Rambler's Top100
ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛЭлектронная библиотека современных литературных журналов России

РЖ Рабочие тетради
 Последнее обновление: 26.08.2014 / 12:20 Обратная связь: zhz@russ.ru 



Новые поступления Афиша Авторы Обозрения О проекте Архив



Опубликовано в журнале:
«Континент» 2006, №130
РАЗНОЕ


1. По поводу статьи Галины Аккерман
версия для печати (43098)
« »

Живущая в Париже известная советская правозащитница, ныне французская журналистка Фатима Салказанова прислала на имя главного редактора “Континента” письмо следующего содержания:

Многоуважаемый Игорь Иванович!

В журнале “Континент” (№ 128, 2006) в рубрике ФАКТЫ, СВИДЕТЕЛЬСТВА, ДОКУМЕНТЫ опубликована статья Г. Аккерман “Еще раз о диссидентах — об их роли в падении советского режима”. Статья написана довольно небрежно. В ней есть и небоснованные выводы, и фактические ошибки, которые, думаю, следует исправить, потому что журнал “Континент” пользуется большим и вполне заслуженным уважением, и существует опасность, что эти ошибки начнут кочевать из статьи в статью со ссылкой на Ваш журнал. Именно поэтому я сочла необходимым направить Вам это письмо в надежде, что оно будет опубликовано в Вашем журнале.

Г.Аккерман пишет: “Владимир Буковский — бывший политзаключенный, который был обменен в 1986 году на генерального секретаря чилийских коммунистов Луиса Корвалана”. Это — опечатка, которую необходимо исправить. Владимир Буковский был обменян на Корвалана не в 1986 , а в 1976 году, то есть не при М.Горбачеве, а при Л.Брежневе. Потому и в знаменитой частушке сказано: “Обменяли хулигана на Луиса Корвалана, где б найти такую б…, чтоб на Брежнева сменять?”. Кстати, по-русски следует писать не “обменен”, а обменян”.

В 1985 году, по прибытии в Париж (куда я переехала из Израиля), я познакомилась с Владимиром Максимовым, русским писателем, выдворенным из Советского Союза, который с 1975 года выпускал журнал “Континент”.

Первый номер журнала “Континент” вышел не в 1975 , а в 1974 году. Неужели журнал “Континент” начал забывать собственную историю?

Интернационал Сопротивления был создан вначале в США, но быстро переместился в Париж.”

Интернационал Сопротивления был создан в Париже и ниоткуда и никуда не “перемещался”.

“Я никогда не забуду, например, Парижского форума в ноябре 1987 года, посвященного литературе без границ. Там присутствовало столько наших друзей, выдающихся деятелей культуры, многие из которых ныне уже в ином мире: нобелевский лауреат Иосиф Бродский, Милован Джилас, Анни Криежель, Бранко Лазич, Жан-Франсуа Ревель, Рене Тавернье, Жан Бло, Пьер Декс, Марко Паннелла и др.”. Может быть, следует назвать среди участников того форума и таких выдающихся писателей, как Владимир Войнович, Георгий Владимов, Роберт Конквест, не менее известных в России, чем Жан Бло, Марко Панелла или специалист по истории французской компартии Анни Криежель..

Есть довольно неприятные для диссидентов неточности и в примечаниях автора статьи. Она пишет, к примеру, что в Интеранционале Сопротивления работали “помимо начальства, всего четыре человека, вместе с секретаршей и негром Эрбером, который печатал всю нашу продукцию на ротаторе”.

Но главным качеством “негра Эрбера” было не то, что он был негром, а то, что он был африканским диссидентом, бежавшим из Конго через Анголу и предложившим свою помощь Интернационалу Сопротивления. Не повезло в примечаниях и знаменитому украинскому диссиденту Леониду Плющу. О нем сказано: “Киевский математик, сторонник йоги и телепатии, он сблизился в середине 60-х годов с московскими диссидентами”. Но, как Вам, наверное, известно, с диссидентским движением Леонид Плющ сблизился отнюдь не из-за увлечения йогой и телепатией.

После освобождения Сахаров поддержал начинания Горбачева”. Нет, безоговорочной поддержки не было. Всем известна знаменитая фраза А.Сахарова о М.Горбачеве : “ Если он будет идти, развивать этот процесс демократизации, да, мы должны его поддержать”. Союз “если” наделен здесь четким нравственным и политическим смыслом. И у многих еще сохранилась в памяти сцена на первом съезде народных депутатов СССР (1989), когда А.Сахарова освистали за то, что он с трибуны съезда обвинил советское руководство в развязывании агрессии против Афганистана и призвал М.Горбачева дать этой агрессии политическую оценку. Помним мы и его спор на этом съезде с М.Горбачевым, превратившим спор в грубейшую перепалку.

“Но на родине российские диссиденты-демократы, за редчайшими исключениями, остались париями. Их идеализм был в основном не понят в российском посткоммунистическом обществе, где доминируют деньги и национализм с религиозной окраской”.

Деньги и национализм с религиозной или антирусской окраской по сей день доминируют и в России, и во многих бывших советских республиках. Тем не менее не во всех этих странах диссиденты стали париями. В одних — они возглавили влиятельные партии (на Украине, например) , в других — возглавили влиятельные общественные организации (в России, например), в третьих — стали президентами, к примеру, Гамсахурдия в Грузии и Ландсбергис в Литве. Кстати, ни того, ни другого никак нельзя назвать идеалистами.

Уважаемый Игорь Иванович! В.Максимов, В.Буковский и Э.Кузнецов создали Интернационал Сопротивления в 1983 году. Двое из создателей этой организации (В.Буковский, Э.Кузнецов) живы и, вероятно, именно им, диссидентам, или в крайнем случае исследователям диссидентского движения следовало поручить статью о роли диссидентов в падении советского режима. В их статье, вероятно, не было было бы ни фактических ошибок, ни голословных выводов, которые присутствуют в статье Г.Аккерман, начавшей свое сотрудничество с этой организацией в 1986 году и не имевшей в СССР никакого отношения к диссидентству.

Примите уверение в моем глубочайшем почтении, —

Фатима Салказанова

 

Фатиме Салказановой отвечает И.И. Виноградов

Уважаемая Фатима!

Письмо Ваше, как видите, опубликовано. И не просто из уважения к Вашей просьбе. Мы и по существу считаем важным довести до нашего читателя Ваши поправки и замечания к статье Галины Аккерман, какой бы частный характер они ни носили. Конечно, было бы досадно, если бы вкравшаяся в текст ее статьи явная опечатка (1986 вместо 1976) дезориентировала читателя в отношении даты обмена Вл. Буковского на Корвалана, а такая ошибка ее памяти, как сообщение о начале издания журнала “Континент” в 1975 году, дала читателю повод не посетовать опять-таки на явный технический недосмотр редакции, а подумать, что редакция и впрямь начала забывать историю своего журнала, хотя на титульном листе каждого номера сообщает о том, что журнал был основан в 1974 г. “Континент” может быть только благодарен Вам за эти уточнения — равно как и за Ваши сообщения о том, что Интернационал Сопротивления был сразу создан в Париже, а не в США; что кроме названных Галиной Аккерман участников Парижского форума в ноябре 1987 года там были еще и Владимир Войнович, и Георгий Владимов, и Роберт Конквест (и, наверное, кто-то еще, не менее известный русскому читателю); что упомянутый Галиной Аккерман в поименных перечислениях негр Эрбер был не просто “негром”, но и африканским диссидентом, а украинский диссидент Леонид Плющ — не только математиком и сторонником йоги и телепатии. Из всего этого, впрочем, никак, на мой взгляд, не следует, что Галина Аккерман сколько-нибудь умалила масштаб личности Плюща, Эберта или Войновича, хотя, конечно, ради большей информативности статье совсем не помешало бы, если бы в ней все эти сообщаемые Вами дополнительные сведения присутствовали — равно как и более подробное изложение отношений Сахарова и Горбачева или более подробная информация о судьбах диссидентов в постсоветских странах. Вероятно, есть еще много и других не менее интересных и важных сведений и фактов, которые могли бы быть представлены в статье, обращенной к теме, о которой пишет Галина Аккерман. Но ведь никто никому и не мешает взяться за перо и рассказать обо всем том, о чем она не рассказала или, как Вы считаете, рассказала недостаточно точно. Почему бы, например, не сделать это Вам? Вы ведь ошибаетесь, полагая, что редакция специально “заказывала” эту статью — и именно Галине Аккерман. Нет, это было ее собственное свободное желание — написать о том, что ей было дорого и важно, и мы очень благодарны ей за то, что она нашла для этого и силы, и время и осуществила свой замысел. Точно так же будем благодарны и Вам, если Вы продолжите эту тему и поделитесь с читателями “Континента” всем тем, что на этот счет сохранила Ваша память. Тогда, кстати, читателю станет, может быть, понятнее, какие именно “голословные выводы”, которые “присутствуют в статье Г. Аккерман”, Вы имеете в виду, и он получит возможность убедиться, что за подобного рода формулировками, слишком, согласитесь, решительными для тех, в общем-то, частностей, на которые Вы указываете, стоит и в самом деле что-то более реальное и важное, чем просто некое странное раздражение тем, что о диссидентах взялась писать журналистка, которая, как Вы акцентируете, сама в СССР к диссидентам чести принадлежать не имела. Так что ждем от Вас готовности внести и свой собственный — весомый, реальный и конкретный — вклад в освещение темы, которую мы вовсе не собираемся закрывать статьей Галины Аккерман.

С давним уважением и неизменной симпатией

Ваш Игорь Виноградов

 





в начало страницы


Яндекс цитирования
Rambler's Top100