Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2012, 151

Парламентам всех стран, подписавших
Заключительный Акт Конференции в Хельсинки

Парламентам всех стран,
подписавших Заключительный Акт Конференции в Хельсинки

Обращение

Два года назад подписан Заключительный Акт Конференции в Хельсинки. Его историческое значение — провозглашение неразрывной связи международной безопасности и открытости общества, т. е. свободы передвижения людей через государственные границы, свободы информационного обмена, свободы убеждений.

Готов ли Запад защищать эти высокие и жизненно важные принципы? Или он готов постепенно и поэтапно, втихомолку принять ту трактовку принципов Хельсинки и разрядки в целом, которую стремятся навязать руководители СССР и Восточной Европы?

Что принципы Хельсинки придется защищать, было ясно с самого начала. Советские и восточноевропейские представители всегда пытались нейтрализовать гуманитарные статьи Соглашения в Хельсинки ссылками на принцип невмешательства во внутренние дела других стран. Эти ссылки на самом деле неуместны, противоречат Уставу ООН, Пактам и Декларации о правах и самому Акту, когда речь идет о нарушениях прав человека, принятых международных норм гражданских свобод, открытости общества.

В то же время СССР и другие социалистические страны считают допустимой самую беспардонную кампанию по поводу реальных или мнимых нарушений прав человека на Западе.

Такое одностороннее понимание разрядки не ограничивается словами (я пишу при этом только о том, что имеет отношение к правам человека). Каждый человек, отбывающий заключение в аду современного ГУЛага за свои убеждения и критические высказывания, каждая жертва политических психиатрических репрессий, каждый, не получивший разрешения на эмиграцию или поездку, — это прямое нарушение соглашений в Хельсинки.

Я напоминаю тут о преследованиях за религиозную деятельность, об отказе на эмиграцию пятидесятникам и баптистам, многим немцам и евреям, людям других национальностей, о репрессированных за их гуманную и законную деятельность Ковалеве, Глузмане, Винсе, Романюке, Солдатове, Огурцове, Семеновой, Сергеенко, Кийренде, Осипове, Суперфине, Гаяускасе, Черноволе[1], Рубане и сотнях других; я напоминаю о страдающих за попытку покинуть страну. Чрезвычайно тревожный факт — репрессии за сбор и публикацию материалов о нарушениях гуманитарных статей Соглашения в Хельсинки, за организацию групп содействия выполнению Соглашения в Хельсинки и членство в них.

Чудовищно жестокие приговоры Руденко и Тихому, вынесенные при нарушении гласности и права на защиту, арест Орлова, Гинзбурга, Щаранского, Мариновича, Матусевича, Гамсахурдия, Коставы, Сереброва, Пяткуса, ссылка М. Ланда — не просто очередное нарушение права на свободу убеждений, а вызывающий акт со стороны советских властей, испытание твердости Запада в защите провозглашенных в Хельсинки принципов. Игнорировать этот вызов означало бы тихую капитуляцию перед шантажом. Вероятно, не нужно пояснять, что это имело бы далеко идущие негативные последствия во всех без исключения аспектах взаимоотношений Востока и Запада, в том числе в основных вопросах международной безопасности.

Я считаю, что парламенты Западных стран должны настаивать на таких инструкциях делегациям на открывающемся в Белграде совещании, которые исключили бы подобную капитуляцию. Необходимо настаивать на немедленном освобождении осужденных и арестованных за критику, на пересмотре несправедливых приговоров, […]на облегчении эмиграции и поездок, на свободной продаже издаваемых за рубежом книг, газет и журналов — в качестве условия успешного проведения и завершения Белградской Конференции.

Я особо обращаюсь к Конгрессу США. Президент США, опираясь на огромную мощь и влияние этой страны, опираясь на ясно выраженную волю и традиции свободолюбивого народа, провозгласил защиту прав человека во всем мире моральной основой политики США. Сейчас необходимо активно поддержать эти принципы.

Сейчас мы переживаем такой момент истории, когда решительная поддержка принципов свободы убеждений, открытости общества, прав человека является абсолютной необходимостью. Альтернатива — капитуляция перед тоталитаризмом, потеря всех ценностей свободы, политическая, экономическая и нравственная деградация.

Сегодня Запад, его политические и идеологические руководители, его честный и свободный народ могут не допустить этого.

Андрей Сахаров,

лауреат Нобелевской премии Мира

1977, № 14

 



[1] В основном в томе использован украинский вариант написания этой фамилии — Чорновил. — Прим. ред.–2012.

 

Версия для печати