Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2011, 149

Святейшему патриарху Московскому и всея Руси Алексию II

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ «КОНТИНЕНТА»

5. Дмитрий Поспеловский

Святейшему патриарху Московскому и всея Руси Алексию II

От редакции–1998

Ниже мы печатаем присланные нам Дмитрием Владимировичем Поспеловским для публикации в «Континенте» тексты двух его писем святейшему патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Более позднее (печатаемое первым) объясняет причины, по которым автор решил предать гласности предыдущее, первоначально к этому не предназначавшееся (оно было послано патриарху в первых числах марта [1998 года]).

Д. В. Поспеловский — заслуженный профессор Университета Западного Онтарио (Канада), автор многих книг и более 100 научно-публицистических статей по истории России, русской Церкви, ее современной жизни и актуальным богословским проблемам.

Д. В. Поспеловский родился в 1935 году в Ровенской области (тогда Польша). С материнской стороны Д. В. Поспеловский — внук К. Д. Ушинского; отец его, Владимир Константинович Поспеловский, происходил из старинного священнического рода. В1949 году, еще мальчиком, Д. Поспеловский вместе с матерью и двумя сестрами эмигрировал в Канаду из лагерей для беженцев в Западной Германии. В Канаде, в университете Конкордия (Монреаль), получил высшее образование (политология и экономика), затем вернулся в Европу, работал в НТС, на Би-би-си, окончил аспирантуру Лондонского института экономических и политических наук. Затем работал на Радио «Свобода» и в качестве профессора русской истории Университета Западного Онтарио (1972–1997). Член православного миссионерского (англоязычного) Преображенского прихода Антиохийской патриархии в Лондоне (Канада).

 

Ваше святейшество, дорогой Владыко!

Посылая это письмо Вам два месяца назад[1], я не думал предавать его гласности. Но теперь, когда за запретом о. Георгия следует систематическая чистка других выдающихся пастырей — о. Владимира Лапшина, о. Павла Вишневского, — не вижу иного способа довести письмо до Вашего сведения (ибо есть подозрения, что Ваше окружение, возможно, некоторые письма к Вам не допускает), кроме как через периодическую печать, — в надежде привлечь к этим трагическим событиям и внимание российской общественности. Может, хоть это остановит руку врагов Христа, выступающих от имени Церкви! Недостойный Ваш молитвенник —

Дмитрий Поспеловский

 

Москва—Центр, Чистый пер., 5.

Московская патриархия.

Его святейшеству,

патриарху Московскому и всея Руси

Алексию.

Ваше святейшество, дорогой Владыко!

Кровью обливается сердце с каждым новым известием о гонениях на самых лучших, самых миссионерски деятельных и успешных пастырей Русской православной церкви и на плоды их духовного, педагогического, миссионерского творчества.

И самое ужасное то, что гонителями их оказываются не КГБ или еще какие-либо силы воинствующего атеизма, а Вы, предстоятель Русской церкви. Хочется верить, что Вы делаете это по неведению, будучи введены в заблуждение какими-то злыми силами, окружающими Вас. Но ведь у Вас есть возможность лично проверить факты и добиться истинной информации или по крайней мере ознакомиться с показаниями другой стороны, прежде чем гнать и запрещать! Вот если бы Вы хотя бы побывали на богослужениях таких пастырей... К сожалению, в отношении о. Георгия это сейчас невозможно, пока он под запретом.

Помните, как года два назад Вы меня заверили, что ни в коем случае не будете мешать миссионерско-просветительной деятельности о. Георгия Кочеткова, и согласились со мной, что в этой области его деятельность положительна и уникальна, что, вероятно, ни один пастырь в РПЦ не приводит новых чад в Церковь через такой продолжительный и доскональный процесс катехизации, как о. Кочетков. Но вот в прошлом году, по наветам только одной стороны — психически больного иерея Михаила Дубовицкого и двигавших им в провокационных целях Шевкунова и К╟, — Вы запретили о. Георгия в служении; кстати, буквально накануне того, как прокуратура признала обвинения против него несостоятельными, а психиатрическая экспертиза признала Михаила Дубовицкого психически больным! Так что именем Вашим произведенное судилище оказалось Шемякиным судом (не будут ли историки в будущем сравнивать его с судом над Максимом Греком в XVI веке?) или, как я писал Вам прошлой весной, судом Буратино: тебя обокрали, значит, ты виноват!

С большим опозданием — из-за медлительной почты — получил печальную весть о ничем не оправданном снятии Вашего благословения со всех школ, основанных и руководимых отцом Георгием, то есть изъятии этих школ из образовательной структуры Московской патриархии. И это при крайнем дефиците как количественном, так и качественном учебных заведений в РПЦ, когда большинство ее семинарий — не говоря уж о духовных училищах — находится на очень низком академическом уровне, а подавляющее большинство духовенства, богословски безграмотные и невежественные, вместо духовного просвещения и сеяния зерен любви Христовой занимаются запугиванием своей паствы всевозможными мифами о враждебном окружении, о мифическом жидомасонском заговоре. Согласитесь, что эти мифы и дух ненависти и подозрительности, распространяемые теми, кто по призванию должны учить любви и всепрощению, гораздо опаснее и для человеческой личности, растлеваемой и такими пастырями и таким «учением», и для российского общества в целом, чем то, что Вам может не нравиться в пастырской деятельности или богослужебной практике о. Георгия. Тем не менее, он под запретом Вашим (а теперь тому же подверглась и его школа), его двухтысячная паства лишена пастыря и храма, который теперь пустует при новом настоятеле, а при о. Георгии был переполнен интеллигентной молодежью, неофитами; а священники-обскуранты процветают, и в храмах их распространяются «Протоколы сионских мудрецов», изъятые из продажи в царствование Николая II по настоянию Столыпина как фальшивка, человеконенавистнические брошюры вроде «Антихриста в Москве», «Радонеж» и прочая макулатура. […]

Неужели Вы не понимаете, что такая церковная политика неизбежно ведет РПЦ по пути маргинализации в обществе?!

Как Вы знаете, я много езжу по России, читаю лекции не только в семинариях, но и в государственных учебных заведениях и вижу будничную жизнь Церкви, а не наполнение или переполнение храмов по случаю Вашего приезда и служения. С грустью наблюдаю рост падения интереса к Православной церкви. К протестантским и католическим миссионерам идут не потому, что они агрессивны, а потому, что люди, ищущие пути к Богу, не находят его в заурядных приходах. Пришлось мне разговаривать на эту тему с некоторыми студентами, ставшими одни католиками, другие протестантами. Все они начинали с того, что пошли в Православную церковь, даже некоторые крестились в ней, но места себе не нашли: службы на славянском языке не понимали, ни священник, ни приход на них внимания не обращали, никто не пытался просветить, воцерковить их. И они ушли. В Красноярске, например, я побывал в местной католической монашеской общине. Там встретил немало (относительно к католической общине и по сравнению с положением в православном соборе) студенческой молодежи — новообращенных католиков. Там и библиотека, и музыкальный кружок, и кружки духовного самообразования. Зайдя в первый раз в католическую церковь на богослужение, они, во-первых, услышали богослужение на родном и понятном русском языке, во-вторых, к ним подошли, на них обратили внимание, окружили любовью и предоставили возможность духовного роста с помощью дружественных и хорошо образованных пастырей. Вот в чем суть.

Аналогичное отношение к пастве и к приходящим впервые в храм в РПЦ я встретил только в следующих храмах: у о. Георгия Кочеткова, в храме Косьмы и Дамиана, что в Столешниковом переулке, в Бобреневском монастыре у о. Игнатия и у о. Павла Вишневского на Никитской. И вот одна из таких редких общин, которая успешно привлекала не только неофитов, но и обращала бывших сектантов в православие, теперь Вами или Вашим именем ликвидирована. Очередь за остальными???

Грустно и больно, что приходится писать такое горькое письмо в первый день Великого поста — времени покаяния, стремления к внутренней духовной гармонии. Простите меня, Владыко, великодушно, если чем обидел; но покаяние, метанойя — это прежде всего самоочищение, и вот в этом письме я попытался очистить свою душу перед Вами, изложив самое наболевшее.

Испрашивая Ваших архипастырских молитв, остаюсь недостойный

Дмитрий Поспеловский

1998, № 2 (96)



[1] В марте 1998 года. — Прим ред.

Версия для печати