, одевал тогда секретарь жену свою в лишнюю шубу – партвзыскание проводили. А эти... приватизировали всю страну, десять жуликов с позволения главного жулика... а ты его поддерживал!

– И ты его поддерживал сначала... – сказал я, уныло соображая, как бы мне выйти из этого бессмысленного разговора и удалиться. – Человек меняется. Он был нужен как таран... чтобы стену проломить... а вот то, что он Михаила Сергеича выгнал, как бандюган, из Кремля... это ему ещё аукнется самому...

– Стало быть, ты согласен, что он – бандит? – Александр Зиновьевич весь подался с наклонной койки ко мне. – И его ставленник – бандит?

– Я этого не говорил!.. – огрызнулся я. – Под оком вечности надо бы о себе подумать. Ты о себе подумай. А я лично не грабил, не предавал...

Опустив с дробным стуком пакет с яблоками на пол у изголовья больного, я повернулся к двери.

– Ты предал, предал! – донеслось мне в спину. – Ты Россию предал! И себя ограбил! Из тебя мог выйти значительный человек! А получилось ничтожество. Я в своё время подумывал жену у тебя увести, я видел по её глазам – согласна, можешь спросить... да не стал этого делать – пытался верить в тебя... И напрасно! Вот что я тебе ещё могу сказать под оком вечности!

Да ну, буду я ещё спрашивать у жены про тебя, старый краснобай-ловелас. Я сердито махнул рукой.

В стороне послышался шорох, мне даже показалось – там засмеялись. Я обернулся к белой шторе, пересекавшей палату, и увидел поверх тряпки что-то чёрное... чёрное, посверкивающее око телекамеры. Кто-то оттуда нас снимал.

Мне стало стыдно и скучно.

– А это зачем? – спросил я, хотя уже понял зачем. Из нашей истории взаимоотношений мой старый приятель по борьбе с тиранией устроил хороший телевизионный сюжет, который, наверное, поднимет его рейтинг в красных рядах. Ещё бы, несмотря на болезнь...

Он медленно опустился на спину и лежал, надменно усмехаясь. Надо было мне сплюнуть в его сторону и уйти вон. Но он же в самом деле, кажется, неизлечимо болен. Правда, не видать здесь ни иконы, ни стоящих с кислородной подушкой медсестёр...

– Желаю выздоровления... – пробормотал я и, стараясь держаться спокойней, пошёл прочь из больницы.

 

4.

Оказавшись на улице, я обернулся. И в окне третьего этажа увидел его.

Да, это был он, Александр Зиновьевич Куркин. Больной человек нашёл силы, поднялся с койки и смотрел через окно на своего теперешнего врага. Глаза его сверкали, как звёзды. Он был явно удовлетворён встречей. Ах, как же он не забыл ввернуть в разговор и про мою Валентину! Уколол, уколол, повесил топор сомнений над моей головой.

Ну, было, было время, когда она, хорошенькая и глупенькая, смотрела на него как на декабриста или народовольца. И несомненно, при этом благородного во всех поступках.

Когда, помнится, мы задержались с возвращением из тайги на две недели, когда пронёсся слух, что вертолёт наш попал в снежный заряд и разбился возле устья Подкаменной Тунгуски, он приходил к Валентине успокоить, сказать, что надо верить, о чём она в слезах восторга мне и поведала. Но ведь геолог каждое лето отсутствует с мая по сентябрь... какое раздолье для соблазнителя со стихами о свободе! И кто знает, кто знает... Только спрашивать сегодня Валентину о прошлых временах было бы смешно. Да и бессмысленно. У нас дети, жизнь прожита. Всё произошло вполне достойно.

Так что ты напрасно, напрасно!.. Иезуит пера. Умеешь в последнюю минуту ткнуть своим костылём, смутить...

Конечно, он сейчас торжествовал. Был счастлив.

Я думаю, сегодняшняя встреча добавит ему сил и, кто знает, может быть, он переборет болезнь. И что он ещё простудится на наших похоронах, как сказал однажды унылый остроумец нашей эпохи Явлинский про другого человека.

Что ж...

А что касается телевидения... Я вспомнил, что Кока в последнее время подвизается на третьем канале. И конечно, весь сегодняшний диалог в реанимационной палате был придуман им, и он за него получит какие-то деньги или минут пять эфира для своих песенок под гитару.

Нет, не око Господне смотрело на нас во время нашего разговора, а пошлое, стеклянное, вездесущее око телевидения, которое даже не умеет моргать.

Наверное, сейчас Кока катается, как Гитлер, дома по мохнатому ковру и шёпотом хохочет. А вот встретимся – посмотрит на меня совершенно круглыми, синими глазами вечного ребёнка и назидательно скажет:

– Правильно ты сделал, Михаил, что посетил больного товарища. Даже если ты, Михаил, с ним разных политических уст... устремлений. Пойдём вместе, перекусим чего-нибудь. Говорят, в ресторацию “Океан” свежих устриц привезли.

Ах ты гурман! Любитель разных политических устремлений. Устрицу бы тебе огненную, Кока, в пасть. Да таких нет.

 

 

НЕСТРАШНЫЙ СУД

 

1.

Этого довольно хрупкого молодого человека в белом костюме и белых туфлях можно было с некоторых пор видеть в театрах и модных ресторанах нашего города под ручку с ослепительной юной женщиной в красном, которую, впрочем, все знали в лицо – то наша местная королева красоты прошлого года, Ангелина Беляева. Говорят, по паспорту она Алевтина, но именно так сама себя назвала, и все привыкли – Ангелина, Ангел. Даже песенку сочинили и пели пару раз по телевидению местные попрыгунчики в дыму:

 

Ангел, Ангел, Ангелина,

унеси меня на небо

иль верни меня на землю,

поцелуем умертвив...

Буду я лежать под ивой,

хоть и мёртвый, но счастливый,

Ангел, Ангел, Ангелина –

мой божественный мотив!

 

Что-то в этом роде. Довольно пошлая песенка, но ритм радостный, а людям уже хочется радости... все устали от пророчеств, что наша страна ввергается в пучину... ещё вот-вот – и мы погибнем.

Но вернёмся к сладкой парочке. Так вот, а кто, собственно, рядом с Ангелом, этот счастливый её избранник, долгое время не ведал в нашем городе ни один человек. Поговаривали, что он – приёмный сын президента одной из мощных нефтяных компаний России. Впрочем, кто-то уверял, что молодой человек – всего лишь везучий игрок, который в прошлом году снял в московском казино фантастическую сумму. Ещё говорили шёпотом, что красавец связан с бандитской группировкой Тамбова, хотя до Тамбова от наших мест очень далеко (около 3700 км). Так или иначе, одет он был всегда изысканно, подъезжал к дому юной особы на “Мерседесе”, за рулём громоздился широкоскулый дядька в белых перчатках, с золотым тяжёлым крестом поверх бордового галстука.

А уж какие роскошные шубы из соболя или накидки из голубого песца швырял молодой человек в ноги своей возлюбленной, обсуждал весь город. Духи из Парижа, грациозные шляпочки из Рима, сапожки из Лондона... да что там, когда денег полны карманы.

В иные дни парочка сиживала на ипподроме в синей тени, поглядывая на скачущих лошадей в бинокли. Но чаще всего они плавали на белой яхте за плотиной, по зеркальной поверхности нашего искусственного моря. Почему не ехали на Канары или на другие сказочные острова, спросите вы. Загадка. Может быть, у него были нелады с законом – он не имел до сих пор заграничного паспорта? Но с его деньгами купить нынче паспорт не составляло труда... У неё не было паспорта? Ей, я думаю, ОВИР бесплатно бы сделал сей документ, согласись только она с работниками милиции сфотографироваться на память.

Ходил слух, что у молодого человека мать больна, что он никак не может её оставить. Живя в новом отеле “Сто звёзд”, где за ним был забронирован огромный номер со статуями Венеры и Аполлона на балконе, время от времени он исчезал на несколько дней. Говаривали, что ездит в деревню, именно к матери. Однако кто-то его видел, кажется, и в соседнем городе Кемерове. Ну, мало ли зачем может ездить по земле богатый красавчик?..

Лицо у него было треугольное, узкое в подбородке, бровки рыжие, домиком, глаза всегда восторженные, навыкате, губы пухлые, верхняя чуть вперёд, зубы белые. Улыбался как дитя – радостно. Но если его обижали, то зелёные прыгающие очи мутнели, как у пьяненького, и всё пальцами трещал, сцепив руки.

Счастливый молодой человек. Счастливая любовь. Счастливая судьба.

 

2.

Все привыкли, что эти два красивых существа всё время вместе. Но вот однажды Ангелина, наш Ангел, появилась на выставке молодых художников одна, без него. Надменное её личико было запрокинуто, словно она смотрела на картины и на людей поверх некоего забора.

И мгновенно пронёсся слух, что её красавец уже неделю в тюрьме, вернее в СИЗО – задержан и ведётся следствие. И задержан-то не в нашем городе, а почему-то в Кемерове.

А затем вдруг исчезла и сама королева красоты прошлого года – улетела, говорили, за границу демонстрировать одежду то ли от Кардена, то ли от Версаче, хотя тот уже был, как вам известно, убит. Но мало ли случаев, когда человек убит, а дело его живёт (например, Ленин, Колчак, Ежов, Мандельштам и пр.)...

Улетела гражданка России А. Беляева – и нате вам, даже не поплакалась перед краснощёкими начальниками милиции, не попыталась спасти своего милого. Впрочем, наверное, уже выведала, за что посадили, – и от стыда подальше укатила... А нам пресса донесла только через пару недель: молодой-то человек, оказывается, был нищий, обычный клерк из кемеровского банка, кажется, “Феникс”?.. (или “Финист”, который в сказках “Ясный сокол”?..), хорошо разбирался в компьютерах и вот как-то так сделал, что к нему, на его личный счёт, открытый в другом городе (в нашем, в нашем! Именно здесь и открыл!) стекало золотишко со всех валютных счетов “Феникса” (“Финиста”). Он, говорят, заставил электронную технику путать шестёрки и девятки, и технические работники банка никак не могли понять причин сбоя, ибо молодой человек внедрил на берегах своего золотого ручейка программные секреты (“замки”, которые отпереть практически невозможно).

Тихого красавца погубил сын директора банка Вася – девятиклассник, который имел от раззявы-отца доступ к файлам, сам захотел сделать тоже нечто подобное, да вдруг наткнулся на глухое молчание машины. Он пожаловался папе, тот схватился за лысую голову с двумя ушами, вызвали из Красноярска умельцев из технического университета, те посидели в компьютерном зале банка дня три – и всё стало прозрачным. Как уж отперли “замок”, нам не понять. Кажется, отключали по очереди все компьютеры и снова включали. И, говорят, вот этой случайности – отключения и включения – молодой наш красавец не предусмотрел...

Но уже украдено было около двухсот тысяч долларов! Личный счёт в нашем городе, разумеется, арестовали. Однако там осталось-то шиш да маленько, “баксов” сорок, – всё пустил красавец по ветру. Или в землю зарыл?! По телевидению как-то раз показали его – сидит на нарах, острижен, чёрен, как азербайджанец с базара, верхняя пухлая губа рассечена (видимо, кто-то бил его), в грязной фуфайке без рукава.

Следствие длилось всё лето и осень, и вот, в конце октября, в весёлую пору свадеб, объявили день суда. Впрочем, о молодом человеке уже стали забывать... Ну, подумаешь, ещё один вор. В конце концов, в Москве по коридорам власти (см. передачи ОРТ, РТР, НТВ, ТВ-6!) шастают с потёртыми портфелями акулы пострашнее – ограбившие страну на миллиарды долларов. Так что в день открытия суда не было особого ажиотажа – из всех телекомпаний присутствовали только наша NTSI (всё же у нас гужевал красавец!) и кемеровская Прима-TV.

Но когда молодому человеку дали возможность выступить с последним словом, то режиссёры и операторы, обомлев, поняли: сама судьба их сюда привела! И заранее скажу: потом весьма дорого они продали копии своего репортажа другим телекомпаниям. Корреспонденты же газет, которые поленились в тот день прийти в жёлтое здание кемеровского областного суда, назавтра локти себе кусали.

Дело в том, что речь отчаянного транжиры стала потрясающим событием если не для всей России, то для Сибири – я вас уверяю. Смею думать, это событие войдёт в десятку наиважнейших событий уходящего века. Впрочем, судите сами.

(Цитирую по видеокопии, которую снял с экрана, когда наша NTSI вела прямой репортаж. Разумеется, телевизионщики хотели показать лишь начало процесса, дать полторы минутки, но мгновенно поняли: надо транслировать целиком!).

 

3.

– Досточтимый суд, – начал тихим голосом подсудимый. Русые волосёнки на его голове подросли, стояли наивным ёжиком, верхняя губка несколько осела, он сегодня был одет, как прежде, в счастливые дни, – в белый льняной костюм, правда, мятый, в голубенькую льняную рубашку. – Досточтимые господа прокурор, адвокат... все-все, собравшиеся здесь. Вы, наверное, хотели бы всё-таки знать, почему я пошёл на преступление... Я не склонен ни к каким излишествам – ни в еде, ни в винах... надеюсь, уже правоохранительные органы убедились – не купил себе ни коттеджа, ни дачи. Машину арендовал. Не было на мне и сейчас нету ни золота, ни платины, даже серебра. Так куда я дел деньги, спросите вы? Извольте, расскажу.

Он отпил глоток воды прямо из горлышка (ему подали через решётку из толпы маленькую бутылочку “Святой воды”) и продолжал.

– Всё дело в том, что я с детства рос среди некрасивых людей. Наша деревушка с названием Дыра располагалась возле карьеров Ц-ского завода, где ночами светится руда, иногда слышится из подземелий гул – взрываются всякие ядовитые газы. Когда шли долгие дожди или быстро таял снег весной, вода из отстойников стекала в речки Красную и Чёрную – там всплывала вся рыба, а по берегам лежали мёртвые коровы... Ну, да вы знаете, сколько таких мест в нашей прежде прекрасной зелёной Сибири, – сентиментальный парень, он даже всплакнул и почему-то прошептал: – Бедная моя мама... Итак, вот. Наверное, по этим причинам в нашей местности народ рос некрасивый. Во-первых, малорослый, во-вторых, к десяти-пятнадцати годам лица становились жёлтыми, как у китайцев. Более или менее симпатичная девчонка была редкость – мы были уроды. Да взять одни фамилии – соседи у нас были Упырёвы, Кривоносовы, напротив жил Грабежов... Мне ещё, может, повезло – мы всего-навсего Картошкины... Я тяжко тосковал, мечтал, что когда-нибудь отсюда уеду...

Вдруг в напряжённой тишине судья под пристальным взглядом прокурора опомнился и прервал молодого человека:

– В общем, вам захотелось красивой жизни. Я думаю, лимит времени нам не позволяет...

– Нет!.. – задышала толпа, пришедшая в зал суда. – Пусть говорит!

И защитник также удивлённо заозирался:

– У нас что, конституцию отменили?! Он по закону имеет право говорить!

Правозащитница Куклина, которая, как мне рассказывали потом, все дни ходила вокруг администрации области, намотав бинт на рот (якобы ей не дают слова сказать), тут же вылезла перед телеобъективом и эффектно закрыла крашеные красные губы белым кашне.

Но не дали ей покрасоваться в роли протестующей – судья закивал:

– Да ради бога... мне самому интересно...

– Окончив школу – а она была кривая, с зелёными окнами, с подпорками со стороны востока, так как ветер у нас дул с запада, – я уехал учиться в институт, в город А., но и там не было красивых людей. Вокруг рудники, ямы, такие же, как и у меня на малой родине. И то ли вода такая, то ли магнитные поля, но все лица вокруг как в страшном сне... И я переехал сюда. Но и здесь, в банке, где после окончания института я стал работать, люди также были несимпатичные... может быть, по другой причине – магическая власть денег корёжила их...

– Да он сумасшедший... – кто-то воскликнул в зале. Но на него зашикали.

– В самом деле, вот они сидят в зале, мои обвинители – они, возможно, не самые плохие люди в своей системе координат, но посмотрите на их лица... жаль мне их... где там волшебная русская красота? Достоинство поведения? Царственность походки свободного сибиряка? Всё бегом, всё жадно, всё с лапшою на шее...

– Он нас оскорбляет!.. – снова не выдержал тот же самый голос, который обозвал подсудимого сумасшедшим. Камера показала: это был вскочивший лысый с малиновыми ушами, надо полагать – директор банка. На него снова зашикали.

– Молчи, ворюга! Сам небось ещё и не столько урвал!..

Покраснев вровень с ушами, директор банка тут же сел на место.

– И вот, приехав по делам банка в город Н., я совершенно случайно в гостинице вечером увидел на экране телевизора местную королеву красоты... Ангелину Алексеевну. И вот тут вы можете согласиться с господином директором – сошёл с ума. Я подумал: умру, но хоть увижу её... хоть постою рядом... Я ещё тогда и помыслить не мог, что она станет моей возлюбленной... – Подсудимый отхлебнул воды из бутылочки. – Извините... Я, конечно, знал, что женщины, как синицы или сороки, любят смотреть на то, что блестит. И купил себе пару костюмов. Нет, ещё на свои деньги... И подстерёг её возле её дома. Сказал: выслушайте меня. Сказал: я люблю тебя. Сказал: мне не жить вдали от тебя... Она рассмеялась. Вы видели её фото – у неё улыбка такая, что тает лёд во всех ларьках с мороженым вокруг. Глаза сияют – как у юных кошечек или у звёзд над рекой в июле... Я не поэт, мне трудно рассказать, но я потом замечал: кто бы ни смотрел на неё, меняется в лице, словно и на него переходит волшебный свет её красоты. Так вот, я спросил: могу ли я только видеть вас?.. иногда?.. Она сказала, что у неё вправду нет времени... всё время фотографируется... демонстрирует платья... встречает в аэропорту с хлебом-солью глав иностранных государств и так далее. И всё это, честно сказала она, за деньги, а у меня братишка болен... родители стареют... Я побежал прочь, вернулся, закричал: за каждые десять минут – тысячу рублей! Она ещё раз рассмеялась, сказала: нет. Две тысячи!.. Три... Десять!.. Она нахмурилась: вы безумец. Я люблю вас, отвечал я ей.

Судья под злым взглядом прокурора кашлянул и забубнил:

– Ну, в общем, нам понятно... мы вас за любовь и не обвиняем, но...

– Да замолчи ты!.. – задышала, заволновалась толпа, и лже-диссидентка Куклина снова выскочила к телеобъективу, быстро охлестнув лицо белой лентой кашне. Но ей снова не повезло – в зале наступила тишина, молодой человек продолжал:

– Вы только не подумайте, что она купилась на деньги... Я её одел в шелка и золото... но я её не тронул... сидел рядом и за руку держал. Ну, целовались иногда... причём, это она меня первою поцеловала... поняла, видно, что на самом деле с ума схожу... Я ей стихи читал... Я был вполне счастлив без всего того, о чём мечтает любой мужчина возле такой женщины... Только предложил: давай хоть обручимся... может быть, когда-нибудь – через сотню световых лет – ты меня полюбишь... Она сказала: да. И мы обручились. И в ту ночь впервые были вместе... Могу сказать, как перед Богом... чтобы меня не упрекали блюстители нравственности... она уже не была... то есть, ну, ладно... Её бы просто не пропустили к трону королевы красоты все эти начальники её города... Но она была невинна душой, именно как ангел. Я ей купил бриллиант у одного залётного негра... оказалось, что искусственный... пришлось срочно доставать деньги и заменять его... Она наивно спросила: он меняет цвет, да? Был сиреневый – стал зеленоватый... И вот так за каждый миг я платил ей и судьбе... И под нынешний Новый год мы должны были пожениться. Но этому не быть никогда. Если бы я был композитор, я бы сочинил разговор трёх нежных скрипок о ней... если бы был поэт, сочинил бы венок сонетов, который набросил бы на её золотистые волосы, и все бы ходили вокруг неё и читали, умиляясь её красоте... Если бы был скульптор, я бы слепил её тело из космической плазмы между Луной и Землёй – и она бы там в космосе летала... Но я всего лишь Сергей Иванович Картошкин, человек, которому Бог дал немного ума и очень много печали на сердце... Я ей рассказал про свою некрасивую маленькую родину... и... и когда я послал в тамошнюю школу вагон витаминов для роста детей, когда я послал им вагон компьютеров, когда послал вагон итальянского винограда, когда я послал мамочке моей и всем соседкам лекарства, чтобы у них на ногах вены не надувались больше, она, моя красавица, сказала: молодец... – Молодой человек вздохнул, посверлил пальцем лоб. – Но жизнь есть жизнь... и сама от денег не отказывалась...

– Ещё бы!.. – вздохнул и весь зал. Но никто не прервал молодого человека.

– Но есть народная пословица: сколько верёвочке ни виться... Вы меня поймали, Пётр Васильевич, – подсудимый поклонился директору банка. – Вы меня посадите. Меня там убьют, выпытывая, где я спрятал деньги. Так вот хочу сказать, пока я живой и пока меня показывают по телевизору: у меня нет ни рубля, кроме вот этого костюма да плаща, который остался в отеле... впрочем, наверное, его уже конфисковали... Конечно, я мог бы сказать, что ваш банк, Пётр Васильевич, – хитрый банк, через него вы перекачиваете бюджетные деньги... как-то вы устроились... и на проценты от этих громадных потоков живёте. И то, что я взял, вы покроете за неделю... я подсчитал. Но факт есть факт – я украл двести тысяч. Так что прощайте. Дайте мне, что хотите, – пожизненную каторгу... расстрел... главное – нету больше на моей Родине моей любимой и прекрасной... дай ей Господи мужа красивого, такого же, как она... дай ей детей красивых... Кто знает, может быть, когда-нибудь они вернутся сюда, в наши тёмные и грустные края...

Молодой человек замолчал.

В зале суда зашумели, заговорили.

Телекамеры отключились.

И только через час было передано по всем местным каналам специальное сообщение: молодому человеку дали шесть лет тюрьмы строгого режима.

 

4.

Но история сия имела неожиданное продолжение. Наша красавица Ангелина, как любая русская женщина, тоскуя на далёком Западе по России и время от времени глядя передачи CNN, как-то случайно (судьба!) увидела на экране довольно размытый из-за пересъёмок репортаж с кемеровского суда и, попросив своего импресарио немедленно ей привезти из России сибирские газеты за 28–29–30 октября, прочла со сладкой болью в сердце более или менее внятное изложение речи сибирского парня.

Ангелина побросала в чемодан самые свои шикарные платья, отпросилась у новых хозяев и полетела в Россию. Добравшись до Кемерова, пришла в банк “Феникс” (или “Финист”? Так я точно и не запомнил) и сказала ошеломлённому её красотой директору (вскочив, он даже кресло на колёсиках опрокинул):

– Если я вам верну деньги, вы подадите на пересмотр дела?

Директор восхищённо заблеял что-то, но, опомнившись, признался, что он не может этого сделать, ибо его просто снимут с работы.

Ангелина, обрастая на улице телеоператорами и зеваками, зашагала в местную прокуратуру. Но там, то ли завидуя до сей поры прославившемуся молодому человеку, то ли очередной камушек у прокурора в почке зашевелился по причине тайного и глубокого пьянства, однако означенный прокурор заявил королеве красоты, что она была как бы в сговоре с молодым человеком. Вывод: или она немедленно улетает за границу, и он, прокурор, закрывает на это глаза, или – если дама будет упорствовать – в связи с новыми открывшимися обстоятельствами по делу гражданина Картошкина она должна дать подписку о невыезде, однозначно сдав юстиции свой загранпаспорт.

В ответ Ангелина швырнула ему свой синий (служебный) загранпаспорт и снова вернулась в банк. Она захотела узнать, может ли перевести со своего личного счёта в Женеве сюда, в Сибирь, деньги? Оказалось, нет. Сибирский банк такие операции не проводит. Деньги в связи с финансовым кризисом можно перебросить через Внешторгбанк, затем через Сбербанк, где Ангелина получит только рублями по минимальному курсу. Причём на это уйдёт около месяца.

Но то ли красавица так сильно загоревала по своему милому, то ли характером оказалась крутая, как истинная сибирячка, но она предложила свои услуги в качестве фотомодели местным ателье и магазинам одежды. Однако там из-за всё того же экономического кризиса ей могли дать только копейки. Тогда, как мне рассказал знакомый пройдоха-газетчик Илья Г., который бегал в Кемерове буквально по пятам Ангелины, – она пошла по богатым людям.

Новая Клеопатра дарила свои ночи молодым толстоносым парням с золотыми браслетами на ногах (говорят, они это носят с недавнего времени, чтобы в случае гибели их могли распознать в морге – грабители, как известно, снимают золотые цепи с шеи и рук), ездила под охраной бывших “афганцев” из одного коттеджа в другой. Обезумевшие от её красоты графья и герцоги нашего времени осыпали её долларами и бриллиантами, перстнями и пятисотрублёвыми бумажками... За две недели Ангелина собрала двести двадцать тысяч долларов.

Этот знакомый газетчик подарил мне цветную фотокарточку, которую он сделал лично, – на ней изображена наша красавица – как раз только что вышедшая, надо полагать, с деньгами из очередного дворца в тайге. Стоит в туфельках на тяжёлом каблуке, в красном мини, на плечах сверкающая белая шуба. На прелестном полудетском личике нет и тени раскаяния, смотрит на вас, высокая, тоненькая, как будто искупалась в хрустальной воде – её никто не лапал, глаза сияют... (А может быть, это в них ярая печаль горит?) Скоро, скоро она вызволит из тюрьмы своего странного и удивительного возлюбленного...

Хочу сказать, что особенно привлекало многих – и меня – в ней: это некоторая неправильность её улыбки, лёгкая и милая асимметрия рта, как бы намекающая тому, на кого она смотрит, на их тайную близость. Но это – чуть-чуть, без перехода в низменное... Ибо она могла тут же и сурово глянуть, оскалив на секунду белые зубки, вмиг отстранившись и затосковав от всемирной пошлости людской.

А пошлости хватало – в одной газетке уже напечатали, что генерал ракетных войск подарил ей для поездок по городу лиловый “Феррари” с правами, которые в минуту ей оформил, а известный артист, получивший только что в Москве премию “Триумф”, отдал её – почти всю – за одну ночь с красавицей...

Кончилось тем, что А. А. Беляева принесла деньги в кожаном чемоданчике в банк “Феникс” (или “Финист”?) и, небрежно бросив его на стол, поцеловала директора в лысину, после чего Пётр Васильевич, вторично опрокинув кресло на колёсиках, замычал в слезах, что преклоняется перед великой силой любви и лично просит суд (на этот раз Верховный) отменить решение областного суда. И при Ангелине написал и отправил факсом смиренную просьбу в Москву.

И, представьте себе, через полтора месяца, а именно 17 декабря сего года, молодой человек был вызволен решением Верховного суда из-под стражи.

И они с Ангелиной расписались в кемеровском ЗАГСе. Красавицу ждали на подиумах Парижа (оттуда прилетело уже много телеграмм!), звали в Лондон, а также пригласили в Москву знаменитые кутюрье Зайцев и Юдашкин. Наши патриоты выбрали Москву. Правда, в Москве, как поговаривают знающие люди, платят в десять раз меньше, чем за границей, но Ангелина почему-то наотрез отказалась возвращаться туда. Наверное, повлиял своими знаменитыми речами муж?

Кстати сказать, когда они прилетели в Москву, Сергею Картошкину прямо в аэропорту Домодедово представители трёх издательств – “Вагриуса”, “Изографа” и ещё какого-то – предложили написать книгу о его любви, пообещав немыслимые деньги. Так получилось, я стоял рядом. Перед этим мы совершенно случайно познакомились с Сергеем в самолёте. Узнав его в лицо, я робко предложил выпить шампанского за его счастье (Ангелина дремала в соседнем кресле)... Он засмеялся, и мы подняли бокалы. И вот когда в аэропорту к нему пристали издатели, он вдруг с улыбкой показал на меня: он напишет!

– Только без права получения гонорара! – воскликнул я.

– Ну, как хочешь, – великодушно кивнул он.

Так что, заканчивая свои короткие записи, хочу попросить редакцию журнала “Наш современник”, которая, кажется, проявила интерес к этой истории, в случае публикации переслать гонорар по адресу: г. Москва, к-9, до востребования, Картошкину Сергею Ивановичу. Другого адреса они мне из суеверия пока не дали...

А что происходит в нашем городе? Под Новый год из всех открытых в снегопад окон, во всех парках и ресторанах с мигающими лампочками с утроенной силой загремела песенка про сибирячку Ангелину. Да я и сам порой, когда жить не хочется, бормочу простенькие слова этой песенки – и некий волшебный свет загорается передо мной:

 

Ангел, Ангел, Ангелина,

унеси меня на небо

иль верни меня на землю,

поцелуем умертвив...

Буду я лежать под ивой,

хоть и мёртвый, но счастливый,

Ангел, Ангел, Ангелина –

мой божественный мотив!

 





в начало страницы


Яндекс цитирования
Rambler's Top100