Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2006, 5-6

СВЕТ В КОНЦЕ ТОННЕЛЯ

В свои неполные сорок пять Йозеф слыл человеком со странностями. Он не всегда брился, приходя на встречи с партнерами и друзьями, а за завтраком предпочитал пить шампанское, иногда заменяя его бокалом легкого белого вина. Одно только это выдавало его тонкую аристократическую сущность, не говоря уже о рубахе в стиле Льва Толстого, в которой он любил разгуливать по улицам родной Праги. Своих русскоговорящих знакомых он часто развлекал песнями Окуджавы, нимало не заботясь об их музыкальных пристрастиях. Русский язык он знал несколько хуже английского с французским, но чуть лучше, чем фарси. Острый ум и редкая эрудиция делали его занятным собеседником, хотя и не всем нравились его несколько вычурные манеры. Когда ему становилось скучно, он принимался хулиганить, выводя окружающих из равновесия своей способностью создавать неловкие ситуации. В общем, это был обуреваемый мечтами циник, убежденный холостяк и экспериментатор с задатками обыкновенного гения.

В то памятное утро Йозеф против обыкновения пил черный кофе, в компании с маленьким, симпатичным тирамису. Едва проснувшаяся кофейня располагала к неспешному изучению свежих газет, чем помимо него занимались еще несколько ранних посетителей. Йозеф лениво плелся по страницам популярного ежедневника, выискивая редкие оазисы для размышлений, как вдруг впился глазами в неприметную заметку где-то в районе безвкусно оформленных рекламных блоков. Без стука положив на блюдце десертную ложечку, Йозеф замер и перечитал заметку повторно. Текст, привлекший его внимание, был примерно следующего содержания: “Ничего подобного в пражском метро еще не происходило. В четверг утром 19-летняя гражданка Украины, ехавшая без билета, попыталась спастись от контролеров весьма необычным способом. Девушка прыгнула на рельсы прямо перед поездом метро и побежала в туннель. Движение поездов было временно прекращено. Через несколько минут безбилетницу случайно поймали работники, проводившие в то время ремонт туннеля. Украинка в итоге должна была заплатить два штрафа – за безбилетный проезд и за необычный побег”.

Казалось бы, что же здесь странного? Большинство людей, встретив подобную информацию, лишь улыбнутся и, возможно, пожалеют незадачливую украинку. И тут же об этом забудут. Но только не Йозеф. Прочитав заметку несколько раз, он вскочил, и, едва не забыв уплатить по счету, выбежал из кафе.

В последовавшие за этим событием несколько дней знакомые Йозефа отмечали странное беспокойство, терзающее их товарища. Всегда сдержанный и немного высокомерный, Йозеф вдруг приобрел странный блеск в глазах, и даже узоры на его неизменном жилете, казалось, расцвели свежими красками. Зная, что расспросы ни к чему не приведут, друзья строили предположения и с нетерпением ожидали, пока тот сам не поделится сокровенным. И были вознаграждены. В понедельник утром тактичный Йозеф позвонил своей старинной подруге Наталье и пригласил ее на традиционный завтрак.

Традиции в жизни Йозефа занимали особенное место. Он любил повторять, что именно благодаря традициям и сохранилась современная аристократия. Одними из неизменных событий недели стали его завтраки с Натальей – молодой симпатичной женщиной, с неиссякаемым запасом жизнерадостного сарказма. Дружеское общение доставляло им истинное удовольствие, а утренний час исключал появление ненужных иллюзий.

Едва они сели за столик, как Йозеф признался в содеянном. Как оказалось, информация об украинской девушке оказала на него сильное впечатление. Настолько сильное, что он, выдавая себя за журналиста, дозвонился в пресс-службу пражского метро и попытался выяснить ее номер телефона. Ему, естественно, отказали. Йозефу понадобилось всего несколько минут и еще одна чашка кофе, пока у него не родился новый план. Позвонив в метро еще раз, он сообщил, что готов уплатить за девушку положенный штраф, если “мадмуазель украинка будет согласна”. После чего оставил свой номер телефона и принялся ждать.

Через два дня “мадмуазель украинка” позвонила своему спасителю и на ломаном чешском представилась:

– Это та украинка, которая прыгала в тоннель.

– Ох, – заволновался Йозеф, – Как вы себя чувствуете?

Девушка, видимо, плохо понимала язык и поэтому продолжала:

– Зачем ты хочешь мне помочь?! Что ты от меня хочешь?!

Йозеф разволновался еще больше:

– Простите меня... Я – ничего. Просто мне показалось, что вам нужна помощь. Это все так трагично... Вы пережили такое потрясение, и я подумал, возможно, вам нужна поддержка...

Украинская девушка еще что-то говорила, но он уже ничего не понимал – мешал сильный акцент и волнение самого Йозефа. За помощью и советом он и обратился к Наталье, которая, к тому же, была родом из бывшего Союза.

Внимательно выслушав друга, она, чуть улыбаясь, спросила:

– Зачем все это, Йозеф?

– Ты знаешь, когда я прочитал эту заметку... Вот представь себе, что ты – та украинка, у тебя нет денег даже на проезд в метро. И тут в вагон заходит контролер. Двери вагона открыты. Что ты сделаешь? Только не плати штраф!

– Хорошо, – согласилась Наталья. – Я побегу из вагона.

– Куда? – напирал Йозеф.

– По эскалатору вверх, на улицу, – ответила Наталья.

– Правильно! – радостно воскликнул Йозеф. – А она побежала в тоннель!

– И что из того? – недоумевала подруга.

– Это говорит о том, что украинка – девушка с оригинальным мышлением! – торжествующе заявил Йозеф.

– Может, просто путь к эскалатору перекрыли полицейские? – усомнилась Наталья.

– Я об этом подумал. Нет, путь был открытым. Она просто выбрала необычное решение! По-моему, она гений креатива!

– По-моему, она дура. А если бы поезд тронулся? Или ее ударило током? И куда это, интересно, она собиралась убежать по тоннелю? До следующей станции?

– Вероятно, здесь сработало ее подсознание, – стал объяснять Йозеф. – Представь себе: Украина, бедность, никакой свободы слова, никакого просвета. Она выбирается в Европу и тут же попадает в рабство какого-нибудь бандита... Но она не сдается, нет! Она ищет свет в тоннеле! Она стремится к лучшему! И тот случай в метро, ее прыжок на рельсы это и есть ее выбор – пусть рискуя жизнью, но на свободу, то есть по тоннелю к выходу.

– Похоже, что ты влюбился в нее, – заулыбалась Наталья. – Ты хоть раз ее видел?

– Нет. Но хотел бы. Как ты думаешь, как она выглядит?

– Будь готов, что к французскому парикмахеру она точно не ходит, – ответила Наталья, припомнив колкости Йозефа по поводу своей новой прически.

– Да-да, я понимаю, у нее сложная финансовая ситуация, – согласился Йозеф. – Но это даже лучше! Она будет сама непосредственность! И я помогу ей найти свет в конце тоннеля!

Наталья ничего не ответила на это патетичное заявление Йозефа. Допивая кофе, она задумалась о вопиющей несправедливости в современном мире. Неизвестная девушка бегает по метрополитену от контролеров, вызывая сочувствие и участие умного, благородного мужчины. К тому же, он ее даже не видел. А сидящая рядом миловидная блондинка удостаивается лишь мудреной беседы и критики своей внешности. Она вовсе не была в него влюблена и, слушая Йозефа, испытывала лишь недоумение. Видимо, чтобы оказать впечатление на мужчину, женщине просто необходимы трюки в стиле Анны Карениной. И ведь она также из “совка”, там тоже никакой свободы слова и маленькие зарплаты, и в Праге одна, родители далеко... И тут Наталья сообразила, что начала думать именно так, как того ожидал Йозеф.

– Ты прав, – улыбнулась она. – Бедняжке надо помочь. Если она действительно креативна, то я даже возьму ее к себе на работу.

Йозеф чуть не расплескал кофе. Но тут же оправился и, расправив плечи, почувствовал себя настоящим рыцарем.

– Я говорил тебе, что моя бабушка – украинка?

– Нет, прикольная новость... Значит, когда вы поженитесь можно будет сказать что ты вернулся к истокам.

– А детей мы назовем какими-нибудь украинскими именами, – продолжал удивлять Йозеф.

– Будешь учить украинский?

– Нет, я научу ее чешскому. Мы ведь будем жить в Праге.

Похоже, что чешский рыцарь всерьез решил осчастливить даму своего сердца. Выглядело это странно, но тем более походило на Йозефа. Впрочем, для начала с ней нужно было еще встретится...

На очередной традиционный завтрак Йозеф явился с опозданием в 27 минут и в обязательной рубахе a la Лев Толстой, только почему-то розового цвета. Видимо, совсем одурел от любви. Морщась, он огляделся вокруг, заказал бокал белого вина и выпил его чуть ли не залпом. Наталья с интересом наблюдала за ним, гадая, обратит он внимание на ее новую сумочку от Dior или нет? Наконец он снизошел до разговора:

– О, Натали! Пойдем отсюда, мне здесь не нравится...

До летнего ресторана они шли молча, Йозеф явно встал не с той ноги. Его тусклый взгляд непрестанно блуждал по лицам прохожих, казалось, он осматривает давно надоевшие достопримечательности. Усаживаясь за столик, он сразу же попросил бутылку шампанского, что даже для него было уже слишком. Поговорив о погоде, социал-демократах и котах, Наталья сжалилась и задала давно ожидаемый вопрос:

– Ну и как там твоя украинская мадмуазель? Все еще бегает по метро?

– Ах, Натали! Я не могу ее найти! – вскинулся Йозеф.

– Она же тебе звонила. Ты записал ее номер?

– Она звонила из таксофона, – убитым голосом произнес Йозеф. – Она меня так испугалась, что не воспользовалась мобильником. Она никому не доверяет. Бедная девушка... До чего же ее довели на этой Украине!

– Да у нее просто деньги на мобилке закончились, – успокоила его Наталья. – И знаешь, украинские девушки, они, как бы это выразится... очень живучие, что ли.

– Я должен ей помочь, я должен сделать ее счастливой. Я думаю она очень красивая. Знаешь, такая хрупкая, тоненькая, бледная. Она очень скромная, даже не захотела моих денег...

Наталья уже не слушала его, так как ее начали одолевать нехорошие предчувствия. Йозеф, конечно же, достаточно взрослый, чтобы перенести любовное разочарование, которое его несомненно ожидает, но... Дай бог, если мадмуазель украинка окажется некрасивой, необразованной грубиянкой. А если вдруг соблазнительной, молодой и умненькой стервой?! И она быстро сообразит, на что способен состоятельный и влюбленный Йозеф? А может все таки она милая и порядочная? Полюбит его, такого вот капризного и заносчивого? И у них будут прекрасные дети с украинскими именами и чешским гражданством...

И тут у них одновременно зазвонили телефоны. Поговорив о делах, Наталья спрятала трубку и, взглянув на сидящего напротив Йозефа, на секунду зажмурилась. Йозеф светился, как новогодняя елка, и сильно напоминал кота, забравшегося на колени своей хозяйки.

– Она позвонила мне! Ей нужны деньги! – радостно заявил он.

– Сколько? – тут же заинтересовалась Наталья.

– Ну-у-у... Не важно. В понедельник мы с ней встречаемся! – сиял Йозеф.

– Кстати, а как ее зовут?

– Не знаю...

– Действительно, – согласилась Наталья, – зачем тебе ее имя, если ты просто хочешь сделать ее счастливой?!

Проявив чудеса лояльности, Йозеф решил сменить тему:

– О, у тебя новая сумочка? От Dior? Или опять подделку купила?

Наталья снисходительно улыбнулась, но снова задумалась. Ведь своей украинке он простит все – дешевую бижутерию, одежду от вьетнамского D&G, поддельные аксессуары. Да он будет в диком восторге, снимая с нее всю эту дребедень! Наталья не могла успокоиться: мог бы хоть раз и ей сказать комплимент! Друг называется. И как он с такими манерами собирается очаровывать свою мадмуазель?

– Послушай, Натали, – прервал ее размышления Йозеф, – куда бы мне ее пригласить? Может в “La Perle”?

– Я боюсь, она будет себя неловко чувствовать в таком пафосном месте. Все-таки, самый дорогой ресторан в Праге. Может лучше в “Славию”? Легендарное кафе... Там Гавел бархатную революцию готовил, заодно расскажешь мадмуазель историю Чехии. Это если совсем общих тем не найдется...

– А цветы покупать?

– А это свидание?

– Пока не решил, – опешил Йозеф.

– Тогда не надо, – решила Наталья. – Только одень что-нибудь другое, не эту рубаху... Вдруг не поймет...

Несмотря на тягостные раздумья, настроение у Натальи улучшилось и поучаствовать в подготовке свидания своего друга было интересно. На душе у нее было светло и радостно, казалось, в понедельник обязательно должно произойти что-то замечательное.

В понедельник вечером Йозеф позвонил своей подруге и встревоженным голосом запричитал:

– Натали, мне надо с тобой посоветоваться. Ты же почти из Украины. Объясни мне, ради бога, что у вас на востоке все это значит...

– Что случилось? – испугалась Наталья.

– Она не пришла.

С большим трудом успокоив Йозефа, Наталья положила трубку и призадумалась. Все это выглядело очень странно. Ну, не может украинская девушка отказаться от ужина с благородным человеком, согласившимся дать ей денег. Если только... И тут она кое-что вспомнила. Один из разговоров за завтраком, которые так любил заводить Йозеф. И один из тех редких случаев, когда ей удалось его удивить.

Все началось с беседы о неординарной личности Льва Толстого. Наталья глубоко уважала этого автора, считая его неплохим знатоком запутанной женской психологии.

– Мне кажется, Лев Толстой просто читал девичьи мысли, – говорила она. – Надо бы перечитать “Войну и мир”.

– Конечно, – согласился Йозеф. – Я слышал, он свою собственную жену превратил в служанку и заставлял ходить в платьях из грубой ткани, доить корову и самой косить траву!

– Представляю, какой у нее после этого был маникюр, – засмеялась Наталья.

– Кстати, ты мне так и не сказала, почему ты не выходишь замуж? По моей теории, все женщины делятся на...

– Я знаю, знаю, – не дослушала его Наталья, – на дам, не дам и дам, но не вам. Старая шутка.

– Не остри, Натали! Тем более, так пошло! Дамы, с твоего позволения, делятся на тех, кого замуж зовут, но они не хотят; и на девушек, мечтающих о семье, но им предлагают только секс. Ты к кому относишься?

– Не знаю, – ответила Наталья. – Я просто не могу с мужчинами договориться.

– О чем?

– О проекте.

– Каком проекте? – не понимал Йозеф.

– Общем, семейном.

– Ты с мужчинами договариваешься о семейном проекте? – удивился Йозеф.

– Я с ними не договариваюсь, – возразила Наталья, – пока еще только пытаюсь. Семья – это самый простой пример из моей теории. На мой взгляд семья – это проект.

– Ага! Ты говоришь о брачном контракте! – воскликнул Йозеф.

– Нет, – покачала она головой. – Семья – это проект двух людей. Не вижу смысла начинать проект, если участники не понимают своей миссии, то есть главной цели проекта. Думаю, большинство людей вообще не задумываются, зачем они создают семьи.

– Но некоторые женятся, потому что любят друг друга...

Йозеф произнес это с такой иронией, что Наталья испугалась – неужели в 45 она станет такой же?

– Любовь, – продолжала она, – это причина, мотив, предпосылка. Без нее брак вряд ли выживет. Но это не цель. Два человека должны идти под венец только при условии, что понимают, чего они этим достигнут. А для девушек цель – дойти до венца в красивом белом платье. После этого они расслабляются и думать начинают только тогда, когда муж дома перестает ночевать. Но уже поздно, проект провалился, фирма обанкротилась.

– Постой, я угадаю, – задумался Йозеф. – Возможно дети – это цель?

– Дети... Возможно при феодализме так и было. Чем больше детей, тем легче обрабатывать землю, больше еды в семье. Но мне кажется, что дело не в детях. То есть не в самом их рождении, опять же – дети это предпосылка, без детей было бы грустно и неуютно. Хотя для кого-то целью может быть продолжение рода – чтобы вдохнуть жизнь в какую-нибудь дряхлеющую династию. Но сегодня это неактуально.

– Ну и какая же тогда цель?

– Так вот я и не могу найти мужчину, который бы мне объяснил, какая будет цель нашего проекта. Все как один, на мой прямой вопрос обычно отвечают – так ты получишь европейское гражданство. Дураки, цели от задачи отличить не могут.

– Натали, я говорил тебе, что ты – монстр? – поинтересовался Йозеф.

– Сам дурак, – отреагировала Наталья.

– Скажи, а в этом твоем проекте... Там ведь все описано – что в каком году должно произойти, кто за что отвечает...

– И самое главное – условия сотрудничества, – добавила Наталья.

– Это по каким дням будет секс?

– Нет. Это когда два человека рассказывают о своих желаниях и предупреждают о странностях.

– Ну и какие твои желания, Натали?

– Обычно я расстаюсь с мужчиной после оглашения своего первого требования.

– Ты меня заинтриговала, – произнес Йозеф.

– Я хочу, – очень серьезно начала она, – чтобы во всех комнатах, в спальне, на кухне и в ванной большими буквами было написано: “Не пытайся меня изменить – я от этого толстею”.

– Хм, – задумался Йозеф. – А какой мужской недостаток ты готова терпеть?

– Любой, если он не помешает реализации проекта.

Йозеф надолго замолчал, поглядывая на подругу с любопытством. Наталья почувствовала, что ей наконец удалось заставить своего 45-летнего друга-циника серьезно задуматься. И еще она поняла, что все не так уж и просто. Принеси ей Йозеф замечательный проект, на шестнадцати страницах с комментариями – вряд ли у них что-нибудь получится. Любовь – это не только предпосылка, это необходимое условие. Видимо, так же думал и Йозеф.

Именно об этом весеннем завтраке и вспоминала Наталья, когда пыталась найти ответ на вопрос “Почему украинская мадмуазель не пришла на ужин с мужчиной, который хотел дать ей деньги?” Ее должно было что-то напугать или насторожить. И, скорее всего, приступ страха вызвал сам Йозеф. Интересно, как ему это удалось? Возможно, виной тому стало слишком настойчивое желание встретиться? Как оказалось, все было намного хуже.

Йозеф, с тоской в глазах и бокалом вина в руке грустил в “Коллониале” – ресторане, где по вечерам собираются политики и актеры. Вроде бы и несовместимые профессии, но нет, аппетит у них не пропадает. Завидев Наталью, Йозеф бросился ей навстречу, нежно поцеловал два раза и принял ее пальто. Она насторожилась, но тут же сообразила в чем дело. Любому, даже самому циничному 45-летнему мужчине приятно показаться на людях в сопровождении юной блондинки симпатичной наружности. В этот момент мимо них проследовала высокая, светловолосая женщина, судя по значку на груди – депутат парламента. При своем росте в 165 см Йозеф умудрился посмотреть на нее свысока.

– Не понимаю, как блондинки могут добиться успехов в политике. Они же глупые! И истеричные!

– Тимошенко же как-то удалось, – возразила Наталья, присаживаясь за столик.

– Тимошенко твой кумир? – насторожился Йозеф.

– Я придумала хайку на украинскую тему, прочитать?

– Ты еще и японоведка?

– Вот слушай:

“Прочь, голубые!” –

На оранжевых хлопцев

Дальтоник кричал.

– Почему именно голубые? – удивился Йозеф. – Ты думаешь, дальтоники все видят в голубом цвете?

– Я не знаю, тут шутка, понимаешь? Голубой – это гей на русском сленге.

– Он геев перепутал с демократами?

– Йозеф, забудь, – сдалась Наталья, – я для тебя напишу что-нибудь другое.

– Я заказал нам бутылку шампанского, – порадовал Йозеф.

– Йозеф! Я не пью!

– У тебя какие-то отклонения? – участливо отозвался он. – Ты больна?

– Нет, я просто не пью, – терпеливо объясняла Наталья.

– Ничего страшного, я сам все выпью. А ты закажи себе свой любимый морковный сок.

– Йозеф! Ананасовый!

– Да не нервничай ты. Ведешь себя как блондинка...

– Я и есть... Так что там с твоей украинкой? – решила сменить тему Наталья. – Она хотя бы позвонила тебе? Сказала, что не придет?

Йозеф против ожидания не расстроился, а спокойно выпил бокал вина и с умиротворенным видом откинулся в кресле.

– Нет, не позвонила. Просто не пришла, – сообщил он.

– И ты так спокоен? Две недели назад ты просто умирал от любви!

– Натали, я подумал... Мы не можем подойти друг другу.

– Но ты ее даже не видел! – удивлялась ему Наталья.

Зная Йозефа как человека целеустремленного, она не могла себе представить, чтобы он вдруг взял – и отступил. У него меняется настроение, он невнимателен к людям, забывает даты праздников, но он добивается своей цели. Всегда. И любым способом. Решив помочь украинской мадмуазель, он бы сделал это. Отправил бы ее к пластическому хирургу (если страшненькая), в школу (если необразованная), в институт благородных девиц (если невоспитанная). Но вот так сдаваться? Значит, все это показное равнодушие – не более чем театральное представление. Ему нужна помощь, но он никогда не попросит сам. И Наталья решила не дожидаться его откровений.

– Зачем ты рассказал ей о проекте? – спросила она.

Йозеф надулся и вперился глазами в потолок. Наталья последовала его примеру и увидела замечательные фрески, кажется, еще со времен ренессанса. Молодцы, сохранили. За это она и любила чехов, но недолюбливала соотечественников.

– Я решил, что так будет честно, – отозвался вдруг Йозеф.

– Может, сначала нужно было с ней познакомится, а потом предлагать создать семью?

– Я хотел заранее договориться, – пояснил Йозеф. – В конце концов, мы же цивилизованные люди!

– Как ты ей это объяснил? – спросила Наталья.

– Я сказал, – начал Йозеф, – что современный мир космополитичен и сегодня в порядке вещей создавать интернациональные семьи. Но так как Чехия еще недостаточно развита в этом отношении, то я решил внести свой вклад в дело преодоления ксенофобии в нашем государстве. И что своим примером мы можем осчастливить многих молодых влюбленных различных национальностей и цвета крови. Что я ей предлагаю заключить договор о намерении реализовать совместными усилиями этот проект, проще говоря – создать семью. Я сказал, что в связи с этим нам придется регулярно организовывать конференции на тему национальных меньшинств, их ассимиляции и аккультуризации в Европе. Возможно, мы создадим ассоциацию семей-международников. Она будет руководить благотворительным фондом и обеспечивать спонсорскую поддержку наших совместных проектов...

Наталья слушала его и не могла поверить. Перед ней сидел первый последователь ее теории семейного проекта. И в ее интересах, чтобы Йозеф все-таки реализовал эту идею. Но, кажется, он немного поторопил события. “Придется чуть-чуть откорректировать”, – решила Наталья.

– Йозеф, прости, но боюсь, что твоя оранжевая леди не поняла ни слова из твоего монолога и попросту приняла тебя за извращенца.

– Нет, Натали, – возразил Йозеф, – она должна была все понять. Я нанял посредника, точнее посредницу. Тоже украинку, она работает в ночном баре. Ты себе не представляешь, сколько злачных мест я обошел, пока не нашел украинку, которая согласилась поговорить с моей будущей женой на ее родном украинском языке! Кстати, ты знаешь, что в публичном доме у Староместской площади работает твой соотечественник? Вот только не помню, как его зовут... Это он мне подсказал, к кому надо обратится!

– Ты пошел к проституткам, чтобы рассказать о проекте украинке, которая прыгает под поезда?! – развела руками Наталья. – Дурдом!

– А где я еще могу найти украинцев? – оправдывался Йозеф.

– В посольстве Украины, Йозеф! В гильдии переводчиков, наконец! – бушевала подруга.

– Ах, Натали, – спокойно сказал Йозеф, – в тебе слишком много предрассудков. Какая разница – бордель или посольство? Все профессии хороши!

– А если бы ты встретил в борделе свою мадмуазель?! Ты бы женился на проститутке?

– Проституция – это такой же бизнес, как и пиар. Или политика. Кстати, ее зовут Вика. И она работает уборщицей. Но она не захотела делать со мной проект!

– Все в порядке, – заверила его Наталья. – Она просто испугалась. Она слов таких в жизни не слышала – проект, ксенофобия, ассимиляция... Здесь надо действовать по-другому.

Последующие сорок минут они провели над составлением новой стратегии. И когда бутылка шампанского подходила к концу, план был готов. Наталье удалось убедить Йозефа не торопится и ни в коем случае не делать преждевременных выводов. По ее теории мадмуазель украинка обязательно должна появится снова, так как соблазн получить немного денег окажется сильнее страха перед “извращенцем”. К тому же, что не говори, но Йозеф вел себя исключительно воспитанно и тактично. И хотя Наталье все еще союз аристократа и уборщицы представлялся смутно, но не об этом ли видела сны молоденькая оранжевая девица? Йозеф лишь согласно кивал головой, постепенно переходя на крепкий кофе.

Девушка позвонила через два дня после их совещания в “Коллониале”. Причина была не нова – ей по-прежнему нужны были деньги. На этот раз Йозеф был осмотрительнее и не стал разворачивать дискуссию по телефону. Назначив свидание в той же “Славии”, он приготовился к нему со всей скрупулезностью аристократа. Им был заготовлен договор на пяти страницах, предварительная речь и очаровательные запонки к обязательной рубашке, на сей раз небесно-голубого цвета. За двадцать минут до назначенного срока он уже сидел за столиком в “Славии”, разбавляя ожидание бокалом ледяного белого вина. Не теряя из виду входящих в кафе посетителей, он время от времени заглядывал в текст договора, стараясь сконцентрироваться на предстоящем общении с его избранницей.

Наконец появилась она... Тут же Йозеф мысленно поблагодарил Наталью – пожалуй, для la Perle девушка выглядела бы слишком экстравагантно. Но Йозефа не смутили ни вызывающее мини, ни древние туфли на шпильке, логично дополняющие юбку. Нечто подобное он и ожидал увидеть, хотя не встречал такого замечательного наряда уже лет двадцать. Тем лучше! Значит, его помощь действительно будет полезна для этой молоденькой мадмуазель. Йозеф приветливо улыбался, рассматривая по-славянски круглое лицо девушки, с широко поставленными, черными, как ночь, глазами. Совершив необходимые манипуляции с ее спортивной курточкой, он усадил Вику за столик. Оранжевая леди откровенно и настороженно рассматривала Йозефа, в который раз пытаясь понять, что же от нее требуется.

– Я хотел бы больше узнать о Вас, – мягко произнес Йозеф. – Возможно, при телефонном разговоре я напугал Вас, вы уж простите.

– Ты говорил, что можешь дать мне денег, – ответила Вика.

– Да, конечно... Но я мог бы сделать для Вас нечто большее. А зачем Вам понадобились деньги?

Вика принялась что-то объяснять, но, понять ее было непросто. Йозеф уловил лишь, что речь идет о каких-то бумагах, необходимых для дальнейшего пребывания Вики на территории Чехии. Он попытался предложить ей услуги известного пражского адвоката, своего близкого знакомого. Но Вика отвергала любые предложения о помощи, если они не подкреплялись денежными знаками. Отчаявшись, он даже позвонил Наталье, попросив ее поговорить с девушкой и объяснить ей предложение Йозефа. Но и это не помогло. Он подумал вдруг, что прыгать в тоннель она могла не только в поиске выхода... Отвлек его задорный голосок кофейной чашки, зазвеневшей как колокол, когда Вика попыталась размешать сахар.

– Скажите, Вика, – не отступал Йозеф, – может, Вы хотели бы улучшить свой чешский? Я мог бы оплатить Вам обучение.

– Нет, мне это не нужно. Я все равно собираюсь уезжать в Испанию. Там у меня сестра, она обещала мне работу в баре.

– Хорошо. Но Вы могли бы выучить испанский, это пригодилось бы для Вашей работы.

– Мне пригодился бы хороший муж, – засмеялась Вика, – вот бы выйти замуж в Испании!

– Но Вы могли бы достичь гораздо большего, – удивлялся Йозеф. – Зачем Вам работать в баре? Неужели это и есть Ваша мечта? Возможно, Вы хотели бы открыть свой бизнес, или, может, научиться чему-то новому?

– Ну, не знаю...

Вскоре Йозеф убедился, что предлагать Вике подписать договор несколько преждевременно. Ей не нужны были широкие горизонты, она предпочитала наличные. Но все же Йозеф не терял надежды и предложил ей неделю для ответа на вопрос: “чего я хочу от жизни?”. После чего обязался помочь в реализации ее мечты. Он и представить себе не мог, какую задачу поставил перед девятнадцатилетней мадмуазель украинкой. Но Вика легко согласилась и обещала подумать. Правда, прощаясь, она снова заговорила о деньгах и попросила дать взаймы несколько тысяч. Йозеф грустно взглянул на нее и, приняв решение, потянулся за бумажником...

– Конечно, она не пришла, – сказала Наталья, потягивая ананасовый сок.

– Конечно, – не стал отпираться Йозеф.

– Ну и что ты теперь о ней думаешь?

– Бедная девушка... – произнес он грустно. – Я так и не смог показать ей свет в этом тоннеле. И теперь она бредет там совершенно одна...

– Не станешь ли ты после этого еще более циничен? – забеспокоилась Наталья.

– Нет, – ответил Йозеф, поправляя манжеты ослепительно белой рубашки. – Я просто перестану читать газеты.

г. Прага

Версия для печати