Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: День и ночь 2006, 3-4


ПАРОДИИ
 
МОЙ ПАМЯТНИК
Мне не нравится будущий памятник мне...
Евгений Евтушенко
Да, капризные нынче поэты пошли,
Всё имеют – и деньги, и славу,
Не стоит монумент на просторах земли,
А уже он ему не по нраву.
Прежде были скромнее – я знаю из книг,
Сочиняли в поместьях беспечно,
Даже Пушкин был барин, а сам всё воздвиг –
Оттого-то и вышло – навечно.
 
АЙ ДА МУЗА!
...ходил с расцарапанной мордой
по милости музы моей.
Геннадий Русаков
Поэты, меня вы поймёте,
Нет в творчестве темы новей,
Поскольку не ногти, а когти
На пальцах у музы моей.
И если я балуюсь фразой,
Её раздевая во сне,
То муза, не думая, сразу
Когтями навыпуск – по мне.
Но стих получается гордый,
В нем боль и страданья теперь.
А с неисцарапанной мордой,
Ты так не напишешь, поверь!
 
ГДЕ ПРЯЧЕТСЯ СМЕРТЬ
О смерти думать с уваженьем.
                                                                              Не без дрожи.
Она – внутри, она у каждого своя.
Юнна Мориц
Я, прочитав, так испугался – Боже! –
И, чуя в организме смертный тлен,
Бегом к врачу помчался, не без дрожи,
Чтоб направленье выдал на рентген!
А врач сказал: Послушай, стихотворец!
Я полагаю – это всё фигня!
Наверно, начитался Юнны Мориц –
Ты – пятый за сегодня у меня.
А если страх познанья гонит в шею,
Так выслушай без дрожи на лице –
В мужчине смерть вся там, где у Кощея,
Не в зайце и не в утке, а в яйце!
 
ОЧЕНЬ ЛИЧНОЕ
Позабуду про медиа-холдинг,
Не пойду к зазывалам на митинг,
Но предчувствуя осени болдинг,
Обживу на окраине билдинг.
Петр Межурицкий
Жил неделю – ужаснейший холдинг,
Дождь, морозец, порой – снегопадинг,
И почувствовал – кончился болдинг,
И я начал тихонечко балдинг.
На луну завывалось под ивнинг,
Ел бурду, а не шварму и пудинг,
Стал болеть позвоночник и спининг,
Тут уж понял – удачи не будинг.
Взял я к дому уверенно пеленг,
Прекратил поэтический хиппинг.
И вернулся – измученный Беринг,
Но пишу я теперь, словно Киплинг.
 
ОДНА, НО ПЛАМЕННАЯ СТРАСТЬ
Пришло дурацкое хотенье,
Одна навязчивая страсть –
Забросить прочь стихотворенья
И ювелира обокрасть.
Михаил Танич
И это правильно. И это
всем литераторам пример,
как может прокормить поэта
ограбленный миллионер.
Поэт богат стихом, а кроме,
он не имеет ни шиша,
и я готов стоять на стреме,
с большою сумкой, не дыша.
И даже нашему Союзу,
я б дал награбленного треть.
А остальное все – на Музу –
Обуть, одеть и обогреть.
 
А.С.П. НЕ ДСП
...сам А.С.П. там В. любил.
Эдуард Хвиловский
Мне сон приснился – на бульваре
Литературы высший свет,
Сам А.С.П. там был в ударе,
И всем за так давал совет.
И, на одесском солнце парясь,
Клянусь, я видел чудеса.
Там Валя К. читал про парус,
А Саша Г. – про паруса.
Там Б. читал про Беню Крика,
И Миша Ж. смешил до слёз.
И все – от мала до велика –
Пришли сюда, забыв Привоз.
Вдруг А.С.П., бросая взоры,
С графиней В. уйдя почти,
Мне крикнул: Эй, на Хэ который,
Ты тоже что-нибудь прочти.
Ему читал я вдохновенно,
Всю душу выразил в стихе,
А он послал меня мгновенно,
Опять
на ту же букву хэ.
                                                                              г. Иерусалим

Версия для печати