Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2003, 118

Меджугорье, девяностые годы

Употребляя выражение «Пресвятая Дева явилась...», мы никоим образом не предваряем заключения Церкви о подлинности явлений Пресвятой Девы в Меджугорье. Здесь приводится лишь наше личное мнение, а также мнение свидетелей событий, происходящих в Меджугорье в настоящее время.

Мы заявляем, что публикуем эту книгу с целью информировать о происходящем и подчинимся решению Церкви, как только оно будет оглашено.

Вы от Меня устали?

«Дорогие дети, сегодня Я снова призываю вас к молитве, потому что только в молитве вы сможете понять Мой приход сюда. Дух Святой просветит вас в молитве, чтобы вы поняли, что должны обратиться.

Деточки, Я хочу составить из вас прекрасный букет, уготованный для вечности. Но вы не соглашаетесь вступить на путь обращения, путь спасения, который Я предлагаю вам через эти явления.

Деточки, молитесь, обратите свои сердца и приблизьтесь ко Мне. Пусть добро возобладает над злом. Я люблю и благословляю вас. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 07. 1995).

Понимать явления Госпы (или хотя бы просто хотеть их понимать), похоже, свойственно далеко не всем. Разумеется, друзьям Меджугорья больно бывает слышать: «Что? Она еще является? Однако долго!!!»

На вопрос маленького Якова в 1981 г.: «Госпа, сколько времени Ты будешь нам являться?» Она ответила: «Что, вы уже устали от Меня?».

Есть и такие люди, которые верят в явления в Меджугорье, но их несколько смущает то, что Дева Мария является каждый день и так долго.

— Сестра, — сказал мне в октябре 1993 г. монсеньор Брандт, архиепископ Страсбургский, — в Меджугорье меня смущает только одно: приходить ежедневно и в течение столь долгого времени — не кажется ли это недостатком сдержанности со стороны Пресвятой Девы?

Конечно, так не ведут себя с епископами, но я не сдержалась. Подпрыгнув на стуле, я ответила:

— Отец мой, вообразите, если бы ваш сын лежал в коме после катастрофы, между жизнью и смертью, разве не оставались бы вы у его постели день и ночь, пока он не вернется к жизни?

— А, понимаю... Стало быть, Меджугорье — это интенсивная терапия!

Он угадал верно.

Нет, дорогая Госпа, мы не устали от Тебя! Продолжай еще долго являться нам — Ты так нужна нам, и Твои материнские посещения уже вернули к жизни миллионы Твоих детей. Не обращай внимания на наш холодный прием — это следствие той самой проказы наших сердец, исцелить которую Ты пришла!

Ты не из Иерусалима?

«Дорогие дети, сегодня Я благодарю вас за все жертвы, которые вы принесли Мне в эти дни. Деточки, Я призываю вас открыться Мне и решиться на обращение. Ваши сердца, деточки, еще не полностью открыты Мне, и поэтому Я снова призываю вас: откройтесь молитве, чтобы в молитве Дух Святой помогал вам и чтобы ваши сердца сделались сердцами из плоти, а не из камня.

Деточки, спасибо, что ответили на Мой призыв и решили идти со Мной к святости»(25. 06. 1996).

Селение Меджугорье могло бы находиться неподалеку от Тивериады или Каны, настолько все здесь напоминает Галилею. Та же растительность, те же крестьяне, тот же белый сияющий свет, как во всех странах Средиземноморья, те же мягкие склоны, на которых соседствуют колючие кустарники, инжир, виноградники и гранатовые деревья, и, непременно, такие же нагромождения камней. Здесь Дева из Назарета не чувствует Себя на чужбине, как это могло бы быть, например, в Норвегии!

Но о Библии Меджугорские явления напоминают не столько внешним и очевидным сходством Герцеговины с землей Израиля. О Библии заставляет вспомнить сама Мария, Ее облик, Ее образ действий, способ молитвы, поведение, даже словарь. Все Ее существо чудесным образом проникнуто духом библейской женщины из рода Давида.

Еврейка Рита, американская помощница о. Славко, праздновала как-то свой день рождения. Чтобы отметить событие, Мария Павлович пригласила ее и ее друзей-евреев присутствовать на явлении в своей маленькой часовне. После явления Мария сказала:

— Госпа всех нас приветствовала и благословила, а больше я ничего не поняла: Она стала молиться на своем родном языке!

— Это потому, что Она почувствовала Себя в Своей семье! — сказала я, чтоб порадовать Риту и ее друзей. (А для чего еще, если разобраться, Пресвятой Деве, безупречно владеющей хорватским, вздумалось молиться на языке, не понятном Марии Павлович?)

Родным языком Девы Марии был арамейский, но очень вероятно, что Она говорила и на иврите. Увы, наши переводы Писания слабы. Мы далеки от первоначального смысла слов, произнесенных Самим Богом или его посланниками, — слов, на протяжении трех тысяч лет непрестанно воспитывавших народ Книги и несущих в себе неповрежденное содержание. И сейчас мы с радостью видим, что в посланиях Дева Мария употребляет слова Библии, слова Откровения. Ах, если бы перевод выражал всю их полноту!

Разберем вместе несколько понятий из послания, поставленного в начало этой главки.

Обращение. Древнееврейский корень этого слова, отмечающий вехи всей истории народа Израильского (а значит, каждой нашей души), за тысячу километров отстоит от того весьма тягостного смысла, который сегодня ассоциируется с пугающим самоотречением и сверхчеловеческими усилиями. Напротив, слово Techouva говорит о «возвращении» — возвращении изгнанника к себе домой! Он, наконец, возвращается в свою землю, в дом, где отец и мать, зачавшие, питавшие и любившие его, где все его корни. Он пережил горький опыт удаления от родного дома, опыт нужды сердечной и материальной, может быть, опыт рабства — и вот он вновь обретает близких, вступает во владение своим добром. Вкушает, наконец, безопасности и достатка. Мое обращение означает поворот моего пути в сторону родного дома. В молитве внутренним взором я вижу свою путеводную звезду, я сознаю, что заблуждался (то есть заблудился, брел без дороги), и я исправляю свой путь.

В Меджугорье Дева Мария говорит нам, что самое важное Ее послание — это призыв к обращению. Разумеется! Если я не живу в недре Отчем (Ин 1,18), с Иисусом — я человек конченный! «Мир далек от Бога — вот почему у него нет мира». «Я пришла приблизить вас к Сердцу Божию», — говорит нам Она, и так Она и делает.

Святость. Для большинства христиан это просто ужас! Мы бежим от нее, ибо святость — это самоотречение утром, самоотречение в полдень, самоотречение еще и вечером и вновь самоотречение ночью! А эти несчастные святые — статуи их в нишах церквей — каких только испытаний они не пережили! Агонию души и тела... нет! Мы — мы хотим наслаждаться радостями жизни, мы хотим счастья! Хотим дышать, жить, смеяться! И потом надо же быть скромнее: святость недостижима, она бесконечно превосходит мои возможности! Почему не Наполеоном? Я что — смогу совершать чудеса, возноситься над землей, умножать хлеб?! Не надо фантазий! Все это для совершенно особых людей, а я нормальный человек, как все.

«Дорогие дети, — говорит Дева Мария в Меджугорье, — Я знаю, что многие среди вас страшатся святости». Kadosh, «святой», на иврите значит «отделенный» — как Бог отделил свет от тьмы, как Он отделяет доброе зерно от плевел. Я «свят», когда я не «от мира», хотя и в мире. Я «отделен» в час моего крещения, чтобы принадлежать Богу. Это Он дает мне часть в Своей святости, ибо только Он один Свят.

В Меджугорье Госпа чудесным образом успокаивает всех, кто страшится святости: святой вовсе не тот, кого «лишили десерта», а тот, у кого в сердце полнота любви. Разве не таково самое сокровенное, самое неотступное, самое глубокое желание каждого человека? «Без святости вы не можете жить», — говорит Она. Далекая от мысли навязать какие-то лишения, Дева Мария, напротив, внушает мысль об изобилии: зачем тупо попирать ногами сокровища, вступая в сделку с Вором, Лжецом, Человекоубийцей, тогда как, выбирая святость, мы имеем все, что имеет Бог, потому что мы соединяемся с Ним?

Я часто привожу молодым людям такие слова Девы Марии: «Вы бессознательно предаетесь в руки сатаны», — и прибавляю: «Хотите знать лучшее средство предать себя в его руки? Это очень легко! Достаточно вести себя, как все. Это непременно подействует. Зато, если вы будете поступать так, как нам говорит Евангелие и Госпа, это тоже непременно подействует — вы окажетесь в руках Бога и получите все, что ищете. Если вы будете жить свято, мир, жаждущий Бога, устремится к вам. Так молодые коммунисты-безбожники в Сараеве выясняли у Мирьяны: «У тебя есть что-то, чего нет у нас. Мир, счастье... Мы же видим! Нам это тоже нужно! Скажи, как ты это делаешь?»

Сердце. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим...» — этот стих Второзакония, приводит Сам Христос. «…Чтобы ваши сердца сделались сердцами из плоти, а не из камня», — говорит Госпа. Levav, «сердце» на иврите, включает добрые и дурные наклонности. В нашем сердце есть нечто и от живой плоти, и от камня. Ни одно человеческое сердце не состоит только из плоти или только из камня. Но в нем преобладает либо живая плоть, либо камень. Бог это Тот, Кто превращает камни в источники вод. Люби Бога всем твоим существом, и тогда Он превратит в живую плоть то, что в тебе из камня. Вот что хочет сказать Дева Мария в этом послании.

Ох, об этих древнееврейских корнях я, наверное, написала бы целую книгу! Но надо остановиться... мне, но не вам! Никогда больше не читайте послания с мыслью: «Но это так бесцветно, без вкуса и запаха...». Нет! Ищите среди ваших пастырей того, кто откроет вам сокровища Библии, явит чудесный аромат малейшего словечка! И когда вы будете общаться с Богоматерью Лурдской, Богоматерью Фатимской, Богоматерью Гваделупской, Богоматерью Ченстоховской, Богоматерью Парижской (а мы прибавим: Богоматерью Владимирской, Богоматерью Иверской, Богоматерью Казанской... — Ред.), всегда спрашивайте:

— Но, по сути, Госпожа, разве Ты не из Иерусалима?

Самый выгодный контракт

«Дорогие дети, сегодня в Моем сердце радость, когда я вижу всех вас, присутствующих здесь. Я благословляю вас и призываю всех вас решиться жить посланиями, которые Я даю вам здесь. Я хочу, деточки, привести всех вас к Иисусу, ибо Он ваше Спасение.

Поэтому, деточки, чем больше вы будете молиться, тем больше будете принадлежать Мне и Моему Сыну Иисусу. Я благословляю всех вас Моим материнским благословением. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 06. 1994).

— Важно, — говорит Елена Васили, — целиком пребывать в настоящем. Я совершенно не беспокоюсь о будущем, ибо Богу оно известно. Выйду я замуж или нет, не так важно, я не забочусь об этом, потому что Бог полностью наполняет мое сердце. Каждая женщина призвана к материнству, к тому, чтобы отдавать себя в любви. Это самое прекрасное, но есть тысячи способов осуществлять материнство не только по плоти. Мир этого не понимает, а ведь он умирает от недостатка материнства...

Целиком предаться Богу, полностью доверить себя ему! Можно ли заключить с Господом договор лучше?! Бывает ли контракт надежней этого?!

Не так давно меня поразил еще один контракт.

Как-то Кэт, подруга и переводчица Марии Павлович, в толпе паломников заметила лицо, совершенно отличавшееся от других, — настолько светлое, что оно сияло, словно солнце в тумане. Радость, невыразимая радость исходила от этого лица. Никогда еще Кэт не видела подобной радости! Между тем, человек, светившийся радостью, скромно держался в гуще толпы, у стенки, не пытаясь чем-нибудь выделиться.

Лишь с большим трудом Кэт далось сосредоточиться на переводе. А едва закончилась речь Марии, девушка направилась к солнышку, сиявшему возле стенки. Это был крохотный итальянский священник, ростом с ноготок и такой старый, что, казалось, родился еще в девятнадцатом веке!

— Отец мой, простите мой вопрос, если он нескромный, но я бы очень хотела узнать, почему вы так радостны? У вас, наверное, есть какой-то секрет...

Священник поднял глаза, и Кэт поразилась: несмотря на возраст, взгляд у него был невинный, как у младенца.

— Я скажу вам, синьорина. Мне девяносто пять лет. Когда мне было пять лет, я с грустью обнаружил, что люди все время жалуются — по поводу и без повода. Это поразило меня. И еще я почувствовал, что Иисусу тяжело от этого. И тогда я обещал Ему, что в течение первых ста лет моей жизни никогда не будут жаловаться, а наоборот, буду славить Его за всё — как хорошее, так и неприятное и всегда буду праздновать дар жизни. И должен сказать, синьорина, я сдержал обещание. И на протяжении всех этих лет, что я праздновал дар жизни, зло не смогло меня коснуться, я избежал всех демонов!

— Невероятно! Но если вам девяносто пять лет, срок действия вашего контракта скоро закончится! — сказала Кэт, смеясь.

— Да, я уже думал об этом... Что ж, я готов продлить этот контракт и на следующие сто лет!

На улице Доверия

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас задуматься о своем будущем. Вы строите новый мир без Бога, только собственными силами, и потому вы не удовлетворены и у вас нет радости в сердце. Это время — Мое время, и поэтому, деточки, Я вновь призываю вас молиться. Когда вы обретете единство с Богом, вы ощутите жажду слова Божия и ваше сердце, деточки, преисполнится радостью и, где бы вы ни находились, вы будете свидетельствовать о любви Божией. Я благословляю вас и повторяю, что Я с вами, чтобы помочь вам. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 01. 1997).

Что до будущего, у меня есть путеводная нить — это Святое Провидение, в высшей степени достойное называться Божественным. У Него Свои обычаи и два главных козыря — я бы обозначила их как «Любовь» и «Юмор». Каждый, кто встречался с Ним, счастлив. Но адрес Его знают лишь немногие. А ведь это совсем рядом: надо лишь сию же минуту круто повернуть с того места, где вы находитесь. Но будьте внимательны: нужно буквально следовать указателям. Несомненно, повернуть так круто будет трудновато, ведь по дороге встретятся другие таблички — чрезвычайно привлекательные, особенно если вы любите широкие пути. Избегайте их!

Например, широкий очень оживленный Проспект Стяжания — не ездите туда! Очень соблазнительный, на первый взгляд, Бульвар Собери-Побольше — не сворачивайте и на него, от его витрин текут слюнки, но продают там только болепричиняющее. Очень запруженная трасса Проезд Недоверия — избегайте его, воздух там отравлен! Пешеходная Улица Воздушных Замков— бесполезно, это тупик. Наконец, всемирно известная Авеню Беспокойства — ни в коем случае, она заканчивается глухой зеленой трясиной. Нет, все это не приведет вас к Божественному Провидению. Его же улица скромна (ее легко пропустить), это Улица Доверия. Там Оно и живет в собственном доме, и на дверной табличке вы прочитаете: «Предайся Мне».Входите, Оно ждет вас. Будьте как дома!

Попав к Нему, вы не перестанете изумляться.

Первое, что изумит вас — невероятное чувство безопасности. Затем понемногу прежние связи с Собери-Побольше, Недоверием, Воздушными Замками, Стяжанием и Беспокойством спадут с ваших плеч, как надоевшее старье. Божест-венное введет вас в мир, неведомый доселе, и вы почувствуете необыкновенную- свободу. Следует знать, что Божественное — это гений понимания, познания, умения и невыразимой деликатности сердца. Оно играючи разрешает самые тупиковые, самые трагические ситуации. Ничто не способно противиться Ему.

Госпе нет нужды скрывать Его адрес, и Она постоянно напоминает нам ключевые этапы этого божественного маршрута:

«Всегда возлагайте свое бремя на Господа и не тревожьтесь» (11.10.1984).

«Бог одарит вас великими дарами, если вы предадитесь Ему» (19.12.1985).

«Предайтесь Мне, чтобы Я могла всецело вести вас. Не сосредотачивайтесь на материальных вещах» (17.04.1986.).

«Предайтесь Богу2, чтобы Он мог исцелить вас, утешить и простить все, что сдерживает вас на пути любви»(25.06.1988).

«Я призываю вас к полной самоотдаче Богу; пусть все, чем вы обладаете, будет в руках Божиих»(25.04.1989).

«Оставьте свои заботы Иисусу. Послушайте, что Он говорит в Евангелии: “Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?”» (30. 10. 1983).

«Уповайте на Бога и пребудьте в радости» (26.11.1981).

Увы, эти вехи, расставленные по всем посланиям Госпы, привлекают слишком мало внимания. В этом преходящем мире всем бросаются в глаза иные дороги. И поскольку дороги эти манят своим блеском, то все (или почти все) спешат сломя голову именно туда. Но, увы, блеск этот быстро тускнеет. И кто сочтет страшные разрушения в сердцах, душах, психике и телах тех, кто последовал маршрутам Беспокойства или Собери-Побольше! Кто опишет их смертную тоску, пустоту и тайное отчаяние!

Порой Божественное вмешивается даже в денежные вопросы. Особый же Его талант — устраивать человеческие встречи. В истории, которую я намерена рассказать сейчас, Провидение продемонстрировало и то и другое.

Моя подруга из США сорокасемилетняя Кэти, мать восьмерых детей, с радостью пользуется сокровищами Божественного Провидения. Памятуя о словах Иисуса св. Фаустине: «Старайся жить в молчании, чтобы услышать Мой голос, который настолько тих, что только молчаливые души способны его услышать»3, она много молится каждый день, и это позволяет ей легче вступать в «беседу» с Богом. Когда Кэти рассказывает о своих приключениях, я не знаю, плакать или смеяться.

Однажды в самый неподходящий для этого час Она почувствовала, что должна отправиться в супермаркет. Кэти очень устала и собиралась отдохнуть, но как ни хотелось ей остаться дома, она преодолела себя и поехала в магазин. С деньгами в доме были проблемы, но все же Кэти решила купить вдвое больше обыкновенного, чтобы не возвращаться сюда подольше. Набив покупками огромную тележку, она встала в очередь к кассе. Был час пик, в магазине полно народу, у Кэти гудели ноги, вдобавок прямо перед ней какая-то дама пролезла без очереди… Но Кэти предпочла хранить спокойствие и молча молиться. Когда она, наконец, достигла кассы, к ней подскочил служащий магазина и торжественно объявил: «Поздравляем Вас, мадам! Вы наша пятитысячная покупательница, и все содержимое вашей тележки наш магазин дарит вам!». Кэти возблагодарила Господа и поздравила себя с тем, что услышала внутреннее побуждение и главное — что вняла ему.

Но, как оказалось, приключение еще не кончилось.

На обратном пути Кэти вновь ощутила властный приказ свернуть налево (надо сказать, что ехала она в правом ряду). С чувством некоторой абсурдности происходящего Кэти приготовилась сделать приличный крюк и свернула налево.-

Ой, кто это там впереди — чуть дальше, у витрины?! Господи! Да это же Джейн! Ну да, Джейн, любимая подруга юности!

— Невероятно, Джейн! Ты в Соут-Бенде?

— Господи, Кэти, это Провидение! Мы же не виделись лет двадцать!

Оказалось, встретились они как нельзя вовремя: Джейн в полном смятении, ей срочно нужен совет, дружеская помощь. Смущенно и торопливо она начала рассказывать, что вот в свои сорок пять ждет шестого ребенка, а все вокруг в один голос убеждают сделать аборт. Совершенно растерявшись от унизительных замечаний, неуместных шуток и жестоких советов, Джейн впала в депрессию: ужасно представить себе, что этот ребенок, втайне уже любимый, — лишний в этой жизни, что он никогда и не увидит свет...

— Понимаешь, мне — сорок пять! — в отчаянии простонала Кэти.

— Ну и что? — удивилась Кэти. — Ну и прекрасно. У меня в сорок пять родился не шестой, а восьмой ребенок! И знаешь, какую радость приносит он всем! Да ты сейчас сама увидишь, поехали!

В тот день настроение Джейн так поднялось, что никакие советы «здравомыслящих людей» уже не могли сбить ее с толку. Сегодня Америка насчитывает одним маленьким сокровищем больше.

Хвала Тебе, Божественное!

Смирение Госпы

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас открыться Богу-Творцу, чтобы Он изменил вас. Деточки, вы дороги Мне, Я люблю всех вас и призываю вас стать ближе ко Мне и более горячо любить Мое Непорочное Сердце. Я хочу обновить вас и привести через Мое Сердце к Сердцу Иисуса, Который и сегодня страдает за вас и призывает вас к обращению и обновлению. Через вас Я хочу обновить мир. Поймите, деточки, что сегодня вы — соль земли и свет мира.

Деточки, Я призываю вас, Я люблю вас и особенно молю вас: обратитесь! Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 10. 1996).

Однажды святого Кюре из Арса4 спросили, какая из добродетелей самая великая.

— Смирение, — ответил он.

— А вторая?

— Смирение.

— А третья?

— Смирение...

Вам нужны конкретные примеры? У меня их множество. Есть и такой, о котором я не могу вспоминать, не упав на колени.

Как-то моя подруга Керен спросила Марию Павлович:

— Когда Госпа стоит перед тобой, как Она на тебя смотрит? Кто ты для Нее, как тебе кажется?

Мария улыбается и несколько мгновений сосредотачивается, чтобы в глубине души как бы заново пережить явления и найти точные слова. Потом произносит своим негромким ясным голосом:

— Когда Госпа смотрит на меня, у меня такое чувство, что для Нее Царица мира это я и что Она восхищается привилегией посмотреть на меня.

— Что? Повтори еще раз!!!

— Да, это так, Она восхищена привилегией, дарованной Ей Богом...

— Но это совершенно перевернутый мир!

— Это смирение Госпы...

А несколько месяцев спустя Керен рассказывала о Меджугорье в большой церкви св. Пия X в Нью-Йорке. Разумеется, послушать ее собралась целая толпа народа. Уже спустилась ночь, ясная летняя ночь.

Керен начала с великолепного описания Госпы, следуя рассказам Меджугорских визионеров. Сказала она и о смирении Девы Марии, передав, разумеется, потрясающие слова Марии Павлович.

— Дева Мария сильнее всех творений в борьбе против сатаны, потому что Она самая смиренная...

Керен внезапно умолкла, а затем прибавила:

— То, что я сейчас вам скажу, предупреждаю, совсем не нравится сатане, потому что это — нечто, чему он не может подражать, что он не может ни вообразить, ни принять... Так вот, самая малая в Царстве Божием — это Дева Мария!..5

Едва она произнесла последнее из этих слов, как по церкви разнесся адский грохот, потрясший здание до основания. Свет отключился, все оказались в темноте, микрофон замолчал. Онемев от страха, собрание на мгновение замерло: не начался ли конец света! И тогда раздался насмешливый и спокойный голос Керен:

— Я же сказала, что ему это не нравится.

Тем временем священники вынесли свечи. Электрическое освещение было восстановлено только через полчаса, а люди тем временем молились, правда, беспокойно, но зато сердечно, как никогда! Снаружи, в нескольких метрах от стены храма, на земле простирался огромный платан, рассеченный надвое и дочерна обугленный. Его свалила молния. Молния? Ну да, молния, хотя в тот вечер не было ни дождя, ни бури, ни даже малейшей вспышки; звезды, как лампочки, горели в ясном небе Нью-Йорка.

Смирение Девы Марии? Ну, вытерпите еще одну историю.

Это было в те времена, когда визионеры видели Ее ежедневно. И один из членов молитвенной группы по имени Зелико повадился прятать в месте явлений маленькую записочку для Пресвятой Девы. Паренек был очень занят с паломниками, писал свои послания на ходу, и зачастую они содержали всего несколько слов, а то и просто наспех нарисованное сердечко. И все-таки он день за днем оставлял в своем тайничке эти «любовные записочки». Но однажды, когда было особенно некогда, он сказал себе: «Да ну, зачем Госпе эти несчастные каракули, Она видит мое сердце — это главное...» — и целых восемь дней не писал ничего. Однако на девятый день Зелико снова (тайно от всех, разумеется!) перед самым явлением оставил несколько строчек для Девы Марии.

После явления, едва поднявшись с колен, Мария Павлович с заинтригованным видом позвала:

— Зелико? Иди-ка сюда...

— Что такое?

— Госпа была очень, очень счастлива! Я не совсем поняла, но Она велела передать тебе буквально следующее: «Я очень благодарна тебе за твое письмо, которое доставило Мне очень большую радость. Ведь в течение этих восьми дней Мне очень не хватало твоих писем...».

Кто сможет оценить божественную нежность Матери, Которую Иисус дал каждому из нас, кто сможет оценить Ее радость от малейшего нашего бескорыстного жеста?!

Дорогая Госпа, в день, когда Иисус мне сказал: «се, Матерь твоя», Он дал мне больше, чем небо и землю и все, что они заключают. Он подарил мне Свое самое дорогое сокровище! И кто может отнять у меня эту радость?!

Сальные пятна

«Дорогие дети, сегодня Я призываю всех вас решиться молиться на Мои интенции6. Деточки, Я призываю каждого из вас помочь осуществлению Моего плана через этот церковный приход. Теперь Я особенно призываю вас, деточки, решиться следовать путем святости. Только так вы приблизитесь ко Мне.

Я люблю вас и хочу всех вас привести за Собой в рай. Но если вы не будете молиться, не будете смиренны и послушны посланиям, которые Я даю вам, Я не смогу вам помочь. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 04. 1994).

Мария Павлович очень любит рассказывать эту историю. Было это в августе 1981 года, в самом начале явлений. Стояло необыкновенно жаркое лето. Жаркое еще и потому, что милиционеры-коммунисты «давали жару» визионерам. Но и милицию можно понять. Действительно, уже больше месяца, как в деревне творится бог знает что: то на холме явлений загораются огни, бесследно исчезающие, когда пытаешься к ним приблизиться; то огромный крест на горе Крыжевац начинает кружиться и плясать, а то и вовсе исчезает и вместо него появляется огромный пылающий костер! В деревне только об этом и говорят... Попробуйте-ка в таких условиях оставаться материалистом и хранить верность коммунистическому режиму! Некоторые милиционеры не выдерживают: голос Матери проникает в их сердца... Но таких очень скоро выявляют и отправляют отсюда — в Загреб, в Сараево, а то и в тюрьму!

А вот визионеров умолкнуть не заставишь. Им официально приказано заявить, что они ничего не видели, что всё от А до Я выдумали и что отныне рот у них будет на замке. Но на ребят ничто не действует! И хуже всех Вицка. Ей велено сидеть дома, чтобы о ней забыли. Она же влезает на крышу и, «сидя дома», выкрикивает последние послания — а при ее голосине никакой громкоговоритель не нужен! Ни за что на свете она не откажется от миссии, которую ей, как и пяти другим, доверила Госпа: «Скажите людям, что...». Милиционерам, охраняющим ее дом, приходится особенно нелегко.

Визионеров не угомонишь, но можно запретить народу подниматься на холм. И у подножия Подбрдо устанавливаются кордоны. Теперь многотысячные толпы уже не могут собираться на месте явлений.

Но Госпа принимает меры заранее:

Завтра, — говорит Она визионерам, — Я явлюсь на поле Гумно. Скажите жителям деревни, чтобы они пошли туда с вами.

В десять вечера Госпа явилась детям.

Сегодня, — сказала Она визионерам, — все, кто захочет, может подойти и дотронуться до Меня.

— Но, — удивляются визионеры, — ведь люди Тебя не видят…

Вы сами пойдите и подведите их ко Мне. Тогда они смогут до Меня дотронуться.

Визионеры так и поступают. Они объясняют людям, какой подарок им предлагает Госпа, и помогают одному за другим приблизиться к Ней.

Восхищенные и изумленные люди возлагают руки на плечо Пресвятой Девы, на Ее голову, Ее покрывало, Ее руки... И каждый ощущает Ее совершенно реальное присутствие, однако не видит и не слышит Ее. Некоторые даже чувствуют тепло, иные — холод, а иные — как бы электричество, необычный ток. Живое, незабываемое ощущение!

И вдруг визионеры замечают, что на платье Пресвятой Девы появляются пятна. Они становятся все гуще и гуще, и вот уже испачкано всё платье... Грусть омрачает лик Госпы.

Так нельзя, это неправильно! Визионеры волнуются:

— Госпа, Твое платье совсем испачкалось!

Это грехи тех, кто Меня касается, — кротко отвечает Она.

Как все дети, визионеры категоричны.

— Перестаньте касаться Госпы, — кричат они людям, — перестаньте!

И тогда Пресвятая Дева стала очень серьезно говорить об исповеди, о необходимости ежемесячной исповедидля каждого. «Нет никого на земле, кто не нуждался бы в исповеди хотя бы раз в месяц», — объяснила Она.

В ту ночь волна грешников обрушилась на церковь. Волна столь мощная, что бедный о. Йозо едва не падал с ног. Чтобы исповедать всех желающих, ему пришлось созвать священников из соседних деревень. Этой ночью милосердие лилось обильным потоком. Появление Госпы во всем сиянии Ее простоты смогло тронуть сердца Ее детей глубже, чем любые долгие речи.

Многие паломники страдают оттого, что их настоятели отвергают Меджугорье. Но положение понемногу меняется. Стоит кому-либо из таких настоятелей присоединиться к паломничеству, дело сделано, ибо нескольких часов, проведенных в исповедальне в Меджугорье, бывает достаточно, чтобы понять изнутри то исключительное, что совершается здесь в сердцах. Священники, которые во Франции постоянно сидят в исповедальне без дела, в Меджугорье плачут от радости: с самого рукоположения они не видели ничего подобного.

Святой Кюре из Арса говорил: «Грехи, которые мы скрываем, объявятся. Чтобы как можно надежнее скрыть свои грехи, их нужно исповедать». С 1981 года грешники, ищущие прощения, не переводятся в Меджугорье, так, что о нем вполне заслуженно говорят:

Меджугорье? — Это всемирная исповедальня.

С Госпой против сатаны

«Дорогие дети, вы все — Мои деточки. Я люблю вас. Но, деточки, вы не должны забывать, что без молитвы вы не можете быть близки ко Мне. В это время сатана хочет породить смятение в ваших сердцах и ваших семьях. Деточки, не поддавайтесь ему! Вы не должны позволять ему управлять вами, ни вами, ни вашей жизнью. Я люблю вас и прошу за вас Бога. Деточки, молитесь. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 01. 1994).

Когда Мария Павлович еще жила в доме своих родителей, к ней приходило множество паломников. Особенно часто приходили итальянцы, ведь Мария хорошо говорит на их языке. Этот подарок девушка получила в апреле 1983 г. на день рождения — после явления Госпы она стала бегло говорить по-итальянски, хотя никогда прежде этот язык не изучала.

Одна молодая итальянка, одержимая, вела себя настолько невыносимо, что все избегали ее. Я не случайно употребила слово «одержимая» — эта девушка, действительно, заключила договор с сатаной, участвовала в «черных мессах» и в самом прямом смысле была одержима дьяволом. Мария, которая каждый день видела Матерь Всякого Милосердия, согласилась приютить итальянку у себя, потому что хорошо понимала, что та ищет в Меджугорье мира и исцеления.

В течение месяца жизнь семьи Павлович изменилась. Действие демона, владевшего девушкой, могли наблюдать все. Например, было совершенно невозможно молиться перед ней открыто — итальянка буквально превращалась в фурию. В эти дни у Марии остановился также один священник, и между ним и сатаной не прекращались стычки. Как-то раз священник попытался тайно помолиться за девушку (она находилась в своей комнате) и молча благословил ее, начертав в воздухе крестное знамение. В тот же миг дверь резко распахнулась, и одержимая появилась на пороге. Если перевести на литературный язык то, что она прорычала, получится что-то вроде: «Перестань меня терзать!».

Бывало, несчастная падала на пол, страдая от сущего ада внутри. Но стоило лишь кому-нибудь в своем сердце обратиться к Госпе с просьбой прийти и Самой утешить и благословить бедную девушку, та подскакивала, как от раскаленного железа, и кричала: «Прекрати свои грязные молитвы!».

Мария изумлялась происходящему, но не выходила из себя, сохраняя доброту и мир своей души. И предвидение ее оправдалось: настойчивость и простота, терпение и всеобщая молитва одолели врага. В конце концов он отпустил свою добычу — через месяц девушка была свободна. В душевном спокойствии она вернулась домой.

Вековечная ненависть, с которой сатана противостоит Деве, — реальность, очень ощутимая в Меджугорье. Елена рассказала мне о некоторых посланиях относительно сатаны, которые Госпа адресовала небольшому ядру лидеров ее молитвенной группы. Вот история, заставляющая вспомнить библейскую Книгу Иова. Елена была совсем подростком, когда Дева Мария сказала ей: «Однажды сатана пришел к Богу. Он просил отдать ему Меджугорье, а взамен он отказывался от всего остального мира».

— Разумеется, Бог ему отказал! — прибавил Елена. — Этим Госпа хотела показать нам центральное место Меджугорья в нынешних планах Божиих о спа-сении мира. Нужно рассматривать это послание в соответствующем контексте.

О. Томислав Власич, духовный руководитель этой молитвенной группы, полностью подтвердил мне истинность слов Елены и даже прибавил:

— Ничего удивительного! Мы еще далеки от того, чтобы понимать планы Божии относительно Меджугорья. Госпа Сама часто повторяет: «Вы не понимаете Моих планов!».

О. Томислав подтвердил и другое послание. Госпа сказала Елене: «Сатана и его ангелы покинули множество мест на земле, чтобы внедриться в Меджугорье и нарушить здесь Мои планы».

Раз за разом Госпа предупреждает нас, что сатана активен, что он хочет погубить нас и что он силен, как никогда прежде. Как предусмотрительная Мать Она неустанно напоминает нам об оружии, которое нам дал Иисус, чтобы победить сатану: это пост и молитва (для защиты Она советует нам употреблять святую воду).

Из шести визионеров только Мирьяна видела сатану лицом к лицу. Она пришла в ужас. Он казался красивым, привлекательным, но его глаза были красными и пылали ненавистью.

Я не могу умолчать здесь о словах Марты Робен7: «Люцифер всегда в ярости. Но когда появляется Дева, он не может ничего против Нее. Дева так прекрасна, прекрасно не только Ее лицо, но и вся фигура. Что касается него, он может подражать всему, он подражает даже Страстям, но не может подражать Деве. У него нет над Ней власти. Видели бы, какие он корчит рожи, когда появляется Дева, вы бы расхохотались!»

Почему сатана так яростно настроен против Меджугорья? Да потому, что при каждом явлении Пресвятой Девы он теряет еще немного своей власти.

«Вот почему он стал таким агрессивным», — объяснила Госпа Мирьяне.

Секрет Вицки

«Я хочу, чтобы каждый был счастлив здесь, на земле, и чтобы затем он оказался со Мною на небе. Это, дорогие дети, цель Моего прихода сюда и Мое желание» (25. 05. 1987).

В тот день мы вдвоем должны были отправляться в Америку свидетельствовать о Меджугорье. Но накануне отъезда Вицка слегла. Услышав об этом, я не поверила своим ушам: еще вчера вечером она была совершенно здорова! Оказалось, что к ночи у Вицки парализовало ногу, посинела рука, и она терпит мучительные боли, которые к утру только усилились...

Мне пришлось ехать одной. А вернувшись девять дней спустя, я застала Вицку развешивающей белье.

— И давно ты выздоровела?!

— Сегодня утром! Проснулась, и все хорошо, — широко улыбаясь, ответила она. — Как видишь, все прошло! Я даже смогла поговорить с группой паломников.-

— Сегодня утром?! Так ты пролежала все эти дни? Интересно, почему твоя болезнь так точно совпала с миссией. У тебя есть какая-нибудь версия?

— Ну, вот так (выражение, типичное для местных жителей)! У Госпы был Свой план: ты должна была говорить о Меджугорье, а я — страдать. Так Она решила! (Тут я подумала, что если бы Госпа спросила мнение пяти тысяч жителей Питтсбурга, они, наверняка, предпочли бы противоположный расклад!)

— Так что же с тобой было на самом деле?

Но не следует ждать логических объяснений от Вицки.

— Ничего интересного. И, как видишь, все прошло! — Она смеется и меняет тему.

Узнав об этой загадочной хвори, Сэм, врач из Америки, попросил меня поговорить с Вицкой.

— Послушай, — начала я, — давай тебя посмотрит один из лучших врачей США. Сделает анализы, подержит тебя немного под наблюдением… Вдруг это спасет тебе жизнь! А? Никто же не знает... Может, у тебя что-то серьезное. Тебе-то хорошо отправиться на небо, но нам хочется задержать тебя подольше!

— Не знаю, надо посмотреть... подождем немного...

В ее устах это значит: «Оставь меня в покое!»

— Но, Вицка, — внезапно осеняет меня, — ведь твое здоровье принадлежит Госпе? Ей и решать... Может, спросишь у Нее, что тебе делать?

— Ты права, — соглашается она. — Я спрошу.

Через два дня Вицка сообщила мне ответ свыше: «В этом нет необходимости».

Ну, что ж! Если так говорит Сама Госпа...

Насколько я знаю, никто еще не разгадал этой тайны Вицки. И нам еще не раз придется удивляться.

В 1983-84 годах у девушки обнаружилось тяжелое заболевание мозга. Я до сих пор словно слышу горький приговор о. Лорантена: «Она умрет». Боли, которые испытывала Вицка, были так сильны, что она теряла сознание. Мать, убитая видом этих страданий, не раз предлагала:

— Давай уколем обезболивающее, ты же не можешь так больше...

Но Вицка отвечала:

— Мама, если бы ты знала, какие милости приносят мои страдания для меня и для других, ты бы так не говорила!

Однажды после особенно мучительного приступа Госпа сказала: «В такой-то день ты исцелишься». Вицка записала число и передала это письменное свидетельство двум священникам. Через неделю, в названный день, девушка совершенно поправилась. Из этого опыта она вынесла и сохранила глубокое знание тайны страдания и его плодотворности.

Вот что я однажды услышала, когда Вицка выступала перед паломниками:

— Госпа говорит: «Дорогие дети, когда вы переживаете страдание, болезнь, проблему, вы говорите: О, почему это выпало мне, а не кому-нибудь другому?! Нет, дорогие дети, не говорите так! Говорите наоборот: Господи, благодарю тебя за этот подарок! Ибо страданием, когда оно жертвуется Богу, приобретаются великие милости!»

И Вицка отважно прибавляет (от имени Госпы):

— Говорите также: «Господи, если у Тебя есть еще подарки для меня, я готова!»

Секрет Вицки в том, что она не просчитывает свои ДА для Бога. Она видела ад, и у нее нет больше никакого желания жадничать, когда речь идет о спасении душ. Когда однажды Госпа спросила: «Кто из вас хочет принести себя в жертву за грешников?», Вицка вызвалась быстрее всех. «Я прошу только благодати Божией и силы, чтобы идти вперед», — говорит она.

Не станем доискиваться дальше, почему Вицка передает столько небесной радости тем, кто к ней приходит! Это выходит вот так!

Как-то во время телеинтервью она воскликнула:

— Вы и не представляете, какую великую цену имеют ваши страдания в глазах Божиих! Не возмущайтесь, когда приходит страдание. Люди гневаются, потому что не ищут поистине воли Божией. Если ее искать, гнев уходит. Возмущаются только те, кто отказывается нести крест. Но вы можете быть уверены, что если Бог посылает крест, Он знает, почему Он его посылает, и знает, когда его забрать. Ничто не происходит случайно.

Поверьте, она-то знает, о чем говорит.

Умереть достойно

«Дорогие дети, Я радуюсь вместе с вами и призываю вас к молитве. Деточки, молитесь на Мои интенции. Мне нужны ваши молитвы — через них Я хочу приблизить вас к Богу. Он ваше спасение. Бог посылает Меня помочь вам и вести вас в рай, который и есть ваша цель.

Вот почему, деточки, молитесь, молитесь, молитесь. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 09. 1994).

Есть люди, которые, видя, что конец их близок, просят Пресвятую Деву о возможности умереть в Меджугорье. К счастью, Она не исполняет их молитв, ведь смерть паломника — это страшные хлопоты для хорватских хозяев и неприятность для руководителя группы. Мы, правда, помним старенького священника, вдруг упавшего перед алтарем, чтобы, вероятно, завершить свою Мессу в Царстве Божием, или бабулечку, ушедшую во время сна, едва приехав в Меджугорье. Но это бывает редко... и не стоит к этому стремиться! (Тем более, что воскреснуть на холме явлений все равно не получится, тело усопшего немедленно отправят в Сплит...)

Да, я (как, возможно, и вы) оплакиваю бесчеловечное обращение с умирающими и умершими в наших городах. Но, если каждый из нас примет это близко к сердцу, мы сможем изменить ситуацию к лучшему. Каждому из нас Госпа сумеет внушить в молитве, что и как надо изменить, чтобы человек мог достойно умереть, а близкие — достойно пережить скорбь.

Здесь, в Меджугорье, хорваты сумели сохранить прекрасную традицию. Когда- кто-то умирает, сразу сообщают в церковь, и там начинают звонить в колокола. Священник спешит к умершему и преподает ему последнее помазание «условно»,- если покойный не получил его перед смертью. Когда жители деревни слышат звон колокола, они начинают молиться за того, кто покинул наш мир. Затем, узнав имя умершего, идут к его близким, чтобы помочь в траурных приготовлени-ях. На вечерней Мессе священник объявляет о кончине, и все собрание молится об умершем, которого предадут земле на следующий день, в три часа пополудни.-

В течение суток, пока умерший находится в доме, он лежит в открытом гробу, чтобы все могли увидеть его в последний раз и помолиться возле него. Четки перебираются почти непрерывно, и часто совершается окропление святой водой (рекомендованное Госпой). Дети присутствуют вместе со взрослыми, ибо здесь не стараются скрыть смерть. Когда умер отец Марии Павлович, она слышала, как ее племянница, четырех лет, объясняла своему трехлетнему кузену: «Ты знаешь, мы тоже когда-нибудь будем как дедушка; мы все одинаковые: рождаемся, вырастаем, идем в школу, женимся, заводим детей, становимся дедушками и бабушками, а потом умираем и идем на небо к Богу. Вот так!»

Происходят поразительные сцены. В течение суточного бдения каждый член семьи подходит к покойному, чтобы громким голосом излить ему свое сердце, свою любовь, свое горе. С ним говорят, как с живым, которому доверяют самое сокровенное, собирают все самое лучшее в себе, чтобы выразить ему это, прежде чем он покинет дом. Выражают не только горе, но благодарность за все добро, что он сделал; и благодарят также Бога за то, что он дал его нам, а затем забрал в назначенный Им час. Госпа сказала: «Здесь Я нашла истинных верующих», и то, как они переживают смерть близких, тому свидетельство!

Гроб не закрывают, пока священник не придет для погребения. Он снова молится вместе с семьей. Затем долгая процессия следует по улицам и до самого кладбища скандируется Розарий8. Эти молитвы — великая помощь для покойного! В момент, когда его опускают в землю, никто не сдерживает криков и рыданий, это освобождает горе. Один из близких собирает пожертвования на заупокойные Мессы. Затем жизнь возвращается в свою колею.

Какое душевное здоровье! Здешний народ близок к природе и, стало быть, к Творцу и потому не склонен к депрессии. Перед лицом смерти, как и перед лицом жизни, он говорит: «Bogu hvala!» («Благодарение Богу!»)

Мы знаем, что самая большая помощь, которую можно оказать умершему, — это заупокойная Месса. Нет в мире большего акта любви, нежели этот. Но зачем ждать, пока кого-то покроют землей, чтобы заказать за него Мессу? Если благодаря Мессе он обратится до смерти, то на небе приобретет большую славу навеки! У нас есть только время на земле, чтобы определить степень нашей славы на небе, ибо «на закате жизни нас будут судить по нашей любви».

Не стоит приезжать в Меджугорье, чтобы здесь умереть. Но сюда приезжают множество больных. Здесь происходит великое множество исцелений — даже рак на последних стадиях, СПИД... И нередко приходится оплакивать ту духовную заброшенность, от которой страдают наши больные у себя дома. Порой они приезжают сюда с последней надеждой на излечение после долгих месяцев обследований, бесплодных операций, болезненных рецидивов... Их страдальческий опыт нередко бывает страшен. Но если я их спрашиваю: «А вас соборовали?», большинство отвечает: « да нет, никто мне об этом не говорил!» Какая жалость! Сколько исцелений не совершилось из-за такого незнания!

Далеко не все больные могут приехать в Меджугорье, но совершить соборование можно над всеми. Для чего ждать, пока больной окажется при смерти, когда это таинство может исцелить его при первых же признаках болезни?9 Оно также поможет больному в мире пережить свой «переход», если не будет физического исцеления. В этот крестный час, на пороге вечности, Бог делает все, чтобы привлечь душу к Себе, но и отец лжи старается вмешаться. Он пытается разрушить в этой душе всякую надежду на милосердие Божие, чтобы закрыть для нее врата небесные: «Слишком поздно! — говорит он. — Натворив все то, что ты натворил, ты ведь не станешь надеяться, что Бог тебя простит? Это было бы слишком легко!» и т. д.

Множество семей и не подозревают о духовной борьбе, которая вспыхивает в умирающем. Позвать священника, горячо и долго молится у постели умирающего, помочь ему действительно простить своих врагов, деликатно предупредить его, что скоро он предстанет перед Богом, — вот единственные знаки любви, которые отныне будут для него полезны10.

Очень часто в Меджугорье родственники больного устраивают возле него непрерывный Розарий, ибо кто лучше Пресвятой Богородицы может нести стражу, чтобы охранять и утешать душу? Если умирающий далеко, в больнице, можно- организовать это бдение дома. Увы, даже в Меджугорье мне порой приходится наблюдать, как близкие проводят больше времени возле стола с бутылкой доброй- ракии, нежели у одра умирающего. Между тем, еще Иисус заметил Марфе в доме Лазаря, гостеприимство может быть чрезмерным и вредить истинной любви.-

Как умереть достойно? — Живя достойно!

В 1986 году Госпа сказала Елене: «Если вы полностью предадитесь Мне, вы не почувствуете перехода от этой жизни к иной. Вы начнете жить жизнью Неба уже на земле».

Между прочим, в Меджугорье ни один из визионеров не боится смерти. Вицка говорит: «Умереть — это ничего, это как перейти из одной комнаты в другую, или даже — из одного угла комнаты в другой». Ей лучше знать: как и Якову, Госпа показала ей Небо.

Евхаристия

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас полюбить Пресвятые Дары на алтаре. Поклоняйтесь им, деточки, в своих приходах и, таким образом, вы будете едины со всем миром.

Иисус сделается вашим другом, и вы не будете говорить о Нем, как о Ком-то, Кого вы едва знаете. Единение с Ним сделается вашей радостью, и вы станете свидетелями любви Иисуса к каждому творению. Деточки, когда вы поклоняетесь Иисусу, вы находитесь также возле Меня. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 09. 1995).

Самый великий дар Меджугорья — вовсе не явления. Самый великий дар Меджугорья — Евхаристия! Как следует из явлений и посланий, Дева Мария хочет, чтобы центром всего для нас был Иисус. И Иисус в Евхаристии. То, что Богородица является за двадцать минут до вечерней Мессы, полно смысла: Ее приход подготавливает нас принять Самого Бога — Того, Кто безмерно превосходит Ее.

Пояснения о посте, полученные от Нее молитвенной группой, позволяют понять многое. Пост, который более всего угоден Богородице, — это воздержание от греха: «Отбросьте грех, живущий в вас!». Это позволит нам принимать Иисуса чистым сердцем. Но, к нашему изумлению, визионеры сообщают, что Госпа никогда не говорила о посте на хлебе и воде как о жертве. Напротив. Она избрала среду для поста на хлебе и воде, чтобы приготовить нас к принятию Евхаристического Хлеба. Она возвращает нам смысл хлеба, как основной, насущной пищи. Пост по средам избавляет нас от рассеяния прочей пищей, которая угождает нашим внешним чувствам. В этот день мы связаны с хлебом. И таким образом, когда наступает четверг (а Дева Мария хочет, чтобы мы всегда переживали его как Великий Четверг), мы оказываемся готовы принять иной Хлеб, Хлеб небесный.

И если Дева Мария просит нас поститься на хлебе и воде также и в пятницу, то затем, чтобы воздать благодарение Богу за тот Хлеб Живой, что дан был миру в Великий Четверг. Она как бы оставляет нас на хлебе, чтобы продлить, сохранить в нас сей дар Евхаристического Хлеба подальше от другой пищи, которая отдалила бы от него наше сердце. Таким образом, великий дар Святого Четверга как бы вставляется в оправу любви с помощью поста на хлебе и воде, который Она никогда, отметим это, не связывала со Страстями. Пост — это радостное празднование хлеба! «Поклоняйтесь моему Сыну, — говорит нам Госпа, поклоняйтесь Святым Дарам постоянно. Я всегда присутствую во время поклонения верных, и в это время приобретаются особые милости» (15. 03. 1984).

…В Канаде один священник говорил мне: «Раньше мы не могли убедить поститься хоть кого-нибудь из наших прихожан. Люди считают пост слишком горьким лекарством. А теперь, вернувшись из Меджугорья, они постятся два раза в неделю — сами, по собственной инициативе! Это изменило весь приход. У меня больше нет сомнений: там является Сама Пресвятая Дева!»

Маленькая Флоранс

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас обратиться к природе, ибо там вы встретите Бога-Творца. Деточки, Я призываю вас сегодня благодарить Бога за все, что Он дает вам. В этом благодарении, вы откроете Всевышнего и все блага, которые вас окружают. Деточки, Бог велик, и велика Его любовь ко всему творению.

Поэтому молитесь, чтобы постигнуть любовь и доброту Божию. Я Сама нахожусь с вами тоже благодаря дарованной нам доброте и любви Бога-Творца. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 10. 1995).

Не так уж редко среди паломников в Меджугорье попадаются и те, кто своими глазами видел Пресвятую Деву. Кто же именно получает привилегию увидеть Ее? Эта история — едва ли не самый прекрасный из ответов на этот вопрос.

Шестнадцатилетняя Флоранс Мажюрель из Монпелье — умственно отсталая и едва может говорить. Вечером 15 августа 1995 года она вместе с матерью пришла к Синему Кресту у подножия Подбрдо, чтобы присутствовать при явлении с группой Ивана.

Начинается явление, и в тот же миг девочка начинает улыбаться и, вглядываясь в точку возле креста, говорит:

— Мама, что это? (сказать: «Кто это?» она просто не может).

Понимая, что происходит нечто особое, мать внимательно глядит на дочку. Флоранс много раз кивает головой, словно повторяя урок, потом соединяет руки и осторожно сплетает пальцы — до сих пор она не могла делать ничего подобного! Девочка все время улыбается, а перед самым окончанием явления посылает три прощальных воздушных поцелуя.

Не смея верить, мама спрашивает ее:

— Что ты увидела, что это было?

— Пресвятая Дева! — отвечает Флоранс.

— И какая Она была?

— Красивый! (девочка не умеет использовать женский род).

На следующий день Флоранс, прежде никогда не произносившая ни слова молитвы, в первый раз в жизни выговаривает начальные слова Ave Maria: «Радуйся, Мария, благодати полная!» Неужели девочка и в самом деле видела Богородицу?! Мать не знает, что и думать. А каким было платье Пресвятой Девы, спрашивает она и кладет на стол перед Флоранс шесть разноцветных листков бумаги (ведь бедняжка не умеет назвать цвета). Девочка не колеблясь указывает на позолоченную бумажку:

— Такой платье!

Мать берет желтую и говорит:

— А по-моему, такое.

Но Флоранс сердится:

— Нет, такой! — и снова показывает на позолоченный листок.

Мама поражена: действительно, по свидетельству визионеров, 15 августа11, как и на Пасху и Рождество, Госпа появляется вся в золотом... Что ж, прекрасный подарок для Флоранс и для всех, кого мир так часто презирает, прекрасный пример невыразимой нежности Божией к самым малым, самым уязвимым! И прекрасный ответ современной медицине, легко предлагающей аборт, готовой из-за врожденных увечий уничтожить жизнь. И кто знает, сколь часто эти невинные души возмещают грехи тех самых людей, которые исключают их из жизни! Каждая из этих душ — храм Бога Живаго. Может быть, почтив Флоранс, Госпа тем самым желала почтить всех инвалидов.

Служение Колетт

«Дорогие дети, Я призываю вас вновь решиться любить Бога превыше всего. В это время, когда охваченные потребительством люди забыли, что значит любить и дорожить истинными ценностями, Я снова призываю вас, деточки, поставить Бога на первое место в вашей жизни. Пусть сатана не сможет завлечь вас материальными вещами; деточки, решитесь же выбрать Бога, Который есть свобода и любовь. Выберите жизнь, а не смерть души.

Деточки, в это время, когда вы размышляете о Страстях и смерти Иисуса, Я призываю вас избрать жизнь, которая снова расцветет благодаря Воскресению; и пусть ваша жизнь обновится сегодня через обращение, которое приведет вас к жизни вечной. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 03. 1996).

— Рак груди, очень запущенный! — констатировал профессор Жуайо.

В такой диагноз, казалось, невозможно поверить, ведь Колетт так энергична, полна жизни, молода, красива! Но, увы, профессор не ошибался. Не помогла и срочная операция: метастазы уже проникли в другие органы. Колетт слабела с каждым днем. И в январе 1994 они с мужем решились на безумный поступок — несмотря на критическое состояние больной приехали в Меджугорье. Колетт едва держалась на ногах, к тому же шесть из восьми дней, проведенных в Меджугорье, ей пришлось пролежать с тяжелейшей ангиной. А она так мечтала помолиться в горах, пойти к Вицке!

Но Вицка, услышав о Колетт, сама, с присущей ей простотой, прибежала в комнату больной и долго молилась у ее изголовья. Шептала благословения на хорватском, ободряюще улыбалась. А уходя, поцеловала Колетт и сказала:

— Не тревожься, Госпа всегда с тобой!

Как всегда, ничего не зная о планах Божиих относительно нас (а они гораздо прекраснее, чем наши собственные), мы ожидали чудесного исцеления Колетт и с разочарованием увидели, что положение, напротив, очень быстро ухудшается. Не помогали никакие средства современной медицины — страдания Колетт делались нестерпимыми. Но умирающая изумляла всех непоколебимым миром и непосредственной радостью, наполнявшими ее в самые трагичные часы. Благословение Девы Марии изменило ее всю, даже лицо Колетт преобразилось.

— После молитвы Вицки Пресвятая Дева ни на мгновение не оставляла меня, — рассказывала Колетт, — это Она научила меня страдать в единении с Иисусом. Так страдала и Она Сама. Ты не поверишь, если я скажу, что чем больше страдаю, тем больше чувствую, что тесно соединена с Иисусом. Моменты самого острого страдания — для меня моменты самой большой радости, радости поистине божественной, которую я не могу тебе описать. Я чувствую Его радость спасать души. Это прекрасно! Можно ли поверить, глядя на меня, несчастную больную, прикованную к постели, что я самая счастливая женщина в мире?!

В июле 1995 конец казался неотвратимым. Бедное истерзанное тело лишилось последних сил. Семья Колетт и все, кто любил ее, собрались вокруг умирающей и шептали ей на ухо обычное: «Когда придешь туда, не забудь...» Но, оказалось, что срок, назначенный Богом, еще не наступил. Вопреки всем медицинским прогнозам умирающая не умерла, напротив, она получила новую силу.

Что же произошло? На пороге смерти к Колетт «пришла» Марта Робен12 и спросила согласия жить еще некоторое время ради помощи братьям. И тогда Колетт пожертвовала свою болезнь и саму жизнь за членов Общины Блаженств, к которой принадлежали они с мужем.

В последующие Колетт охватило столь сильное сострадание к каждому, что она не узнавала себя. В глубине каждого сердца она видела, как на экране. Ей открылись раны, тайные страдания каждого и — во всех деталях — обстоятельства, причинившие эти раны. Она видела, слышала, ощущала даже тайные мысли родителей во время зачатия ребенка. Видела этого ребенка в лоне матери, видела его невероятную потребность любви; ей открывалось, как это крохотное существо ощущало недостаток любви, конфликты, нечистоту, словом, неприязнь со стороны своих родителей. Младенец сознает все, и с какой остротой! Колетт рыдала от горя, но это были не ее рыдания, она чувствовала, что при виде этих сокрушенных сердец, истязаемых еще до того, как увидят свет, в ней плачет Пресвятая Дева. Это Она плакала при виде кривых, несчастных путей, которые позже выберет ребенок из-за своих самых первых и самых глубоких ран.

И для Колетт началось служение, невиданное никогда прежде. В молитве она открывала каждому то, что ей показывал Бог, говорила, в какие моменты, еще будучи ребенком, человек сказал «нет» жизни, «нет» Богу. За одну-две встречи Колетт совершала то, что не смогли бы сделать двадцать лет психоанализа. Сострадание Иисуса и Марии изливалось из ее сердца, как из бурного источника, и начиналось исцеление.

Она буквально ставила людей на ноги. Довелось испытать это и мне. Тридцать лет я не могла заснуть без снотворного. И Колетт увидела, что причина не в особенностях организма, а в спиритических сеансах, в которых я участвовала в молодости. «Лукавый внедрился в тебя через это, и у него до сих пор есть точка воздействия на твой сон. Он хочет таким образом истощить и погубить тебя, — сказала она мне. — Он в ярости, потому что ты призвана нести Иисуса и Марию тем, кто, по его замыслу, не должен никогда о Них услышать». Колетт помолилась, и за два месяца моя бессонница бесследно исчезла.

Только Богу ведомо, сколько воскресений произошло в комнате Колетт. За улыбкой Колетт, за ее юмором, радостью, терпением люди видели Марию, находили Мать наших душ, Ту, Которая берет нас в Свое сердце, чтобы вернуть нам вкус жизни, вернуть нам самих себя. Какое обетование для каждого из нас! А ведь Колетт не сделала ничего — только в добрый час приняла благословение Девы Марии.

Восемь месяцев спустя, 2 марта 1996 г. (в первую субботу месяца13), Колетт, наконец, пережила свое восшествие на небо. В этот час возле нее находились муж, дети и сестра из Общины. Они молились по Розарию у ее постели. Умирающая уже не могла говорить, но еще слышала. Когда они дошли до последней славной тайны — Венчания Девы Марии небесной славой14 — сестра Катрин сказала:

— Давай, Колетт, теперь ты можешь идти! Там, наверху, все ждут тебя.

И дыхание Колетт прекратилось. Тихо-тихо, совсем тихо она оставила этот мир.

Отец

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас к любви. Деточки, без любви вы не сможете жить ни с Богом, ни с братьями. Поэтому Я призываю всех вас открыть свои сердца любви Божией, которая так велика и открыта для каждого из вас. Из любви к человеку Бог послал Меня к вам, чтобы показать вам путь спасения, путь любви. Если вы не любите прежде всего Бога, вы не сможете любить ни вашего ближнего, ни того, кого ненавидите. Поэтому, деточки, молитесь, и через молитву вы откроете любовь. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 04. 1995).

Моя мексиканская подруга Хельга рассказывает:

«Вернувшись из Меджугорья, я стала жить теми милостями, которые получила там: молиться по всем частям Розария ежедневно, регулярно исповедоваться, тщательно готовиться к каждой Евхаристии, поститься в среду и пятницу на хлебе и воде, читать Библию и поклоняться Святым Дарам. Одним словом, я стала жить посланиями. Кроме того я старалась не пропустить ни одного печатного упоминания о Меджугорье. Однажды мне попалась очень интересная информация — молитвенной группе Елены Дева Мария сказала: «Вы не умеете читать “Отче наш”». И Она велела в течение недели читать только эту молитву, чтобы научиться произносить ее сердцем. И когда молодые люди начали это делать, каждый из них обнаружил, что какая-либо фраза молитвы смущает его и что сердце его не может глубоко на нее откликнуться. Например, один не мог искренне сказать: «Да будет воля Твоя», а другой: «как и мы прощаем должникам нашим»...

Я решила провести такой же опыт. Инеожиданно убедилась, что не могу сердечно произнести самые первые слова молитвы: «Отче наш...»! Как ни старалась, я не могла назвать Бога своим Отцом. Дело в том, что мои родители рано развелись и отца не было со мной, когда я больше всего нуждалась в нем. Когда я вспомнила всё это, в моем сердце поднялся настоящий гнев на Бога, Который позволил, чтобы у меня не было отца. И я сказала Ему: «Как Ты можешь требовать, чтобы я называла Отцом Тебя, если я понятия не имею, как это — иметь отца?! Ты ведь знаешь, что папа оставил нас, когда мне было шесть лет, и что я практически не знала его, потому что он снова женился и никогда не интересовался нами».

Всю неделю я продолжала так судиться с Богом, но к концу я стала понемногу Его прощать. Сначала я простила Бога за то, что Он позволил моим родителям разойтись. Потом стала просить у Него милости простить моих родителей за то, что они не сделали всего необходимого для спасения семьи, и, наконец, — благодати простить моего отца за то, что он нас покинул. А назавтра на Мессе читалось как раз то место из Евангелия от Луки, где Иисус учит Своих апостолов молиться: «Когда молитесь, говорите: Отче наш...». И, возвращаясь домой, я испытывала властное желание изо всех сил кричать: «Отче наш! Да, Ты мой Отец, мой дорогой Отец, мой небесный Отец! Я Тебя люблю, я бесконечно люблю Тебя! Пожалуйста, прости меня, что я никогда до сих пор не называла Тебя от всего сердца Отцом!». Потом я плакала и молила Бога позволить нам с сестрами увидеться с нашим земным отцом; не дать ему умереть, пока мы не скажем ему, что любим его, что простили ему уход из семьи.

Через несколько лет я узнала, что мой отец болен раком и состояние его критическое. Мы с сестрами поехали к нему. В течение трех месяцев мы виделись с отцом ежедневно. Мы все попросили друг у друга прощения, и отец просил передать нашей матери, что он очень осуждает себя за причиненные ей страдания, просил у нее прощения. Он очень боялся умереть и надеялся, что выкарабкается.

В последней стадии болезни отец сильно страдал и трижды в день ему кололи морфий. Между тем, доставать морфий было не так-то просто. Каждый раз необходимо было представить особый рецепт врача.

Как-то в субботу у отца кончился морфий. Оба лечащих врача уехали на выходные, а кроме них никто такого рецепта выдать не мог. Отец плакал от боли. И тогда я предложила помолиться и попросить Бога прошения за наши грехи. Конечно, он ответил, что давно забыл, как это делается, к тому же никогда не крал и не убивал!

— Но скажи, папа, разве ты всегда любил Бога всем сердцем, а ближнего, как самого себя?

— Э... нет! Но кто на самом деле так делает?

— Давай все-таки, папа, попросим прощения за это!

Он согласился, и мы вместе помолились о прощении Божием. Мы говорили Богу, что не понимаем, почему нужно терпеть такие страдания, но что мы жертвуем эти страдания за спасение моего отца и за спасение мира. После «Отче наш» отец сказал:

— Попроси своих друзей-католиков молиться за меня. Пусть Бог призовет меня к Себе. Я чувствую, что очень устал и готов теперь умереть.

В следующие дни отец не испытывал боли. И это без морфия! Он умер в следующую пятницу, очень спокойно. Господь позволил мне быть у его постели до последнего момента.

Но меня все-таки постоянно тревожила одна мысль: за эти три месяца я так и не услышала от отца слов любви. И вот во время молитвы я сказала об этом Богу. А буквально через несколько минут, когда я вела по телефону серьезные переговоры, моя собеседница вдруг извинилась и передала кому-то трубку. И я услышала:

— Деточка, я тут случайно. И только хочу тебе сказать, что очень тебя люблю!

Это говорил наш старый, очень любимый друг — ровесник моего покойного отца...»

Молим Тебя об отвергнутых детях…

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас решиться избрать мир. Молитесь Богу, чтобы Он дал вам истинный мир. Живите миром в ваших сердцах, и вы поймете, дорогие дети, что мир это дар Божий.

Дорогие дети, без любви вы не можете жить миром. Плод мира любовь, а плод любви — прощение. Я с вами и призываю всех вас, деточки, прощать прежде всего в ваших семьях, и тогда вы сможете прощать других. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 01. 1996).

К двадцати пяти годам Фабьена устала от собственной болезненной робости. Она очень страдала, чувствовала себя потерянной, какой-то самозванкой, дикаркой. Страшное неверие в себя отравляло ее отношения с другими: она боялась даже людских взглядов. Наконец, по совету Колетт, Фабьена съездила в Меджугорье.

По возвращении оттуда Колетт в молитве увидела Фабьену в плотном коконе, который та не хочет покидать. Поистине она была заточена внутри себя. Колетт узнала, что родители Фабьены потеряли двухлетнюю дочку, и родившаяся через год девочка была очень желанным ребенком. Но родители Фабьены мечтали не о ней — другом ребенке, единственном и неповторимом, они ждали ее как замену своей утраченной дочери. Колетт открыла Фабьене, что девочка уже в лоне матери почувствовала себя ненужной и восстала против собственных родителей — она сказал «нет» жизни.

Как только Фабьена выслушала всё это, он мгновенно исцелилась. (Это, к слову сказать, не раз служило утешением для самой Колетт в часы полного упадка сил; историю исцеления Фабьены Колетт вспоминала, когда ее служение требовало всё больших и больших усилий). А неделю спустя Фабьена вновь засобиралась в Меджугорье.

— Когда будешь там, исповедуй этот грех, — сказала Колетт.

Фабьена растерялась:

— Как объяснить священнику, что согрешила в лоне матери?!

— Пойди к отцу Славко, он поймет.

Так счастливо кончилась эта история. Фабьена поняла сердцем, что была сотворена, любима, избрана уникальным образом. Смятение, порожденное чувством, что она призвана всего лишь заменить кого-то другого, исчезло. Фабьена осознала, наконец, что рождена от Бога и что истинный источник ее жизни в гораздо большей мере исходит из лона Отца, чем из лона земной ее матери. Она открыла своего Создателя! Она стала по-другому дышать, и самый ощутимый плод ее исцеления налицо: несносная и угрюмая дикарка, сегодня Фабьена сделалась отзывчивой, полной милосердия и мира, так что встреча с ней — настоящая радость.

Среди тех, кому помогла Колетт, случай Фабьены далеко не самый тяжелый. Вспомнить только всех, родившихся нежеланными или совсем отвергнутыми собственной матерью.

Вот еще одна история.

Беда преследовала Софи с самого зачатия. Ее мать не желала беременности, не хотела иметь детей и страшно огорчилась, узнав, что ждет двойню. Но в живых осталась только Софи: брат-близнец родился мертвым. Новорожденной девочке выпало узнать одновременно и смерть, вызванную нелюбовью, и пустоту в человеческих отношениях: ее первый визави был мертв! Софи росла без Бога и без человеческой поддержки.

В двадцать лет она вышла замуж — не по любви, а по необходимости, так как была беременна. Но и родившаяся Клер не помогла им с мужем полюбить друг друга. Супружеская жизнь проходила «стенка на стенку» и окончилась разводом. А малышке Клер досталась трагическая доля ребенка, которого не могут поделить родители. Надеясь на лучшее, Софи снова вышла замуж, но с ужасом убедилась, что ее душит чувство неподлинности, что между ней и мужем вырастает та же глухая стена нелюбви. Новая беда ввергла Софи в настоящий ад: она родила двойню — и один из мальчиков был мертв. Софи испытала глубокое чувство вины. Сознание родового проклятья, сознание, что ее материнское лоно обделено жизнью и любовью, угнетало Софи.

В отчаянье ее тело отвергло жизнь. После родов у Софи развилась смертельная болезнь — из тех, которые медики относят к аутоиммунным, то есть вызывающим саморазрушение (когда антитела, призванные бороться с чужеродными болезнетворными началами, обращаются против собственного организма и разрушают его изнутри). Коллагеноз, ревматоидный полиартрит, анемия... На горизонте замаячила инвалидная коляска, а за ней — неизбежная медленная смерть в страшных мучениях. Тело Клер умирало, потому что было мертво ее сердце. Как она ненавидела свою жизнь!

Клер изводила себя чувством вины, терзала свое тело сильнодействующими препаратами. И, как всякий, не знающий Спасителя, начала искать лже-спасителя. И наконец нашла некоего знахаря. За свои услуги он брал дорого, но развитие болезни прекратилось. Однако, как это бывает при всяком исцелении, полученном от знахаря, зло покинуло одно свое пристанище, чтобы переместиться в другое и усилиться. Знахарь посвятил Софи в эзотеризм и оккультные практики. И Софи, как зачарованная, занялась ежедневным автоматическим письмом.

— Моя рука двигалась сама по себе — я была вынуждена писать! — рассказывает она.

И вот Софи обходит все сомнительные книжные лавки Парижа, покупает книги в духе Нью Эйдж и жадно их проглатывает. Занимается йогой, быстро осваивает открытие чакр. Но в результате ее начинают преследовать ужасные страхи — днем, ночью, без предупреждения.

Однажды ночью, после того как она писала под диктовку демона (искренне веря, что соединяется с «космическими энергиями»), она внезапно пробудилась в смертельной тоске. И увидела… Совсем рядом сидел сатана, его ужасная черная рука тянулась к ней. Ужас! Впервые в жизни у Софи вырвалось имя Божие, мольба к Нему о помощи. Воистину самая первая ее молитва шла от сердца! И, к великому ее изумлению Софи, Господь ответил на этот крик и дал ей ощутить Свое присутствие. Софи всем сердцем почувствовала, что Этот Бог — живой и благой, что Он — мир. Очень скоро направление всей ее жизни круто переменилось. Софи сделала свой выбор: она будет с Иисусом, истинным Спасителем, Который не держит камня за пазухой.

В Меджугорье ее ждало еще одно чудо.

— Я совершала Крестный путь вместе с группой, — рассказывает она, — На тринадцатом стоянии брат Кирилл сказал: «Софи, можешь прочитать размышление отца Славко?». И я стала читать: «Мария, молю Тебя об отвергнутых детях, не знающих теплоты материнского лона. Будь их Матерью, верни им вкус жизни. О Мария, молю Тебя о тех матерях, чье лоно сделалось могилой для жизни, потому что они убили своих детей или отвергли их после рождения. Верни им жизнь!»

Глаза Софи увлажнились, голос сделался еле слышным... Переведя дыхание, она продолжает:

— Итак, я стала читать; но прочитав одно предложение, я тут же заново пережила весь свой кошмар! Я была раздавлена, я разразилась рыданиями, кому-то пришлось продолжать вместо меня... Здесь, на этом тринадцатом стоянии, меня ждала Сама Мария. В мозгу что-то словно осветилось, и я осознала источник всех своих страданий: лоно моей матери было, словно могила! Я начала жить в месте смерти! Я не получила жизни!

А размышление отца Славко продолжается следующим посланием: «Дорогие дети... Я избрала вас особым образом, такими, какие вы есть. Я ваша Мать и Я люблю вас всех...». Значит, Мария стала моей Матерью, моим корнем; лоном, где я получаю тело. Самое удивительное, что все это произошло очень тихо. Я почувствовала как бы вздох, что-то очень легкое — и все. До этого Крестного пути я была сиротой, после него — у меня появилась Мать! Ну вот так потихоньку все это и произошло. Теперь я ощущаю в себе великий мир, невероятный мир! И понимаю теперь, что значит: «Без любви вы не можете жить миром».

Софи понижает голос, словно боясь разбудить спящего младенца:

— И теперь из самой глубины сердца у меня рождаются слова: «Благодарю тебя, Господи, что Ты создал меня!»

Школа младенчества

«Дорогие дети, сегодня особый день: на руках у Меня Младенец Иисус и Я приглашаю вас, деточки, открыться Его призыву. Он зовет вас к радости.

Деточки, радостно живите Евангельским посланием, которое Я повторяю вам с тех пор, как Я с вами. Деточки, Я ваша мать и хочу открыть вам Бога любви, Бога мира. Я не хочу, чтобы ваша жизнь протекала в печали, но пусть пройдет она в радости ради вечности, по Евангелию. Только так ваша жизнь обретет смысл. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 12. 1996).

Визионеры в Меджугорье с нетерпением ожидают Рождества, ведь тогда они вновь увидят Младенца Иисуса. Каждый год я выпытываю у них новости о Малыше. Например, Мария Павлович рассказывала, что Младенец спокойно лежал на руках Матери и с любовью глядел на Нее. Как Он был одет? По правде говоря, Он вовсе не был одет, Он был завернут в край Маминого покрова. В некоторые годы Младенец Иисус спит, сжав кулачки, а в иные Он бодрствует и с изумлением разглядывает по очереди каждого, присутствующего при явлении. «Нормально, — говорит Вицка, — Он открывает мир, как всякий ребенок!»

Но самым памятным было Рождество 1981 года, первое Рождество.

«В начале явлений, — рассказывает Мария Павлович, — мы чувствовали себя неловко, немного робели, и Младенец решил нас успокоить. В то время как Мать молилась и разговаривала с нами, Иисус лежал у Нее на руках, так что мы не могли Его видеть. Вдруг Малыш поднял ручонку, как самый обыкновенный ребенок, стал играть с покровом Своей Матери. Потом, словно стесняясь, Он чуть-чуть выглянул из-за покрова, а затем высунул всю головку и посмотрел прямо на нас. Он улыбнулся нам и снова спрятался за покровом. Снова появился, улыбнулся и вновь спрятался в Своем маленьком укрытии. И тогда мы поняли, что Младенец Иисус играет с нами в прятки! Мы, конечно, очень обрадовались, а Он спрятался в третий раз. А потом улыбнулся и подмигнул нам, и это нас безмерно тронуло. Новорожденный младенец не может так смотреть и улыбаться. Но здесь перед нами был не просто ребенок, перед нами был Бог».

Надо добавить, что Мария Павлович хорошенько запомнила эту шалость и нет-нет подражала Господу, что вызвало замешательство в кругу ее верных традициям хорватских друзей: девушка не должна подмигивать! Но Мария с гордым видом заявляла: «Этому научил меня Иисус!»

Визионеры остались детьми. И можно ли воздать достойную хвалу этой купели простоты! А ведь Меджугорье предлагает именно простоту, так не достающую нашим бедным западным мозгам, задавленным излишней информацией, иссушенным обманчивой интеллектуальностью, которая помогает скорее потерять, нежели найти верный курс. Как же я люблю купаться в этой купели! Какое исцеление!

Да, визионеры остались детьми. И воистину Меджугорье — школа младенчества!

Я хочу, чтобы вы послушали еще один рассказ Марии.

«Это было в самом начале. Коммунисты забрали нас в Любушки, чтобы подвергнуть допросу. Там мы порядком натерпелись: с нами очень грубо обращались, весь день не давали ни есть, ни пить, постоянно допрашивали, старались по-всякому запугать, угрожали отправить в тюрьму или в сумасшедший дом... Но в конце концов нас отпустили домой. Когда Госпа явилась нам, мы наперебой стали рассказывать про это ужасное происшествие, подробно описывали Ей каждую деталь, повторяли каждое сказанное слово, каждую угрозу. Она оставалась с нами, пока мы не закончили рассказ, и почти целый час слушала нас с большим вниманием и сочувствием. Когда мы закончили, Она с ободряющей улыбкой сказала: «Я тоже была там с вами и все видела!».И мы поняли, что Она выслушала нас только из любви. Ей было очень радостно, что мы с доверием открывали Ей свои сердца и делились нашими бедами».

Этот рассказ напоминает слова Иисуса св. Фаустине:

— Дочь Моя, Мне говорят, что в тебе много простодушия — так почему ты не рассказываешь Мне обо всем, что касается тебя — даже о мельчайших подробностях? Говори Мне обо всем. Знай, что этим ты доставляешь Мне большую радость.

— Но, Господи, Ты ведь и так все знаешь!

Да, Я знаю, но ты не оправдывайся тем, что Я знаю, а с детской простотой говори Мне обо всем, потому что Мое ухо и сердце наклонены к тебе, и твоя речь для Меня приятна»15.

Материнство

«Дорогие дети, сегодня Я особенно призываю вас взять в руки крест и размышлять о ранах Иисуса.

Просите Иисуса исцелить те раны, которые вы получили, деточки, в течение вашей жизни из-за собственных грехов или грехов ваших родителей.

Только так вы поймете, деточки, что мир нуждается в исцелении верой в Бога-Творца. Страсти и смерть Иисуса на кресте дадут вам понять, что только через молитву вы тоже сможете стать подлинными апостолами веры. Вы станете апостолами веры, когда в простоте и молитве будете жить верой, которая есть дар. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 03. 1997).

Однажды к Марии Павлович подошла женщина с глазами, полными муки. Она сказала: «Я пришла к тебе, потому что не смею пойти на исповедь. Я сделала восемь абортов! Понимаешь, мы были стеснены в средствах и муж не хотел детей. А теперь я больше не могу их иметь. У меня депрессия — такая тоска, что я даже не могу спать... Боюсь, священник рассердится и прогонит меня. Но я верю, что ты можешь попросить Пресвятую Деву помочь мне. Поэтому я и пришла. Ты сможешь?»

Мария Павлович в тот же вечер вверила эту женщину Деве Марии. Госпа помолилась за нее и сказала, что очень надеется на нее, как надеется Она на всех Своих детей, особенно когда по человеческим меркам все кажется бесповоротно потерянным.

«Отныне она будет нести жизнь другим», — сказала Она Марии Павлович16.

Когда Богородица смотрит на нас и видит наши грехи, все эти грязные пятна, скрывающие даже наш голос и глаза, хмурится ли Она, осуждает ли нас? Нет, когда наша Мать смотрит на нас, Ее взгляд проникает сквозь густую оболочку нашей тьмы и созерцает божественный знак в самой глубине нашего существа, там, где зло не смогло нас затронуть и где ярче солнца блистает сияние Творца. И Она тает от восхищения, Она сгорает от любви. «Отныне она будет нести жизнь другим», — сказала Госпа... Вот так. Не смущаясь нашими смертельными ранами, Дева Мария преображает их в источник жизни. Если только мы вручаем Иисусу все то зло, что собралось в нас, Он исцеляет нас Своими собственными ранами, вовеки славными!

Эта женщина примирилась с Богом, исповедала все свои грехи священнику и сегодня решительно свидетельствует о полном исцелении всего своего существа, о мире и радости в своем сердце. Теперь она возвышает голос в защиту жизни. Она идет в больницы — даже туда, где делала аборты сама. Она рассказывает о том, что пережила сама. И проповедь ее имеет успех: уже многие матери сохранили детей, которых носили под сердцем.

Друзья Меджугорья попросили меня провести несколько выступлений в Калифорнии. Приехав в Сан-Франциско, я убедилась, что улицы там прекрасны, богаты, очень чисты, но на них совершенно нет детей. Мертвая пустыня! Бедное наше общество, где тысячи узаконенных убийств, прикрытые названием «терапевтический аборт», совершаются вплоть до девятого месяца беременности! И тогда в молитве я призвала на помощь Госпу, умоляя Ее подсказать моему сердцу слова, с которыми я могла бы обратиться к этому обществу.

Ответ не заставил себя ждать. На первом же публичном выступлении я передала дарованное мне вдохновение. Я сказала:

— Ярость сатаны направлена против человеческой жизни, он хочет любой ценой погубить ее, он стремится полностью стереть ее с лица земли. Сопротивляйтесь ему! Я предлагаю, чтобы все лица женского пола посвятили свое материнское лоно Ее Непорочному Сердцу. Что это значит? — Замужние женщины, например, могут сказать Деве Марии: «Вот, я отдаю Тебе эту часть моего тела; отныне она принадлежит Тебе. Пусть все, что там будет происходить, служит Твоим планам и воле Божией. Отныне это Ты будешь решать, сколько детей будет в нем зачато и рождено. Храни это драгоценное место от всякой нечистоты, от всякой болезни, от всего, что могло бы помешать Тебе осуществить там то, что Ты желаешь. Да будет мое лоно отражением Твоего несравненного материнского лона. Благослови заранее детей, которым предстоит родиться, благослови тех, кто уже обрел в нем жизнь. Исцели меня от последствий и ран, нанесенных всем тем, что могло быть Тебе неугодно в прошлом, и, если в этом месте гнездилась смерть17, исправь во всем моем существе причиненные этим поврежденияи прими в Свое Материнское лоно то маленькое существо, которое я потеряла. Дорогая Мать, пусть все, что мое, будет Твоим, как Ты сделала моим все, что Твое...»

С некоторыми изменениями такое посвящение могут совершить и маленькая девочка, и молодая девушка, и незамужняя женщина. Девушка предаст Деве Марии свое будущее материнство и жизнетворную силу, которую носит в себе, чтобы она развивалась по благодати Божией, была сохранена от всех нападок сатаны и никогда не предоставляла прибежища греху. Страдающая от одиночества и невозможности стать матерью включит в свое посвящение эту весьма важную составляющую тайного мученичества, которое она переживает и которое само по себе способно породить тысячи «возвращений к жизни» в экономии18 Спасения. А бабушкам материал для посвящения дадут и их прошлое, и их потомство.

Счастье приходит к человеку, уважающему и почитающему женское лоно, благодаря которому он родился, — прежде всего, лоно своей матери, но также и лоно своей супруги, женщин из своего окружения, своих дочерей... Великие благодеяния совершаются, когда мужчины от всего сердца молятся о том, чтобы женщины походили на Матерь Божию, самую прекрасную из женщин, а не на убогие фотомодели!

Всё в том же Сан-Франциско один человек, после рождения второго ребенка требовавший от жены перевязать фаллопиевы трубы, сказал мне: «Пусть Дева Мария даст нам всех детей, которых Бог предусмотрел для нашей семьи!»

Кто из вас без греха…

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас прославлять Бога; да будет свято имя Божие в ваших сердцах и вашей жизни. Деточки, когда вы находитесь в святости Божией, Он с вами и дает вам мир и радость, идущие только от Бога через молитву.

Поэтому, деточки, обновите молитву в своих семьях, и ваше сердце будет прославлять святое Имя Божие и Рай воцарится в ваших сердцах. Я рядом с вами и прошу за вас Бога. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 05. 1997).

Деревушка Унатин возле Бзовика в Словакии, летняя засуха.

Шестилетний Палко возвращался с поля, где пас овец, когда заметил пламя. Пожар в деревне! Дома вспыхивали один за другим, как соломенные, и... — ну да, его дом тоже в огне! У них и так не каждый день бывает еда на столе, хотя все тяжко работают в поле, а теперь, из-за этого пожара...

— Ох, Иисус, помоги! Что с нами будет?!

Но мальчик не знал еще самого худшего. Пожар возник не случайно, а из-за шалости ребятишек, игравших с огнем возле дома Палко. Испугавшись за своих детей, их отец громко заявил, что знает «виновного» — это Палко.

Эту клевету можно было бы погасить в зародыше, если бы было проведено самое простое расследование. Но никто этого не сделал. Слабенький голосок шестилетнего ребенка был заглушен возмущенными криками взрослых, алиби мальчика в расчет не приняли. Жители деревни, как один, стали повторять ложь, нимало не заботясь о ее проверке.

Началась цепь долгих страданий. Вместе с сыном мучилась и мать, убежденная в невиновности Палко. Эта набожная женщина бесконечно больше страдала из-за несправедливых гонений, обрушившихся на Палко, чем из-за пожара и утраты всего своего добра. Сам же мальчик рассудил так: «Пусть люди думают, что это я, пусть они гневаются на меня — я знаю, что Иисус на меня не гневается, ведь Он знает, что это не я... Правда, мама?»

Правда открылась лишь через семь лет. Тогда деревенский священник, придя исповедовать умирающего, услышал потрясающее признание. Отец маленьких поджигателей открыл старый грех, день за днем лишавший его покоя все эти годы. Оказывается, вот уже семь лет клеветника страшно терзает совесть. Священник поспешил дать ему отпущение, но сказал: «Иисус простил тебя, а теперь ты должен публично объявить то, в чем признался на исповеди, потому что все это время жестоко страдал невиновный. Это и будет твоей епитимьей».

Все это случилось в начале тридцатых, но благодаря этому испытанию у Палко с самого раннего детства зародилась глубокая любовь к истине. В дальнейшем за эту любовь епископ Паоло Хнилица многократно платил дорогую цену в коммунистических лагерях. Недавно мы виделись в Риме, и он сказал мне: «Если ты знаешь правду, ты должна говорить; твоя обязанность распространять правду. Если же умолчишь о ней, это будет тяжкое преступление».

История маленького Палко — лишь один из тысяч примеров, когда так легко было бы пресечь зло в корне с первой же минуты. Клевета может возникнуть всегда, но почему она всегда находит столько же разносчиков, сколько слушателей? Между прочим, св. Кюре из Арса говорил: «Клеветник похож на гусеницу, которая, ползая по цветам, пачкает их своей слизью».

У нас в общине существует золотое правило, без которого лукавый давно бы ее разрушил; ведь сеять распри — это его любимая игрушка. Это правило состоит в том, чтобы никогда не принимать за чистую монету и, тем более, не передавать негативную информацию о ком-либо, предварительно не расспросив заинтересованное лицо. В 90% случаев обнаруживается, что ситуация была искажена или изложена неполно, и остается только порадоваться, что мы докопались до самых ее корней. «Отец лжи», он же и клеветник на братьев, страшится, когда все выходит на свет, поскольку для своих дел он нуждается во тьме. Простого братского разговора, спокойно и хорошо продуманного, с молитвой, бывает достаточно, чтобы все его зловещие построения рассыпались, как карточный домик: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним: если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего»19… Самое трогательное, когда тот, кого обвиняют, действительно совершив ошибку, со слезами признает ее и смиренно кается в своей слабости, прося нашей молитвенной помощи. И кто мы такие, чтобы продолжать тогда копаться в мусоре и извлекать на свет то, что Сам Иисус очистил уже Своею Кровьюи даже забыл? Бл. Мириам Вифлеемская говорит, что это равносильно новому распятию Иисуса. Мистики единодушны в том, насколько злословие и клевета ужасны перед Богом; не счесть случаев, когда по изволению Божию и ради блага душ они «видели» страшные последствия такого греха после смерти, будь то долгие и тяжкие страдания в чистилище или даже в аду (ср. 1 Кор 6,9.10: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители [...] ни злоречивые [...] — Царства Божия не наследуют»). Иные, несомненно, упрекнут меня за эти слова, но я все же предпочитаю предупредить читателя, если у него есть на совести тяжкая клевета, в которой он медлит исповедаться от всего сердца.

Вспомним тот знаменательный случай, когда визионеры по очереди подводили односельчан к Госпе и некоторые пятнали Ее платье своими грехами. Мария Павлович, рассказывая об этом, уточнила очень существенную деталь:

— Когда мы замечали, что тот или другой человек оставлял пятно на платье Госпы, мы приходили в ярость! В гневе мы говорили себе: «Что?! Такой-то сделал вот это? Ну, я это запомню!» Но по окончании явления у нас не сохранилось никакого воспоминания ни о каком зле; невозможно было вспомнить, кто оставил пятна! В тот день Госпа преподала нам великий урок...

Церковь всегда считала священной тайну исповеди. Но и мирянам рекомендуется хранить молчание об ошибках других. Хранить память о зле — это тонкий грех, от которого Пресвятая Дева хочет нас избавить, потому что из него проистекают злословие и клевета20. Когда «война языков» угрожала разрушить Ее дело в Меджугорье, Дева Мария дала такое послание: «Дорогие дети, умоляю вас прекратить злословие и молиться о единстве прихода, ибо у Моего Сына и у Меня особый план об этом приходе» (12.04.1984).

Один мой друг священник имел счастливую возможность часто встречаться с Мартой Робен. Однажды она рассказал ему евангельский эпизод с женщиной, застигнутой в прелюбодеянии (тот самый, когда Он сказал: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень»21), каким она Его увидела (во время своих видений Марта Робин порой присутствовала при сценах земной жизни Иисуса). Вот суть того, что он мне передал.

Перед лицом обвинений книжников и фарисеев против этой женщины Иисус хранил молчание. Он, казалось, не обращал на них внимания, взгляд Его был устремлен в землю. Он не смотрел также и на женщину, хотя ее и держали на виду для позора. Он принялся тогда писать пальцем по земле. Раздраженные молчанием Иисуса и заинтригованные тем, что Он пишет, некоторые рискнули приблизиться. Что это за буквы Он выводит? Первый из фарисеев, подойдя ближе, с изумлением обнаружил, что Иисус знает все его тайные грехи, ибо это о них Он ясно написал на земле! Охваченный смущением, испуганный, он посмотрел на Иисуса, Который одним словом мог погубить его в глазах других. Но нет, с великой добротой и смиренным величием Господь стер Своей рукой грехи этого человека. Кончено! Исчезло! Человек прочитал свое прощение в глазах Иисуса и молча удалился. Тогда Иисус стал писать тайные грехи второго, который, прочитав их, также удалился, потрясенный. Таким же образом по очереди перед Иисусом прошли все. Вот как вышло, что все обвинители, смущенные до глубины души, но убедившиеся, что тайну их внутренней жизни уважают, покинули сцену один за другим. А злословие и злые намерения были оставлены вместе с камнями, предназначенными для грешницы. Да, самая великая радость для Агнца Божия — это стереть грех мира!

Кто знает, не больше ли радости на небесах из-за одного кающегося клеветника, нежели из-за девяносто девяти блудниц, также, разумеется, имеющих нужду в покаянии! Ибо для того, чтобы взять нас с Собою в Царство, Иисус предусмотрел одну только дверь для всех, будь то истинные грешники или ложные праведники: дверь Его божественного, царственного, неизмеримого милосердия.

Францисканец на автостоянке

«Дорогие дети, сегодня Я особым образом нахожусь с вами и приношу вам Мое материнское благословение мира. Я молюсь за вас и прошу за вас Бога, чтобы вы поняли, что каждый из вас — это вестник мира. Вы не можете обрести мир, если ваше сердце не пребывает в мире с Богом. Поэтому, деточки, молитесь, молитесь, молитесь, ибо молитва — это основание вашего мира. Откройте ваши сердца и посвящайте время Богу, чтобы Он стал вашим другом. И когда установится настоящая дружба с Богом, никакая буря не сможет ее разрушить. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 06. 1997).

Это случилось в разгар войны, в конце 1993 г. В районе Меджугорья было сравнительно спокойно, но меньше чем в ста километрах отсюда вся Босния еще лежала в огне и крови. В тот день, придя в церковь, я заметила знакомого францисканца.

— Отче, какая радость тебя видеть! Значит, ты жив, хвала Иисусу!

— О, Sestra! Ты тоже жива, благодарение Богу!

Да-да, именно так хорваты приветствовали друг друга в 1992-93 гг. («Один берется, а другой оставляется»). Эта война со всей очевидностью напомнила нам, что никто не вечен на земле.

— Извини, я уже опаздываю, — он шагнул в сторону автостоянки. — Надо отвезти беженцам еду, одежду, медикаменты…

— И... куда именно ты едешь?

Он не ответил.

— Ну, ладно, если не можешь сказать, я буду за тебя молиться, не зная точно, я привыкла.

Он помолчал еще немного, как видно, взвешивая все за и против. И, наконец, произнес, понизив голос:

— Я знаю, что ты молишься… И скажу тебе, куда еду, но обещай, что никому не скажешь. Если тебя спросят, где я — ты не знаешь. И если увидишь, что я не вернулся, молись обо мне!

Никогда не забуду ни его взгляда в это мгновение, ни тембра его голоса. В нескольких очень сдержанных словах он рассказал о предприятии, которое затеял и которое почти наверняка будет стоить ему жизни.

— Я еду в... (я обещала и держу слово!). Там уже сотни убитых. Мусульмане держат их в окружении уже почти месяц. У них ничего не осталось— туда же невозможно ни войти, ни выйти. Понимаешь, они без священника. И им грозит гибель. Нельзя оставить людей без таинств.

Я взяла его руки в свои и, сглотнув несколько раз, сумела произнести беззвучным голосом:

— А как ты проедешь через линию фронта?

Он едва заметно улыбнулся. Действительно, как я могла забыть, что все здешние францисканцы — воины в грубых рясах.

—Всегда есть средства! Это же моя страна, я родился на этой земле...

— Госпа будет с тобой!

— Ладно, давай! Я заливаю полный бак и отправляюсь.

— Благослови меня перед отъездом.

Он возложил руки мне на голову и произнес надо мной красивую хорватскую формулу благословения, в которой упоминается Царица мира. И, не прибавив ни слова, уехал!

Я снова увидела этого брата много долгих месяцев спустя: вернувшись, он приехал в Меджугорье отслужить Мессу. Господь хранил его. Он возобновил свое служение, словно ничего не произошло, и по сей день ему случается совершать таинства Божии для разноязыких толп, стекающихся в Меджугорье. И кто среди этих паломников мог бы заподозрить, что этот смиренный ученик Христов стоял на пороге мученичества?! Кто, принимая сегодня Тело Христово из его рук, мог бы вообразить, что этот священник, во всем похожий на своих собратьев, едва не попал в число пропавших без вести? И что, если завтра у людей снова будет нужда в священнике, он не уклонится даже при угрозе жизни? Никто и не подумает, что этот священник, с таким сдержанным голосом и жестами, возвещающий с микрофоном Евангелие, исполнил до конца слова Иисуса: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих»22.

Такова в этой стране вековая традиция. Подвиги францисканцев прочно отложились в памяти хорватского народа, и для меня сегодня большая радость воздать хвалу этому скромному брату.

Уроки любви

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас осознать, что без любви вам не понять, что Бог должен быть на первом месте в вашей жизни. Поэтому, деточки, Я призываю всех вас любить любовью не людской, а любовью Божией. Так ваша жизнь станет прекраснее и бескорыстнее. Вы поймете, что Бог дает вам Себя самым простым образом, с помощью любви. Деточки, чтобы понять слова, которые Я даю вам из любви, молитесь, молитесь, молитесь, и вы сможете с любовью принимать других и прощать всем, причиняющим вам зло. Отвечайте на это молитвой; молитва — это плод любви к Богу-Творцу. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 09. 1997).

Это было в золотой век молитвенной группы — в те замечательные четыре года, когда под присмотром и руководством Госпы молодые люди обучалась жить по-Божии, в любви… Я хорошо помню тот день.

Стояла ледяная стужа, и беспощадно дул ветер. Вся долина Меджугорья лежала в январской наготе. Мы находились в маленькой гостиной Павловичей. Серьезное лицо Марии устремлено к Госпе, а ее друзья стоят на коленях вокруг и молятся.

«Сегодня вечером Госпа предлагает нам упражнение, — сказала Мария. — Она просит каждого из нас выйти из дому и найти в природе что-нибудь, что говорило бы ему о Творце. Она просит, чтобы к завтрашнему явлению каждый принес что-нибудь, что показалось ему красивым».

На следующий день, незадолго до явления, разыгрывается удивительный спектакль. Один за другим подростки приносят свои сокровища и складывают их к ногам статуи Девы Марии. Свой выбор они громко объясняют Ей и всем присутствующим:

— Смотри, какой лишайник на этом куске коры! Правда, необыкновенный цвет?!

— А вот камешек… Он как будто ни на что не похож, но если его повернуть... видишь... два сердца соприкасаются!

— Посмотри на это гнездо — какая умелая работа. Взять хоть вход, гляди: птица устроила его из соломинок...

Так или примерно так каждый увлеченно рассказывает о своей находке… Комната быстро превращается в музей. И тут следует взрыв хохота: очередной гость пытается впихнуть в дверь громадную ветку — чуть ли не целое дерево, втрое больше себя самого.

— Неужели не видите, какая великолепная форма?! — выбиваясь из сил, он указывает на свой трофей. — Ну что смешного?! Сейчас покажу, вот только внесу...

В тот вечер Госпа с неподражаемой материнской нежностью объяснила:

«Дорогие дети, хотя сейчас стоит зима и вся окружающая вас природа обнажена, каждый из вас смог найти какую-то вещь, которая говорит ему о красоте Создателя. Дорогие дети, поступайте так же со своими ближними. Когда вам покажется, что у кого-то, на ваш взгляд, нет ничего привлекательного, поищите хорошенько, и вы найдете красоту, которой Создатель наделил его, ибо каждый человек достоин любви»23.

В другой раз Пресвятая Дева предложила такое упражнение: каждый должен был написать на листке имя того члена молитвенной группы, которому он отдает предпочтение, а также имена тех, кого он ценит меньше всего или избегает. А затем Она велела на время оставить в стороне свои прежние симпатии: в течение месяца следовало садиться с теми, кто не нравился, общаться с ними с открытой душой, делать для них что-то доброе.

Когда месяц истек, Она вновь просила написать имена тех, кто нравится больше всех, и сравнить этот листок с предыдущим. И каждый с удивлением обнаружил, как сильно изменился его взгляд на других. В результате этого упражнения члены молитвенной группы на опыте собственного сердца убедились в том, что прежде были в плену необоснованной предвзятости и лишали себя богатства, сокрытого в ближнем. Христова заповедь любви24 освободила их, вывела из привычной колеи, и радость лавиной хлынула в их души. Группа полностью преобразилась.

Один из визионеров был слишком робок, ему было трудно открывать себя перед другими. Дева Мария предложила ему путь исцеления. Ежедневно Она давала ему определенную задачу — нужно было ответить, как поступить в той или иной ситуации. Ему следовало молиться, размышлять и рассказать о найден-ном решении. Речь могла идти, например, о том, как наилучшим образом отреаги-ровать в духе Божием на нечто неожиданное или неприятное, исходящее от членов молитвенной группы, как поступить в каждом конкретном случае, тонко учитывая- личность каждого. На следующий день визионер давал свой ответ, а Госпа — Свой. Они вместе обсуждали ситуацию, и, безмерно уважая свободу каждого, Госпа оставляла на усмотрение собеседника, какое поведение ему выбрать. Порой Она говорила: «Поступай так, как ты сказал», даже если Сама предлагала лучшее решение, поскольку понимала, что последовать Ее варианту у визионера пока не хватит смелости. Ведь окружая нас Своей нежной заботой, Дева Мария приходит к нам туда, где мы находимся, а не туда, где мы должны были бы быть. Она приноравливается к нашему ритму, к нашей медлительности!

Такое еще бывает?

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас понять свое христианское призвание. Дорогие деточки, Я вела вас и веду в это время благодати, чтобы вы осознали свое христианское призвание. Святые мученики умирали, свидетельствуя: «Я христианин и люблю Бога превыше всего». Дорогие деточки, сегодня Я снова призываю вас радоваться и становиться христианами, радостными и ответственными, сознающими, что Бог призвал вас совершенно особым образом стать руками, радостно протянутыми тем, кто не верит, чтобы на примере вашей жизни они обрели веру и любовь к Богу. Поэтому молитесь, молитесь, молитесь, чтобы ваши сердца открылись и стали восприимчивыми к Слову Божию. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 11. 1997).

Такое будет всегда.

Приходские книги соседствующего с Меджугорьем города Широки-Брег сообщают, что на тринадцать тысяч верных не приходится ни одного случая развода. На человеческой памяти не распалась ни одна семья. Неужели Герцеговина пользуется исключительной милостью Небес? Может быть, новобрачные произносят какую-то секретную формулу во время обряда? Или существует какой-то волшебный прием, удаляющий от них демона разделения?

Ответ намного проще! На протяжении веков жители этой страны жестоко страдали, потому что враги старались искоренить их христианскую веру и стереть с лица земли драгоценное имя Господа нашего Иисуса Христа, умершего на кресте и воскресшего из мертвых, чтобы открыть людям врата Жизни Вечной.- Они знают на опыте, что спасение к ним приходит с Креста Христова. Спасение приходит не от «голубых касок», проектов разоружения, гуманитарной помощи, мирных переговоров или резолюций ООН, даже если порой эти вещи оказываются проводниками чего-то доброго. Источник спасения — это Крест Христов! У этих людей разум бедняков — прекрасная мудрость, состоящая в том, чтобы не дать себя обмануть, когда речь идет о жизни и смерти. Поэтому они неразрывно связывают брак с Крестом Христовым. Они основывают брак, дающий человеческую жизнь, на Кресте, дающем жизнь божественную.

Хорватская традиция брака, открываемая паломниками в Меджугорье, столь прекрасна, что начинает находить последователей в Европе и даже в Америке!

Когда молодой человек готовится к браку, ему не говорят, что он нашел идеальную подругу, наилучшую партию. Нет! Что говорит священник? — «Ты нашел свой крест. И этот крест надо любить, надо его нести, его нельзя будет бросить, но надо будет беречь». Такие слова, будь они произнесены в церкви во Франции, заставили бы жениха онеметь от изумления. Но в Герцеговине Крест напоминает о самой великой любви и распятие составляет сокровище семьи.

О. Йозо часто объясняет паломникам, что в его стране, когда новобрачные приходят в церковь для венчания, они приносят с собой распятие. Священник благословляет это распятие, и во время обмена супружескими обетами оно играет центральную роль. Невеста кладет свою правую руку на распятие, жених в свою очередь кладет руку на руку невесты, и таким образом две руки соединяются на кресте, опираются на крест. Священник накрывает их руки своей столой [епитрахилью. — Ред.], и молодые произносят супружеские обеты и обещают друг другу верность, согласно традиционному церковному обряду. После этого новобрачные не целуются, но целуют распятие. Они знают, что тем самым целуют источник любви. Тот, кто видит их руки, протянутые ко кресту, понимает, что если муж оставит свою жену или жена оставит своего мужа, то тем самым они предадут крест. А когда предают крест, теряют все, потому что предают Христа, теряют Христа.

После совершения обряда новобрачные уносят это распятие и помещают его на почетное место в доме. Оно станет центром семейной молитвы, потому что оба убеждены, что семья рождена от креста. Если возникнут проблемы, вспыхнет ссора, супруги придут за помощью к этому кресту. Они не обратятся к адвокату, чтобы уладить свои дела, не спросят совета у предсказателей или астрологов, не станут рассчитывать на сексолога или психоаналитика. Нет, они придут к Иисусу. Они станут на колени и перед распятием изольют свои слезы, свои страдания, и, главное, обменяются словами прощения. Они не лягут спать с тяжелым сердцем, потому что у них есть прибежище — Иисус, Единственный, Который может спасти.

Они научат своих детей целовать крест каждый день и не ложиться спать, как язычники, не поблагодарив Иисуса. Для детей с тех пор, как они себя помнят, Иисус — это друг семьи, Его почитают и целуют. Эти дети не держат в укромном уголке любимую игрушку, чтобы, обнимая ее всю ночь, чувствовать себя таким образом в безопасности. Нет, они говорят «Спокойной ночи!» Иисусу и целуют крест. Они засыпают с Иисусом, а не с плюшевым мишкой. Они знают, что Иисус хранит их у Себя на руках и что им нечего бояться — их страхи исчезают в объятиях Иисуса.

Вот уже несколько лет в качестве свадебного подарка я преподношу моим друзьям распятие, и они с радостью его принимают. Ведь когда распятия вернутся в наши дома, разводы постепенно исчезнут.

Золотой ободок

«Дорогие дети, сегодня Я призываю вас молитвой и жертвами приготовиться к приходу Святого Духа. Деточки, сейчас время благодати, поэтому Я снова призываю вас обратиться к Богу-Творцу. Позвольте Ему изменить и преобразить вас. Пусть ваше сердце будет готово слушать и жить всем тем, что предназначил Дух Святой каждому из вас. Деточки, позвольте Духу Святому вести вас по пути истины и спасения к жизни вечной. Спасибо, что ответили на Мой призыв (25. 05. 1998).

Когда речь идет о любви, мы всегда поступаем гораздо ниже наших возможностей! Позволим Богу преобразить нашу человеческую любовь в любовь божественную! Тогда мы оторвемся от своей убогой ограниченности, чтобы наше сердце выросло до божественных размеров. Ибо никакая душа не избегнет очевидного: «человеческая» любовь недолговечна. «Рожденное от плоти есть плоть»25, а плоть Царства не наследует. «Всякое растение, которое не Отец Мой небесный насадил, искоренится»26. Любовь, которая не умирает в качестве человеческой и плотской, чтобы родиться от Духа, обречена исчезнуть. Похоже, сегодня, как никогда, час этого исчезновения всё раньше настает для всякой супружеской и семейной любви... Вот почему Пресвятая Дева, любой ценой желающая спасти нашу любовь, во весь голос взывает в Своих посланиях: «Деточки, любите любовью не людской, но Божией!».

Марта Робен во Франции уже обращалась к людям с подобными воззваниями, поскольку наши разводы, наши «свободные союзы» и стремительный рост числа связанных с ними трагедий ввергали ее в смертную муку: «Нет ничего, что светская литература и повседневная жизнь искажали бы, пачкали, увечили и бесчестили более плачевным, преступным образом, чем божественный союз между мужчиной и женщиной. Между тем, брак является и останется навсегда божественным символом единения души со Христом, потому что, вопреки всем искажениям, любовь двух существ, которые свободно отдают себя друг другу, остается одной из самых возвышенных вещей в этом мире. Невозможно говорить о браке, не говоря одновременно о единстве и вечности. Земля не знает цветка прекраснее, чем цветок дружбы — возвышенный и постоянный элемент любви, подразумевающий преданность, взаимное доверие, могущество самоотдачи вплоть до жертвы собственной жизнью, а также чувство присутствия, даже при телесной разлуке, краткой или длительной, и отраду поддержки. Увы! Уже не любовь соединяет человеческие существа и основывает семьи, но чаще желание наслаждений, сближающее тела для эгоистического и преходящего союза.

Как перечесть ужасающие последствия необузданной распущенности нашего несчастного современного общества, сосредоточенного на погоне за наслаждениями, жажде эфемерных удовольствий, очень скоро сменяющихся разочарованием и порождающих столько бед: разбитые семьи, несчастные, ненормальные, больные дети — невинные жертвы преступных страстей, сегодня брошенные или сироты, а завтра, в свою очередь, — жертвы греха, который их убьет…»

Где же найти верное средство от разрушения наших семей, дружбы? — Переступить стыд перед людьми и неустанно просить прощения. Китайская пословица говорит, что разбитая и склеенная чашка прекраснее целой — ведь ее скрепляют золотым ободком!

Да, всякий раз, когда просьба о прощении приходит на смену обиде, любовь вне опасности — она становится Божественной Любовью.

Пересадка сердца

«Дорогие дети, сегодня Я снова радуюсь с вами и призываю вас к добру. Я хочу, чтобы каждый из вас размышлял, носил мир в своем сердце и говорил: «Я хочу поставить Бога на первое место в своей жизни». Вот так, деточки, каждый из вас станет святым.

Деточки, скажите каждому: «Желаю тебе добра», и он воздаст тебе добром, и добро, деточки, поселится в сердце всех людей. Сегодня вечером, деточки, Я приношу вам добро Моего Сына, Который отдал Свою жизнь, чтобы спасти вас. Поэтому, деточки, радуйтесь и протяните руки к Иисусу, Который есть только добро. Спасибо, что ответили на Мой призыв» (25. 12. 199 ).

Когда распространилось это послание, деревня Меджугорье изменилась. В течение какого-то времени люди радостно окликали друг друга даже на улице:

— Желаю тебе добра!

— А! Да... я тоже желаю тебе добра!

Важно выдержать продолжительное время, прилагать усилия к тому, чтобы любить, в условиях, которые удачно называют «монотонной повседневностью». Годами мы вкалываем на работе, ничего не видя, не чувствуя, и порой на горизонте начинает маячить уныние, как вдруг...

Рассказывает Роланда из Нормандии.

«Мои отношения с людьми были очень трудными, особенно с теми, кто не казался мне приятным. Я причиняла страдания всем вокруг, и сама была очень несчастна. Я себя ненавидела, постоянно терзалась муками совести: ведь Иисус требует любить всех — особенно тех, кто неприятен. Я старалась подавить отрицательные эмоции — разумеется, тщетно: моя натура быстро одерживала верх.

В марте прошлого года я слушала кассету о Меджугорье, и меня поразили слова Девы Марии о том, что Она хочет нам дать Свое материнское сердце и что при такой “пересадке сердца” не следует бояться никакой реакции отторжения.

Я слушала и слушала заново это место, я повторяла и вдумывалась в каждое слово. Я впитывала эти слова и вдруг, словно кто-то зажег свет, я поняла, что должна любить других материнским сердцем! Мать любит своего ребенка, не считаясь с тем, что видит, даже когда он выглядит отвратительно. Она страдает за него, ведь сквозь разрушения, причиненные злом, она видит красоту, которой Бог наделил его сердце с самого зачатия.

Так со мной произошло чудо. С тех пор я больше не замыкаюсь при встрече с другими, напротив, я переполнена радостью! Благодаря этой милости я научилась доверять Деве Марии; я знаю, что Она всегда будет рядом, что у Нее есть в запасе и другие подарки. Благодаря Ей я могу, наконец, исполнять слова Иисуса: «Любите врагов ваших». Дева Мария исполняет то, что утверждает в Своих посланиях! И я с радостью проникаюсь Ее обещанием: “В конце Мое Непорочное Сердце восторжествует!”, ибо теперь я не просто верю, что это правда — я это знаю!»

Сноски:

       1  Сестра Эммануэль Майар (Emmanuel Maillard) — член Общины Блаженств (Communautе des Bеatitudes) с 1976 года. С 1989 года она живет в Меджугорье, пишет книги, статьи, записывает аудиокассеты, много путешествует и выступает, по мере сил распространяя Меджугорские послания.

       2  Одна семейная пара из нашей Общины посетила Марту Робен в 1977 г. Марта говорила им о предании себя Богу, как о решении всех их трудностей.

— Но, Марта, а если предаться Богу не получается?

— Ну, что ж, все-таки нужно предаться!

Она любила говорить:

«Предание себя Богу — это неусыпно, деятельно, внимательно относиться к самым тайным, самым сокровенным требованиям Бога. В предании себя, — продолжала она, — Благой Господь Бог не оставляет нас в покое. Это принадлежность Ему».

«Дело не только в том, чтобы отдать то, что мы имеем, а принести до последней крупицы все, чем мы являемся, что происходит от Отца и что предназначено Отцу. Дело не только в том, чтобы отдавать излишнее или часть, или даже значительную часть нашей жизни, нашей деятельности, нашего апостольства, — но всю суть своего бытия. Предать себя Богу значит идти на предел требований Божиих».

       3  Дневник, ╖ 1779.

       4  св. Жан-Мари Вианней (1786 — 1859).

       5  Определение «самая малая», разумеется, отсылает нас к тому месту Евангелия, когда Иисус «возрадовался духом и сказал: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам» (Лк 10,21), и: «Кто из вас меньше всех, тот будет велик» (Лк 9,48).

       6  Молиться на чьи-либо интенции — значит молиться о том же, о чем молится то или иное лицо.

       7  Марта Робен (1902 — 1981) — выдающаяся французская подвижница. Большую часть жизни провела парализованной; носила стигматы; регулярно переживала Страсти Господни, имела удивительные видения и дар пророчества. Оказала большое влияние на многих современных духовных деятелей (подробнее о ней см.: Райион Пейрэ. Тайны Марты, «Истина и жизнь». М., 1996).

       8  Розарий — восходящая еще к св. Доминику (XIII в.) молитва-размышление о тайнах жизни Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы. Состоит из трех (с 2003 года четырех) частей, по пять тайн в каждой: Радостные тайны, Скорбные тайны, Преславные и Светлые тайны. Размышления над каждой тайной сопровождаются молитвами «Отче наш», десятикратной «Радуйся, Мария» («Богородице Дево, радуйся»), «Слава». Молитвы отсчитываются при помощи четок.

       9  Елеопомазание (соборование) — эффективное средство от болезней души и тела. Если Бог не дает больному телесного исцеления, тот все же может покинуть землю без тревоги и страха. Ведь он воспользовался всею помощью, которую может предложить ему Церковь.

     10  Марта Робен говорила: «Душа не так скоро покидает тело, как думают. Если бы люди знали, что происходит в этот момент, они бросились бы на колени и молились о покойном от всего сердца, вместо того, чтобы спешить его обряжать».

     11  Торжество Взятия на Небо, или Успение Пресвятой Девы Марии

     12  См. сноску на стр. 297.

     13  У католиков латинского обряда это день, посвященный особому почитанию Богородицы.

     14  См. сноску на стр. 303.

     15  Дневник, ╖ 921.

     16  В Evangelium Vitae [Евангелие жизни. — Лат.] Иоанн-Павел II говорит: «Я хотел бы адресовать особые слова вам, женщины, прибегавшие к аборту. Церковь знает, сколько обстоятельств и условий тяготело над вашим решением, и она не сомневается, что во многих случаях это решение было скорбным и даже трагическим. Возможно, рана вашей души еще не затянулась. Действительно, то, что произошло, было и остается глубоко несправедливым. Но не позволяйте себе впасть в отчаяние и не отказывайтесь от надежды. Старайтесь лучше понять, что произошло, и воспримите это в истинном свете. Если вы этого еще не сделали, откройтесь со смирением и доверием покаянию: Отец всякого милосердия ожидает вас, чтобы даровать Свое прощение и мир в таинстве примирения. Вы дадите себе отчет, что ничто не потеряно, и вы сможете также попросить прощения у вашего ребенка, который отныне живет в Господе. С помощью советов и содействия компетентных друзей вы посредством вашего скорбного свидетельства сможете составить часть самых убежденных защитников права всех на жизнь».

     17  Случается, что из-за выкидыша женщина может испытать искушение возроптать на Бога или же впасть в депрессию. Дева Мария поможет ей в этих трудностях. Перенесенный аборт может вызвать у женщины неприятие самой себя, утрату внутреннего мира, тоску и депрессию.

    1 8  Экономия (или икономия) Спасения, Экономия Божия — богословский термин, обозначающий всю полноту провиденциальных актов, направленных к спасению отдельного человека и всего человечества.

     19  Мф., 18, 15.

     20  Злословить — означает говорит о ком-либо плохо, раскрывать его недостатки, даже когда они действительно имеют место. Клеветать означает вредить репутации или чести кого-либо посредством обвинений, зная, что они ложные.

     21  Ин., 8, 7.

     22  Ин., 15,13.

     23  Мария не записала этих слов, она пересказала нам все это по памяти спустя годы.

     24  «Ибо, если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?» (Мф 5,46).

     25  Ин., 3,6.

     26  Мф, 15,13.

Версия для печати