Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2006, 5-6


СУДЬБЫ НАЧАЛО

(В переводах с эвенкийского)
 
* * *
А тропа свилась у ног,
Как змея.
Много на земле дорог,
Где моя?
Знает соболь верный след,
Знает лось.
Я брожу немало лет
Вкривь и вкось.
Снегом путь запорошен,
Пылью книг,
Только бы он к людям шел,
Не от них!..
(Перевод Майи Борисовой)
 
* * *
Мой аркан забыл оленьи рога.
Не глотает пули моё ружье.
– Или ты не эвенк? – мне кричит тайга,
– Или ты не охотник? – мне ветер поет.
Нет, тайга, не забыл я родной народ,
Для охоты я не слаб и не слеп,
Но лежит белый лист, точно тонкий лед,
И строка на нем, как мышиный след.
Я хороших, звонких слов наберу:
Пусть про ним огонь пускается в пляс.
Приходите, друзья, к моему костру,
Приходите: ему не гореть без вас.
Как еще неумела рука моя...
Я не знаю, на радость ли, на беду
Из эвенков первый задумал я
Разводить костры на бумажном льду.
Чтобы песни, как искры, пронзали тьму,
Чтобы грели в стужу людские рты,
Приходите, друзья, к костру моему,
И плесните в огонь своей доброты.
А без вас мой костер, потускнев, умрет,
Темный пепел его заметут снега.
– Ну, какой ты охотник? – ветер вздохнет.
– Ну, какой ты эвенк? – упрекнет тайга.
(Перевод Майи Борисовой)
 
* * *
Отчего пламенеют леса
И сверкают на сто ладов?
Или огненная лиса
Здесь наставила рыжих следов?
Отчего розовеет туман?
И хочу я спросить еще:
Отчего каждый куст румян,
Словно чем-то сильно смущен?
Даже в самой густой тени,
Как костры, на каждом шагу...
Это в жаркие летние дни
Целовало солнце тайгу!
(Перевод Анатолия Прицкера)
 
ДЕЛИННЕ – ТАЙМЕННАЯ РЕЧКА
“Не ходите, – пугают сказки, –
На таежную речку Делинне
В месяц листьев багрово-красных,
Когда водят олени игры.
Ой, не ставьте плохие сети,
Не пытайте напрасно счастье!
Вы их вынете на рассвете
Все разорванные на части.
Там таймени страшней медведей,
Там таймени, сильны, как лоси.
Коль на учуге кто поедет,
Вместе с учугом в воду сбросят,
Ой, не надо там сети ставить!
Там хитрей соболей таймени
И увертливей горностая
Исчезают в косматой пене.
Разрезают реку пальмою
И, едва лишь шаги заслышат,
Белкой прыгают над водою,
И таятся в глуби, как мыши.
Ой, недаром горят туманы
И чернеет солнце закатно!
На Делинне живут шайтаны –
Без сетей вернетесь обратно!”

Этим сказкам я не поверил,
Не поверил в легенды эти
И пошел на запретный берег,
И расставил в омутах сети.
Ночь тянулась темно и длинно...
Стал рассвет олененком кротким...
Я недаром пошел на Делинне –
Подарила речка Делинне
Мне тайменей полную лодку
(Перевод Анатолия Прицкера)
 
* * *
Сердце дрогнуло отчаянно,
Словно рыба на блесне.
То ли встретились случайно,
То ль приснилась ты во сне?
Но обязан я признаться:
В сердце буря и гроза,
Как два озера искрятся
Твои синие глаза.
Где же лодка, на которой
Пересечь смогу волну?
Помогите!.. В двух озерах
Я сегодня утону.
(Перевод Зория Яхнина)
 
* * *
Костер погас – тепло осталось,
Олень убит – осталась шкура.
Уехал ты, простившись хмуро,
Что же от тебя осталось?
Тебе мы верили, как другу,
А ты друзей себе не нажил.
Ты просто испугался вьюги
И тундры испугался нашей.
От самолета в небе синем
Полоска белая осталась,
А мы твое забудем имя:
Как звук пустой, оно осталось.
(Перевод Майи Борисовой)
 
* * *
На берегу реки вдвоем
Они стоят давно.
А разговор ведут о чем –
Не все ли нам равно?
Уже тускнеет серебро
Реки, и видно, где
Заката жаркое перо
Оплавилось в воде.
А молодые говорят,
Расстаться не спешат,
И только б чей-то лишний взгляд
Сейчас не помешал!
Влюбленных, ночь, не торопи,
Им скоро не заснуть,
Пусть две судьбы, как две тропы,
В один сольются путь.
(Перевод Виталия Шленского)
 
ОСЕНЬ
Сон сковал озер глазницы,
Загустел туман белесый,
Улетая, плачут птицы –
Это осень, это осень.
В борах хоркают олени,
Кровь кипит, и – вызов брошен!
Треск рогов – о, свадеб время!
Это осень, это осень.
Шумная пора охоты,
Ветер лай собак доносит,
Старики вздыхают: годы!
Это осень, это осень...
(Перевод Эдуарда Балашова)
                                         г. Красноярск

Версия для печати