Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2012, 151

Почему Вы не должны быть социалистом

Анатолий Федосеев

Почему Вы не должны быть социалистом

 

Определение социализма

Представлений о социализме едва ли не столько же, сколько людей. Но спросите любого, что он называет социализмом, и в 99 случаях из ста вы получите ответ, в котором нет ничего, кроме голых лозунгов: строй, который характеризуется равенством, справедливостью, свободой и т. п. А какова должна быть конкретная структура этого общества, кем и как оно будет управляться, как будет происходить взаимодействие людей, имеющих различные и противоречивые интересы? Никто из 99 не скажет. Некоторые, впрочем, приведут как пример Швецию, имея в виду высокий уровень жизни и наиболее развитую систему социального обеспечения. Любопытно, что Швеция — наиболее капиталистическая страна в мире: 90% ее хозяйства — в частных руках. Успех же ее — простой результат кооперации между государством, профсоюзами и частными корпорациями. Эта кооперация — безусловная редкость в мире, в последние годы она и в Швеции начинает испаряться, разрушая прежнее благополучие.

Самые сведущие из оставшегося процента опрошенных определят социалистический строй двумя главными характеристиками:

— общество, в котором основные средства производства обобществлены;

общество, которое управляется с помощью разумного национального планирования в интересах населения.

Полагаю, что против такого определения не будут возражать и сторонники «социализма с человеческим лицом». Оно не включает в себя ни диктатуру пролетариата, ни революцию — никаких устрашающе экстремистских характеристик. Обобществление средств производства и разумное (без кавычек) национальное планирование в интересах населения — только они и являются существенными и неотделимыми характеристиками социализма. Не приходится удивляться, если социалисты или коммунисты откажутся от диктатуры пролетариата или насильственного захвата власти.

Следует отметить, что 1) приведенные определения социализма придают ему исключительную привлекательность не только для простых, неискушенных, но и для высокообразованных, интеллигентных людей; 2) в то же время они достаточно всеобъемлющи, чтобы, исходя из них, определить все детали общественного строя, называемого социализмом.

 

Национальное планирование вообще
и национальное планирование социализма

Почти любое государство мира пытается управлять хозяйством страны с помощью того, что называется государственным и национальным планированием. В Англии, например, это планирование осуществляется через государственный бюджет, через Национальный совет предприятий и т. д.

Легко заметить однако, что национальное планирование стран Запада не исключает инфляции, безработицы, нищеты, хотя и старается их ликвидировать. Более того, оно не включает никаких мер, способных гарантировать ликвидацию этих зол. Ясно, что национальное планирование социализма должно не допускать ни инфляции, ни безработицы, ни нищеты. Иначе — какой же это будет социализм? И кому он такой нужен?

Чтобы не было инфляции, нужно соблюдать в стране постоянство соотношения между доходами населения и количеством произведенных в стране товаров потребления. Если доходы увеличатся, а производство товаров останется прежним, соотношение автоматически изменится в сторону повышения цен, т. е. появится инфляция. Для сохранения прежнего соотношения нужно, чтобы увеличение доходов населения строго соответствовало увеличению производства товаров, т. е. увеличению производительности труда.

Чтобы не было безработицы, необходимо точное соответствие между числом новых работников в стране и числом новых рабочих мест, появляющихся в результате капиталовложений в расширение производства.

Чтобы не было нищеты, нужно поддержание правильного соотношения между допускаемыми максимальными доходами и гарантируемыми минимальными (включая государственные пособия). Соотношения, определяемого ресурсами страны.

Все эти соотношения, или балансы, должны соблюдаться точно: ошибка в 10% выразится в десяти процентах инфляции или безработицы. Никакое национальное планирование Запада не претендует и не может претендовать на поддержание этих необходимых и точных балансов, оно не имеет ни необходимой для этого власти, ни соответствующих задаче рычагов.

Суть разумного национального планирования при социализме в том и состоит, что оно предписывает все необходимые точные балансы. Социалистический национальный план — это полный комплект вышеуказанных балансов, предписываемый хозяйству страны в интересах ее населения; это неизмеримо более высокий уровень планирования. В этом смысле социалистическое планирование отличается от планирования Запада, как полностью автоматизированный космический корабль от коляски с лошадью.

И я приглашаю читателя вместе со мною, так сказать, ввести в жизнь это разумное национальное планирование с его точными балансами.

Смешанная экономика и разумное национальное планирование.Точные балансы абсолютно невозможны, если имеется существенный (и непредсказуемый) частный сектор в хозяйстве страны. Следовательно, нужно подчинить его национальному планированию и потребовать от него выполнения планов. Тогда частный сектор перестает быть частным и владельцы предприятий становятся простыми чиновниками планирующих органов. Таким образом, социалистическое разумное планирование и смешанная экономика друг друга исключают.

Кооперативы.Если они имеют существенное значение в хозяйстве страны, они тоже должны в полной мере планироваться как неотъемлемая часть хозяйства. Правления кооперативов тоже превратятся в чиновников планирующих органов.

Социалистическое планирование и децентрализация. Если страна разделена на несколько самостоятельных областей, все они будут неизбежно взаимозависимы. Значит, ни одна область не сможет иметь свой собственный, независимый от других областей комплект балансов. Все планы всех областей должны быть увязаны в один, общий для всей страны план с общими для всей страны балансами. Иначе инфляция, безработица и нищета неизбежны. И снова: разумное национальное планирование и децентрализация друг друга исключают. Конечно, не возбраняется иметь «децентрализацию» в виде отдельного для каждой области раздела общего плана. Свобода же самостоятельного решения своей судьбы каждой областью, если вас интересует благо населения, недопустима.

Социалистическое планирование и многопартийная система. Член английского парламента консерватор Френсис Пим, судя по газетам, заявил, что противоположные друг другу политические линии двух правящих партий — причина нестабильности и ухудшения экономики Англии. Он, безусловно, прав и еще более был бы прав в случае социализма: невозможно сохранить точные и стабильные балансы национального плана, если они будут меняться с изменением правящей партии. В интересах научного планирования социализма и, следовательно, в интересах населения все правящие партии должны иметь одну и ту же экономическую, а значит, и политическую программу. Именно так сделано в Восточной Германии.

Безопаснее всего, конечно, иметь одну правящую партию.

Социалистическое планирование и свобода мнений в правящей партии. В Англии, например, все знают, что взгляды премьер-министра лейбориста Калагэна резко отличаются от взглядов члена парламента лейбориста Микардо. Взгляды бывшего премьер-министра консерватора Хита резко отличаются от взглядов члена парламента консерватора Хэйлшем. Можете ли Вы, однако, представить себе, что в одной стране действует не один, а несколько национальных планов? Ведь Микардо с Калагэном никогда добровольно не согласятся. Следовательно, в интересах единого сбалансированного плана все лидеры должны в некоторой степени подчиниться воле одного. Даже смена по каким-либо причинам этого главного лидера может повредить стабильности и сбалансированности плана, т. е. повредить социализму.

Читатель может попытаться представить, каким образом такое единство в партии и стране может быть достигнуто. Во всяком случае, то, что сделал в свое время Сталин, вполне оправдано логикой сбалансированного планирования в интересах населения.

Границы страны, конвертируемая валюта. Как получить точные балансы национального плана, если через границу текут неконтролируемые потоки людей, денег, имущества? Вы будете вынуждены для спасения социализма закрыть границу, ввести монополию внешней торговли и привести все эти потоки под контроль плана.

Нечего говорить о непредсказуемых курсах валюты на международных биржах. Какие могут быть балансы, если курс скачет, как в лихорадке, не давая возможности даже закончить составление национального плана? Для спасения социализма Вы будете вынуждены ввести собственный твердый курс. Таким образом, социалистическая валюта должна быть неконвертируемой.

Додумайте сами все последствия закрытия границы и введения неконвертируемой валюты, и отдайте должное в этом вопросе мудрости товарища Сталина.

Свободный рынок. Как могут происходить взаимодействия между социа-листическими предприятиями? Через свободный рынок? Конечно, нет. При связях через свободный рынок Вы опять будете лишены возможности получить все необходимые балансы. Ведь Вам будет неизвестно, когда и кто, у кого и сколько купит или продаст. Опять — либо социализм, либо свободный рынок с его непредсказуемостью. Приходится снова удивляться железной последовательности товарища Сталина и глупости таких «реформаторов» как Косыгин, пытавшихся с помощью «прямых связей» ввести элементы свободного рынка и потерпевших естественную неудачу. Следует ли удивляться неуспеху этих реформаторов? Их успех разрушил бы социализм!

Стимулирование труда. Как бы Вы перевели на язык отдельного социалистического предприятия необходимость национального баланса между производством и потреблением во избежание инфляции? Едва ли Вы придумаете нечто лучшее, чем запланировать каждому предприятию полную сумму зарплат под полную сумму продукции, т. е. запланировать необходимый баланс уже в рамках отдельного предприятия. Однако этого мало. Директор предприятия может (как показывает эксперимент) половину работников уволить, оставшимся платить вдвое и без особых усилий иметь гарантированное выполнение плана. А куда девать уволенную половину и чем ее кормить? Единственным хозяином-работодателем является все то же социалистическое государство, а у него в плане такой оборот событий не мог быть записан. Значит, нужно планировать каждому предприятию еще и число работников, а следовательно, и среднюю зарплату, т. е. частное от деления полной суммы зарплат на число работников.

Ну, а если ряд работников проявят особый энтузиазм и перевыполнят свой личный план? Как их вознаградить? Разве что за счет других работников предприятия, которые, безусловно, запротестуют. Не могли же Вы заранее запланировать эту самую вспышку энтузиазма? И сбалансированное разумное планирование приводит к отклонению от социалистического принципа «каждому — по труду», по крайней мере, в отношении материального вознаграждения. В словесных наградах недостатка нет. Потому-то социализм и породил выражение: «как ни работай, сколько ни работай, больше запланированного не получишь». Очевидная (и наблюдаемая в СССР) опасность такого положения — понижение интереса к труду.

Профсоюзы и забастовки. Пожалуй, Вам уже ясно, какие могут быть независимые профсоюзы и забастовки, если нужно иметь сбалансированный национальный план. Снова либо то, либо другое.

«Здравый смысл». Читатель, конечно, понимает, что создание сбалансированного национального плана, не допускающего инфляции и безработицы, — исключительно сложное и ответственное дело. Требуется переработать колоссальное количество первичных данных и вложить огромное количество труда, притом высококвалифицированного. Число одних проектов плана отдельного предприятия или учреждения может достигать сотен тысяч. И время, необходимое для создания окончательного национального сбалансированного плана, при всем использовании самых совершенных компьютеров, достигает нескольких лет. Большинство стран мира даже для несравненно менее сложных планов использует пятилетний период их действия (и создания).

Если бы Вы были создателем такого сбалансированного национального плана, Вы по справедливости гордились бы своим созданием. Но представьте себе работников какого-либо предприятия. Пока они представили свои проекты в планирующие органы, а затем получили утвержденный для них план, прошло много времени. Пройдет и больше до завершения плана. За это время местные обстоятельства непрерывно изменялись и, как правило, в самую непредвиденную сторону. Здравый смысл работников предприятия требует соответствующих изменений плана. Однако если они и тысячи им подобных изменят планы, все балансы национального плана будут разрушены, а инфляция и безработица неизбежны. Так что, если не отказываться от социализма и от предупреждения инфляции и безработицы, нужно запретить всякое изменение утвержденных планов. Это означает, что нужно быть готовым противопоставить десяткам и сотням миллионов здравых смыслов населения единую волю сбалансированного национального плана. Чувствуете ли Вы, насколько слабы и ничтожны великий вождь и плановые органы перед этой огромной армией здравого смысла многомиллионного населения? Значит, еще до провозглашения социализма Вам надо бы подумать о средствах, с помощью которых волю сотен миллионов здравых смыслов можно подчинить воле будущего плана. Для этого Вам, несомненно, пришлось бы изучить опыт и испанской инквизиции, и итальянца Макиавелли, и Французской революции, и кровавой английской истории, и Ивана Грозного с его опричниной, и, конечно, Гитлера, не говоря уже о максимальном напряжении своих собственных талантов.

Не забудем, что главными специалистами по использованию здравого смысла оказываются наиболее активные и талантливые люди. Капиталистическое общество свободного рынка все построено на применении здравого смысла, и все его основные деятели — в этом деле специалисты. Поэтому, объявив социализм, нужно сразу что-то делать с этой элитой старого общества. Эта элита и сама, бывает, стремилась к социализму и помогала его объявлению, не сомневаясь, что и он должен быть построен на здравом смысле. Когда она увидит, что от нее требуется не здравый смысл, а подчинение директивам единой воли, — она неизбежно станет препятствием социализму. Переучивать ее со здравого смысла на подчинение? И трудно, и долго, да и некому, да и выйдет ли толк... Придется ее частично изолировать, частично ликвидировать, как вполне целесообразно сделали Ленин и Сталин.

Однако дело со здравым смыслом обстоит и еще хуже. Этот здравый смысл совращает с социалистического пути даже людей из ближайшего окружения великого вождя. Это требует непрерывной бдительности и периодических чисток даже самой верхушки аппарата управления обществом. Легко понять, что сохранение разумного национального планирования социализма требует создания секретной и всепроникающей организации, профессионально занятой делом истребления или изоляции от общества не только ростка, но и зародышей здравого смысла.

Этим и объясняется, что не может существовать страны, называющей себя социалистической (в соответствии с нашим определением) и не имеющей такой организации.

 

Провозглашение социализма

Почти во всех случаях провозглашения социализма революционным или военным способом сначала начинается истребление активных носителей здравого смысла, а затем — планирование. Введение планирования может тормозиться недостатком опыта в плановом управлении хозяйством. Однако чаще всего чистое кровопролитие происходит в той или иной смеси с планированием, хотя иногда по рецепту «один рябчик — одна лошадь».

В Китае, Вьетнаме, Камбодже, Мозамбике, Эфиопии бывает трудно на фоне непрерывного истребления людей заметить усилия по планированию нового общества. В России планирование началось сразу после революции и даже прежде ее полного окончания. Если дойдет дело до победы социализма, например, в Англии, я думаю, преобладать будет плановая сторона, хотя без жертв тоже не обойтись.

Я надеюсь, читателю теперь ясно, что все «злодейства» социализма — это вполне целесообразные логические меры построения совершенного общества, а отнюдь не результат простой жестокости или дьявольских свойств социалистов. Конечно, всегда найдутся под рукой и действительно жестокие люди, удобные для выполнения задачи.

Представьте себе однако, что все население страны, как один человек, отбросило здравый смысл (т. е. свободу действовать в соответствии с обстоятельствами по своему усмотрению) и подчинилось единой воле национального плана. Тогда нет надобности ни в каких жертвах при построении социализма и ни в каких организациях типа КГБ или ГУЛага. Чем полнее подчинение, тем меньше жертв.

Легко увидеть теперь, как важно соответствующее воспитание и образование в обществе социализма. Оно должно быть строго однородным и строго соответствовать идее научно управляемого общества. Эту задачу никак нельзя свести к вульгарному термину «промывка мозгов»: сложность и грандиозность этой задачи не укладываются в такую примитивную терминологию.

Религия, которая учит людей, что существуют законы и Судья выше земных, подрывает авторитет великого вождя и научных законов социализма. В интересах населения (меньше жертв) религия должна подавляться и строго контролироваться. Возможен и вариант использования религии для прямой службы социализму, как, скажем, в Румынии. Для этого нужно, чтобы первосвященники сами отбросили здравый смысл и идею превосходства Христа над земными законами. Сомнительно однако, что этот вариант может быть прочным и длительным.

 

Совершенное общество социализма

Ясно, что социализм в наиболее совершенном виде должен быть похож на совершенный кристалл: каждый член общества должен занимать соответствующее место и выполнять строго соответствующие обязанности. Все люди должны быть гаечками, болтиками, колесиками в совершенной машине социализма. Беда в том, что людям свойственно (особенно в условиях совершенного порядка) стремление к беспорядку. Поэтому в реальном социализме, — скажем, в СССР, — происходит непрерывная борьба порядка и беспорядка, хотя пока социализм существует, порядок, ясно, перевешивает.

Однако это беда внутренняя. Есть и внешняя причина несовершенства социализма.

В свое время в СССР гремел спор: можно ли построить социализм в отдельной стране или нужна мировая революция? Для людей неискушенных он может показаться чисто схоластическим. Сталин, казалось бы, решил вопрос положительно, и понятно почему: не ждать же надолго затянувшейся мировой революции. Однако совершенный социализм действительно невозможен в отдельно взятой стране. Невозможно получить стопроцентно сбалансированный национальный план, если нет полной изоляции от остального мира и приходится иметь весьма экономически существенные дела с непредсказуемым и по-настоящему не планируемым капитализмом.

Кроме того, существование капитализма — непрерывное искушение населения опасным здравым смыслом. Поэтому социализм никогда не может приспособиться к существованию капитализма, хотя капитализм без труда приспосабливается к любому социализму и вообще к любому изму.

Жители Запада всегда думают, что скрытая или открытая враждебность социалистических режимов к Западу — результат личных свойств вождей или их непонимания Запада. Им трудно понять, что социалистические вожди и сами — рабы социализма, ибо любое повреждение социализма есть повреждение их власти. В остальном же эти вожди ничем не отличаются от вождей Запада.

Диктатура вообще и диктатура социализма. Разница между ними очень существенна. 1. Путь к социализму рассматривается большинством его участников как путь к справедливому, разумному, совершенному человеческому обществу. Любая другая диктатура таких высоких целей себе не ставит, ограничиваясь низменными практическими задачами. 2. Социализм в его совершенном виде представляет собой наиболее совершенный, наиболее логически прекрасный порядок, который именно в силу этого превращает все человеческие существа в рабочую скотину. Едва ли любая другая диктатура может быть способна на создание такого совершенного порядка и такой полной трансформации людей в рабочую скотину.

 

Некоторые дефекты совершенного общества

Неэффективность социализма. Невозможно заранее планировать открытия или изобретения — национальный же план всегда напряжен, так как множество насущных нужд требуют удовлетворения. И местный руководитель не имеет серьезной возможности в нужный момент помочь изобретателю изобрести, а открывателю — сделать открытие. Чтобы выполнить план и избежать неприятностей, он должен знать наперед все условия выполнения плана. Новое изделие, новый процесс могут создать неожиданности и риск невыполнения плана. Поэтому общество сбалансированного национального плана крайне консервативно, если не сказать — реакционно, и стремится хотя бы поддержать статус-кво.

Отсутствие материального вознаграждения за дополнительную работу способствует и консервативности, и просто плохому качеству выполняемой работы. Поэтому характерны техническая отсталость социализма и его неспособность в технике и качестве продукции конкурировать с Западом. Приоритет военной мощи, необходимой для защиты социализма и завоевания Запада, вместе с названными факторами не оставляет почти ничего для удовлетворения нужд населения. По моим подсчетам, уровень жизни в СССР следующий:

 

1914

1968

Царская Россия

100 %

47 %

Англия

80 %

216 %

 

По официальным данным («Литературная газета», 1977, 24 авг.):

 

Количество земли

 

Количество
рабочих рук

Выход
продукции

Частное приусадебное

3 %

16 %

28%

Все колхозы и совхозы

97 %

84 %

72 %

 

Рабочие же руки в приусадебном хозяйстве — это, как объясняет «Литературная газета», руки многодетных матерей, стариков и старух, подростков, а также сельской интеллигенции, колхозников и рабочих совхозов после полного рабочего дня, отданного государству. Сокращение приусадебного производства с 32% в 1965 до 28% в 1977 ставит СССР буквально под угрозу голода и недостатка сырья для промышленности. Я не очень удивлюсь, если под давлением жизненного опыта и неудач социализма вожди СССР сделают первый роковой шаг к разрушению «прекрасного здания социализма», реально допустив развитие частного хозяйства, ради удовлетворения нужд трудящихся. Этот шаг повлечет за собой некоторое освобождение торговли, следовательно — появление некоторой самостоятельности жизни населения, и в конечном итоге вызовет отказ от сбалансированного полного планирования, т. е. от социализма. Так может начаться вместо происходившего до сих пор укрепления социализма в СССР постепенное его разрушение. Любопытно, что это будет происходить на фоне продолжающегося на Западе движения к социализму.

Очковтирательство, бюрократия и взяточничество.Необходимость строгого наказания виновников невыполнения плана, а также строгого учета и контроля при социализме приводит к следующим последствиям:

к стремлению исполнителей «натянуть» выполнение плана любыми средствами, включая прямой обман. В выполнении плана заинтересованы не только конкретные исполнители, но и их начальники вплоть до вождей, поэтому очковтирательство легко сходит с рук. Во всяком случае, легче, чем невыполнение плана;

к стремлению на всех уровнях запастись документацией, оправдывающей деятельность или бездеятельность. Неудержимо растет бюрократия в ущерб полезной деятельности;

к стремлению избежать личной ответственности за любое решение. При социализме, как правило, никто не решает, а «спихивает» дело по кругу, что и получило название «спихотехники».

Понятно, что любой капиталист, попытавшийся поступать в соответствии с этими способами, был бы полным идиотом и немедленно бы разорился. В любом же государственном предприятии (не обязательно социалистическом) это закон жизни.

Главная ситуация социализма такова: государственный служащий, имею-щий в распоряжении ему лично не принадлежащие блага, противостоит некоему гражданину, претендующему на получение этих благ по праву или без оного. Служащий, естественно, волен затянуть дело правого придирками, а неправому, наоборот, выдать требуемое под благовидным предлогом или под секретом. И правый, и неправый вынуждены поощрять положительные для них действия служащего, и взяточничество становится при социализме (или вообще в государственных учреждениях) законом жизни.

В ситуации «капиталист-потребитель» взяточничество лишено смысла и не существует.

Двуличие. Социализм должен наказывать любое непослушание директивам, но план и директивы обнимают всю деятельность человека, вплоть до абсолютно частной жизни: частная жизнь способна испортить производительность человека в общественном производстве. Спасаясь от этой назойливой опеки, многие люди разрабатывают и успешно применяют технику совмещения в себе двух разных личностей: для себя и для социализма. У некоторых развитое чувство собственного достоинства вызывает искусственный конформизм как средство сохранения собственной моральной основы. И человеческое существо, воспитанное в недрах социализма, оказывается совсем непохожим на обычного человека.

 

* * *

Думаю, нет необходимости детализировать прочие последствия реализации двух невинных и привлекательных принципов социализма. Социалистическое общество во всех его проявлениях оказывается наиболее предсказуемым, как только вы откажетесь от логики здравого смысла, заменив ее логикой управления с помощью сбалансированного национального планирования.

 

Стратегия и тактика социалистов

Я имею в виду людей, соблазненных социализмом, но еще не поживших в нем. Их обычно отличают следующие признаки:

1. Неприятие по разным причинам существующего (на Западе) строя и желание любыми средствами его разоблачать и разрушать, не заботясь ни о логике, ни об экономике. Преобладание, в первую очередь, эмоций, не исключая и подражательности.

2. Крайне смутное представление об истинном содержании социализма, ограничивающееся, в основном, лозунгами. Ни один из них не расскажет хотя бы, как будет при социализме достигнута такая высокая производительность труда, которая позволит выполнить обещания, так щедро раздаваемые ими сегодня.

Их позиция исчерпывающе представлена в известном гимне «Интернационал»: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим». Это разрушение производится огромным количеством различных способов, включая следующие, наиболее известные:

 разрушение средств производства страны монопольными профсоюзами с помощью непрерывных забастовок по всякому пустяку; с помощью запрещения введения новых, более производительных машин и процессов; с помощью сопротивления каждому шагу администрации в улучшении или даже сохранении производительности; с помощью требований абсурдных по величине повышений зарплаты и т. п.;

 захват монопольными профсоюзами прессы, радио, телевидения с помощью тех же способов и массовая «промывка мозгов» против существующего строя;

 психологические и экономические атаки на судебную власть, полицию, армию с целью их разрушения;

 разрушение системы образования и воспитания путем захвата руководства в союзах студентов и преподавателей и проведения так называемых прогрессивных реформ;

 постоянная и повсеместная угроза насилием или экономическими санкциями любому лицу или организации, противодействующим разрушению общества и движению к социализму.

Эти разрушительные действия охватывают всю страну, и нет места или положения, защищенного от них. Понятно, что, например, в Англии для окончательной победы социализма нет нужды в революции. Профсоюзные монополии, усовершенствованный вариант партии большевиков, уже захватили колоссальную роль в стране. Вожди профсоюзов уже контролируют людей, парламент, прессу, средства связи, и строительство социализма уже на полном ходу — по тем рецептам, о которых я рассказал.

В чем корни социалистических успехов — в качестве наиболее очевидного примера, в Англии? Ничем не ограниченное право на объединения привело к расщеплению общества на множество слоев и групп, представляемых теми или другими объединениями. Каждое объединение, естественно, стремится к росту числа членов, чтобы, наращивая мощь, быть способным добывать привилегии для своих членов за счет других объединений или необъединенной массы. Профсоюзы — объединение, обладающее сильными политическими и экономическими средствами воздействия, обогнали в росте своей мощи всех других. В обществе оказалось три гиганта: профсоюзные монополии, невероятно разросшийся государственный аппарат и гигант промышленных и банковских монополий и корпораций. Люди лишились и голоса, и действий, передоверив их гигантам и, следовательно, вождям гигантов. Всеобщая зависимость людей не друг от друга, а от гигантов привела к колоссальному росту взаимной ненависти, к разобщенности и духовной опустошенности. Жизнь страны стала сценой непрекращающейся драки гигантов, интересы которых не совпадают. Каков может быть исход этой драки? Он уже ясен: завершается подчинение государства и промышленных и банковских монополий проф-союзам, т. е. победа сил социализма. Впрочем, и в варианте торжества государства социалистический тоталитаризм был бы обеспечен. Гиганты, их борьба, потрясения общества разрушают общество и создают перспективу победы одного из гигантов, т. е. социализм. Концентрация власти у любого из гигантов вызывает необходимость единого и разумного управления обществом, которое не может быть ничем иным, как сбалансированным планированием в интересах населения. Со всеми его последствиями.

 

Можно ли в Новой России избежать аналогичной ситуации?

Представьте себе в Новой России следующие условия:

1. Любое объединение, любая фирма и т. д. ограничены конституцией страны в размерах и имуществе так, чтобы они не могли получить слишком большую власть и стать монополистами.

2. Государство в своих функциях конституционно ограничено теми, которые только оно может выполнять: оборона страны, иностранные дела, обеспечение законности и порядка, арбитраж, охрана природы и т. д.

3. Размер государственного имущества и величина совокупности налогов и сборов с граждан и организаций конституционно ограничены определенным соотношением ко всему имуществу страны и к национальному доходу.

4. Государство по конституции лишено права быть крупным хозяином-работодателем.

5. Государство по конституции не имеет права печатать деньги без специального на то разрешения парламента.

Эти пять простых формулировок — только точка зрения. Нужна, конечно, основательная и детальная разработка конституции Новой России (Новой Украины, Литвы, Армении — любой страны, которая отделится от существующего государства социализма) в качестве альтернативы социализму и нынешнему монополистическому капитализму. Именно монополистическому, так как нигде уже на Западе нет общества свободного рынка, и законы его перестали действовать с тех пор, как экономика и жизнь стран Запада давно перешли в руки монополий-гигантов.

При условии ограничения размеров любых объединений и фирм новое общество будет способно разрешить миллионы противоречий миллионов людей на уровне либо их личных взаимодействий, либо взаимодействий огромного множества некрупных объединений и фирм. Такое разрешение противоречий не будет приводить к потрясениям, нестабильности и разрушению общественной структуры, как это происходит сейчас на Западе.

Новое общество не будет стремиться к ужасам социализма потому, что людям будет обеспечена свобода духовной и любой другой (не преступной) деятельности.

1978, № 15

 

Версия для печати