Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2010, 146

От Москвы до Ленинграда

Стихи

Литературная гостиная “Континента”

Анна САЕД-ШАХ — родилась в Москве, окончила Филологический факультет Московского областного педагогического института. Стихи публикует с 1985 года, печаталась в журналах “Дружба народов”, “Континент”, “Новый мир”, “Огонек”, “Юность” и др. Автор двух поэтических сборников на русском и одного — на болгарском языках. Стихи переводились на английский, фламандский и непальский языки. Живет в Москве.

 

Анна САЕД-ШАХ
 

От Москвы до Ленинграда
 

* * *
…И вот он вернулся, пришел, притащился,
приполз на потрепанных крыльях,
где даже пыльцы не осталось.
Что есть у него?
Что может тебе предложить за прощенье,
кроме черных, как тучи провисших штанов
да мутной, как лед, катаракты.
Ну как ты?
И вот он поднялся с колен, аккуратно присел
на краешек стула.
Вот уж просит борща без сметаны
и хлеба кусок.
И смотрит так глупо и странно
на твои загорелые ноги, на жемчужный висок,
На уютный твой быт небогатый
— Ну как ты?
 
Что ответишь ему? Что ты можешь сказать?
Что, мол, бабой на свете
очень даже не муторно жить,
если смотришь кино,
если дарят цветы на работе.
Что, мол, тело осело и высохли губы давно,
и выросли дети.
Что иди, мол, туда, мол — откуда пришел,
откуда прогнали,
откуда ты больше не нужен…
 
Он кивает послушно,
он не отрицает
и прячет в ладонь восковое, как свечка, лицо.
И так обреченно мерцает
на пальце сутулом, давно безымянном,
венчальное, недорогое когда--то кольцо,
что хочется крикнуть:
Ну ладно! Уж я потерплю до заката!
Ну как ты уйдешь, нечужой человек —
уж коли вернулся.
Конечно, вернулся.
Допустим, однажды, конечно, вернулся,
конечно, на крыльях, конечно — навек.
 
 
* * *
Есть женщины, к которым не прилипает
никакая гадость, никакая дрянь:
шелуха от семечек, пляжная галька, комары и мошки,
кофейные пятна, банные листья,
бродячие собаки и мужчины.
У этих чудесных женщин бокалы блестят,
простыни хрустят, полы скользят,
беленькие фартучки на гвоздике висят.
И каждая вещь знает свое место — даже мужчина.
У этих волшебных женщин
половые тряпки такие чистые,
что ими можно не только протереть
мокрые от глаз очки,
но и перетянуть вскрытые завтра вены.
 
 
* * *
Хочется думать, что хочется жить,
только вот для?..
Впрочем, можно придумать повод:
у друзей под проценты
до праздника одолжить
и пахать, пахать до ссудного дня,
до пота седьмого.
А можно проще:
прыщ раздавить на губе
и поливать, поливать его кислотою борной…
или, к примеру, вернуться к тебе
в дом беспризорный.
 
 
* * *
Что ты, дура молодая,
зенки мажешь и малюешь губы,
и на рожу сыпешь всякой дряни —
ты и так счастливей всех:
нелюбимую — не разлюбят,
некрасивая — не увянет,
муж не бросит. А у тех
он ночует для утех.
Чтоб вздымалась плаха,
чтоб не зря на свете!
…С ними он — для страха,
а с тобой — для смерти.
 
 
* * *
Знаю я такое место,
где у дачного окна
неудачная невеста
жаждет терпкого вина.
 
Что ж тебе не спится, детка,
коли истина в вине ? —
Это я нашила метку
к той, веселой простыне!
 
Я такая… непростая,
не напрасно двадцать лет
колдовала, подсыпая
приворот в его обед:
мед и перец, сахар с солью
из толченого стекла,
…чтобы жизнь теперь слезою
по усам его текла.
 
 
* * *
Под землей лежат люди,
над землей летят люди,
по земле ходят тоже люди —
и никто не знает, как правильно.
А тело давно уже знает
свое место в семи километрах от МКАД
рядом с дедом, которого не знала —
уж он будет рад!
…Когда после жизни
земля перевернется —
ты предашь меня ей собственными руками,
и душа предаст тело.
А при жизни было наоборот.
…И посмотрит Бог и увидит,
что тело под землей,
душа — над ней,
и решит, что это хорошо.
 
 
Невский экспресс

Этот дождь косил под ливень,
правый глаз косил налево,
пьяный блеф косил под правду
и под булку — отрубя.
Только смерть косила честно —
всех косила под себя.
…От Москвы до Ленинграда
ночью страшно интересно:
за окном такая бездна —
как в душе у воробья.
 
 
* * *
…А из окна квартирки угловой,
качая марсианской головой,
заплывшая луна плыла
ни валко и ни шатко.
И от тоски вселенской мировой
мы в полночь шли
в тот клубик игровой:
я на сердечки ставила,
ты ставил на лошадку.
На старт, на старт,
осенний марафон!
На кто — кого
или на снова — вместе!
…По ком звонит мобильный телефон
уже который месяц?

Версия для печати