Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2006, 5-6


8 000 КМ

(героическая поэма-шутка об имевшей место быть поездке автостопом двадцатилетней девушки из Красноярска в Москву и обратно)
 
ЧАСТЬ I

Александру и Валерию из Кургана, а также всем девушкам – автостопщицам, путешествующим в гордом одиночестве
посвящается...

По статистике примерно один из пяти драйверов (водителей) пристает к девушкам с непристойными предложениями. Странное дело, но на пути в столицу к героине, сменившей за время дороги более 20 машин, не приставали только пятеро (трое из них обитали на посту ГИБДД под Тюменью)...
 
ПРО СКИПИДАР И ЖАРЕНОГО ПЕТУХА
Двадцать лет – разум вроде не птичий,
Хоть вороной ору порой!
Зарекалась... А вот приспичило,
И рванула в город-Герой!
Вскипешилась! Ну, дура-дурою,
Раба твоя, Гос-споди!
А сама про себя думаю:
“Заждалась столица, поди!”
Все просчитала, я ж хитромудрая,
Натянула мальчишечью одежду.
И ведь ни одна свинья не спутала
С мужской женскую принадлежность!
 
ДЕНЬ ПЕРВЫЙ: КРАСНОЯРСК – ОМСК
Тормознула под какой-то Козулькой ночью,
Ничего не попишешь, увы и ах!
Пешком добираться – боязно очень:
Я плохо ориентируюсь в козульских лесах!

Стояла, сидела, хрумкала яблоко,
Под тяжестью фур тряслась обочина.
Не вызываю доверия, явно,
Тем более ночью...

Наконец, пожалели, взяли на борт
Два улыбчивых творческих узбека.
Поползли со скоростью вареных крабов.
Максимум, со скоростью человека.

Я б, кажется, вырубилась даже стоя –
Сутки без сна, не хотите ли?
Но меня поучают умной историей,
Задрыхнуть – неуважительно!

Разглагольствует алкоголиком за рюмкой водки
С энтузиазмом, достойным похвалы.
У меня на общение исчерпана квота,
Тянет ляпнуть: “Чувак, от-ва-ли!”

Болтовня ужасней любой колыбельной –
Под акцент здоровски дремлется.
Тем паче, что кроме “угу” и “наверно”
От меня ничего не требуется.

В сущности, это как строение самолета:
По мне – что из дерева, что из железа.
Напоминаем с узбеком двух идиотов:
Что-либо объяснять бесполезно.

Прыгаем в ритме немодного твиста,
Ум затряхивает за разум.
И что за человеконенавистники
Строят отечественные КАМАЗы?!
 
КОНЕЦ ДНЯ ВТОРОГО: ГДЕ-ТО ПОД ТЮМЕНЬЮ
Ах, какие в Тюмени менты заботливые:
И сесть не предложили, и чаю!
“Оставьте благодарность, такая работа!”
Молодые, скучают.

Паспорт забрали, для меня, ненаглядной,
                                          свет включили.
Как-то неудобно даже!
Четыре утра, вокруг сплошные мужчины,
А я, простите, без макияжа!

Достаю косметичку, лицо оформляю демонстративно:
Мол, встречаются и такие девианты!
(Вернусь домой – на месяц демонтируюсь,
И хрен вы сгоните меня с дивана!)

Через полчаса из-под облика Децла
Проступила вылитая я по виду.
Отпустили, родные, а куда им деться?
Я любого из шкуры выведу...

Такую конфетку из себя скрючила,
Дескать, не ждите форы!
День начался, как нельзя лучше:
О-бо-жа-ю мужчин в форме!
 
ДЕНЬ ТРЕТИЙ: ГДЕ-ТО В ИШИМЕ
Полшестого утра. Где-то в России...
Рвусь куда-то. Полноценная шиза!
Останавливается (даже не просила!)
Добрый старичок в ровеснице-машине.

Дедуля облезлый, как краска на капоте
Его истерзанного в боях “Запора”:
“Может водочки, и ко мне на работу?
Там и полежать – запросто...”

Нагло!..
Взрываюсь: “А вам не пойти бы?!”
Начисто срывает лексиконные клапаны.
Дороге ведь тоже бывает противно,
Как жадно колеса грудь ее лапают!

Я с этим дедулей? Простите, ГОН!
Одурели со своей постелью?
Вам до чистилища недалеко,
Зачем же грешить напоследок?!

Человечеству в Адамы годится,
А все туда же лезет!
(Доеду, надо будет напиться.
Конечно, доеду если...)

Божий одуванчик – кто б смог подумать! –
Дряблой ручкой цап за колено – и на обочину!
А какой из меня Иван Дубов?
Думаю: “Чтоб тебя скособочило!”

Пробую дипломатично отмазаться,
Но выход – бить коленом, увы!
Вот это и было названо
Героической обороной Москвы!
 
ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ: УФА – ВЛАДИМИР
Чувствую себя протухшей котлетой –
Запаршивела, не могу!!
“И куда же мы едем, коль не секрет, а?”
Вышевеливаю: “В Москву...”

Ну, ты, говорит, прям по голове поленом,
Авантюристка, каких днем с огнем!
Запомни, для того, чтобы спать с королевой,
Необходимо стать королем!

Сам глядит подозрительно невинными глазами,
Дескать, нехороших намерений нету!
Щас! Поверила! Так смотрят преподы
                                          на экзаменах
Перед тем, как поставить “неуд”...

В принципе, дельный дядька.
                                          Отметил 40 недавно.
Старательно уверяет, дескать, в душе-то 15!
(Чем это я не тяну на образ Прекрасной Дамы?
Вот и старается...)

Знаю, произвожу впечатление дуры,
Но зачем же нырять за пределы?
Усмехнувшись, отшучиваюсь хмуро:
“С малолетками не имею дела!”

А он и так, и по-другому подкатывает:
И завтрак, и все условия!
В тему вставляю что-то про Канта,
Не понимаю, словно...
 
ДЕНЬ ПЯТЫЙ...
...Чересчур навязчивая забота бесит.
К тому же подозрительна она мне!
Пришлось бессовестно спасаться бегством
На подступах к Москве.
 
ЧАСТЬ II
 
ВОСПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ
Вот и табличка “Москва”: “Брат, алоха!!!”
Высадили в районе АгромАднейшей пробки.
Мне б, по-хорошему, перебежать дорогу...
Но я ж не самоубийца, чтобы попробовать!

Достаю на десятки раз изученный атлас,
Зарываюсь носом в огромную карту города.
Что имеем? Сижу на шоссе Энтузиастов
И через полчаса сдохну от усталости и от голода...

Это МКАД, а дальше за теми высотками, –
Красная площадь, где парой часов позже
Мои кроссовки гордо войдут в десятую сотню
Пинавших (лишь сегодня!) брусчатку
                                          бот и сапожек!

В кошельке пять рублей, вода скоро закончится,
Что само по себе, согласитесь, грустно.
Еще бы поесть и вымыться дочиста:
Грязь тянет к земле стопудовым грузом!

М-да... Жестоко... Безразовое питание –
Аргумент, как ни крути,
                                          посильнее истертых подошв!
 
МЫСЛЬ:
“Эх, мадам, отчего ж вы не жена Потанина?!
Так-от то ж...”

Сколько стоит проезд в автобусе – хрен знает...
Экий в Москве бензинище ароматный!
Вперед! Ноги в руки, как полковое знамя,
И пили себе до ближайшего банкомата.

Как их здесь много! И ни один не тот!
Шатает уже, как свихнувшуюся собаку!
Ворчу активно на грустную тему: “ Вот
по-на-раз-во-ди-ли, блин, банков!”

Наконец-то ОН! Самый любимый и нужный!
Стою, улыбаюсь, наивно перевожу дух...
“Простите, мы такие карты не обслуживаем!
Вам только в центр”.
Что, опять на своих двух?!!

Обида из глаз, как из крана, течет,
Переливается за верхнее деление.
Выпрямляюсь, гордо швырнув через плечо:
“Боже, какая деревня!”

Гонору-то, ну, просто куда сунуться!
Ты же в Москве, чучело!
                                          Хвост трубой и не плакать!
Считай это все не вполне добровольной
                                          экскурсией!
Фигня – война! Под утро дойду по-всякому!
 
МЫСЛЬ:
“С моими б пятью рублями –
                                          в шестидесятые годы!
Была бы практически нефтяным магнатом,
В Сибирь бы отправили
                                          в государственном спецвагоне!
А так своим ходом еще и катить обратно...”
 
ВОСПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ
Вот она – первопрестольная!
                                         Расквасилась дряхлым телом,
Развалилась улицами,
                                         переулками вытекла.
Дома, как иконы, выстроились –
                                          аж глаза запотели,
Здесь миллионами пяток
                                         земля вышита-выткана.

Ни шагу ступить, чтоб не вляпаться
в года – до того махровые! –
Вот тыща семьсот какой-то
глядит на меня с тоской,
Вот Пушкин, которого видела
на фото и в кинохронике,
Зеленой медью отсвечивает
с другой стороны Тверской.

И брюхо, и глотка маются
толчками счастливого ужаса:
“Дашка, ты сумасшедшая!”, –
колотится в голове.
Кремлевской стены марево,
станций метро кружево, –
Состроив лицо завсегдатая,
шарахаюсь по Москве.
 
МЫСЛЬ:
“Сразу столько всего и – в голову!
Мозг, как дикий, отплясывает самбу.
Музеи, кладбища, церкви с иконами –
Вот такой вот “раздолбанный ан-сам-бель”...

Брусчатка на Красной площади
так же калечит пятки мне,
Как Минину и Пожарскому –
                                         ишь, забрались повыше!
Как лошади Рокоссовского
                                          июньским днем сорок пятого!
А что ж вы хотите, дамочка,
                                         это вам не парижи!

Табун выпускниц пьяненьких –
и фото для них, и видео,
Брызжет из глаз электричество
на тысячу киловатт.
Наряд, макияж, укладка –
ну как тут не позавидовать?
Где же мои семнадцать?..

...И где же заночевать??

Звоню хорошему другу:
“Макс... подскажи вписку?..”, –
В голос побольше надрыва:
                                         как пережить ночь?!!
Ухо к мембране и думаю,
                                         вот только посмей пискнуть,
Мол, извини, дорогая,
ничем не могу помочь!

Уф-ф... Слава богу, вышло!
                                          Направил к некой Марьяне.
Девушка – автостопщица,
                                         значит, свои люди!
Полное обессилие –
физически и морально.
Надо дожить до завтра,
                                         а там уже думать будем!
 
МЫСЛЬ:
“Одиннадцать. В общем, не так уж и поздно.
Но – не тело, – желе масса.
Матрас на полу – это рай после
Безбожно прыгающих КАМАЗов!”
 
ЗАВТРА (ВОСПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ)
Все, начинаю новую жизнь!
Не понедельник, конечно, но я и в среду могу!
Отнесу документы на журфак МГУ,
Дадут общагу... Москва, держись!
...
Вот захожу я в здание, вся из себя рыжая.
Огромный портрет Ломоносова,
                                          бюсты творцов каких-то,
Под носом растут – хоть щупай! –
                                          события кино-книжные.
В приемной комиссии – здрасьте! –
                                          привычная волокита...
 
МЫСЛЬ:
“В разноцветной девчоночьей стае
(В абсолютном меньшинстве парни)
Кажусь непростительно старой –
Четвертый год поступаю...

Мне важен не результат, а процесс!”
Дали комнату – осчастливили душу!
Неумолимо тянет к подушке.
Ясное дело: экзамены, стресс...
 
ВОСПОМИНАНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
А, собственно, нафиг оно мне надо,
Грязь и ухабы большого города?
Журфак? И местным сыта по горло:
Парней – ноль целых, пять миллиардных!
Почетно? Так в сущности я ж не гордая...

В мозгах не разброд, а полная чушь!
Неделя прошла – пора уж отчаливать:
Просит душа, и деньги кончаются...
К черту столицу! Домой хочу!

И снова трасса... На солнце щурюсь.
Москва, как дым, отплывает назад,
Родные звуки машинного шума...
Остаться, что ли? Да ведь нельзя!

Самой – совершенно уже не до смеха
И дурацких ассоциаций.
Самое важное – в том, чтобы ехать,
А не в том, чтобы оставаться.
 
ЧАСТЬ III
 
ВСТУПЛЕНИЕ
Вот уж воистину: грустнее повести...
Дурной голове приключений мало!
В следующий раз поеду на поезде!
Половину дороги не помню – дремала...
 
САМОЕ НАЧАЛО...
“Барышня, спишь, как будто?
Я на стоянку рулю”.
Чувствую, вроде будят...
Ух ты, и правда, сплю!

Водила косится хмуро,
Дескать, пошла прочь!
Вываливаюсь из фуры.
Оказывается, ночь...

Слева какая-то зона,
Справа кусты и мусор
Не будь я такой сонной,
Перепугалась бы вусмерть!

Двигаю телом – почти на “ура”,
Среди инвалидов – точно!
Радиоактивная мошкара
Кусается даже ночью.

Взбодрилась, и – ну, по трассе чесать,
Спортивной ходьбы вместо...
Протопала два с половиной часа...
Здесь в принципе люди ездят?!

Светает... Зеваю все крепче.
Пока не поехал транспорт,
Успела три раза заречься
Вообще выходить на трассу!
 
ЧАСА ЧЕРЕЗ ТРИ...
Иду вдоль дороги, спиной пятясь:
Ну, пусть хоть что-то притормозит!
Боже, что за непруха? Опять ведь
Какой-то задрипанный ЗИЛ!

Влезла в кабину, принюхалась: оба-на,
Вроде бы что-то не то, чувствую!
Взгляд налево, и чуть не в обморок:
Вместо водилы – какое-то чучело!

Такой заросший, немытый, прокуренный –
Большое желание вызвать милицию!
Перепугалась, прямо как курица,
Сижу, стараясь не шевелиться!

А он еще через слово – матом,
И пиво (в машине!) хлещет галлонами.
Из шкуры вылезь, а ехать надо,
Хотя бы даже и с уголовником!

Дымит “беломориной” – фу, противно!
Меня и так ужасно штормит,
А он ко всему врубил что-то типа:
“Бежали мы из тюрьмы!”

Знала, не в кайф, но чтобы настолько!
Полжизни – за блюз, полцарства – за сон!
Башка разлетается на кучу осколков,
Будь проклят отечественный шансон!!!

А он политику с ментами ругает,
Ласты клеит, жутик такой!
Не вынесла, высадилась под Курганом:
Всю жизнь – с протянутой рукой!..
 
ПОЗЖЕ...
Пока на картонке “Омск” чертила,
Мимо машины неслись, звеня:
Сорок пять, сорок пять... Двадцать четыре?!!
Красноярск?! Куда без меня-а?!!

Остановились – едва вижу!
Бегу, как чемпион троекратный!
Так те подождали, пока приближусь
И – по газам прямо с места, гады!

Не подходите ко мне – я злая!!!
Стою разобиженная, надутая.
Свиньи!!! Я прямо матов не знаю,
Чтоб высказать все, что о них думаю!

С вами ехать – не больно-то надо!
Вокруг уже ощутимо стемнело
И, слава богу, взял меня на борт
Водила, едущий до Тюмени.

Крюк, но посмотришь – не больно страшно,
Через Ишим-то себе дороже:
Там озабоченные старикашки,
Да и дорога – не дай боже!!!

По времени долго, так мне не к спеху!
Куда угодно, только б доехать...

...Анекдоты травила, детские песни
Очень душевно провыла...
“И часто ты так далеко ездишь?”
“Да нет, почти что впервые”...

“А пристают – что, орешь “Мама!”?
“Высаживаюсь или бью в пятак...”
“То есть болеем мы за “Динамо”?..
С возмущением: “За “Спартак”!

Захохотал, аж завидно прямо!
“Нет, говорит, ты – за “Динамо”!

“Ладно, не трусь, я не буйный,
Лучше что-нибудь расскажи”.
Ура, приставать не будет!
(Господи, что за жизнь!..)

“Да, было тут дело, шлялась по городу,
Смотрю, банкомат на пути.
Башка, как пропеллер, кружилась от голода –
Ну, как мне мимо пройти?!

Вставляю карту, пишу сумму:
Побольше, на всякий случай.
“Ну, и о чем мы, товарищ, думаем?..
Сволочь, ты что, заглючил?!!!

И что будем делать? Ну, ты гитараст!..”
Тем временем холодает как-то!
Сижу, дожидаюсь, пока отдаст
Эта зараза мою карту!

Суббота, восемь часов вечера,
Тут ной – не ной,
А, собственно, делать уже нечего...
Рванула домой”.

Болтали почти до утра,
Будто, родные совсем.
Вот и Тюмень – ура!
Без двадцати семь.

Ну, кто тут желает до Омска двинуть?
Молчат, будто я у себя спросила!
Суббота, конечно, все спят! Дивно!
А я тут шарахайся по России!..

Уже приготовилась по трассе шаркать
Или упасть – и все!
Но взяли в красивую иномарку,
Я села, и снова – в сон...
 
ЧЕРЕЗ ДЕНЬ...
Влезла к кому-то ночью,
Зачем-то куда-то едем...
“Даша, ты есть хочешь?”
Открыла глаза еле ...

Водила сует бутерброды мне,
(голодающая Поволжья!)
“А я в дороге совсем не ем,
Желудок тупо не может!”

Притормозил у кафе... “Ну, раз так,
Сидеть, – говорит, – не двигаться!”
Вернулся, вывалил мне на рюкзак.
кучку “баунти” с “твиксами”!

“Жуй шоколад, раз такая гордая!
Глянь, уже рожица вся в пятнах,
Еще скопытишься тут от голода,
Куда мне потом труп прятать?”

Добрый, ну просто куда деться!
С тревогой к зеркалу – какие пятна???
И шоколад (хотя и не естся) –
Мелочь ведь, а приятно!

Когда под Новосибирском сходила,
Водила нежно, почти по-братски:
“Даша, ты шоколад захватила?
Счастливо тебе добраться!”

Может еще столкнемся случайно,
Мало ли что будет!
Машу рукой ему на прощанье,
Вот ведь бывают люди!
 
ЕЩЕ НЕМНОГО, ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ...
Что-то доносится через раз
Сквозь бурчанье мотора:
“Даша, проснись, уже Красноярск!
Тебе выходить скоро!”

Ну что тут скажешь, опять уснула,
Разбудили-то как беспардонно!
Встаю разбитая, злая, хмурая...

...Господи, неужели я дома???

Смотрю на до боли знакомые улицы,
Нос об стекло плющу.
Чтоб я еще раз куда-нибудь сунулась?!
Да застрелюсь лучше!

Прыгаю на раскаленный асфальт,
Хлопаю дверцей фуры.
Живой добралась – повезло, факт!
Видимо, та еще дура!

После таких эпохальных мытарств
(героиня, блин, первого номера!)
Мне б отоспаться, поесть, отмыться,
И буду почти как новая!

Это красиво в бардовских песнях,
Дескать, любовь и дорога – FOREVER!
Но раз уж доехала, все – ни с места!
Я дома... 8,)

P.S.: Боже, храни королеву!!!
                                         г. Красноярск

Версия для печати