Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2006, 5-6


ДОСТАТОЧНО ТЕМНО
 
* * *
Необъятное чувство великой свободы
Прорывается в небо степною травой.
Я с тобой, моя Родина, все эти годы.
Я с тобою, родимая, только не твой.

Не корми из руки – я останусь голодным,
Приникая на равных к источнику дней.
Нету чувства пронзительней этой свободы.
Ты родная моя, но свобода родней.

Вся в прохладной отраде немого блаженства,
Проявляясь на свет и вступая во тьму.
Совершенство твое – это несовершенство.
Никогда, никому не понять почему.

Только ясно одно, что ни строя, ни лада,
Дорогая моя неземная страна,
Ничего-то тебе в этом мире не надо,
Потому, что такой же свободой больна.
 
* * *
Есть озеро в стране моей бедовой
С высокими краями берегов,
Простеганное ниткою суровой
Ветров, дождей, туманов и снегов.
Есть озеро в стране моей лесной,
Поросшее реликтовой сосной.

Заполонили лес своим дыханьем
Чешуйчатые ящеро-стволы.
Смотрелось в воду небо с той поры,
Когда их предки были семенами.
Пусть нафталином пахнет век иной,
Но время пахнет все-таки смолой.

В воде по грудь, с горячим в кружке чаем
Сомлевший городской интеллигент,
Он озером себя воображает, –
Таких в лесу повышенный процент.
Бесчувственный, как будто новый Голем,
Вчера переборщивший с алкоголем.

Чем более он смотрит и молчит,
Становится стрекозами, мальками,
И всем, что ходит, плавает, звенит,
Вообразил себе неведомо чего,
И, как во сне, пугливых рыбок стая
Дебелых ног касается его.
 
* * *
Кто напишет песню о стройбате?
Запоешь, так холодом окатит.
Словно воспаленный нерв затронет
Про друзей моих в военной форме,
Ношеной, коричнево-зеленой.
Строящих дороги и мосты
От Чукотки и до Гумисты.
Яркой, словно сон сюрреалиста,
Жизнь сложилась глупой и шальной.
Кто-то стал гомосексуалистом
Кто, лелея гонор свой больной,
Из латуни выточив медали,
Все мечтал, чтоб девочки встречали,
Вверх цветы и лифчики бросали.
Инвалидом воротясь домой,
Встретив только матери молчанье,
Сам на крюк веревку намотал...
Нет на свете места для печали.
Молодость хороший капитал.
Может быть, и зря, себя корёжа
(Не пришел для пониманья срок),
Столько топей выстлали таёжных
Светлыми полотнами дорог.
Отсвет неопознанных героев
До сих пор над сопками горит.
Что отряд строительный построит,
То века на свете простоит.
Отчего над нашей частью света
Станет чуть светлее все равно...
Уходя, не выключайте света:
Без того достаточно темно.
 
* * *
Свои флотилии выводят водомерки
Из потемневших к ночи камышей.
Небес свеченье сумерками меркнет.
У Волги плеск и крики малышей.

Там распевают звонкие девчонки,
Как будто бы закончилась война.
И душу мне пронзает месяц тонкий,
Когда на миг приходит тишина.
 
* * *
Затрепетав, беспомощно растает
Последний вздох свечного фитиля.
Окраиной потерянного рая
Покажется уснувшая земля.

В рассветный час влюбленным и поэтам
Покоя обрести не суждено,
Струит ночная белая планета
Мучительное белое вино.

И, опалив обветренные губы
Небесным необузданным огнем,
Уходит жизнь, чтоб ветрено и грубо
Расторгнуть немоту грядущим днем.

Версия для печати