Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2004, 121

Меджугорье. Война день за днем

Фрагменты из книги

Свидетельства Меджугорья1

Сестра Эммануэль2

МЕДЖУГОРЬЕ

ВОЙНА ДЕНЬ ЗА ДНЕМ

Фрагменты из книги3

Употребляя выражение «Пресвятая Дева явилась...», мы никоим образом не предваряем заключения Церкви о подлинности явлений Пресвятой Девы в Меджугорье. Здесь приводится лишь наше личное мнение, а также мнение свидетелей событий, происходящих в Меджугорье в настоящее время.

Мы заявляем, что публикуем эту книгу с целью информировать о происходящем и подчинимся решению Церкви, как только оно будет оглашено.

 

Царице Мира, моей Матери и Виновнице моей радости

Моим хорватским друзьям из деревни Меджугорье

Моим братьям сербам, которые считают себя моими врагами, но которые стали бы мне друзьями, если бы у нас нашлась возможность посидеть вместе за чашечкой кофе...

 

III. Май 1992 г.: что делают Европа и ООН?

Ложные вести

Постоянно доходившие отовсюду ложные вести были для нас весьма поучительной иллюстрацией того, на что способен человеческий язык, а также неистощимым источником для не слишком веселых шуток. Вот несколько примеров, которые мы вспоминаем с улыбкой:

— «Община Блаженств, напуганная войной, покинула Меджугорье» (весть из Италии).

Если верить слухам, мы покидали Меджугорье чуть не ежедневно; непонятно только, как мы ухитрялись делать это снова и снова, ни разу туда не вернувшись…

— «О. Иозо убит» (весть из Бельгии).

Для покойника он говорит довольно энергично!

— «Церковь разбомбили, не осталось камня на камне» (весть из Америки).

Бедная церковь, ее так часто бомбили в воображении, что непонятно, как она до сих пор стоит!

— «Вицка при смерти» (весть неизвестно откуда).

Если слух верен, она прекрасно скрывает свое состояние, в Бияковичах только и слышно, как эта умирающая призывает всех к молитве и полному упованию на Госпу!

— «Скорее бегите из Меджугорья! Сербы собираются уничтожить деревню, они уже ее окружают. Через двадцать четыре часа будет уже поздно!» (весть из... Сингапура!).

Ну и мощные же бинокли у них на Дальнем Востоке!..

Короче говоря, со дня на день мы ожидали конфиденциального сообщения откуда-нибудь из Австралии, что Госпа ранена во время явления, что Ее срочно доставили во временный госпиталь в Цитлуке и что из-за нехватки медикаментов Ее состояние постоянно ухудшается...

Наш друг Бернард Эллис получал из Англии оригиналы моих факсов, переводил их и с помощью прекрасно организованной сети рассылал по всему миру. Он не уставал изумляться, в каком виде возвращалась к нему информация, обойдя страны и континенты. Например, он посылал сообщение: «Бомба упала в одном километре от церкви» (так оно и было), а пару дней спустя она превращалась в: «Бомбы упали прямо на церковь, она полностью разрушена». Видно, некоторые доброжелательные души полагали, что если добавить к информации капельку драматизма, это сильнее будет побуждать к молитве...

Следует признать, однако, что ложные вести вызвали изумительную волну молитвы. Печально, разумеется, что пострадала истина, но Госпа, несомненно, сумела извлечь из этого пользу, ведь всякая молитва, возносимая от сердца, угодна Богу, и эти молитвы помогли кому-то в иных, действительно ужасных и трагичных обстоятельствах, о которых в то время никому ничего не было известно. Начало «этнической чистки», например, сопровождалось чудовищными пытками и убийствами.

 

Факс из Меджугорья, 1 мая 1992 г., праздник св. Иосифа-Труженика

Дорогие Чада Меджугорья, дорогие помощники Госпы!

Да будут благословенны Иисус и Его названый отец Иосиф, зарабатывавший хлеб насущный для Того, Который есть Хлеб Жизни!

Два дня назад прибыли первые грузовики с «синими беретами». В Меджугорье осталось четверо из них. Их командир француз. Завтра прибудут еще шестеро. (В Мостаре — двенадцать человек, и еще по нескольку в трех других городах; всего выходит примерно сорок.) Ожидается прибытие и других. Провидение проявляет не только любовь, но и юмор: они разместились у нашей соседки, так что при первой же серьезной тревоге десять «синих беретов» явятся в укрытие к нам.

Но незаметно, чтобы их присутствие что-нибудь изменило в планах сербов. Всю ночь мы слышали взрывы бомб в Каплийне, порой и со стороны Цитлука, так что наши стекла дрожали по-прежнему. Около 23 ч. 30 мин. Мостар бомбили так сильно, что мы с Сесиль могли наблюдать прямо из нашего дома скорбную иллюминацию: вспышки разрывов освещали все небо над долиной Неретвы. И сегодня утром все это продолжалось.

Грузовик с продовольствием из Сен-Броладра благополучно прибыл вчера, тысяча благодарностей французам, мы уже начали распределять. Готовятся и другие грузовики, прежде всего с консервами и питанием для малышей.

Что говорит нам Господь в молитве? — Оставаться в этом месте на службе Госпе, прежде всего постом и молитвой в единении со всеми вами, а также работой и различными конкретными делами. «Ободрись, Зоровавель! Не бойся!.. Ободрись, весь народ земли, и производите работы!.. Слава сего последнего храма будет больше, нежели прежнего... И на месте сем Я дам мир»4.

Да, «производите работы». За дело! Самое время это сказать. Сегодня Госпа считает тех, кто сказал Ей «да», и желает многое им доверить. Вместе с ними одержит Она победу и завершит Свой план, начатый в Фатиме. Посредством Розария и Молитвы от сердца Она показывает каждому его дело. Какое счастье, да, какое счастье для нас иметь такую Мать и трудиться под Ее водительством. Иметь тем самым мир Иисуса в наших сердцах!

Спасибо, спасибо всем!

 

Когда святой Иосиф едет на «пежо»...

Невозможно не рассказать чудесную историю нашего автомобиля. Когда в октябре 1989 Эфраим, основатель нашей Общины Блаженств, решил послать в Меджугорье несколько человек из общины, практическая сторона этой затеи была возложена на меня. У меня же для таких случаев есть превосходное знакомство: святой Иосиф. И вот 9 ноября 1989 года он получил от меня следующее послание:

«Дорогой святой Иосиф! Ты знаешь, как я тебя люблю. Через девять дней будет одиннадцатая годовщина дня, когда я обручилась с твоим Сыном. Так вот, если ты думаешь о том, что бы мне подарить, больше не думай, я сама тебе скажу. Я отправляюсь в Меджугорье, чтобы поступить в школу и на службу Твоей Супруги Госпы, Она меня позвала. Но, ты понимаешь, оказаться там без автомобиля очень трудно, из-за любой мелочи будут возникать проблемы. Поэтому будет просто чудесно, если ты подаришь нам автомобиль — Ей и нам, автомобиль, который поможет осуществиться планам Мира. Я прекрасно знаю, что в Назарете вы с Ней обходились без автомобиля, но времена изменились, и я знаю, что с тех пор ты тоже осовременился. Нам нужна хорошая,  крепкая легковушка,  легкая в обслуживании — ибо я полный нуль в механике — и с большим багажником. Не бери двухдверной, в нее трудно влезать, четырехдверная лучше (очень важно все ему детально объяснить). У меня как раз хватит времени совершить для тебя новенну5 до 18-го, а поскольку 18-е это пятница, то как было бы чудесно, если бы вечером, когда мы празднуем «шаббат»6, я могла объявить братьям, что у нас есть автомобиль! Только представь себе хвалу, которая вознесется из их сердец! Но только не медли, пожалуйста, с исполнением моей просьбы, иначе у нас не хватит времени оформить все бумаги до отъезда (1 декабря)».

В следующие два-три дня меня временами охватывало сомнение. Насмешливый голосок убеждал: «Ты что, и вправду веришь, что 18-го получишь машину? Глупости!». Но я рассказала об этой новенне всем братьям, и многие решили к ней присоединиться. Итак, я выбрала слепое упование на помощь святого Иосифа: мне ведь так часто приходилось убеждаться в его отзывчивости!

Проходили дни... Наступила пятница, а на горизонте по-прежнему пусто. Но вот во второй половине дня приносят письмо из нашего монастыря в Ней от сестры Мари-Рафаэль, которая отправлялась вместе с нами:

«Дорогая Эммануэль, ты не поверишь, нам только что подарили автомобиль для Меджугорья! И зовут дарителя... Иосиф! Он живет в Лурде и безмерно любит Пресвятую Деву. Он дал обещание, что отдаст Ей свою машину, «пежо-305» в прекрасном состоянии, но он не знал, как это сделать. А когда он услышал, что мы с тобой собираемся ехать в Меджугорье и что нам нужна машина, у него тут же сердце подпрыгнуло, он понял, что Пресвятая Дева хочет его машину для Меджугорья.

У нас как раз есть время, чтобы выправить техпаспорт и страховку на твое имя, и я приеду за тобой на этом автомобиле!..»

И знаете что? Письмо было написано 9 ноября, в день, когда началась новенна. Но святой Иосиф точно выполнил условия контракта и задержал почту: письмо достигло меня 18-го.

И этот «пежо» держится до сих пор, пройдя всю войну и невероятно много послужив во славу Госпы.

Из этой истории стоит заключить следующее: если у вас возникла в чем-нибудь нужда на службе Госпы, попросите об этом святого Иосифа и скажите- ему: «Это не для меня, а для твоей Супруги, Девы Марии, Она в этом нуждается для Своего плана мира». Для Нее он всегда расшибется в лепешку.

 

Личный факс Жильдасу, 2 мая 1992 г.

Дорогой Жильдас!

Среди всех начинаний в помощь Меджугорью никогда не забывайте, пожалуйста, что остановить войну можно только постом и молитвой.

Ко всем своим обращениям непременно прибавляйте послания Госпы. А если из-за такого обилия работы у тебя не будет оставаться времени на молитву, лучше пожертвовать частью работы, но сохранить молитву. Иначе получится ловушка и потеря благословения для всех. Ты ведь знаешь, наша задача не в том, чтобы заменить собой масс-медиа. В противном случае я быстро превратилась бы в журналистку: тут такая куча материала. Но у меня другое призвание (хотя удержаться порой бывает очень трудно, такие идеи супер-репортажей возникают).

 

Факс из Меджугорья, 4 мая 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья и все, кто трудится вместе с Госпой!

Хвала Иисусу! Всегда Иисусу и Марии!

Мы с удивлением увидели, что некоторые матери вместе с детьми вернулись в деревню: условия жизни беженцев так тяжелы, что люди предпочли, невзирая на опасность, жить в собственных домах. Огромная проблема — недостаток продовольствия для этих семей, магазины пусты и закрыты, предприятия не работают, денег не поступает ниоткуда... Тоска! Мы призываем всех, кто может организовать хотя бы один грузовик с продовольствием, сделать это. Готовые грузовики могут обслуживать Широки-Брег и Меджугорье, откуда отправляются конвои в отрезанные деревни. Будем молиться, чтобы все хорошо устроилось в мире Госпы и в любви.

В час, когда я пишу, война еще свирепствует вокруг Меджугорья: Мостару не дают ни малейшей передышки, отсюда виден взрыв каждого снаряда. Передвигаться с места на место трудно даже «синим беретам». Почти все дороги перекрыты, и люди не могут покинуть свои города. Разрушено много домов. Вчера вечером на Любушки была предпринята жестокая атака; сегодня утром «синие береты» отправились посмотреть на тела убитых детей, чтобы составить рапорт. Снаряды падают на Цитлук, пылают две машины. Но сама деревня Меджугорье до сего дня остается совершенно нетронутой.

Особенно молитесь за наших солдат. Теперь они проводят сутки на фронте и трое-четверо суток дома. Они снова уселись на свои тракторы и принялись за полевые работы, но остаются все время наготове. Кое-кому мы дали послания Госпы на хорватском. Результат: многие просят еще и говорят, что никогда прежде их не читали! Сердцем они знают, что только их Царица им покажет, как одержать истинную победу. Один из приходских францисканцев ежедневно надевает военную форму и отправляется к ним в окопы вместе с Милосердным Сердцем Иисуса, чтобы принимать исповеди солдат и духовно их поддерживать. Неужели нужна была война для того, чтобы они осознали, что за неслыханная ставка поставлена на Меджугорье и что за благодать изливается отсюда на весь мир?!

Дорогие братья и сестры, ваши молитвы — это та стена, о которую разобьется сатана. Спасибо за стойкость в молитвах в эти скорбные дни: несомненно, что Госпа одержит самую прекрасную победу благодаря той любви, которую Она найдет в ваших сердцах.

Вы Ее дорогие дети, Она гордится вами!

Мир со всеми вами!

Факс из Меджугорья, 7 мая 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья и все возлюбленные дети Госпы!

Вот уже месяц, как первые бомбы упали на наш край Герцеговину и самая посещаемая в мире деревня превратилась в пустыню... Вот уже месяц, как закрыта церковь Меджугорья, горы оставлены, пусты конфессионалы, молчат громкоговорители, а две трети ее жителей эвакуированы... По видимо-сти, в этом месте, которое он ненавидит больше всякого другого, сатана одержал крупную победу, но для верующих это час долгого, любовного созерцания Иисуса на кресте. Враг думал, что уничтожил Его? — А на деле он вызвал только невероятный поток славы и открыл вечные источники жизни там, где думал нанести своей Жертве смертельные раны. Меджугорье и весь хорват-ский народ переживает сейчас скорбные тайны Иисуса в ожидании Его слав-ных тайн8. Во время этой долгой хорватской Страстной Пятницы Госпа ищет истинных верующих, верующих вместе с Нею в Воскресение. Она не оставляла Меджугорье ни на один день. Являясь Ивану и Вицке, Она молится с ними и со всем народом, показывая, до какой степени наши страдания это и Ее страдания. У Нее скорбное лицо. Она говорит исключительно о способах остановить войну. Она несет в Своем Сердце все будущее Меджугорья и его огромную роль в спасении человечества. Она незримо приготовляет великий Знак, который обещала дать на горе Явлений как для верующих, так и для неверующих. У Нее Свой план, и Она его осуществит. Наша роль — ускорить это осуществление, все больше и больше приближаясь к Ее Сердцу, оставив таким образом как можно меньше времени сатане на разрушение.

Дорогая Госпа, мы любим Тебя, но умножь нашу любовь, потому что мы хотим любить Тебя бесконечной любовью!

 

Факс из Меджугорья, 8 мая 1992 г., 14 часов

Вести отсюда не улучшаются, напротив. Город Мостар подвергается бомбардировкам каждый день, убитых уже не счесть. Разрушен большой торговый центр, а вчера вечером разбомбили резиденцию епископа, и она полностью выгорела изнутри. Сам епископ и священники спаслись. Жители зарываются в подвалы, а артиллерийские позиции расположены прямо на улицах. Начался голод. Единственная дорога, хотя и небезопасная, позволяет доставлять продовольствие, но многие голодающие не могут добраться до пунктов раздачи из-за того, что творится.

Широки-Брег, Цитлук, Добро Село и другие «горячие точки» продолжают оставаться целью противника, и там каждый день появляются новые убитые и раненые. О. Иозо очень активно помогает своим подопечным, убежавшим в Макарску, часто к ним выезжает.

Меджугорье остается охраняемым местом молитвы! Нам нет нужды долго сосредотачиваться, чтобы возносить Богу вопли заступничества за братьев: снаряды, самолеты, взрывы, сирены непрестанно нам напоминают, что мужчины, женщины и дети умирают в эти самые мгновения, что разрушитель делает свою губительную работу. Вчера, во время мессы в подвале ризницы внезапно разнеслось: «Самолеты, самолеты!» Действительно, мы слышали, что они пролетают совсем близко, и слышали свист падающих бомб. Священнику пришлось прерваться, он замер, не зная, продолжать или нет. Это был налет на Мостар и на район Неретвы. Многие плакали, и было от чего. Сегодня утром все повторилось.

 

11 ч. 30 мин. из нашего подвала

Пролетело два самолета, в нескольких километрах от церкви падают ракеты... Завтра сообщу подробности. Спасибоза ваши молитвы и любовь. Мы знаем, на Кого нам возложить наше упование!

Любовь и Мир!

 

Факс из Меджугорья, 9 мая 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья и все возлюбленные дети Госпы!

Едва только мы отправили вчера наше послание в Хорватию на факс, как Меджугорье получило первые в своей истории ракетные удары... Около часу дня шесть ракет упало на сектор Сивриц, знакомый многим французам, потому что они там останавливались. Сразу после атаки мы отправились на место и убедились собственными глазами: никаких человеческих жертв, слава Господу! Повреждены фасады двух домов и выбиты оконные стекла еще у нескольких. Убита одна корова9. Одна из ракет упала в ста пятидесяти метрах от моста и в четырехстах метрах от церкви. Две — возле въезда в Меджугорье, у поворота на Сивриц и еще одна — в пятидесяти метрах от дома нашего друга Иосипа С., сзади. Все говорят: «Царица Мира нас защитила». Все также говорят, что сербы метили в церковь, и действительно, они едва не попали.

В этот же день, 8 мая, весь наш район был серьезно атакован: Грюд, Широки-Брег, Любушки, Цитлук... И есть человеческие жертвы.

Иван уехал на несколько дней в Италию.

Вот и все местные новости. Продолжим вместе обращаться к Матери нашей жизни, от всего сердца поможем Ей сберечь наше дорогое Меджугорье, которое Она хранит как зеницу ока. Оставайтесь в мире: ничего здесь не произойдет такого, что не обернулось бы к вящей славе Ее и Ее Сына Иисуса.

Да будут Их имена прославлены, благословенны, воспеты и превознесены, ныне и вовеки!

Мир всем!

 

Личный факс Жильдасу, 9 мая 1992 г.

Дорогой Жильдас!

...Если до тебя доходят слухи о каких-то важных событиях в Меджугорье, спокойно ожидай в молитве моих «News». Настоятельно тебе советую сохранять дух «Чад Меджугорья». Если даже случится что-то важное, не тревожься, я назавтра же обо всем сообщу. Не забывай, что ты не журналист, но человек молитвы. Это очень важно. Перечитай послания, ты увидишь, что именно нравится Деве. Она не падка на слова. Ей угодно, чтобы мы были свободны от нынешнего течения вестей. Она Сама не сообщила ни одной — ничего, кроме средств остановить войну, а с этим у нас есть главное. Она не поручала нам систематически распространять вести обо всем, что здесь происходит, нет. Когда ты получаешь факс, ты его распространяешь, а когда не получаешь, остаешься в мире и ждешь. Если тебя о чем-то спрашивают, ты спокойно отвечаешь, что не знаешь. Надеюсь, ты понимаешь, что я так настаиваю потому, что на этом скользком склоне, делая слишком многое, ты рискуешь удалиться от сердца Госпы! Это бы повредило Ее планам, а хуже ничего не придумаешь! Разумеется, я говорю тебе все это с полным доверием...

 

Факс из Меджугорья, 11 мая 1992 г., 12 ч. 15 мин.

Дорогие Чада Меджугорья, дорогие братья и сестры во Христе!

Слава Иисусу!

О. Йозо на несколько дней уехал в Англию.

Здесь у нас было почти что явление! Визионерка Мария Павлович провела двое суток в Меджугорье перед отъездом в Италию. Мы смогли взять у нее интервью, основное содержание которого скоро появится вместе с интервью Вицки, Ивана и о. Йозо. Мария держится превосходно, несмотря на плохое состояние здоровья.

Вчера, в воскресенье, Меджугорье снова бомбили, к счастью, без всякого ущерба. В 12 ч. 30 мин. ракеты упали на территорию Бияковичей, возле грунтовой дороги, ведущей на Неретву, слева от Подбрдо. Мы там побывали: все упало далеко от домов, на каменистый пустырь, заросший колючками, примерно в трехстах метрах от деревушки. Сознательно ли сербский летчик направил в сторону снаряды, желая спасти Оазис Матери Божией, или он думал, что там прячутся хорватские солдаты?

В 19 ч. 15 мин., во время мессы, новый налет, на этот раз на сектор Кретин, в одном километре от церкви. Затем на сектор Тромедья, в трехстах метрах от новой бензоколонки (ее владелец всю ее обвешал чудотворными медальонами!). Мы проявляем все больше осторожности и, соответственно, больше времени проводим в подвале...

Извините за этот несколько торопливый факс. Мы очень-очень связаны с каждым из вас в пылающем Сердце Госпы.

Mir и ї

 

Личный факс Сириллу, 11 мая 1992 г.

Дорогой Сирилл10!

Угадай, что случилось? — Мария Павлович приходила к нам вчера вечером. Правда, прекрасный сюрприз от Госпы? У нее прекрасное состояние духа, но она по-прежнему немало страдает от той таинственной болезни, которую подхватила в Южной Америке. Какой-то очень редкий вирус, ни один врач не знает точно, в чем дело. Она очень страдала эти последние месяцы в Италии, каждый шаг был для нее пыткой. Она говорила Богу: «Я согласна нести этот крест до Пасхи, но на Пасху Ты меня исцелишь!» Теперь ей лучше, она может ходить, но нынешнее лечение ненадежно. Будем надеться, что вся эта история скоро закончится.

Она приехала на двое суток повидать родителей. Для них, учитывая их преклонный возраст, все гораздо тяжелее. Ты представляешь себе их дом без той маленькой пчелки, какой была Мария, которая постоянно возилась то с тем, то с другим?..

Ее присутствие всегда, как помазание с Неба; а мы теперь так в этом нуждаемся! Она, как обычно, задирает Мориса, а тот радуется, как ребенок! А потом с гордостью говорит: «Ты представляешь, я получил кулаком от ясновидящей!»

А как твои выступления? Сейчас, когда «Меджугорье зримое» находится в катакомбах, очень важно, чтобы «Меджугорье в диаспоре» как можно громче возвысило свой голос!

 

Я беру интервью у Марии (Павлович)

Мария, как ты смотришь на эту войну?

— В Меджугорье война не слишком ощущается, чтобы ее почувствовать как следует, нужно отправиться на фронт. Разумеется, здесь слышны бомбы, но вместе с тем я чувствую себя в мире, потому что, как мне кажется, эта ситуация помогает нам больше приблизиться к Богу и уповать только на Него одного.

Эта война была для тебя неожиданной?

— Я ожидала ее уже некоторое время. Ибо здесь больше проблем, чем в Хорватии, из-за смешанного населения. Но когда приезжаешь сюда извне, ощущаешь великий мир. Это поистине Оазис Мира. Я уверена, что Госпа не даст его разрушить.

Каждый день я непременно вверяю всю эту ситуацию Госпе. Это не человеческая, но чисто сатанинская война. Врываться в дома и убивать там стариков или отрубать руки у детей... это ужасно! Человеческое существо, имеющее сердце, имеющее семью, не может делать таких вещей. Они все под наркозом, они не понимают, что они творят.

Война никогда не забывается, особенно такая, сатанинская, которую ведут осатаневшие люди, крупные политики; масонство, например, играет в этой войне важную роль. У нас есть поговорка: «Сатана никогда не спит»...

У нас он тоже не спит!

— Да, правда! Но у меня великая надежда.

А твоя семья, как она переносит все это? Твои братья на фронте...

— Да. Они обязаны там быть. Но для многих из них этот опыт оказался полезен: всякий раз, совершив даже самый маленький грех, они идут на исповедь. Они говорят: «Если мы умрем, мы окажемся в благодати Божией!»

Старики, уже пережившие другие войны, как мои отец и мать, очень нервничают. По ночам они почти не спят. Их осаждают воспоминания, Вторая мировая война, все ужасы... Они молятся. Они говорят: «Главное для нас, чтобы вы, дети, были в безопасности. А мы уже старые, мы свое уже прожили, мы никуда не двинемся отсюда». Они хотят остаться здесь, умереть здесь, в своем доме, среди своих обычных ежедневных занятий...

Есть ли что-нибудь особенное в явлениях Девы во время войны?

— Да, у Нее серьезное, озабоченное лицо. Но Она всегда подает нам надежду, требуя молиться и поститься. Я уверена, что если мы будем серьезно Ее слушать, ничего не случится. То, что сейчас происходит, я считаю как бы наказанием, но прежде всего я считаю это знаком, чтобы мы пробудились.

Почему ты говоришь о «наказании»?

— Потому что я считаю, что мы не ответили на послания Госпы. И даже сейчас, к несчастью, мы недостаточно следуем Ее посланию, в котором Она говорит: «Возьмите в руки Розарий как знак для сатаны, что вы Мои. Розарий — это самое мощное оружие против сатаны».

Когда ты говоришь «мы не ответили», ты имеешь в виду хорватов или весь мир?

— Прежде всего хорватов. Кроме того, я нахожу некоторое сходство у нас с еврейским народом: мы так же получили безмерную благодать, но так же и много страданий.

Я часто слышу, как у нас говорят: «Быть хорватом вовсе не подарок! Сначала у нас веками были турки, потом коммунисты, а теперь на нас давят сербы. Постоянная неволя!»

Каков же смысл этого всего?

— Я верю, что с Меджугорьем, с посланиями Госпы, со всем тем, что с нами происходит, мы присутствуем при великой борьбе, а именно борьбе с коммунизмом. Когда смотришь на Чехословакию или на Венгрию, где коммунизм спокойно угасает, создается впечатление, что здесь у нас хвост Красного Дракона (по выражению Пресвятой Девы в Фатиме11) дергается с особой силой. Коммунизм еще не кончился, даже если Китай признал независимость наших республик, чего никто не ожидал.

Одно несомненно, то, что на протяжении одиннадцати лет Пресвятая Дева готовила нас к этому очень тяжелому времени.

Явления — это начало «Пятидесятницы любви»?

— Я не знаю, но я вижу,что в связи с Меджугорьем сложилось великое единство. Как если бы весь мир сделался одной страной. Мы это видим: стоит людям сюда приехать, и Меджугорье сразу их объединяет. Они не спрашивают, кто откуда приехал, потому что самое главное — это вместе искать Бога.

Все нам говорят: «Мы опять приедем в Меджугорье, потому что здесь имеется источник, который помогает нам держаться, источник, дающий нам силы». В Италии мне говорят: «Мы узнали Меджугорье и теперь страдаем вместе с ним».

Довольна ли Госпа всеми молитвами и жертвами, которые приносят люди по поводу этой войны, или же Она ожидает еще?

— Я думаю, Она хочет еще. И если Она этого требует, то потому, что знает, что мы можем дать еще. Мы всегда можем больше, ибо Дева желает, чтобы вся наша жизнь превратилась в молитву, я думаю, что если мы серьезно станем воплощать это в жизнь, мы сделаемся святыми.

Спасибо, Мария, что разделяешь все это с нами. Скажешь нам что-нибудь напоследок о твоей болезни?

— Нет, ничего! Она приносит мне страдания, которые я могу пожертвовать Богу, вот и все!

Даже в самый разгар войны Мария Павлович для всех нас — это знак мира, знак радости отверзающихся Небес, радости от близости с Богом. Позвольте мне привести две маленьких истории о Марии и о Небе:

Время от времени Мария подмигивает кому-нибудь из собеседников. Поначалу это слегка шокировало окружающих, ибо ни одна хорватская девушка так себя не ведет. И тогда у нее спросили:

— Почему ты так делаешь?

— Это Младенец Иисус меня научил!

— Как это?..

— Однажды, на Рождество, Госпа явилась вместе с Ним. Он стал играть со мной, пряча личико в покрывало Своей Матери, а потом вдруг выглядывал и подмигивал мне, а потом снова прятался... как дети играют в прятки. С тех пор я тоже подмигиваю, когда вспоминаю Его.

 

В другой раз, три дня спустя после дня рождения Марии, я ее спросила:

— А Госпа не поцеловала тебя в честь дня рождения?

— Да, Она поцеловала меня в щеку!

— Куда именно?

И Мария показала мне тогда точку у себя на левой щеке и прибавила, смеясь: «Я два дня не мыла эту точку, чтобы сохранить поцелуй Пресвятой Девы!»

(Когда я рассказала об этом о. Даниэль-Анжу12, он воскликнул: «И ты, разумеется, сразу же бросилась целовать Марию в туточку, которая хранила след поцелуя Пресвятой Девы?» — «Э-э... нет!» — «Ну и дура!»)

 

Факс из Меджугорья, 15 мая 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья, возлюбленные дети Госпы!

Слава Иисусу!

Ваши молитвы не оказались тщетными: после соглашения о прекращении- огня, подписанного в Сараево, бои заметно поутихли, и в Меджугорье спокойно.- Изредка доносится звук сирены и отдельные орудийные выстрелы со стороны- Неретвы. Спасибо, Господи, за эту передышку, потому что под конец стало совсем тяжело: в Цитлуке разбомбили госпиталь, и теперь там никого нельзя лечить; в Мостаре полностью разрушена приходская церковь францисканцев, а монастырь их сильно поврежден. Монастырь сестер-францисканок сгорел дотла... Разве это были военно-стратегические пункты? — Нет. Это были стратегические пункты молитвы, служения Богу и облегчения страданий!

Как и другие визионеры, Мария права, напоминая, что эта война не человеческая, а сатанинская. Только сатана может толкнуть человека отрубить руки ребенку — не говоря уже обо всем остальном.

Многие спрашивают: «Что говорит Госпа об этой войне?» Многим хотелось бы услышать подробно о том или ином способе военных действий, об исходе боев... Нет, Она не говорит ничего. Она молится. Она не упоминает ни сербов, ни хорватов,ни «голубые каски», ни Европейское сообщество, ни президента Буша. Она молится в молчании, как Она молилась в час Страда-ний Своего Сына, тогда как Она могла осаждать Своими мольбами и причи-таниями и римлян, и иудеев... Но нет, молчаливое единение в любви было сильнее, действеннее всего остального. И так Она показывает нам самое основ-ное, как надо действовать, чтобы ускорить победу любви над ненавистью.

Ее апрельское послание содержит всё: молитву, пост, посвящение Сердцу Иисуса и Марии. Вот камни Давида против великана Голиафа, вот единственное безотказное оружие против сатаны.

Мои возлюбленные, как легко Мне было бы остановить войну, если бы люди больше молились... — говорила Она в декабре 1991 г. Но наших молитв все еще недостаточно. Мария сказала мне в воскресенье: Госпа хочет, чтобы вся наша жизнь стала молитвой, хочет от нас святости, вот зачем Она пришла в Меджугорье.

И Вицка вчера: «Госпа с нами только молится, Она с нами не разговаривает. И Она страдает. На Ее лице видна скорбь, а в Ее Сердце ощущается великое страдание из-за того, что происходит. Но Она проявляет надежду».

Страдания нашей Матери — это изумительная тайна: каждую рану на этой войне, каждую смерть на фронте, каждое разодранное сердце Она пережи-вает всем Своим существом как Свои собственные. Когда Иисус был на земле, Она глубоко переживала все Его страдания. Она была распята вместе с Ним из-за Своей невыразимой любви к Нему. И теперь, в течение этой войны, Она переживает все, все, все, ибо мы Тело Христа, Ее Сына, и Она любит каждого из нас так же, как Она любит Иисуса, не меньше! Так Она сказала.

Как же мы можем тогда не любить Ее все больше, не стараться Ее утешить, перевязать Ее раны? Да будет наша молитва объятиями наших сердец с Ее Сердцем, да будут наши молитвы радостью разделенной любви.

Я очень горячо благодарю всех вас, будучи счастлива быть вместе с вами чадом Такой Матери! Да будет Она благословенна!

 

«Вина нет у них...» (15 мая 1992 г.)

Каждую неделю по пятницам в обязанности Мориса входит приготовить субботний стол для вечерней литургии13. В тот день после мессы мы начали петь Песнь Песней вокруг стола, затем псалмы на еврейском. На столе два субботних хлеба, которые мы специально испекли сегодня утром, а также чаша, которую мы наполним вином в момент «Киддуша»14.

И вот посреди 22-го псалма («Господь — Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться...»), входная дверь резко открывается и слышны шаги на лестнице. Из-за завесы просовывается огромная волосатая рука, а в ней — огромная бутыль красного вина. Рука ставит ее на пол и скрывается за завесой. Неведомый гость уходит. Я смотрю на Мориса, и тот вдруг все понимает: сегодня днем он обнаружил, что у нас кончилось вино, а потом совершенно забыл об этом. Сами того не зная, мы начали справлять Шаббат без вина, и уже приближался момент Киддуша... И вот какой-то человек, тоже ничего не зная, принес нам вино в самый последний момент!

Оказалось, это был наш друг Марко, который живет у подножия Крыжеваца. В благодарность за коробки с продовольствием из Франции он принес нам вина из своего подвала, но не посмел мешать молитве... Провидение всегда будет нас удивлять!

Спасибо, Господи, и... Шаббат шалом!

 

Сесиль рассказывает о другом случае.

Как-то раз во время войны, перед субботой, Морис позвал ее на кухню:

— Попробуй, пожалуйста, это вино! Как по-твоему, подойдет оно для Шаббата? Это все, что у нас есть.

— Господи, да это уксус!.. Что же делать? Все-таки подать? А что скажет Эммануэль?

— В любом случае другого у нас нет.

...В момент благословения вина оба ждали моей реакции, когда я попробую уксуса. Но не только я — ни у кого на лице не появилось характерной гримасы. Лицо же Мориса, когда настал его черед, отразило великое изумление. Что все это значило? Оказалось, что в чаше не уксус, а превосходное вино!.. Господь еще раз явил Свою любовную о нас заботу, превратив... на сей раз не воду, но уксус в настоящее Сент-Эмильон!

 

Факс из Меджугорья, 19 мая 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья, дорогие братья и сестры во Христе!

Слава Иисусу! Всегда Иисусу и Марии!

Вчера у нас была большая радость: с фронта вернулись наши меджугорские мужчины, все целые и невредимые, в том числе братья Вицки и наш друг Иосип. Они провели семь дней на передовой под Мостаром, где сейчас опаснее всего. Ваши ангелы хорошо поработали; спасибо, что прислали их к нам! Ни одного раненого, ни одного убитого, они говорят, это настоящее чудо при том количестве бомб, что разорвалось над их окопами. Иосип мне сказал: «Ты не представляешь, сколько тысяч раз там прозвучало: “Радуйся, Мария”! Молились все. Это Госпа спасла наши жизни».

Вицка показала нам прекрасный пример в эти дни, оставаясь все время спокойной и радостной, хотя и знала, что ее братья и кузены на передовой, и хотя, как и мы, слышала разрывы бомб с той стороны... «Для чего тревожиться и висеть на радио? Нет, это бесполезно! У меня есть работа по дому, я продолжаю ее делать, как обычно, вкладывая в нее все свое внимание и сердце...».

«Голубые каски» оставляют Боснию-Герцеговину. Приказ пришел из Сараево, и те, что были в Меджугорье, очень огорчены. Мы тоже! Под их эгидой пять тысяч детей были эвакуированы из Мостара как раз перед тем, как генерал-майор Перешич (серб) заявил, что больше ни один человек не сможет- покинуть город. В результате там осталось еще много детей, чья жизнь под угрозой. Вчера мы наблюдали воздушный налет на Мостар, весьма впечатляющее зрелище: сначала звук пролетавших над нами самолетов, потом — наподобие четок (!!) — цепочки бомб в небе и взрывы, стрельба хорватской противовоздушной обороны (много самолетов разбилось) и, наконец, — густые клубы дыма над Мостаром... Вчера утром то же самое происходило над деревнями между Любушками и Вргорацем, но все бомбы упали мимо. Ни одной жертвы.

Иван вернулся из Италии в воскресенье, 17-го. Он напоминает, как важно воплощать в жизнь то, чего требует Пресвятая Дева. Вицка уехала на три дня вместе с о. Орецом, чтобы выразить благодарность итальянцам за помощь беженцам. Мы с ее помощью готовим брошюрку, адресованную хорватскому народу, и особенно беженцам, чтобы поддержать их в испытаниях и показать, как много они могут для того, чтобы остановить войну, если будут вместе с Госпой, Которая не перестает ласкать и призывать их: Дорогие дети, Я пылаю любовью к вам... Отдайте Мне ваши сердца!

В ближайший уик-энд мы ожидаем новых грузовиков с продовольствием. Большая часть будет отправлена в Боснию, где у них нет ничего, с помощью францисканцев и некоторых надежных людей, ибо в этих деревнях происходят ужасные массовые убийства, и появляться там опасно. Три дня назад детей тринадцати-четырнадцати лет десятками бросали в огонь возле Тузлы, а других искалечили. Сотням людей ножами перерезали горло, особенно мусульманам, очень многочисленным в этом регионе. Полный ужас. Похоже, что сербы впали в безумие отчаяния, но при этом многие из них восстают против своих начальников и против их бессмысленных приказов и дезертируют. Дай Бог, чтобы таких стало большинство и они смогли погасить губительную ярость.

Мы приветствуем и благодарим от глубины души всех тех, кого тронули эти простые вести из Меджугорья, благодарим всех, кто выразил нам свое единство, и всех, кто нас поддерживает материально. Мы приветствуем и благодарим от глубины души всех тех, кто хранит стойкость в молитве и кто смиренно и отважно воплощает в жизнь послания Госпы. Мне хочется сказать им вместе с Госпой: Если бы вы знали, как Я вас люблю, вы бы заплясали от радости!

 

Сербская армия... галеры!

Наш друг Желико передает нам, что с сербского бастиона на горе Велец (нависающей над Мостаром) вчера сбежал солдат и сдался хорватам. По рождению он мусульманин. Он говорит, что там, наверху, у многих тиф. Командир послал его за водой к подножию горы, и он воспользовался этим, чтобы сбежать, потому что у него тоже тиф и он больше не может. Хорваты его приняли и отправили в госпиталь в Сплит. Он весит не больше сорока кило. Он рассказывает, что каждое утро в армии раздают белые таблетки, какой-то наркотик, но он не знает, как он называется. Он говорит, после этого солдаты становятся вне себя и готовы на что угодно, потому что больше не сознают опасности.

Надеюсь, эксперты сумеют выяснить истину о применении наркотиков в федеральной армии. Цель — сделать солдат сверххрабрыми, чтобы они могли очень долго обходиться без сна, утратили всякое чувство опасности; возбудить в них потребность сражаться. Кровожадное желание, способное придать человеку почти сверхъестественную силу в сражении, но...к его собственной гибели, потому что эти средства совершенно убийственны. На их счету уже тысячи смертей.

Зденка, сестра Иосипа, медсестра в Оточаце, рассказывает о том, как четники15 наступали на их деревню. Хорваты организовали оборону. Первая волна четников обрушилась на них, нисколько не заботясь о своей безопасности. Они во весь рост бежали к деревне, кричали, как звери, потрясая оружием над своими головами, и большинство из них пало под хорватскими пулями. Тогда накатилась вторая волна. Они точно так же ревели, как сумасшедшие, потрясая оружием, и топтали трупы тех, кто был в первой волне, словно простые камни. Они совершенно не обращали внимания на опасность. Так полегли многие сотни: они явно приняли дозу… и наркотик подействовал!

Вот почему многие сербские солдаты плюют на все и покидают ряды. Разумеется, если их ловят, их расстреливают. Кому удается побег, укрываются в Хорватии и там умоляют о возможности позвонить своей семье в Сербию, ведь их армия не ведет счет убитым и сербские семьи находятся в страшной тревоге. Семьям, как видно, война не нужна... Тысячи сербов уже убиты, а нужно тем не менее следовать безумным мечтам Милошевича, и юношей шестнадцати-семнадцати лет отправляют воевать в Боснию-Герцеговину. Люди из Меджугорья порой находили сербских солдат прикованными к орудиям цепями: так их удерживают от бегства в разгар боя!

Я свидетель того, что многие жители Меджугорья молятся за сербов еще больше, чем за своих, потому что, говорят они, с ними обращаются хуже, чем с животными, они уже много месяцев находятся вдали от дома и постоянно подвергаются угрозам: «Ты пойдешь в первом ряду, или я тебя убью...». Коммунистическая армия не знает жалости. Я не помню ни одной мессы в Меджугорье, где бы за них не молились. Чтобы мир Божий восторжествовал над этим истреблением тел и сердец.

 

Дети победят ненависть

С самого начала войны мы каждый день просим Госпу: воспользуйся нами, чтобы остановить эту войну, покажи нам в молитве, чего Ты ожидаешь от нашего присутствия здесь. Перед лицом всех этих зверств мы часто задаемся вопросом, что бы мы могли сделать еще, кроме поста и молитвы.

В тот день во время молитвы у меня возникла убежденность, что Госпе в Ее планах мира помогут дети. Я тут же отправляюсь к Вицке просить о сотрудничестве. К великой моей радости, она принимает эту идею с восторгом:

— Это очень поможет Госпе.

 

Послание Пресвятой Девы от 25 мая 1992 г.

Дорогие дети!

Сегодня Я снова призываю вас к молитве, чтобы через молитву вы еще больше приблизились к Богу.

Я с вами, и Я желаю вести вас по пути спасения, которое дает вам Иисус.

С каждым днем Я становлюсь все ближе к вам, хотя вы этого не сознаете, и вы не хотите понять, что вы слишком мало связаны со Мной через молитву.

Когда приходят искушения и трудности, вы говорите: «Боже, Мама, где Ты?» А Я Сама жду, пока вы скажете Мне ваше «да», чтобы передать его Иисусу и чтобы Он одарил вас Своею благодатью.

Поэтому, еще раз, примите Мой призыв и начните снова молиться до тех пор, пока молитва не станет радостью для вас. Тогда вам откроется, что Бог являет Свое всемогущество в вашей повседневной жизни.

Я с вами и Я жду вас.

Спасибо, что ответили на Мой призыв.

 

Факс из Меджугорья, 28 мая 1992 г. Вознесение Господне

Дорогие Чада Меджугорья, все возлюбленные дети Госпы! Слава Иисусу, Который остается с нами во все дни до скончания века! Уже несколько дней в деревне довольно спокойно, и свет надежды начинает теплиться в людях Меджугорья, ибо во многих местах хорватам удалось отбить территории, захваченные коммунистической армией, это немного, но уже кое-что. Обходится это дорого: вчера в Любушках новые жертвы среди молодых, много тяжелораненых. Великая серьезность лежит на лицах солдат восемнадцати-двадцати лет: «Мы никогда уже не будем такими, как прежде». За несколько недель они повзрослели на десятилетия. У них теперь новое понимание жизни. Они знают, что — главное, а что — «те преходящие вещи, которые предлагает мир сей», как говорит им Госпа... Стоило бы написать о них книгу...

Иванка со своими детьми вернулась несколько недель назад. Это добрый знак. Зато Мария Павлович не смогла вернуться. О. Йозо в Вашингтоне. Вот уже три дня Иван видит явления в подвале ризницы перед мессой, как в первые годы... Великое благословение для всех: мы вас вверяем Царице Мира, всех, кто не может приехать.

Мне передают то, что распространяют медиа. От этого хочется плакать. Работа журналиста в том, чтобы прибыть на место, видеть, слышать, улавливать то, что действительно происходит. Разве в 1940-1945 гг. они обращались в четырехзвездочные кабинеты гестапо в Берлине за информацией о том, что происходит в концлагерях? Так почему же сегодня идут за информацией в Белград, в сербский коммунистический ГБ, к агрессору № 1 в этой войне — и со слов таких людей описывают ситуацию в хорватских и мусульманских зонах в Боснии-Герцеговине, тогда как даже их собственный сербский народ больше им не доверяет и восстает против них? Журналисты, нельзя до такой степени оставаться в тылу! У меня есть для вас предложение, которое позволит вам написать превосходные страницы о горячих точках.

Пять заданий журналистам:

1. Поезжайте в Мостар (если наш друг Никки трижды побывал там за эти дни, сможете и вы). Откройте ваши глаза, уши и камеры и расскажите нам, что происходит с сотнями хорватов и мусульман, запертых в большой православной церкви без пищи и воды.

2. Расспросите сербских офицеров в Мостаре, за какие преступления они повесили на мосту своих собственных людей и почему никто не смеет их снять.

3. Пойдите в сербские поликлиники в Боснии-Герцеговине и посмотрите, как там берут кровь для переливаний солдатам федеральной армии у хорватских и мусульманских пленных — до последней капли, до смерти.

4. Возьмите интервью у сербов, совершивших массовые убийства в Боснии, и спросите у них, какими наркотиками их накачивали перед боем? — Это наркотики трех сортов. Раздобудьте их и составьте научный отчет об их последствиях — кровожадном безумии.

5. Наконец, вашим лучшим репортажем будет интервью со множеством летчиков, имевших приказ разбомбить Меджугорье, но сбитых и захваченных в плен хорватскими силами. Они говорят, что не могли бомбить Меджугорье, ибо, едва приблизившись, теряли его из виду: деревня исчезала, ее скрывало какое-то облако. Мы хотели бы знать об этом больше. Дорогие журналисты, разыщите этих летчиков и расскажите нам все-все-все!

 

В великой борьбе против ненависти, борьбе прежде всего духовной о. Слав-ко объявил, что приход Меджугорья решил в течение наступающей сейчас великой новенны в честь Святого Духа воплощать в жизнь следующие слова Иисуса: Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас16. Госпа часто рекомендовала эту новенну перед Пятидесятницей, присоединитесь к ней, пожалуйста, от всего сердца, ибо уровень любви тем самым возрастет безмерно. А это более чем необходимо. Любовью, дорогие дети, вы совершите даже то, что кажется вам невозможным, — говорит нам Госпа.

Ее Сердце пронзено ненавистью, которую сатана все больше и больше разжигает в мире. Три дня назад Вицка сказала: «Знаешь, когда видишь по лицу кого-то, что он страдает, ты говоришь себе: «Это пройдет, завтра будет лучше». Но у Госпы такое лицо, как будто Она вот-вот заплачет, и назавтра лучше не становится. Напротив, с каждым днем Она страдает все больше и больше».

Каждый из нас может услышать Ее жалобу в своем сердце, в тишине единения любви... И в эти часы, когда Иисус и Мария повсюду ищут, кто Их утешит, каждый из нас может сказать: «Вот я!»

Mir и ї

 

Ладан «врага»

Назавтра я почувствовала некоторую тяжесть на совести: не мое дело пришпоривать журналистов, и не мое дело пользоваться провокационным языком прессы для передачи информации. Пресвятая Дева со Своей стороны употребляет совсем другие средства. Мирного решения никогда не достичь, подливая масла в огонь и обостряя споры. Кроме того, зло никогда не собирается все целиком на стороне «врага». С обеих сторон фронта имеются и святые, и дьяволы, и во всяком случае — дети Божии, мои братья.

Кто для меня «враг»?

Давайте называть вещи своими именами. Я живу в маленькой деревне, я люблю моих соседей, жителей этой деревни, визионеров, священников; этот народ сделался моей семьей. В апреле над нами стали летать военные самолеты. В мае нас бомбили. Я знаю, что целая армия хочет нашей смерти. Я называю «врагом» того, кто желает мне зла, того, кто был бы счастлив уничтожить мою деревню, мой дом, мою семью и кто прилагает к этому все свои силы. Когда Иисус в Евангелии говорит о «врагах», о тех, кого нам следует благословлять и любить, Он говорит именно о таком человеке. Объективно существует некто, желающий мне зла. И вот его-то я должна от всего сердца стараться любить и благословлять.

Враг это ни в коем случае не тот, кого не люблю я или кому желаю зла я. Когда мы узнаем, что сербский самолет разбился возле Каплийны, мне бывает больно видеть радость на некоторых лицах, радость отмщения. Я тогда думаю о молодом сербском летчике, отце семейства, который сейчас предстает перед Богом, и от всей души желаю, чтобы он как можно скорее упал в объятия вечной Любви. И я плачу о его жене и детях, которые не хотели этой войны и которые больше никогда не увидят дорогого человека.

Но такое расположение сердца дается мне гораздо легче, чем очень многим хорватам, ведь я не жила в деревнях, опустошенных четниками. Я не присутствовала при медленном истязании сына или дочери, у которых выкалывали глаза, передо мной не резали на куски моего ребенка. Именно в таких случаях прощение становится поистине героическим актом, но я знаю, что многие хорваты этот акт совершили. Они не говорят и не пишут о прощении, но они его переживают, переживают всем своим окровавленным сердцем. Сами того не сознавая, они становятся поэтому самыми действенными орудиями Госпы в Ее планах мира. И я молюсь о благодати сделаться когда-нибудь похожей на таких людей.

Среди сербов, я знаю, тоже есть святые, люди, которые молятся, особенно среди наших братьев православных. Политика, которой часто заправляют существа злонамеренные и жадные до власти, оказывается нередко одним-единственным основанием, в силу которого мы противостоим друг другу на земле. Политическая пропаганда — изобретение сатаны, это она привела к тому, что миллионы людей были убиты. Людей, которым ничего не мешало жить в мире и гармонии.

Тот четник за Неретвой, который целится сейчас из пушки по моей деревне, тот самый человек вполне бы мог, при иных обстоятельствах, быть братом из моей общины, своим, близким другом. У него такое же сердце, как у меня. Его основное свойство — быть сыном Божиим, и я не могу смотреть на него иначе, как в этом свете. А мой сосед-хорват, который ест за моим столом — из какой пушки сейчас целился бы он, родись он не в Меджугорье, а в окрестностях Белграда?

 

Незадолго до начала войны в Боснии-Герцеговине Господь дал мне знак.

Белград, январь 1992. У меня пересадка в аэропорту, мой вылет через несколько часов. Я нахожу свободный столик в баре и устраиваюсь за ним со своими записями. Я говорю Господу: «Если Ты хочешь, чтобы я с кем-нибудь поговорила, приводи его Сам за этот столик». Проходит пять минут, и вот я вижу человека в черном, который, улыбаясь, присаживается напротив. По его одежде и прическе я понимаю, что это сербский православный монах. Мы беседуем на «сербско-хорватском»17.

— Вы их знаете? — Я тороплюсь показать ему фотографии визионеров из книжки с посланиями.

— Да, я немного интересовался этими событиями в начале. Но, вы знаете, Меджугорье для нас, православных...

— Знаю. Подбрдо, 1941 г., массовое убийство…18 Но сорок лет спустя Госпа все-таки явилась на этом самом месте.

— Я тоже верю, что Матерь Божия является там. Но хорваты не послушались Ее посланий. Она сказала: «Примиритесь», — а они так не сделали. И поэтому сейчас в Хорватии война.

Я молчу, потому что он отчасти прав, даже если его выводы слегка поспешны. Визионеры сами признают, что послание о примирении не было всерьез воспринято хорватским народом.

Он долго рассказывает мне о своем призвании, о своей жизни в монастыре. Расспрашивает о моей жизни и очень удивляется, узнав, что покровитель нашей общины — великий православный святой Серафим Саров-ский. Между нами возникает подлинное единство и радость от того, что мы брат и сестра. Но ему пора на самолет, и он торопливо ищет, что бы мне подарить на память о нашей братской встрече. Он шарит в своей огромной сумке, такой же черной, как и его одежда, и, наконец, с сияющей улыбкой протягивает мне объемистый пакет ладана с запахом розы, прямо из Афин. Он не мог бы найти ничего лучше: вот уже несколько месяцев я тщетно искала ладан для наших богослужений!

Прошло три месяца. Пока мы служим вечерню в Меджугорье, пока разрывы бомб заглушают мелодию наших песнопений, мы возносим ко Господу благовонное курение этого самого ладана. Над нами летают самолеты Белграда? — Да. Но в сердце врага, я знаю, есть также и любовь. И я счаст-лива молиться вместе с ним — за пределами этой абсурдной войны. Наши стекла дрожат от бомбежки? — Да, безусловно. Но я знаю, что любовь победит, ибо, к счастью, вместе с нашей вечерней молитвой от алтаря возносится ладан «врага».

 

IV. Июнь 1992 г.: свидетельство любви бедных и малых

Факс из Меджугорья, 1 июня 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья, возлюбленные дети Госпы!

Слава Иисусу!

В Меджугорье по-прежнему довольно спокойно, хотя и слышна артиллерийская стрельба. Будем вместе молиться за обе стороны, чтобы одни смогли вернуть свои земли и свои деревни, а другие были сохранены от отчаяния. Вы себе не представляете, какие бедствия испытывают сербские солдаты. Пусть Непорочное Сердце Марии хранит этот народ от тех, кто ведет его к гибели, от его главарей, вдохновляемых сатаной-разрушителем.

Мария Павлович воспользовалась караваном «Каритас», чтобы приехать к нам на сутки. Состояние ее здоровья улучшается, потому что наконец нашли подходящее лекарство. Хочу передать отрывок нашего разговора.

Вы, визионеры, все время описываете нам, как выглядит Пресвятая Дева, а можешь ли ты рассказать, какой у Нее характер?

— Очень хороший!

А именно?

— Госпа очень нежная, но в то же время Она решительная. Это не такая нежность, которой не хватает силы. А еще она очень чувствительная. Если Ей рассказывают о чем-нибудь горестном, видно, как на Ее лице отражается страдание.

 

И напоследок о событии, достойном Евангелистов.

Одна деревенская семья приютила двенадцать беженцев, которые лишились всего-всего-всего. Мы хорошо знаем эту семью — их шестеро, и они очень привязаны друг к другу. Перед войной они зарезали теленка и, поскольку у них есть генератор, хранят мясо в холодильнике. Эта семья постоянно держит накрытый стол для бедняков, целыми днями напролет — и мясо не кончается! А ведь там обедает и ужинает восемнадцать человек постоянно, не считая приходящих бедняков, которым никогда не бывает отказа! Каждый раз они едят мясо (единственные в Меджугорье, потому что больше ни у кого нет электричества, и холодильники не работают). Эта семья потратила все свои сбережения на помощь беженцам. Они говорят: «У нас хотя бы есть дом, есть овцы, есть поле; а у них нет ничего!»

Как-то вечером я сказала их отцу:

— Где ты берешь столько мяса? Столько народу каждый день обедает и ужинает у вас вот уже два месяца! Тебе что, дали еще одного теленка?

— Нет, сестра, это все тот же теленок. Я сам не понимаю: я достаю куски из морозильника, а там не уменьшается! Так что я даю и другим семьям...

Эта семья изумительна: они ведь не знали, что Господь умножит их пищу, но они были готовы сами голодать, лишь бы поделиться с теми, у кого не было ничего! Я вместе с вами воздаю благодарение такой отзывчивости Божией посреди Меджугорья, в час, когда люди охвачены таким ужасом.

С тех пор как я поступила в Общину, я не раз имела случай видеть умножение пищи. Сердечная молитва может все, — говорит нам Госпа.

 

Факс из Меджугорья, 7 июня 1992 г. Воскресенье Пятидесятницы

Дорогие Чада Меджугорья!

Добро пожаловать Духу Святому, излившемуся в наши сердца в этот день!

Сегодня утром около пяти часов всё Меджугорье внезапно пробудилось из-за страшного грохота пушек, и это продолжается до сих пор. Очень жестокие бои идут прямо за горой, вокруг Каплийны, и в этих боях решается судьба всего населения ближайших деревень.

Пожалуйста, горячо молитесь о наших хорватских солдатах, чтобы они были сохранены и чтобы они сражались без ненависти, и о сербских солдатах, чтобы они отступили и не разрушили всего при отходе. Меджугорья им не захватить, ибо сербская армия здесь очень ослаблена, и все же хорват-ские военные не советуют нам отходить далеко от домов, потому что небо грозит огнем, и это отнюдь не Огненные языки Пятидесятницы!..

Вчера церковь в Добро Село (пятнадцать километров) была пробита снарядом. Позавчера восемь снарядов около Цитлука. Жертв нет. Меджугорье по-прежнему невредимо. Но зато Мостар подвергается жестокому обстрелу, а Сараево переживает подлинный кошмар. Кадры вчерашних теленовостей больше походили на сцены из фильма ужасов. В Боснии продолжаются убийства, раны, истребления и истязания, к тому же еще голод...

Грузовики с продовольствием, доставленные итальянской «Каритас» и нашими французскими друзьями, помогают отчасти прокормить здешнее население...

Здесь Вицка и Иван продолжают видеть явления, приходские мессы по-прежнему служатся в подвале ризницы, при всё большем количестве верующих и... при всё большей жаре!

С некоторого времени Пресвятая Дева влагает мне в сердце настойчивую просьбу привлечь к молитве самых маленьких из детей Божиих, ибо их молитва всесильна перед Сердцем Божиим. Так что с помощью Вицки мы готовим нечто важное. Присылайте, пожалуйста, нам на помощь ваших ангелов в течение ближайших семи дней.

Mir и ї

 

Вуковар, 1992

Это произошло в последние дни Вуковара, когда сербская армия заканчивала «зачистку» города.

Молодой хорватский солдат до последнего держался на своей позиции, хотя никакой надежды у него не оставалось. Он погиб вместе со всем своим подразделением. Его тело нашли в развалинах, а в кармане такую записку:

«Я знаю, что мы все погибнем, потому что кроме нас никого не осталось, а враг наступает. Только что передо мной разорвалась бомба. Я был неверующим, но я сделал потрясающее открытие: я увидел великий свет, и в этом свете был Бог. Я увидел Его посреди бомб, и мое сердце переполнилось радостью. Я умираю, веруя в Бога, я знаю теперь, что там, наверху, есть Тот, Кто меня ждет и любит».

 

Личный факс Паскалю, 11 июня 1992 г.

Дорогой Паскаль19!

Вот уже две недели я занята прекрасным делом, которое Госпа указала мне в молитве, ты увидишь номер «Специально для детей», который скоро выходит. Но это интернациональное издание, и вот я общаюсь со всем миром, не имея ни телефона, ни факса, ни электричества...

Мой телефон сейчас в Цитлуке, мой факс в Хорватии (семьдесят километров по горным дорогам, такие вот прогулочки), а Иисус у меня в сердце!

Твоя любящая сестра Эм!

 

Факс из Меджугорья, 12 июня 1992 г.

Дорогие Чада Междугорья!

Слава Иисусу!

Вчера поздно ночью наши окна и двери затряслись от грохота пушек. Наступление хорватов в самом разгаре, сербская армия отступает. Город Каплийна освобожден. Но прежде чем уйти, четники сожгли очень много домов, сперва их разграбив. Густой дым, поднимавшийся над городом, был виден в Меджугорье. Сербы отошли к Мостару, откуда они еще могут контр-атаковать. Вчера их командование отдало приказ разрушить мосты, и четыре уже разрушено. Остался только пешеходный Старый Мост. Город поделен надвое!

Но несмотря ни на что, в сердцах жителей Меджугорья и окрестностей возродилась надежда, ибо теперь можно вернуться в деревни за Неретвой, в Столпц, например, откуда вражеская армия нас обстреливала на протяжении двух месяцев.

Наша задача теперь молиться за хорватских солдат, чтобы не поддались искушению воздавать злом за зло, убийствами за убийства. Их командир, Шимун Томас, с самого начала приказал: «Не разрушайте ни одной сербской православной церкви и ни одного публичного места. Кто нарушит этот приказ, пойдет в тюрьму». Ни одна православная церковь в регионе не разрушена, слава Богу! Они так прекрасны, с такими чудесными иконами... Но наша армия действительно нуждается в молитвах, ибо там есть люди из Вуковара и других мест Хорватии, которые своими глазами видели такое, что превосходит всякое воображение. Мы испрашиваем для них святости: не убивать тех, кто истребил их семьи.

О. Славко вернулся. Что до нас, жизнь продолжается без воды, без электричества, без телефона, без... без... И только в одном у нас нет недостатка — в радости принадлежать Господу и трудиться ради Госпы! Уж этим-то мы переполнены, благодаря также и вашим молитвам! От всего сердца спасибо!

Благодать вам и Мир!

 

Факс из Меджугорья, 15 июня 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу!

В Боснии-Герцеговине продолжается война, особенно в прилегающих к Сербии районах, где ужас дошел до предела. Сараево, похоже, саморазрушается изнутри, столько в городе враждующих сторон. Голод, сведение счетов, истязания, скорби, невозможность покинуть город из-за окружения... Безмолвные жертвы ненависти сатаны зовут нас и молят!

Вицка вчера мне сказала, что на лице у Пресвятой Девы не заметно облегчения страданий, хотя положение многих деревень в Герцеговине улучшилось. Что Она видит, что Она предвидит?

Мы с Вицкой предприняли важную акцию в помощь Госпе. Вицка написала детям Америки и всего мира, предлагая им помочь Пресвятой Деве остановить войну. Для этого им нужно вступить в «Армию Госпы», армию, у которой только два оружия: молитва от сердца и жертва от сердца. Чтобы привлечь детей, мы нарисовали восемь картинок для раскрашивания, на которых они соответственно возрасту смогут изложить свои молитвы и свои жертвы, а потом отправить их Вицке, которая их представит Царице Мира. У взрослых тоже будет важная роль: приготовить сердца детей к этой акции помощи, объясняя им прежде всего, какую силу имеет их молитва. Через молитву можно достичь всего, — говорит нам Госпа.

Вицка проявляет большой энтузиазм по поводу этой акции: «Для Госпы это будет великая помощь», — говорит она.

 

A la guerre comme a la guerre!

Эта акция для детей позволила мне пережить благодать Вифлеемских событий: радость в нищете.

Действительно, наш призыв долженбыл достичь пяти континентов при том, что работать нам с Вицкой приходилось при самых ничтожных материальных возможностях.

* У нас не было пишущей машинки, все нужно было писать от руки.

* Не было ксерокса: все размножалось руками Сесиль.

* Не было рисовальщика.

* Никакой возможности получить копирайт на тексты.

* В доме не было телефона, мне приходилось ездить за десять километров от Меджугорья, где имелся один аппарат, который работал в определенные часы, причем только в одну сторону: я в заграницу звонить могла, а мне из заграницы — нет. В Меджугорье я иногда могла пользоваться телефоном из ризницы, поскольку францисканцы дали мне «зеленый свет», но линия была подключена к армейской связи, и говорить можно было не больше пяти минут...

* В Меджугорье не было факса. Мне приходилось отправляться во Вргорац, в тридцати восьми километрах по горной дороге в сторону, противоположную той, где имелся телефон, и проходить по пути пять или шесть блокпостов. Но там я могла и посылать, и принимать факсы из заграницы.

* Бензин был лимитирован...

 

Радость, радость! Однажды, в двадцатый раз набирая номер на телефонном аппарате, впавшем в безнадежную кому, я сказала Господу: «Ты знаешь, те, кто работает на сатану, располагают весьма продвинутой аппаратурой. У них роскошные кабинеты, секретари-трилингвы, мощные компьютеры, телефоны и факсы последней генерации, международная спутниковая связь... и все это, чтобы производить кромешный ужас. Ая, которая хочу работать для Тебя, погляди, в каком я положении! Ты требуешь, чтобы я отправляла эти бумаги в разные страны, а в моем распоряжении нет даже ни простого телефона, ни фломастера для рисунков...»

Приходится констатировать, что эти слова не произвели на Господа ни малейшего впечатления, ибо в последующие дни Он ничего не сделал для улучшения ситуации. Тогда я себе сказала: «Что ж, такова Его воля». И то сказать, в известной мере это приблизило меня к Иосифу и Марии в тайне Рождества Христова: Тот, Кто был Благодатью и Светом для мира, родился в самых убогих и ничтожных материальных условиях. И я тогда поняла, что для Бога истинный успех заключается не в том, какого качества результат, но в возрастании наших сердец. В Его смирении и Его нищете. Ибо только это сохранится для вечности. Разумеется, нужно усиленно работать, но никогда не забывать, что истинная плодотворность приходит только от Него.

Это не исключает юмора в наших отношениях, ибо время от времени я продолжаю делать ему замечания по поводу Его манеры вести себя со Своими друзьями20 ...

 

Факс из Меджугорья, 19 июня 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу!

Приближается одиннадцатая годовщина Явлений, и сегодня Госпа делает нам подарок, от которого тают наши сердца: вечерняя месса будет совершаться не в подвале, но в самой церкви. Ее открыли вчера на закате. Священники рекомендуют оставаться предельно осторожными, оставлять свободным доступ в подвалы и слушаться сирены. Действительно, хотя окрестные деревни и были освобождены, Меджугорье все еще может оказаться целью воздушного налета и даже пушек, наведенных на нас со склона горы, которая остается пока в руках сербов. Множество паломников заявили о своем прибытии на годовщину. Мы им рады, несмотря на ненадежность ситуации. Всем рекомендовано запастись продовольствием (магазины пусты, рестораны закрыты) и внутренне приготовиться к тем многочисленным неудобствам, большим или малым, которые часто идут рука об руку с самой великой благодатью!

Всех, кто хотел бы приехать, но не смог (а таких очень много), мы благодарим и просим провести этот день, 25 июня, в совершенно особом почитании Госпы, в единении с Меджугорьем. Именно так, вместе, тесно связанные в усердной молитве, мы приближаемся к Ее Сердцу и получаем Ее благословение Мира для всего мира. Такие конкретные молитвенные акты необходимы теперь, как никогда. Госпа, как никогда, ищет Своих детей, Своих «помощников» в эти очень тяжелые времена. Ибо Меджугорье — это не столько место паломничества, которое нужно сохранить, сколько место духовной победы, которую нужно одержать в сердце мира, победу любви, спасающей души, над ненавистью, которая губит и душу, и тело. А эта война... о, как она свирепствует в эти дни!

Историки лучше меня вам расскажут об ужасных массовых убийствах, происходивших на этой неделе. В десяти минутах езды целиком сожженные деревни; мы проехали вдоль Неретвы, многие дома до сих пор в огне. Мы проникли в Мостар: это второй Вуковар, особенно старый город. Позавчера возле аэропорта чудовищная кровавая баня: месть хорватов многим сотням сербских солдат, до смерти замучившим их близких. Все это происходит у самых наших дверей: в пятнадцати — двадцати — двадцати пяти минутах на машине, в эти самые мгновения. Ненависть возрастает с обеих сторон. Вот почему как никогда прежде соединим наши сердца и голоса, чтобы сатана впал в паралич от нашей молитвы и не мог больше действовать. Ведь сатана боится даже четырехлетнего ребенка, если тот молится!

Я радуюсь, что многие дети уже получили письмо Вицки с рисунками, спасибо, что поощряете их быть добрыми маленькими соратниками Госпы... у них есть сила остановить войну!

Мария Павлович вернулась из Италии на годовщину. В Риме она недавно получила частную аудиенцию у папы Иоанна-Павла II. Содержание их беседы должно оставаться их личным делом, я могу только передать, до какой степени Папа находится в единении с Меджугорьем, радуется его благодатям и скорбит о его страданиях.

Благодать, мир и отвага каждому из вас!

 

Но Иисус сказал им: вы дайте им есть21

Винко — большой друг Вицки; милостью Госпы он был чудесно исцелен от болезни глаз. Они с женой живут в окрестностях Сплита, там, где сейчас находят убежище толпы беженцев, покинувших свои горящие деревни.

Винко не богат. Едва хватает содержать семью. Но у него в доме находят приют двадцать два беженца. Уложить всех — это еще не проблема: вечером постели расстилаются прямо на полу, и все спят впритирку, как это принято в хорватских семьях. Но нужно их всех прокормить! Здесь дети, подростки, и думать нечего заставлять их поститься!

И вот он берет еду, предназначенную для его семьи, и делит ее с двадцатью двумя беженцами. Это весь урожай, который принес его маленький клочок земли в это время года, — сколько-то картошки и фасоли. Каково же его удивление, когда он видит, что картофель умножается! Он раздает, раздает, а он все не кончается!

В феврале он посадил десять килограммов картофеля. Он ожидал получить тридцать пять, максимум сорок пять килограммов (столько родит здешняя земля). И вот, в день, когда он это нам рассказывает, т. е. 22 июня, он выкопал уже пятьсот тридцать килограммов — и это далеко не конец! Он говорит взволнованным голосом, и слезы радости и благодарности текут по его иссушенным и сморщенным от солнца щекам.

— И с фасолью то же самое! — Но ему хочется сказать что-то еще. Он колеблется, смущается... Наконец решился: — Вы знаете... с деньгами... то же самое! У меня было немного денег в кармане, я им дал, чтобы они себе купили всякую нужную мелочь. Потом у меня нашлось еще. Я им дал... И каждый день, не знаю как, у меня появляются деньги! И так продолжается с тех пор, как они у меня поселились!

Слезы не дали ему продолжать, но мы и так все поняли: «Господи! Нет подобного Тебе»22.

Личный факс Винсенту, 22 июня 1992 г.

Дорогой Винсент!

У нас какое-то головокружение: с приближением Годовщины стали прибывать паломники. Пушки замолкли (почти!), и Меджугорье приобретает свой прежний облик. За два дня мы перешли из одного мира в другой, трудно в это поверить! Мы наконец-то переводим дух, как хорошо... Сегодня утром вернулась вода, вчера — электричество... Жизнь прекрасна!..

 

Факс из Меджугорья, 23 июня 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу! Всегда Иисусу и Марии!

Радость, смешанная с болью, вот чувство, охватившее наши сердца сегодня, в приближении одиннадцатой Годовщины.

Радость от того, что фронт откатился на сорок километров от Меджугорья,

радость, что наша церковь снова открыта после двух с половиной месяцев катакомб,

радость снова видеть детей, играющих на улицах,

радость принимать первых паломников,

радость слышать литании Пресвятой Деве из репродукторов вместо грохота пушек...

Боль ощущать слезы Пресвятой Девы, плачущей над израненной ненавистью страной, тогда как Она пришла дать ей примирение и Мир. Сколько лет потребуется, чтобы излечить столько ран, сколько Пятидесятниц любви позволят Богу извлечь добро из этого зла?

Вчера был наихудший день для Сараево. Сотня человек убита. Сведение счетов, абсурдный и отчаянный жест. Сатана играет вашими сердцами, — говорила Госпа, — а Я не могу вам помочь, потому что вы далеки от Моего Сердца.

Вчера в Мостаре один францисканец говорил мне возле своей разрушенной церкви: «Иисус (в Святых Дарах) находился в дарохранительнице и сгорел вместе совсем остальным. А я неделю назад похоронил моего брата — то, что от него осталось. Мне пришлось собирать его тело по кусочкам, чтобы похоронить. Его жена и шестеро детей бежали на побережье и не могут вернуться, потому что их дом сожгли. Сестра моя, молитесь, чтобы я не сошел с ума. Чтобы сохранил голову, сохранил голову!»

Самое худшее в этой войне то, что сделали с детьми, с невинными. Но об этом я буду хранить молчание. Именно они, дети, и те, кто похож на них, больше всех утешают Пресвятую Деву и Ее Сына. Завтра мы отдадим Вицке первые рисунки детей, и она преподнесет их Госпе на Годовщину, когда Она явится в своем великолепном золотом платье. Эти рисунки пришли из Америки. Одна американка вчера нам сказала: «У меня нет маленьких детей, только дочь тридцати лет. Я показала ей номер “Специально для детей”, и она мне сказала: “Мама, мне тридцать лет, но я твой ребенок, и я сделаю рисунки для Пресвятой Девы”». Какой прекрасный пример для тех, у кого нет маленьких детей! Каждый ведь чей-то ребенок!

А сколько чудес может совершить любовь в одном-единственном сердце! Вспомним слова Госпы: Любовью, дорогие дети, вы совершите даже то, что кажется вам невозможным.

Американские, канадские, европейские дети! Продолжайте рисовать ваши рисунки, ваша любовь остановит войну!

И в этой любви я вновь напоминаю вам о моем единении с вами.

 

Послание Пресвятой Девы от 25 июня 1992 г.23

Дорогие дети!

Сегодня Я счастлива, хотя в Моем сердце еще есть немного печали о всех тех, кто вступил на этот путь, но потом оставил его.

Я здесь для того, чтобы вести вас новой дорогой — дорогой спасения.

Вот почему Я день за днем призываю вас к обращению. Но если вы не молитесь, вы не можете сказать, что вы обращаетесь.

Я молюсь о вас и Я ходатайствую перед Богом о мире: прежде всего о ми--ре в ваших сердцах, и затем о мире вокруг вас, чтобы Бог был вашим миром.

Спасибо, что ответили на Мой призыв!

 

Факс из Меджугорья, 23 июня 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу!

По случаю одиннадцатой Годовщины Меджугорье, что нам очень приятно, приобрело свой прежний облик! Лишь заметное количество солдат, военные грузовики и отдаленные разрывы снарядов показывают иностранным паломникам (а их почти две тысячи), что в стране еще война. Мы надеемся, что это паломничество будет продолжаться и расширяться. Мы приветствуем отвагу тех, кто принял участие в «Марше Мира» — одиннадцать километров пешком от Хумаца до Меджугорья под палящим солнцем.

В Своей радости Госпа пригласила нас всех на гору вечером 24-го для явления.

Она благословила нас, и Иван передал собравшимся следующие слова: Я несу вам мир, дорогие дети, несите его другим. Вы те, кто понесет миру мир. На Ней было прекрасное золотое платье.

25-го во время явления в качестве подарка на годовщину Вицка преподнесла Ей первые рисунки детей. Пресвятая Дева обрадовалась, благословила эти рисунки и нарисовавших их детей.

В тот же день было явление Иванке. Она сказала нам, что у Госпы было серьезное лицо. Во время явления Иванка взяла руки Пресвятой Девы. Та сказала: Я прошу вас победить сатану. Оружие для победы — это пост и молитва. Молитесь о Мире, ибо сатана хочет разрушить и ту малую толику мира, какую вы имеете.

Мария Павлович получила ежемесячное послание и увидела, что Дева преподает всем свое Особое Благословение.

О. Йозо вернулся из долгой поездки заграницу. В Риме, во время частной аудиенции папа Иоанн Павел II сказал ему: «Меджугорье, я знаю, я знаю. Меджугорье... Берегите Меджугорье. Я с вами. Я благословляю вас. Смелее, смелее, я с вами. Поддерживайте Меджугорье. Приветствуйте их всех от меня. Я их всех благословляю. Я знаю о ваших страданиях в этой войне». Папа, похоже, очень заинтересован этим местом молитвы.

Фронт в Герцеговине по-прежнему в тридцати километрах от Меджугорья.- Хорваты стараются нейтрализовать укрепленные позиции сербов возле Стола-ца и Мостара. Мостар снова стал запретной зоной, мэр велел беженцам не возвращаться туда, потому что вчера на город упало еще шесть снарядов. В день Годовщины снаряды упали и на дорогу в Мостар. Загорелись еще новые дома.

Будем верными и стойкими в молитве от сердца!

Приветствую вас всех в безмерной радости от того, что встретила здесь многих из вас и обнаружила, насколько Господь сохранил нас едиными (и сохранит и впредь) в течение этих жестоких месяцев борьбы.

Благодать, Мир и ї

 

V. Июль 1992 г.: надеяться вопреки всякой надежде

Факс из Меджугорья, 3 июля 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу!

Перед тем как уехать на десять дней из Меджугорья, сообщаю несколько новостей.

Местная пресса с большим энтузиазмом и одобрением приветствовала «Марш Мира», совершенный 24 июня большим числом паломников по инициативе наших немецких братьев. Одиннадцать километров под жарким июньским солнцем... Прекрасный подарок для Госпы!

Мария Павлович полностью восстановила свое здоровье и непрестанно принимала в эти дни друзей и паломников, ободряя каждого своим воодушевлением и радостью. Вчера она покинула Меджугорье, чтобы отправиться в Шотландию вместе с о. Славко и провести там встречу молодежи.

На севере и на востоке от Мостара фронт медленно, но верно отодвигается. Хорватские солдаты из Хорватии, приходившие на помощь хорватам из Боснии-Герцеговины, вчера вернулись домой, и это затрудняет взятие сербских бастионов. В Боснии продолжаются всякого рода зверства: пожалуйста, не ослабляйте ваших молитв и жертв, ибо тысячи жизней зависят от этого, судьба тысяч душ. Мы будем сражаться духовным оружием до тех пор, пока ненависть не будет вырвана с корнем из сердец.

К своим рисункам, преподнесенным Госпе 25 июня, маленькие американцы прибавили потрясающие слова любви, рассказывая о принесенных ими жертвах: «Я не сосал палец... Я не пил сегодня кока-колы... Я не капризничал...» Вот наша «передовая линия обороны» от Губителя. Они заставляют таять Сердце Госпы.

Я хотела бы поощрить возобновление паломничеств в Меджугорье, выражая- пожелание и францисканцев. Действительно, это вполне возможно по дороге, по морю (в Сплит) или на самолете (тоже в Сплит). Все, кто приезжает, бывает охвачен глубоким миром, который царит в деревне. Добро пожаловать!

Вечером 29 июня Пресвятая Дева снова позвала нас на гору для явления Ивану. Она явилась в сопровождении трех ангелов и сказала: Дорогие дети, сегодня вечером Я настоятельно призываю вас всецело положиться на Меня. Предоставьте Мне все ваши проблемы, все ваши трудности... Прежде всего Я прошу вас обновить Мои послания в вашей жизни. Молитесь, дорогие дети, потому что в эти времена Я нуждаюсь в ваших молитвах...

Дорогая Госпа, мы счастливы совершить такой обмен: мы даем Тебе наши страдания, наши заботы. Ты сможешь разобраться с ними лучше нас, а в ответ мы займемся Твоими интенциями24. Твоими планами... Так у нас выйдет двойная победа!

Mir и ї

 

Факс из Меджугорья, 15 июля 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу!

Великая радость вернуться в Меджугорье после десяти дней во Франции, тем более в Меджугорье спокойное и мирное, где группы паломников снова начинают сменять одна другую. Многие меня спрашивали: можно ли нам приехать?

Не только можно, но и крайне желательно, чтобы вы приехали, ибо тем самым вы непременно порадуете сердце Пресвятой Девы. Она ждет вас, чтобы помочь вам лучше молиться о мире, лучше устанавливать мир в ваших серд-цах. Вечерами на горе Она часто выражала Свою радость при виде паломников: Я счастлива, дорогие дети, что вас сегодня так много!

Мария Павлович из Шотландии вернулась в Италию, но Вицка встречает группысо знакомым всем энтузиазмом. Иван тоже здесь и все последние недели приглашал молиться на горе по вечерам. Две последних просьбы Госпы были: Молитесь о Мире! Вернувшись из США, Елена проводит лето в своей семье.

Даже в самых тяжелых обстоятельствах Госпа очевидным образом пожелала сохранить эти свободные зоны, чтобы сдержать обещание относительно Своего «Оазиса Мира». План Ее поистине заключается в том, что мир придет отсюда, из Меджугорья. Почерпать мир из этого источника и во-площать в жизнь послания намного полезнее, чем подписывать мирные соглашения, которые всегда нарушаются.

В Боснии имеются концентрационные лагеря, где содержатся в заключении тысячи людей. Вот уже много месяцев никто не может туда проникнуть. После войны будут говорить: «Это было, но мы этого не знали!» Пресса ничего не говорит обо всех деревнях, которые были разрушены, опустошены, которые сравняли с землей бульдозерами и потом засыпали землей, словно здесь никогда ничего не было. Посреди Европы одержимости одного человека «очистить территорию» (как у другого было «очистить расу») достаточно, чтобы разбить жизни многих народов! И мы позволяем ему действовать!

Госпа хорошо просветила нас в последние месяцы относительно того, что нас губит: мы еще далеки от Сердца Божия, между тем один только Бог есть наш мир. Ее дело приблизить нас к Нему. О, дадим Ей уничтожить дистанцию, отделяющую нас от Ее Сына, чтобы погрузиться в эту бездну отрады и нежности Его Сердца и ускорить тем самым час наступления мира! Присоединимся к страданиям православных Сербии, к страданиям всех искренне верующих и будем молить Создателя дать этому народу пастыря по Его сердцу!

Благодать и мир Господа да будет со всеми вами!

 

Факс из Меджугорья, 22 июля 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу!

Снова в эти дни скорбная радость переполняет наши сердца. Страна как бы поделена надвое: с одной стороны обширная зона мира в Герцеговине, позволяющая хорватам вернуться к нормальной жизни, а Меджугорью принимать своих паломников, с другой — громадная зона конфликта в Боснии, где трагедия превосходит всякое воображение. По причинам, которые мне непонятны, сербы сейчас враждуют почти исключительно с мусульманами. Нынешняя операция состоит в «очищении» одного за другим городов, где сербы и мусульмане жили вместе. Так, три дня назад сербы поставили ультиматум мусульманским жителям города Бигач в Боснии: в сорок восемь часов покинуть город. В городе было тридцать пять тысяч жителей. Вот уже сутки десятки тысяч мусульман находятся на дорогах без пристанища, без пищи... И это всего лишь один пример из многих за последние дни. Европа не шевелится. Гуманитарная помощь не достигает этих слишком опасных зон.

Что делать? Часто я слышу слова: «Это рак в сердце Европы, он перейдет в катастрофу для всех стран». Нет! Ничего фатального тут нет, напротив, наша молитва исполнена надежды. Госпа сказала Елене в первые годы: Предсказания фатальных катастроф идут от лжепророков. Они говорят: «В такой-то день и час произойдет катастрофа». А Я всегда говорю: кара произойдет, если мир не обратится. Призывайте людей к обращению. Все зависит от вашего обращения.

И вспомним обещание, данное в Фатиме: Мое Непорочное Сердце восторжествует.

Во время одного недавнего вечернего явления Пресвятая Дева просила особенно молиться о папе Иоанне Павле II и о священниках.

Будем оставаться крепко спаянными в молитве, но в молитве, исполненной радости Христовой и проникнутой благодарностью. Это верное средство расстроить планы сатаны!

Благодать и Мир!

Послание Пресвятой Девы от 25 июля 1992 г.

Дорогие дети!

Сегодня Я снова призываю вас всех к молитве, к молитве радостной, чтобы в эти скорбные дни никто из вас не ощущал в молитве печали, нерадостную встречу со своим Богом-Творцом.

Молитесь, деточки, чтобы находиться ближе ко Мне и чтобы воспринять через молитву то, чего Я желаю от вас.

Я с вами, и каждый день Я благословляю вас Моим материнским благословением, чтобы Господь преисполнил вас всех изобилием благодати для вашей повседневной жизни.

Благодарите Бога за этот дар, за то, что Я могу быть с вами, потому что, говорю вам, это великая благодать.

Спасибо, что ответили на Мой призыв!

 

Факс из Меджугорья, 29 июля 1992 г.

Дорогие Чада Меджугорья!

Слава Иисусу!

Меджугорье готовится к приему молодежи со всего мира, которую Госпа пригласила на третий Фестиваль. Мария Павлович, вернувшаясяиз Италии к 25-му, будет проводить встречи, как и Вицка с Иваном.

Мария сказала нам вчера: «Эта война крест для нас и знак для вас. Почему знак? Потому что глубокие разделения, вызвавшие здесь войну, существуют и в ваших странах. Если бы мы послушались посланий о примирении, у нас бы не было войны. Вот знак для вас».

Францисканцы и визионеры единодушно приглашают тех, кто еще колеблется совершить паломничество. Вицка прибавляет: «Пусть они не боятся, они могут решиться в своем сердце,потому что нет никаких проблем: отныне у нас все свободно!» Когда ее спросили, каково выражение лица Госпы в эти дня, Вицка отвечала, что оно выражает одновременно скорбь и надежду.

Фронт по-прежнему в двадцати километрах, в птичьем перелете от Мостара, куда еще долетает от пяти до десяти снарядов в день, так что беженцы все еще не могут вернуться домой.

Новости из Боснии оставляют нас в состоянии шока. Вот один пример из многих; в городе Гораздо маленьких детей сбросили с моста в реку. На это Госпа дает нам изумительный ответ, призывая нас находить радость в сердце нашего Бога-Создателя. Только Он один в молитве может нам дать понять и вкусить величие и красоту дара жизни. Воздавать благодарение за этот дар, испытывать радость, вот что победит изнутри страшное презрение к жизни, выражающееся столько же в избиении нерожденных младенцев в наших клиниках, сколько и в ужасах войны. Меджугорье — место исцеления поврежденной любви к жизни, мы здесь каждый день молимся об этом. Сколько матерей и отцов, сколько врачей в объятиях Матери Жизни оплакали здесь свой грех против жизни и обрели мир сердца в великом милосердии Иисуса!

Спасибо, дорогая Госпа, что открыла нашим сердцам, как побеждать жестокость и ненависть, как побеждать отчаяние перед лицом жизни! Спасибо, что принимаешь нас в Свое материнское сердце, которое постоянно трепещет от радости!

Mir!

Перевод и комментарии о. Анри Мартена

(Продолжение следует)

 

Сноски:

 

       1  О назначении и содержании рубрики см. в № 117: Игорь Виноградов. По поводу новой рубрики и книги сестры Эммануэль, а также № 115: Я даю тебе Свою любовь, передавай ее дальше. О явлениях Богородицы в Междугорье.

       2  Сестра Эммануэль Майар (Emmanuel Maillard) — член Общины Блаженств (Communauté des Béatitudes) с 1976 года.

С 1989 года она живет в Меджугорье, деревне в Боснии-Герцеговине (б. Югославия), где вот уже больше двадцати лет происходят удивительные события: явления Пресвятой Богородицы шести визионерам. Сестра Эммануэль пишет об этом книги, статьи, записывает аудиокассеты, много путешествует и выступает, по мере сил распространяя Меджугорские послания.

       3  Продолжение. Начало в № 120.

       4  Ср.: Агг 2,2-9.

       5  Новенна — девятидневные моления к определенному святому либо в связи с каким-либо празднеством — например, в течение девяти дней от Вознесения Господня до Праздника Сошествия Святого Духа (Пятидесятницей) совершается новенна ко Святому Духу.

       6  В Общине Блаженств с вечера пятницы справляется «шаббат», т. е. суббота, по ветхозаветному обряду (что, разумеется, не исключает празднованья воскресенья и всех прочих христианских праздников по-новозаветному).

       7  Жильдас, брат из нашей общины во Франции, очень активно и плодотворно работал в секретариате «Чад Меджугорья». Теперь он занят рассылкой моих факсов.

       8  «Скорбные тайны», «Славные тайны» — части молитвы Святого Розария, посвященные, соответственно, Страстям Господним и Преславному Его Воскресению.

       9  Чтобы быть совершенно точными — были убиты одна корова, одна собака и одна курица.

10  Сирилл Обуано, автор книги «Слова Небес». Прожил в Меджугорье семь лет, переводил выступления визионеров.

  11  Фатима — деревушка в Португалии, где в 1917 г. происходили явления Пресвятой Девы троим детям. Пресвятая Дева предсказала тогда торжество коммунизма в России, но и конечное его падение благодаря молитвам и жертвам всех верующих.

  12  О. Даниэль-Анж — известный французский религиозный деятель, духовник и проповедник; горячий сторонник Меджугорья. Неоднократно бывал в России.

13  Важной составляющей нашего призвания является жизнь в великой близости с народом Израильским, что выражается, среди прочего, в праздновании Шаббата вечером в пятницу. Вслед за еврейским народом, Марией, Иосифом, Иисусом и христианами первых веков мы переживаем эту великолепную

     семейную литургию вокруг стола, литургию, которая предваряет для нас Царство, вечный покой в Сердце Божием.

Здесь, в Меджугорье, Шаббат обогащается еще одним особенным аспектом. Действительно, по традиции хозяйка дома зажигает свечи при заходе солнца. Ибо иудеи знают, что если через женщину грех вошел в мир, то через женщину же ему будет возвращен свет. В Назарете субботние свечи зажигала Пресвятая Дева, Матерь Света, ставшего плотью. А в Меджугорье я поистине зажигаю свечи вместе с Нею, ибо здесь больше, чем где бы то ни было, Она снова рождает свет в душах, чтобы спасти от тьмы наше больное поколение и приготовить славное пришествие Своего Сына.

14  Молитва благословения вина и хлеба.

15  «Четник» на сербско-хорватском означает «член группы». Вот уже более ста лет цель четников — уничтожение всего не-сербского в соседних с Сербией краях. Покушение в Сараево Перед первой мировой войной было результатом этой же идеи. Сегодня под коммунистическим обличьем они преследуют ту же цель. Поэтому в местной разговорной речи всех сербских солдат называют «четниками». Но один только Бог видит глубину сердец.

16  Мф 5,44.

17  «Сербско-хорватский» — официальное название языка, на котором говорят сербы и хорваты. Различается лишь письменность: сербы используют кириллицу, а хорваты латиницу (а также наверняка имеются и незначительные местные особенности).

18  Ровно за сорок лет до начала явлений банда хорватов истребила большое число православных, загнав их в глубокую природную пещеру и замуровав вход, обрекая тем самым на медленную агонию. Это место находится точно на противоположном от Бияковичей склоне горы Явлений. Это убийство было ответом на другие убийства, совершенные незадолго перед тем сербами, истребившими хорватов. Адское подведение счетов!

  19  Мой брат, который живет в Руане.

20  Ср. эпизод из жизни св. Терезы Авильской, великой подвижницы и Учителя Церкви. В одном из своих многочисленных миссионерских путешествий св. Тереза попала в грозу; у телеги, на которой она ехала, оторвалось колесо, она бросилась помогать, поскользнулась на размякшей дороге, сильно ушибла ногу и в сердцах воскликнула: «Да что же это, Господи?!» И слышит в ответ тихий голос: «Тереза, ты же знаешь, как Я обращаюсь со Своими друзьями». — «То-то их у Тебя так много!» — возразила святая.

  21  Мф 14,16.

  22  1 Пар 17,20.

23  Во время этого явления Пресвятая Дева преподала всем присутствующим Свое Особое Благословение. См. об этом: «Континент», № 117, стр. 278.

  24  Интенции (от лат. intentio — «намерение») — то, чего мы желаем испросить в молитвах. «Молиться на чьи-либо интенции» — значит молиться о том же, о чем молится подразумеваемое лицо.

Версия для печати