Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2013, 152

К вопросу о государственной независимости и взаимоотношениях между народами СССР

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ «КОНТИНЕНТА»

 

 

I. Ситуация в СССР

Советский Союз — правопреемник Российской колониальной империи. Но он не простое ее продолжение. Российская империя была современницей всех других колониальных империй. И была основана на тех же принципах. Идя путем нормального развития, Российская империя со временем развалилась бы так же, как развалились они.

Она не распалась, не исчезла лишь потому, что власть в стране захватили большевики. Они преобразовали ту империю на других основаниях, усилили и расширили ее, превратили в колониальных рабов и «имперскую нацию». Созданный большевиками государственный строй прежде всего обновил фасад империи. Переименование российских колоний в союзные и автономные «республики», с образованием в них марионеточных правительств, пропагандистское освещение перед внешним миром этих действий нового государства как национального освобождения и одновременное жестокое, но тихое придушение национальных движений создавали для мира видимость единства народов СССР. Мир принял это как аксиому и признал СССР как единое союзное государство. Однако самые важные преобразования российской колониальной империи произошли не на фасаде, а в ее основах, в самой жизни народов. Национальное неравенство было ликвидировано. Но как? Всех людей всех наций, всех вероисповеданий, всех социальных слоев, всех уровней культуры превратили в винтики, шестерни, шурупы нового общества. Людей стали ценить только за возможность их использования в общественных (читай — государственных) интересах. Фактически свободных людей превращали в рабов, не считаясь с их национальностью. Иностранные же наблюдатели воспринимали это низведение людей до рабского уровня как ликвидацию дискриминации по национальному признаку.

А кому должны служить те рабы? Государству. Какому? Российскому? Да нет! Самих русских превращают в рабов, подобных украинским, литовским, узбекским, грузинским, латышским и другим. Служить теперь нужно не национальному государству. Правящий класс этой страны составляется, как и массы рабов, не на национальной основе. Национальность учитывается только при организации органов так называемой советской власти. Здесь нужно продемонстрировать внешне, что у власти в преобладающем большинстве стоит коренная нация.

Но действительная власть не у советов, а у партии. Советы — только вспомогательные органы этой власти, которая в целом комплектуется не по национальному признаку, а по признаку пригодности к выполнению винтиковых функций в системе самой власти. Создает эту систему и сохраняет ее не «имперская нация», не «русские шовинистические элементы» и «русифицированные отступники и прислужники» из среды «нерусских», а коммунистическая партия. А для вступления в нее ни теоретически, ни фактически нет преград, обусловленных национальностью. И вот только из этой национально индифферентной партии набираются чиновники всех органов власти. И учитывается при этом только партийность и умение быть соответствующим винтиком или шестерней управляющей машины, послушно выполнять все указания сверху. Только из партии рекрутируются все органы власти — партократия и ее высший слой — партийная олигархия с Политбюро во главе.

Никогда российская «имперская нация» не допустила бы, чтобы диктатором над нею стал грузинский гангстер Коба, или русифицированный украинец Хрущев, или украинский болгарин Брежнев. Этих людей могла привести к власти лишь партократия, которая является единственным господствующим социальным слоем империи, называющей себя Советским Союзом. Партократия — единственная власть в СССР. И стоит эта власть над всем, в том числе и над органами власти, избираемыми «всенародным голосованием». Эта «избранная власть» только прислуживает партократии, которая опирается на партию, но не выбирается ею. Она обновляется путем самовозрождения, за счет партии.

Советский Союз во многом напоминает Российскую империю. И не удивительно.

Во-первых. Партократия присвоила себе российскую историю, извратив ее по-своему и приспособив к своим потребностям.

Во-вторых. Партократия использует в своих интересах российский патриотизм и великодержавно-шовинистические настроения, которые еще имеются в среде русских.

В-третьих. Государственная власть в СССР создавалась по образцу российской государственности, с использованием российских государственных чиновников и их опыта создания строго централизованного бюрократического государства и руководства таким государством.

В-четвертых. Для внедрения единого имперского языка, без чего невозможно управлять огромным бюрократическим централизованным государством, использован опыт русификации, проводившийся в царской России.

В-пятых. Ради ослабления национальных движений используется опыт Российской империи по денационализации нерусских народов; выселение их с национальных территорий и перемешивание наций путем проведения искусственных миграций.

Но эти видимые приметы не делают Советский Союз Российской империей. Если б это была Российская империя, в ней господствовала бы русская культура. А она не господствует, так же, как не господствуют соответствующие культуры в союзных и автономных республиках. Если бы российская культура господствовала, как кое-кто говорит, во всем СССР, то разве бы жили на чужбине, или изолированные на своей Родине, выдаю-щиеся русские писатели, художники, музыканты, певцы, ученые? Нет, в Советском Союзе, в России в том числе, вместо русской культуры и других национальных культур, на оскудевшем языке российского народа и языках нерусских народов господствует, при поддержке и под надзором партократии, антикультура соцреализма.

Таким образом, СССР — партократическая колониальная империя. И это не просто теоретический вывод, вокруг которого можно вести бесконечные академические дискуссии. Нет, это коренной, основательнейший вопрос практики национально-освободительной борьбы в СССР.

Если это Российская колониальная империя, то весь русский народ является твердой и надежной опорой правительства в его борьбе против национально-освободительных движений. Русский народ в этом случае не позволит дезорганизовать свое правительство, и национальные движения смогут рассчитывать лишь на сочувствие отдельных русских гуманистов. Дело национального освобождения в таких условиях — безнадежно. Если государственный строй крепкий, не дезорганизован, он, имея современное вооружение, задушит любые взрывы национального протеста.

Другое дело, если это не национальная русская, а партократическая империя. В этом случае русский народ заинтересован в том же, что и другие нации СССР, — в ликвидации империи — и выступит с ними вместе как союзник; безнадежным станет положение правительства. Я уверен, что мы имеем дело не с Российской, а с партократической империей. Управляет ею партократия, которая основывает свою власть на партии и созданном ею партийно-полицейском аппарате. В состав этой империи входит больше ста наций, в том числе русские. Все эти нации, за небольшим исключением (крымские татары, немцы, месхи), равны между собой, точнее — выравнены общим рабством.

Партократичными являются и сателлитные государства, которые тоже органически подчинены Советской колониальной империи, хотя и в другой форме. Помощью оружием, военными советниками и кубинскими войсками в Африке, Азии и Южной Америке Советский Союз также стремится к созданию партократических стран. Он намеревается подчинить себе мир через мировую партократическую империю. Эта империя, следовательно, является угрозой для всего мира. Поэтому борьба за ее деколонизацию не может быть делом одной нации. Это задача всего мира. Вырваться из лап этой империи, отделиться от нее какой-то одной нации невозможно. Каждая порабощенная нация, борясь за свою свободу, должна бороться в рамках всеобщей освободительной антикоммунистической борьбы.

 

 

II. Вопросы освободительной борьбы народов СССР

1. Единство партократии на международно-партийной основе и ее стремление к порабощению всех наций мира, а также равенство (в рабстве) всех наций империи диктуют необходимость их единства в борьбе за свое национальное и социальное освобождение. А чтобы обеспечить это единство, надо создать атмосферу полного доверия между ними, что возможно лишь на базе искреннего признания Устава ООН, Всеобщей Декларации Прав Человека, Пактов о Правах и Заключительного Акта Хельсинкских Соглашений.

2. Очень важно всем нациям, особенно тем, которые были когда-то господствующими и имеют великодержавные устремления, постоянно подчеркивать:

а) Каждый народ имеет неотъемлемое право быть хозяином на своей земле, то есть иметь самостоятельное, полностью независимое государство. Исходя из этого, за всеми народами СССР признается право на государственную самостоятельность. Это право следует признавать без каких-либо оговорок и условий. Его нельзя, в частности, затуманивать лицемерными толкованиями сторонних лиц в вопросах форм самоопределения и форм взаимоотношений с другими народами. Эти вопросы не имеют отношения к самоопределению. Наоборот, таким путем можно лишь посягать на суверенные права народа и вмешиваться в его внутренние дела. Взаимоотношения с другими народами и сотрудничество с ними — дело иного времени, когда народ основательно окрепнет в самостоятельном государстве и наберет сил и опыта, чтобы вести переговоры с другими государствами на равноправной основе. […]

б) Каждый человек стремится к свободе. Предусловием свободного развития является обеспечение его гражданских свобод от вмешательства государственных органов, а это возможно лишь в условиях демократии, которая гарантирует также равенство перед законом всех граждан независимо от национальности, расы, религии и пола, а национальным меньшинствам — свободу развития их национальных, духовных и материальных ценностей.

3. СССР перманентно пребывает в состоянии социально-экономических, политических и национальных противоречий и глубоких кризисов. Борьба всех народов СССР, особенно русского, за Права Человека, против произвола партократии и бюрократии, за политические права и свободы, против социальной несправедливости и экономического давления, за свободу интеллектуального творчества, а также национально-освободительные и религиозные движения благоприятствуют образованию общего фронта всех народов СССР на принципах равенства и взаимного признания. Только такой фронт может гарантировать победу.

4. Самой большой помехой для образования единого фронта всех наций СССР являются проявления российского великодержавного шовинизма и антирусский провинциальный национализм (то и другое больше в эмиграции, чем в СССР). Исходя из этого, необходимо в борьбе за единство: разъяснять всем народам СССР факт политического, социального и культурного порабощения русского народа, проводить линию раздела между этим народом и кремлевской партократией, которая опирается на межнациональную партию, но использует в своих интересах исторические традиции российской государственности и русский патриотизм; разоблачать демагогические мероприятия партократической власти — образование автономных и союзных республик и предоставление последним права выхода из СССР; добиваться, чтобы эти пустопорожние декларации были превращены в действительность: неограниченного права агитации за выход из состава СССР и за государственную самостоятельность союзных республик; возвращения на этнографические территории и восстановления автономии крымских татар, месхов, немцев Поволжья; установления дипломатических отношений с Украиной и Белоруссией, которые являются членами Организации Объединенных Наций, государствами мира.

Особое внимание обратить на борьбу с теми мероприятиями партократической власти, которые представляются как русские и тем пятнают русский народ. Мы имеем в виду такие действия народоубийства, которые систематически используют органы власти: русификация, выселение аборигенов за пределы национальных республик и поселение на их место людей других национальностей, уничтожение исторических традиций и культуры нерусских народов, плохо завуалированная проповедь великодержавного шовинизма, ксенофобии, антиукраинства, антисемитизма, разжигания межнациональной розни и вражды.

Относиться с полной непримиримостью к концепции так называемого советского народа как к неприкрытому геноциду, как к попытке убийства всех наций СССР; решительно бороться против этой концепции и одновременно разъяснять, что попытки русских шовинистических кругов в СССР и за границей отождествлять с понятием «Россия» все республики Советского Союза, а с понятием «российский» — все народы СССР, равнозначны концепции «единого советского народа».

1980, № 22

Версия для печати