Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2004, 122

Прозреешь - и мир не выцвел...

Стихи

Владимир ЛАПИН - родился в 1945 г. в Москве. Автор нескольких книг для детей, а также поэтических сборников "Сверчок" (1993) и "Тон" (2001). Стихи печатались в журналах "Арион", "Волга", "Дружба народов", "Континент", "Новый мир". Живет в Москве.

* * *
В пути слились кресты, кусты, 
Простор и шаг,
Воспринимавший то пустырь - 
А то большак;

Воспринимал-то о-го-го -
Да сам остыл:
Уж больно было велико -
Пустырь, кресты. 

* * *
Всё-то у нас неказисто,
Разве что кладбище броско;
Теперь на нем и транзистор,
А не только сирень-березка.

Лопаты своё отчавкали
И отскулили собаки;
И с палочками-выручалками
На кладбище сходятся бабки;

А кладбище ими - светится 
Толково ли, бестолково?
И тут что ни бабка - вестница
Всеобщего и благого.

* * *
Прозреешь - и мир не выцвел;
И тотчас проблема детства:
Бежать или остановиться
Увидеть и наглядеться?
Из стариков - да в поросль,
В замысел из пролонгу!
Слышишь свой собственный голос,
Прошедший обратную ломку?


* * *
Как выплатишь налог
Хоть дворнику - хоть небу
За то, что намело
К подъезду снова снегу -

И ты себе скрипишь,
И снег тебе - скрипит ведь,
А треснувший кирпич
В стене - такая вытвердь!?


* * *
Жизнь идет; эпоха тычется;
Постоянный Рубикон;
И невидимая птичница
Сыплет звездный комбикорм.


* * *
Жили-были - не смогли,
Баба - он, она - мужчина;
Ты мигни им, ой мигни,
Мимоезжая машина!

Расстаются на Тверской:
Тротуар; не хлопнешь дверью;
Отмени или ускорь,
Путь-дорога, хоть бы Тверью!

Ну а ты, Москва, смотри,
Коль помочь не в силах, нечем:
Дошагают до Твери
Со своим противоречьем!

Всё идут, идут, идут;
Путь-дорога расстелилась…
То ли розность тут как тут,
То ли, вовсе, неделимость.
Стадии огня

1
Знать бы заранее,
Что это за ужас, какая все это мука:
Горенье захватывает - но сгорание
Захватывает не меньше;
	А ну как
Знал бы, ведал -
Что изменилось бы? не на это ль
Тебя положило решением той неизменчивой воли,
Превыше какой не бывает?! и выбор,
				собственно, - твой ли,
	Ой ли,
Псеводизменщик?!

	И зная заведомо -
Пылал бы, истрачивался, извелся;
Предназначение свыше? - да нет же, причина,
				скорее, не в этом - а 
	В том, что иначе
Душа и себя самое проспала бы незряче:
Проснулась бы замертво, только и помня:
жила - не жила - да еще и не выспалась вовсе.

2
В угасаньи огонь есть.
	Исполненный самозабвенья,
Он и вспыхнет на миг,
Со своим пепелищем еще раз детально знакомясь -
	И вдруг обнаружив хотя бы ничтожный тайник;
	Так рождается помесь
Бесстрастья и полымя: благоговейно.


Автопародия
В Москве уже совсем безвыездно застряв,
Я все ж не утерпел
Да вспомнил, что теперь
Гусь на одной ноге стоит в селе на тракте -
К морозу и ко льду:
Наследственнейший практик,
Он абсолютно прав!
Но если б он еще меня имел в виду,
То, нужно думать, знал бы,
Что мы здесь, в городе, не беспредметно зябли -
А тоже вот в предчувствии зимы;
Что практики - и мы
При всем своем весьма капризненьком ансамбле.

Где холодает - там и холодит,
А печи и дрова толкнула вон цивильность,
Хозяйски-хитровато оценив
Одно из наших зимних див:
Сколько ни ставили в московских парках южно-голых Афродит -
Ни разу ни одна не удивилась,
Не простудилася и не слегла
Из-за нехватки грецкого тепла.

Достигнем ли и мы такой завидной стойкости Венер?
Как холодно - так даже в дом тепла нам нужно сразу б,
И все-то мы повымерзнем, пока
Один из нас (возможно, это я) застрянет на века:
Окаменел,
Скрывая зуб свой, не попавший на зуб.


* * *
Вовсе не без этого
Разум исцеляешь:
Не сочтешь несметного -
А перечисляешь!

И считать - обманывать,
Бросить - несерьезно,
И шептать, что рано ведь,
Никогда не поздно.


* * *
А вишенки уже висят.
Не каждой предусмотрена охрана:
Покуда лето - выживет босяк
И оживится воробей-подранок;
Потом уж (…слухи есть о том, что и потом
Быть может - всё, и даже пресловутый суп
			с любившим воробьев котом).

Да что ж держать в ответчиках кота?
Вон и босяк-то вовсе не безгрешен:
Недели три на рынке время коротал,
До вишен он уже попробовал черешен:
А эти ягоды у нас и не растут -
Их возят,
Само собой, для выгоды: у нас их тут
Продашь и втридорога; ну, помнётся возле
Какой-один - потерь всего-то горсть,
И, в общем-то, кто здесь хозяин - а кто гость?


Колыбельная
                        Разбужен чудным перечнем
                        Тех прозвищ и имён …
                                            Б. Пастернак
И ночь темней, чем темная,
И я старым стара;
Дитя мое, дитё мое,
Дотянем до утра!

С тобою мне подышится,
Сбежим из заперти -
И песенка подыщется,
Чтобы идти-идти;

За нами следом деревце
И рощица, и холм:
Не верилось? - поверится
Во всё и целиком.

И лишь для чёрна-юмора
Напомнится, сипя,
Что я тебя придумала -
Баюкая себя.


Vita aeterna
Скажет: - Открой мне. - Зайдет, посидит,
Спросит: - Один ты? А кто-нибудь кроме? -
Странное дело: вся жизнь позади -
А поджидаю такого "открой мне".

	Я не безгрешен - она не грешна,
	Что и возьмёт - ничего не угробит…
	Жду, не заметив того, что пришла
	И не торопится, и не торопит.

Версия для печати