Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2003, 117

Комментарий к событиям российской жизни

/апрель — июнь 2003 г./

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ — родился в 1958 г. в Москве. Окончил Институт культуры — по специальности “театральный педагог”. Работал на ТВ /программы “Куклы”, “Итого” (НТВ) и “Бесплатный сыр” (ТВ-6)/. Автор книг “Московский пейзаж” (1999), “Избранное” (в серии “Антология сатиры и юмора” в издательстве ЭКСМО, 2000) и ““Здесь было НТВ” и другие истории” (2002). Живет в Москве.

 

05.04.2003

Случилось на минувшей неделе много разного, но было и вполне неизбежное: на вторник пришлось первое апреля. Кто-то в этот день просто валял дурака, но были и те, кто отнесся к делу серьезно. Вот данные исследований, говорящие о влиянии географии на чувство юмора: По сообщению радиостанции “Эхо Москвы”, в Южной Корее накануне первого апреля был проведен опрос — и выяснилось, что южнокорейцев больше всего раздражает, когда политики говорят, что “всего себя, без остатка, отдадут служению народу”. А в Северной Корее эта хохма еще пользуется успехом.

Родного дурака, конечно, легко обнаружить рядом, но еще легче — в себе самом. Обидно попасться на розыгрыш, но еще обиднее купиться на правду. А поди различи! Время от времени на нашей богом пересеченной местности случается такая правда, что с первого раза — не поверишь. Например: аккурат первого апреля глава парламентской комиссии по этике Галина Стрельченко заявила, что намерена добиваться снятия с должности министра финансов Алексея Кудрина — знаете за что? — за задержку зарплаты помощникам депутатов. Журналисты, конечно, решили, что это шутка, но не тут-то было.

Журналисты — Стрельченко — Селезнев:

— Первое апреля или — правда?

— Нет, не первое апреля — будет правда!

— Да, Галина Ивановна Стрельченко (и я ее обеими руками поддержу) завтра поставит вопрос о том, чтобы министра финансов Кудрина снять с работы, а также и Татьяну Нестеренко — наше казначейство, поскольку уже три месяца помощники депутатов не получают заработную плату. По одной простой причине, что эти два ведомства не могут разобраться, как проводить эти проводки...

Геннадий Селезнев, двумя руками поддерживающий Галину Стрельченко — ради такого зрелища стоит хоть ненадолго снять Кудрина. А уж посмотреть вблизи на это... как там у Селезнева — “проведение проводок...” В общем, они взялись за проблему всерьез, и на слово министру финансов не поверили.

Любовь Слиска: “Я думаю, что одной устной информацией ограничиваться, наверное, не следует, Геннадий Николаевич, и, если позволите, я подготовлю протокольное поручение на Ваше имя, чтобы мы все-таки поставили на контроль данную ситуацию и проверили: сдержал ли министр финансов свое слово...”

Ну да. Помощники депутатов — это ведь не шахтеры-учителя какие-нибудь. Тут дело серьезное, государственными потрясениями чреватое... Мы, значит, за здоровенный кусок бюджета наняли себе слуг народа, а слуги наняли себе помощников. И отчего-то власть в России устроена так, что корочка депутатского помощника стоит до пяти тысяч долларов США. Конечно, эти чудо-богатыри могли бы некоторое время пооколачивать исполнительные груши просто так, из любви к искусству. Но примите во внимание: скоро выборы. Рынок активизировался, а цепкий помощник слуги народа может пойти как направо, так и налево. К тому же, за время круглосуточной работы на благо народа, они все так сроднились... Не бросать же на произвол судьбы.

А исполнительная власть в отчетную неделю тоже не дремала, а постоянно о нас заботилась и сама себе о ситуации докладывала.

Валентина Матвиенко (на встрече с Путиным): “... итоги 2002 года...они на северо-западе достаточно стабильные...”

“Стабильные итоги развития” Северо-Западного округа обрадовали Путина так, что он решил своими глазами посмотреть и на Центральный — и отправился в Тамбов. Как было известно еще с лермонтовских времен, Тамбов на карте генеральной кружком означен не всегда; он раньше город был опальный, теперь же, право, хоть куда — особенно после того, как еще минувшим летом, в ожидании Путина, чтобы отцу родному было глаже ехать по тамбовским улицам, их закатали двойным слоем асфальта — прямо поверх люков канализации. Но фиг с ней, с канализацией, при чем тут канализация, когда людям такая радость привалила! И чем ближе выборы, тем жестче становится конкуренция на рынке любви к президенту. Просто повизжать ночью возле гаранта — это патриотично, но малоперспективно.

А вот в Тюмени появилась молодежная организация с незамысловатым таким названием — “Путинцы”. Придумал этот маленький вээлкаэсэмчик местный журналист Сергей Сурозаков, и уже ходит по Тюмени свежее предание, что идея создания организации осенила Сурозакова во время просмотра новогоднего обращения Владимира Владимировича.

Сергей Сурозаков: “...стоял, смотрел и слушал, и как это ни странно, но его речь...она...проникла... Я проникся его речью, проникся его речью в той части, что он сказал, что нужно помнить: в чем счастье государства, в чем сила государства, его мощь. Мощь государства в счастье наших близких. Нужно помнить о наших близких, о наших родных, и тогда все будет нормально. Надо заботится о них. И вот тогда меня осенило: боже мой! ”

Планы у любителей Путина очень серьезные. С именем президента на устах они собираются некоторое время “крышевать”, то есть, пардон — контролировать местную власть (разумеется, на благо народа), а потом об этом узнает президент, прослезится и позовет к себе...

Сергей Сурозаков: “Он пригласит нас в Кремль, мы посидим, попьем с ним чайку, расскажем о том, что происходит на улице Воровского в городе Тюмени. Как мы укрепляем президентскую вертикаль здесь — непосредственно в нашем дворе — на улице!”

Укрепление тюменскими братками президентской вертикали непосредственно во дворе на улице Воровского было бы невозможно без единодушной поддержки заранее перепуганного населения, которое уже знает, что и зачем с ним будут делать.

Женщина на улице: “...мне кажется, там какие-то еще подгруппы должны организовывать они ведь... они, да? И вот эти вот организовывать и ходить сюда — нас агитировать”

Но, как ни прискорбно, еще не все поименно хотят укрепления президентской вертикали во дворах. Особенно в Лондоне. На минувшей неделе, непосредственно перед судом по вопросу о собственной экстрадиции Борис Березовский заявил о готовности выделить сто миллионов долларов на финансирование тех, кто на выборах выступит против курса президента Путина и не позволит “единороссам” сформировать парламентское большинство. Лидер фракции ОВР в Думе Вячеслав Володин среагировал на это со всем комсомольским пылом и в тот же день заявил, что “не верит в существование в России политических сил, которые приняли бы деньги от Березовского”. Боже мой! Неужели совсем-совсем никто не примет?

Но вернемся в реальность. Сто лондонских миллионов — вещь покуда довольно виртуальная, если не сказать, эфемерная, а вот власть в Москве... Неделю назад здесь прошел второй съезд партии “Единая Россия”, ознаменованный программным заявлением Бориса Грызлова о том, что “рыба гниет с головы”. Это ж как надо было сгнить этой рыбе, чтобы начать разговаривать! Ну, да ладно. Главное: на съезде состоялось очередное укрепление рядов. В руководящие структуры, следом за гимнасткой Кабаевой, вошли видные питерские чекисты Волков и Богомолов. В общем, они — со щитом, Алина Кабаева — с мячом, Александр Калягин — с лицом. Так — победим!

Несколько слов о положении в Чечне. Оно стабилизируется самым приятным образом — не в последнюю очередь благодаря инициативам главы республики Ахмада Кадырова. На днях, например, он высказал предположение, что амнистированных боевиков целесообразнее всего использовать в местной милиции. Ну, я тоже считаю: неважно, на чьей стороне, главное — автомат при тебе и крыша наготове. Самое время, вслед за Конституцией, перевести на чеченский язык песню “Сама садик я садила, сама буду поливать”. Причем садиков этих у руководства Чечни — на каждом углу. Тут — милиция, там финансы... На минувшей неделе Ахмад Кадыров из последних сил взял под личный контроль и выдачу компенсаций за разрушенное жилье. Чем не садик для тех, кто понимает? И густая федеральная зелень, и надежная местная тень...

Теперь армейские радости. В минувший понедельник был опубликован указ президента о весеннем призыве в ряды. Это, как известно, и дело святое, и обязанность почетная, но (по закону) почти 90 % призывников имеют право на отсрочку от армии. Чем и пользуются, сволочи!

Теперь — вернемся к гражданской реальности. В минувший четверг на дальнем краю России праздновали день рождения мэра Владивостока Юрия Копылова. К светлому дню Юрий Михайлович переодел всех чиновников мэрии в единообразные костюмы. Благодарные, песочного цвета чиновники вручили имениннику букет и портрет — после чего растроганный Копылов с подкупающей искренностью поздравил себя сам. Кажется, эта жизнь — удалась.

Юрий Копылов: “Простите, если где-то крою нецен...нелитературным языком. Ежели какого нехристя поймаю — в пятак въезжаю. Ну, пусть не обижается, потому что бьюсь я не за себя лично, а почему не за себя лично? За свою семью бьюсь — у меня четверо внуков, я не хочу, чтобы они жили позорно, не хочу, чтобы они жили нище. А если каждый из нас так будет биться, то, в целом, все будем потихоньку чуть-чуть лучше жить”.

Я думаю, если каждый россиянин будет поступать, как мэр Копылов, все у нас будет зашибись еще быстрее, чем к тому идет сейчас. А пока — несколько слов о страховой медицине. Раньше дело тут обстояло так: больница получала деньги за койко-дни. То есть ежели ты туда попал, — никто тебя тревожить не будет, лежи не хочу, денежки за тебя капают каждый день. Больнице — лафа, государству — убыток. И вот в руководящие головы пришла такая здравая мысль, что платить надо не за срок лечения, а за вылеченного гражданина общества, то есть — по факту выписки. Ясно, что это может совершенно изменить и анамнез, и эпикриз. Недавно в Ярославле в двух сельских и двух городских больницах уже начался эксперимент по переходу на новую форму медицинского страхования.

Чего только не отмечает прогрессивное человечество! В минувший вторник, например, оно отметило День птиц. Орнитологи, кстати, заверили интересующихся, что на весенний прилет птиц в наши края война в Ираке не повлияет. Ученые утверждают, что птицы до нас долетят... Если, конечно, их не собьют над Черным морем силы украинской ПВО.

И напоследок — еще разок о планах партии на планы народа. На минувшей неделе радиостанция “Эхо Москвы” рассказала замечательную историю о преподавательнице русского языка Матильде Малиновской из московской школы №1289. Эта замечательная Матильда настоятельно советовала старшеклассникам подписаться под петицией партии “Единая Россия”. А саботажников с партийной прямотой предупреждала, что “этот отказ предопределит отношение к ним на выпускных экзаменах”. Повезло ребятам с училкой! Сознательная тетка, впереди паровоза бежит, как Анна Каренина... Я бы только рекомендовал на этом не останавливаться — и просто вешать. Вешать золотую медаль всем, кто выучит биографию Грызлова или отличит Пехтина от Беспалова. А то: образ Татьяны Лариной, образ Татьяны Лариной... Счастья вам!

12.04.2003

Начнем с удивительного. В понедельник партия “Единая Россия” показала себя как защитник угнетенных. Что называется, в полный рост. “Единороссы” провели по стране сбор подписей против повышения тарифов на электроэнергию и вывалили к дверям Федеральной энергетической комиссии 40 мешков этих самых подписей... Руководили процессом думские братья-единороссы Пехтин и Володин. Вы спросите: что ж тут удивительного? Перед выборами вспомнить про народ — святое дело! Отвечаю: удивительного тут вагон! Во-первых, по нынешним политтехнологическим расценкам (чирик за подпись плюс работа сборщиков плюс накладные расходы), эта забота о народе народу же обошлась примерно в девять миллионов долларов. Впрочем, тут как раз ничего удивительного: хозяин — барин! Удивительно вот что. Пару месяцев назад эта самая “Единая Россия” своими руками проголосовала в Думе за фактическое повышение тарифов на электроэнергию. Причем почти единогласно проголосовала, представляете? А теперь собирает подписи против и носит мешки, и борется с этой антинародной гадостью.

Но жизнь, товарищи, не стоит на месте! Оттоптавшись на энергетиках, руководящие братья-единороссы Пехтин и Володин вернулись на работу в Думу и уже через день силами своей бурой фракции протолкнули сквозь третье чтение реформу ЖКХ — ту самую, по которой мы будем платить сто процентов за то, что они называют жилищно-коммунальными услугами. Проголосовали, теперь отдохнут немного — и пойдут против этой реформы биться, зуб даю. Потому что забота о народе не должна прерываться ни на день!

На минувшей неделе славно выступила “Единая Россия” и на внешнеполитическом фронте. В среду “единороссы” организовали митинг у американского посольства. Желающих побить яйцами об американское посольство нашлось немало — тем более за отгул или освобождение от лекции. Или просто на всякий случай, чтобы чего не вышло...

Студент: “В случае если не придем — нам ничего не сказали, но сказали, что прийти надо всем. Только и всего...”

Но не прогулом единым живо митинговое движение. Война в Ираке пришлась очень кстати политикам второго ряда, которые хотят в первый, — и просто активистам, которые давно ничего не скандировали, а организм требует. Войне, конечно, нет. Той, которая в Ираке на три недели. А той, которая в собственной стране на девять лет — да! Оно и понятно. Гражданские чувства по заказу партии и правительства — главный рефлекс немолодой жизни. Тем более Путин за нами присматривает, а американцам мы теперь по большому армейскому барабану. К тому же, как сказал мой друг Иртеньев, Буши приходят и уходят, а ножки остаются. Но вообще, следует заметить, что в Москве желающих защитить Ирак от американцев наблюдалось в минувшую среду гораздо больше, чем в Багдаде...

В Багдаде в тот день был свой праздник халявы. Да, судя по всему, автоматы Калашникова, зенитные установки и другие дары советского народа иракскому народу в ближайшее время не пригодятся. Впрочем, нам есть, что им передать и помимо матчасти. В первую очередь, опыт строительства новой жизни. Кстати, самое время... Потому что, судя по кадрам, пришедшим из Ирака в минувшую среду, у них там, кажется, настал девяносто первый год, причем сразу август. И надо полагать, в ближайшее время там начнется демократизация — и в первых рядах борцов с темным саддамовским прошлым в больших количествах обнаружатся иракские спецслужбы и комсомол.

Вернемся, однако, в российскую реальность. Здесь на минувшей неделе продолжилась борьба с хищениями в рыбной отрасли — Генпрокуратура изучает “правомерность десятикратного увеличения квот на улов краба и “моллюска-трубача””. Расследование будет вестись “невзирая на лица”. Заместитель Генерального прокурора генерал Колесников прямо так и сказал. “Есть, — сказал, — вопросы к ряду должностных лиц в правительстве, в том числе и вопросы к премьер-министру Касьянову”. О как! Раньше у них там к Касьянову вопросов не было. Еще три года назад, когда премьера только назначили на должность, про “Мишу 2 %” и его любовь к различным квотам не написал только журнал “Мурзилка”. Уже и ответов было пять мешков, а вопросов у прокуратуры все не было. А все потому, что у нашей прокуратуры вопросы сами собой не появляются. Ей, как матери Терезе, бывают голоса свыше. И вот, видимо, один такой голос — свыше — прозвучал в ушах у генерала Колесникова. И сразу: и отвага в нем прорезалась, и готовность “невзирать на лица”. Вот чем моллюск-трубач отличается от человека-прокурора! Моллюск-трубач плавает, пока его не выловят, а человек-прокурор не ловит, пока ему не протрубят.

Короче говоря, многие ушлые граждане связывают происходящее с чьим-то желанием укоротить независимость премьер-министра. Чьим именно желанием — даже не спрашивайте. Не знаю. Но время от времени с Касьяновым случается что-то странное. В прошлом году, например, какой-то нижегородский инициативный комитет, да еще с чеченцем во главе, вдруг выдвинул Касьянова в президенты России, — Премьер потом, бледный, две недели оправдывался.

Теперь вот “моллюски-трубачи” эти — и выемки в правительстве, причем не по-тихому, а с пиаром на всю страну. В общем, смелый у нас пошел прокурор, смелый! Только тут главное — чтобы лишнего не послышалось...

Теперь — новости культуры. В минувший вторник в Москве прошла презентация книги представителя президента в Центральном федеральном округе генерала Полтавченко. Название генеральского труда удивило многих — “Человек и его дело. Основы рыночной экономики”. Ориентируясь на служебное положение автора, я было подумал, что генерал просто решил поделиться с бизнесменами расценками на крышевание в Центральном округе, но, судя по подаркам, врученным ему на презентации неопознанным любителем словесности, случай тут гораздо более запущенный...

Мужик с пером: “...Хрустальное перо — пускай оно постоянно Вам напоминает, на столе на Вашем, что Вы можете не только говорить, но и писать вечные мысли...”

Теперь — новости рыночной экономики. Раньше в дни призывов в армию военком мог заработать только одним способом: взять бабок с призывника за “откос” от службы в рядах. Теперь у желающих купить военкома появился конкурент: местная власть. В Москве и в Дагестане объявлен конкурс среди работников военкоматов — с премиями тем, кто отловит больше всех уклонистов. Но я не думаю, что в этой конкурентной борьбе государству что-то светит. Премии за сто призывных шкурок государственное охотхозяйство обещает довольно смешные, а нынешний валовой доход российских военкомов составляет, по данным экспертов, сто миллионов долларов в год, по пятьдесят лимонов на призыв. И эти премиальные государство перебьет не скоро... Разве что главнокомандующий подкинет...

В прошлой программе мы рассказывали и даже показывали немножко, как праздновал свой день рождения выбранный жителями Владивостока мэр Копылов. Прямо сказать, праздновал как в последний раз. С элементами исповеди. Так вот, показали мы, оказывается, далеко не все. А хорошего человека должно быть много. Смотрите и завидуйте жителям Владивостока. Не везде такое есть.

Копылов: “Но, естественно, город наш — это одна огромная большая семья. Всяких нас много. Партий и движений. 117 наций и национальностей. И голубые и лесбиянки. Всего добра полно...”

Вкратце описав население родного города, мэр Копылов начал жаловаться на СМИ, а заодно открыл россиянам настоящее название должности Михаила Лесина. Мы-то, грешным делом, думали, что он министр печати и информации... Но все гораздо серьезнее.

Копылов: “... Я разговаривал с министром пропаганды Лесиным, задавал ему вопросы: “А почему ж все-таки любят центральные наши СМИ какую-то гадость все время показывать о Владивостоке? На что Лесин мне сказал, что: “Потерпи немножечко, май пройдет, июнь, а там посмотрим — кто есть кто!” Потому что стране нужна успокоенность. Стране нужна стабильность”.

Тем не менее, Юрий Михайлович готов оказывать журналистам посильную помощь.

Копылов: “И если кому-то хочется помойку поснимать, хорошую, смачную такую, спросите меня, я ее покажу, где снимать. Я уж точно покажу, такой помойки нигде в России не найдете. Или если хотите снимать крысу, то я вам покажу, где они с котами поперемешались. И что такое мутаны-крысы, я их тоже покажу — я их знаю”.

А другой Юрий Михайлович, и тоже мэр, на минувшей неделе вышел на международную арену. Причем вышел не сам. Правильнее будет сказать, его на эту арену — вывели. Международная организация Privacy International утвердила за московским мэром Лужковым второе место в номинации “Самая непроходимая тупость” в конкурсе “Самые дурацкие меры безопасности”. Как сообщает издание “Газета”, Лужков получил это “серебро” за проверки документов и требования регистрации на улицах Москвы. Я не понимаю, где они тут нашли тупость? Это же, наоборот, смекалка! Брюнет — стольник, брюнет — стольник! Заодно становится понятно, почему в Нью-Йорке — 40 тысяч полицейских, а в Москве — аж 150 тысяч...

Теперь опять народные гуляния. На минувшей неделе россияне отпраздновали день рождения Валентины Матвиенко. Сейчас она у нас — дай господь уследить за этим греческим послом... — сейчас она, значит, представитель президента на Северном Западе, а до этого, совсем недавно, была на социалке. Помните? Ездила, сидела, встречалась, слова говорила какие-то, костюмы меняла все время... И вот ее нет (на социалке, я имею в виду), а социалка осталась. Причем — до сих пор без своего вице-премьера, отчего ей (и нам) ни лучше, ни хуже не стало. Лежит себе социалка в руинах, как и лежала при Валентине Ивановне, которую мы, конечно, век не забудем...

Ну, у Валентины Ивановны на минувшей неделе случился просто день рождения, а у Виктора Степановича Черномырдина — целый юбилей! Шестьдесят пять лет! Тут вообще грех не спраздновать. Простой человек, труженик, патриот... Злые языки говорят, что он, помимо того, что патриот, еще и миллиардер, и что его состояние не пролезает в налоговые декларации, как этот букет в двери российского посольства на Украине. Но мало ли у кого появился миллиард в процессе управления страной? Мы любим Виктора Степановича не за это. А вот за что:

Черномырдин (О партстроительстве):

“Сколько ни занимайся сейчас партстроительством, все равно получается что-то напоминающее КПСС”.

“Создавая НДР, нас не поддерживала Администрация Президента”.

Корреспондент: “Можно пожелать “Единству”, чтобы у него была такая же судьба, как у НДР?” Черномырдин: “Ха-ха. С удовольствием”.

(О международных отношениях):

“Сегодня королева Нидерландов имеет связь не только вот на таком уровне, как руководители главы государства... с государством российским, но у нее и в жилах сегодня кровь российская. Нам это приятно”.

“Я, к сожалению, не знаком с самим господином Бушем-младшим, я знаком с Бушем-старшим, с его супругой господиной... госпожой Варварой. Хорошая семья... То есть, зная хорошую маму, папу, ну этот...”

(О себе):

“Моя специальность и жизнь проходила в атмосфере нефти и газа”.

“Разве похоже, что Черномырдина можно куда-то загнать? Или нагнуть?”

“Меня всю жизнь хотят задвинуть. Все пытаются задвинуть. Задвигал только таких еще нет!”

“Такие люди в таком государстве, как Россия, да не имеют права плохо жить!”

(О жизни, России и вообще...):

“Вы посмотрите: все имеем, а жить не можем... Ну, не можем жить! И как всё нас тянет на эксперименты! Все нам что-то надо туда достать, там где-то когда-то устроить кому-то. Почему не себе?! Почему не своему поколению?! Почему это, как говорится, зародился тот же коммунизм, бродил по Европе... Призрак, вернее... Бродил, бродил — у них нигде не зацепился... А у нас — пожалуйста. И вот, сколько лет под экспериментом!”

“Все можно было бы сделать, да? Кое-что мешает. Нельзя этого сделать, нельзя перескакивать, нельзя ставить телегу впереди лошади, поэтому и говорим, вот что и... почему не могли сделать, потому и не сделали”.

“Многое может сбыться и сбудется, если не будем ничего предпринимать”.

И последнее. Трогательный эпизод, характеризующий единение властей, случился в минувшую среду на Охотном ряду: депутат Федулов заступился за президента (больше-то было некому). Он сказал: “Сегодня нужна конституционная монархия для победы над бардаком. Я считаю, что у нашего президента, любимого всеми россиянами, еще маловато полномочий”. Полномочий у нашего президента, действительно, маловато. Не все еще под контролем. Солнце ходит туда-сюда совершенно самочинно, ток электрический — как тек от плюса к минусу, так и течет; птички, твари, вообще летают, где вздумается... Бардак натуральный! Надо это дело исправлять. Счастья вам!

19.04.2003

У каждого жанра есть свои правила, и наше дело — находить веселые слова для всего, что происходит в стране и со страной. Это удается не всегда. Мы живем в государстве, где политическое убийство перестало быть событием. Кто убил Сергея Юшенкова, неизвестно. Неизвестно нам и имя заказчика, но самое страшное то, что, скорее всего, мы с вами знаем его в лицо очень хорошо. Это (почти наверняка) кто-то из персонажей нашей программы. Вот и шути здесь после этого.

Здравствуйте! Это программа “Бесплатный сыр” — программа о России и тех, кого она себе выбирает. Я — Виктор Шендерович. Садитесь поближе к сыру нашему, российскому, со слезой... Мы начинаем.

Для чего людям юбилеи? Чтобы вспомнить, окинуть мысленным взором и воздать. Так вот, ровно десять лет назад в Верховном Совете РФ знаменито выступил тогдашний вице-президент России Александр Руцкой. Находясь в нравственном отношении уже по дороге ко Льву Толстому и будучи не в силах молчать, Руцкой взялся искоренить коррупцию в правительстве и пообещал показать нам всем “одиннадцать чемоданов с компроматом” на Чубайса и компанию... Чемоданов этих ни тогда, ни потом так никто и не увидел, но мысль о борьбе с коррупцией не покинула большой головы Александра Владимировича.

Эту борьбу он продолжил на посту курского губернатора, причем боролся там Руцкой с коррупцией не один, а вместе с братом, сыном и тестем, которые так быстро взяли под контроль местную милицию и бизнес, что размах этого семейного подряда удивил даже прокуратуру.

В настоящее время Руцкой передает опыт молодежи. Он проректор Московского государственного социального университета. Но это на общественных началах. А по части заработков — хватается буквально за что попало...

Александр Руцкой (в гостях у Бермана и Жандарева в программе “Без протокола”): “Вы знаете, я помогаю писать кандидатские диссертации. Помогаю докторские писать диссертации. Занимаюсь экспертизой инвестиционных проектов, инвестиционных контрактов и соглашений — и за это тоже деньги платят. Я не бедствую”.

Да уж. Консалтинговые услуги Руцкого в свете его знания всех московских входов-выходов, включая черные, — это, пожалуй, действительно, дорого стоит. Дороже только его опыт в борьбе с коррупцией. Кстати, о них обеих... О коррупции и борьбе с нею. Тогда же, десять лет назад, в апреле 93-го года — так называемая большая семерка (семь ведущих индустриально развитых стран) приняла пакет мер по содействию экономическим реформам в России на сумму 43 с половиной миллиарда долларов. И буквально через год, почти одновременно, во всех индустриально развитых странах зазвонил телефон. Текст был практически из Чуковского: “То, что ты выслал на прошлой неделе, мы давно уже съели...” Сколько лет прошло, а судьба тех миллиардов все не дает покоя историкам новейшей России.

Теперь несколько слов о возвращении к истокам. Проходит время неосмотрительных новаций, заживают раны, нанесенные годами реформ... Двенадцать лет назад Верховный Совет сгоряча принял закон “О милиции”. В ту пору вообще удивительных пассажей было понаписано километры — вот и в законе “О милиции” этом написали, как прямо в какой-нибудь Англии: “Не допускается создание и деятельность в правоохранительных структурах политических партий”.

Когда к всеобщей радости начали возвращаться новые старые времена, вопрос решили тонко, и не партия пришла в милицию, а милиция — в партию, и глава МВД возглавил “Единую Россию”. Не будучи формально ее членом.

Но сколько можно стесняться и лукавить? И вот в минувшую среду Госдума проголосовала во втором чтении за президентский проект закона “О системе государственной службы РФ”. Теперь чиновники категории “А” могут не валять ваньку, а как в старое доброе время, просто и честно состоять в партии. Ну кому действительно, мешало, что Андропов был членом Политбюро? Я бы и в конституцию про партию записал просто и честно: ядро и руководящая сила. И все! Тем более внешние приметы — благоприятствуют... По сообщению агентства “Интерфакс-Урал”, на минувшей неделе Тюменское региональное отделение “Единой России” объявило о начале конкурса среди СМИ на “лучшее освещение деятельности партии” — в рамках подготовки к выборам в городскую Думу. Особо талантливым в этом деле журналистам светят премии — до семи тысяч рублей. Как в кратчайшие сроки овладеть новой профессией, чтобы не пролететь с “бабками”? Я бы советовал тюменским коллегам проштудировать подборку любой советской газеты накануне любого съезда КПСС и просто переписать полюбившиеся строки. Впрочем, не обязательно покрываться пылью времен — есть свежие образцы.

В Москве, по учреждениям, уже распространяется газета “Столица Единой России”, полная самых чудесных и незамысловатых текстов, пригодных к употреблению в любом регионе России, а также на Кубе и в Северной Корее. Не дожидаясь журналистов, активисты местных отделений партии пишут здесь о своих добрых делах сами.

Для полного освежения мозгов тут полезна цитата — скажем, из статьи “Дадим знать о себе!”, повествующей о подвигах Новопеределкинского отделения “Единой России”. Итак: “С помощью советников районного собрания — активистов местного отделения партии, — пишет некто Гуреев, сам член политсовета этого местного отделения, — обустроено несколько дворовых площадок, отремонтированы подъезды, приведены в порядок остановки автобусов и открыты дополнительные маршруты для жителей района...” Обрыдаться... Особенно если сообразить, что всем вышеописанным Гуреев и другие переделкинские активисты и должны были заниматься — как советники районного собрания. Но, надо признать, кое-что, действительно, делается сверх нормы. Например: руководитель исполкома г-жа Лиходедова, придя на хоккейный турнир, “прямо на поле давала интервью журналистам и агитировала за здоровый образ жизни”. Я вам скажу: при такой активности главное — не отбросить коньки до выборов.

Что приятно в наступившем на нас текущем моменте? Я уже говорил. Приятно, что можно не стесняться. Вот еще один примерчик. В минувший вторник министр обороны Сергей Иванов решил отчитаться о ходе военной реформы. И отчитался, но почему-то только перед вот этими господами. Из какой же партии эти господа, перед которыми отчитывается министр обороны? Угадайте с трех раз.

Дальше было больше. Выслушав Иванова, руководящий единоросс Пехтин вышел к микрофонам сам и поделился своими мыслями об армии.

Пехтин: “Главным руководителем, наверное, солдата, который призывается в армию, является старшина и сержант, то есть — младший командный состав. Понятно, что эти сержанты и старшины — они являются для новобранцев, для солдат, которые приходят служить в армию, буквально старшим братом, буквально являются... ну, заменяют им родителей на первом этапе. Естественно, что вот эти... э-э-э... м-м... младший командный состав, с ними, конечно, нужно было бы провести встречи, нужно было бы провести совещания... И сегодня мы предложили провести такое совещание с сержантами и старшинами, для того, чтобы вообще почувствовать вот эту связь”.

Со всем ли младшим командным составом полагает побеседовать г-н Пехтин — или ограничится парой батальонов, посмотрим, но насчет старших братьев и родителей — это он угадал. Братья и родители окружают новобранцев сразу и в большом количестве, отчего желание служить подступает к горлу мгновенно. Новобранец потом полгода ни о чем другом думать не может, кроме — как бы осиротеть. Но это удается редко, и братья с родителями все любят и любят его, как родного, иногда круглые сутки подряд.

Несколько приятных новостей с чеченских фронтов. Первая, как ни странно, из-за океана. В минувшую среду враги-империалисты хотели протащить через ООН резолюцию о нарушениях прав человека в Чечне. Типа там ежедневные похищения людей, пытки и убийства — как до, так и после референдума... Хотели, значит, нам подгадить и запретить убивать. А вот и фиг у них получилось! Куба, Ливия, и другие специалисты по правам человека рассмотрели чеченский вопрос объективно, и резолюция не прошла.

Но еще до голосования в ООН помощник президента Сергей Ястржембский объявил, что ждет извинений от французских газет “Монд” и “Либерасьон”, которые обо всех этих ужасах написали. Я тоже считаю, что французы должны извиниться. Это же бестактно — напоминать нам о жертвах. И потом: зачем приводить конкретные цифры? Неужели, в крайнем случае, нельзя сказать, как замглавы республики Мовсур Хамидов: “раньше было много тяжких преступлений против мирного населения, а сейчас их стало гораздо меньше”? А “Монд” эта берет и конкретно пишет: “в прошлом году в Чечне было убито тысяча сто тридцать четыре мирных жителя”. И ссылку дает на закрытые документы. А это уже, если кто понимает, Гаагский трибунал. А Ястржембскому и его, извините за выражение, патрону Европа в целом нравится, но Гаага — все меньше и меньше... Милошевич, говорят, звонил недавно, говорил: ребята, городок — дыра совершенная, условий — никаких ...

Ну, Гаага — далеко, а Пятигорск — близко. От Чечни, я имею в виду. Близко, но довольно безопасно. Поэтому в минувший понедельник министр по делам Чечни Станислав Ильясов именно в Пятигорске и провел рабочее совещание по вопросам восстановления республики. В это дело, по официальным данным, вкладывается 20 миллиардов рублей ежегодно, а дальше начинают происходить странные явления, ставящие под сомнение закон Ломоносова—Лавуазье: то есть, из бюджета деньги убывают, а в самой республике ничего не прибывает. Своими соображениями на этот счет, по сообщению издания “Газета”, поделился на совещании в Пятигорске заместитель полпреда президента в Южном федеральном округе Виктор Крохмаль. У него было, как говорится, две новости — хорошая и плохая. Первой г-н Крохмаль сообщил плохую: “У людей, — сказал он, — иногда складывается впечатление, что деньги разворовываются”. И тут же сообщил хорошую новость: оказывается, в этом году в республике предстоит освоить еще 21 миллиард рублей. Впечатлений у людей будет!

Теперь новости из братской Белоруссии. В минувшую среду ее президент Александр Лукашенко выступил с ежегодным обращением к парламенту. И как всегда, рассказал много интересного. В частности: “В Соединенных Штатах из года в год не прекращаются попытки протащить через Конгресс пресловутый акт о демократии в Беларуси, предусматривающий выделение на насильственную демократизацию нашей страны около полусотни миллионов долларов. Это легально”.

Я думаю, американцы совершенно не представляют себе порядка действий при внедрении демократии в Белоруссии. И потом: зачем насильно? Как дети прямо, честное слово! Дайте вы Лукашенко эти пятьдесят миллионов долларов — и гоу хоум с чистой совестью, а он уж демократию введет по всей Белоруссии с семи ноль-ноль завтрашнего дня, и не дай бог, кто будет против демократии!

Тут у нас, помимо прочего, случился международный День культуры. И аккурат к этому дню подал в отставку советник американского президента по культуре. И знаете почему? Не смог предотвратить мародерства в музеях Багдада. В Грозном, между прочим, тоже когда-то были музеи, библиотеки, театры... Представляете, сколько наших советников по культуре должны были сделать себе харакири? Но — рука все не поднимается.

Теперь несколько слов об одном, даже и не очень чрезвычайном происшествии. По сообщению агентств, в минувший четверг с утра пораньше в обычной московской школе, во время уборки территории, был найден снаряд времен Второй мировой войны. Тут одно из двух, граждане: либо надо чаще убираться — либо реже учиться. Впрочем, у нас и не знаешь, что еще надо — реже. Может быть, ездить на поездах. Потому что пару недель назад под Смоленском во время ремонтных работ на железнодорожном мосту случайно обнаружилось, что мост этот — заминирован. Выяснилось: партизаны в сорок третьем озаботились для немцев, но немцы ушли, а Родина осталась. Заминированная. Между нами говоря, классический случай, потому что...

Потому что устроил нас господь совершенно удивительным шебутным образом. Никак мы не можем ничего закончить — ни войны, ни строительства. Странно, что дети у нас еще рождаются, а не забываем на полдороге, зачем разделись. Все нас что-то отвлекает и вдаль зовет. Реку вспять повернуть, на Луну трактор запустить, пойти освободить с утра пораньше какой-нибудь африканский народ от оков колониализма... А вспомнить, кто ты, где был вчера и что там с тобой вчера было, — всё недосуг, потому что новый день зовет и обещает новые впечатления. Так и живем — с незаконченным прошлым и дырявой головой... И в войну у нас погибло то ли двадцать миллионов, то ли двадцать семь, и Ленин у нас — то ли негодяй, то ли отец родной, и Европа — то ли ориентир, то ли мишень... Полный туман, на ощупь в будущее пробираемся... И главное, так сами себя заминировали со времен татаро-монгольского ига, что только успевай отскакивать.

И напоследок — как всегда, о приятном. В минувший вторник первый заместитель Государственного таможенного комитета Леонид Лобзенко нарисовал нам перспективы, приятные во всех отношениях. Принятие нового Таможенного кодекса и ряд других факторов, сказал он, “дадут нам возможность к 2008 году создать практически одну из лучших таможенных администраций на земле”. Это по-нашему! Не сейчас — нормальную, а когда-нибудь потом — лучшую на земле. Значит, вы запомнили: в восьмидесятом коммунизм, в двухтысячном отдельная квартира, а в две тысячи восьмом — лучшая в мире таможня! Счастья вам...

26.04.2003

В минувший понедельник у нас появился случай порадоваться за наших нефтяников. Рабочих Сургута просим не беспокоиться. Просто средства массовой информации сообщили о грядущем слиянии компаний Ходорковского и Абрамовича, “Юкоса” и “Сибнефти”. Как вы знаете, нефть, по Конституции, принадлежит российскому народу, Абрамович — чукотскому, а доллары — американскому. Вы спросите, причем тут доллары? Или не спросите, потому что прочли в некоторых газетах, что за 20 % акций “Сибнефти” Абрамович получил три миллиарда долларов.

Теперь — юбилей, причем исключительно российский! На минувшей неделе исполнилось ровно 200 лет со дня рождения поэта, философа и директора пробирной палаты Козьмы Пруткова. Рожденный от союза Алексея Толстого и братьев Жемчужниковых, Прутков оставил нам неисчерпаемый кладезь номенклатурной мудрости. Один из заветнейших проектов великого Козьмы — “О введении единомыслия в России” — в настоящее время успешно реализуется, и приметы грядущего счастья день ото дня все плотнее обступают нас со всех сторон...

Вот, например: в конце прошлой недели в Москве прошел первый съезд Российской Партии Жизни. Юное детище спикера верхней палаты Сергея Миронова начало издавать звуки и запахи нам на радость. Впрочем, все это, кажется, мы уже слышали и нюхали...

Миронов: “Мы — партия поддержки президента Российской Федерации Владимира Путина! (продолжительные аплодисменты). И поддержка эта будет заключаться в том, что весь свой политический и организационный ресурс Российская Партия Жизни направит на переизбрание Владимира Владимировича Путина президентом России на второй срок! (продолжительные аплодисменты). И, кстати, именно поэтому, нашим стратегическим союзником является партия “Единая Россия”! (непродолжительные аплодисменты)”.

Родственные чувства новой партии к старшим братьям-единороссам были бы совершенно прекрасны, если бы не ревность и постоянные выяснения главного политического вопроса современности: кто больше любит папу? Под кремлевскими коврами постоянно идет большая битва за первое тело страны, и время от времени эти жизнелюбивые бульдоги вываливаются наружу с кусками братского тела в зубах...

Миронов: “Самым точным показателем того, что мы находимся на правильном пути, можно считать в том числе и частые заимствования (деликатно так назовем) наших идей, лозунгов и тактических установок другими партиями...”

Представляете? Мы-то, ориентируясь на постные лица и унылую фразеологию, думали, что вся эта партия — очередная словесная ботва и дежурный трендеж с трибуны о народном счастье, но как ошибались! Нет, не просто так поперлись мироновцы всей толпой по пыльной дороге, вытоптанной еще КПСС. Нет, там были идеи! И видать, мощные идеи. Надо, пока не поздно, присмотреться к первоисточнику, а то, не дай бог, авторство уйдет, и благодарные потомки не будут знать, кому целовать руки.

Миронов: “...среднесрочное государственное планирование на 3 года. И четко должно быть заявлено через 3 года: какова должна быть минимальная заработная плата, каковой будет минимальная пенсия, минимальная оплата труда, каков будет индекс рождаемости, каков — индекс смертности...”

“Государственное планирование на три года”. Это, действительно, свежачок, такого в России не было никогда. На пять лет государственное планирование — было, на семь лет — было один раз, а вот на три года — это ноу-хау Сергея Миронова! Не дай бог, кто сворует — руки вырвем! А уж контроль над “индексом смертности” — это вообще прорыв. Конечно, в данном пункте Партия Жизни немного превысила отпущенные ей богом полномочия, но ведь Миронов заранее предупредил россиян, что “Партия Жизни — это партия нового измерения”. Так что готовьтесь. А главное, чем обнадежил нас докладчик, — это наша грядущая консолидация вокруг него и его пыльных товарищей.

Миронов: “Вот почему Партия Жизни — это партия нового измерения, партия консолидации общества, партия гражданского контроля за властью”.

Тут следует заметить, что в смысле плагиата Миронов тоже оказался не дурак пошарить вокруг себя. Первыми идею партийного раздвоения личности реализовали “единороссы”. Находясь у кормила, они еще год назад обвешали всю страну рекламными плакатами с обещанием контролировать выплату пенсий. Никто им за это хамство по сусалам не настучал — и новация стала традицией. И вот уже спикер верхней палаты (третье лицо в российской номенклатуре) рвет на груди недешевый костюм и зовет нас за него голосовать, чтобы он мог “контролировать власть”. Впрочем, к чести партийного спикера, в целом он понимает ситуацию вполне адекватно.

Миронов: “Мы далеко от мысли, что как только мы придем к власти, все сразу же изменится. Нет”.

Я тоже полагаю, что от прихода всех этих господ во власть мало что изменится, потому что они уже давно там. А вот от их ухода (желательно, всем скопом) что-то измениться, действительно, может.

Тема партийно-административного раздвоения личности на минувшей неделе вообще получила трогательное развитие. На Дальний Восток по своим милицейским делам прилетел глава МВД Борис Грызлов. И будучи спрошен журналистом о делах партии “Единая Россия”, которой он тоже глава, вдруг ответил строго и принципиально.

Грызлов: “Я на политические вопросы, связанные с деятельностью партии “Единая Россия”, могу отвечать только после 19 часов вечера”.

Вот пример безупречной этики! В рабочее время — МДВ, в свободное время — партстроительство, после ухода на пенсию — личная жизнь. Но как выяснилось спустя несколько часов, слова г-на Грызлова следовало понимать буквально. То есть: на вопросы, связанные с любимой партией, он действительно отвечает только после 19-00, но руководит этой партией вовсе не так пунктуально. По крайней мере, встреча главы “единороссов” с партактивом края началась в тот же день отнюдь не после семи. И, заметьте, никаких вопросов...

Но милицейской работе г-на Грызлова все эти партийные посиделки никак не в ущерб, и даже напротив: чем ближе к выборам, тем больше успехов обнаруживается у МВД в борьбе с преступностью. На днях, например, нашли заказчика убийства генерала Гамова. Буквально через пару дней после гибели криминального авторитета по кличке Якут выяснилось, что он Гамова и “заказал”. Очень удачно получилось. И дело раскрыто, и сам Якут не против... С убийством Юшенкова будет труднее, потому что студент, которого под это дело быстренько подыскали в милиции, оказался живой и позвал адвоката, и адвокат испортил МВД всю отчетность. Но ничего, они еще кого-нибудь подыщут. Главное, уже решено и заявлено, что убийство было — не политическое. Уж кто это решил, не знаю, но, видимо, этот человек знал наверняка! В общем, как сказал генерал Колесников, “воровать надо меньше, и не будут убивать”. А уж честность генерала Колесникова давно выпирает через мундир...

Еще несколько слов о борьбе с преступностью. В минувший вторник в Совете Федерации обсуждали программу защиты свидетелей. В рамках этой программы для свидетелей предусмотрены и личная охрана, и смена места жительства, и даже перемена внешности. Короче, все замечательно, кроме того, что стоит программа защиты почти четыре миллиарда рублей, а этих денег — нет...

Теперь — одна славная дата. На минувшей неделе исполнилось восемнадцать лет со дня начала перестройки. Началась она на апрельском пленуме 85-го года. С того дня и пошел отсчет новых времен, а то время, в котором мы так счастливо жили десятилетия напролет, борясь с производительностью труда, начало уходить в прошлое, стало называться “застой” и окаменело в художественной литературе.

Вспомнили время золотое? Оно и закончилось в апреле 85-го, — впрочем, не сразу. Сначала нам предлагали “ускорение”, но ускоряться было уже нечем; потом нам предложили уйти в завязку — в надежде, что на трезвую голову мы все-таки построим коммунизм, но выяснилось, что на трезвую голову мы им вообще голову оторвем. И вот уже когда выяснилось, что ни ускорения, ни завязки не получается, партия решила выпустить пар с помощью Перестройки и Гласности, но не рассчитала давления в системе, и руководящие руки вырвало вместе с вентилем. И сразу появились другие герои...

Приход весны в России, как вы понимаете, ничего не гарантирует. И снег не стает, и птицы не прилетят... И только за одно можно ручаться смело: 22 апреля здесь будут отмечать день рождения Ленина. В минувший вторник на Дальнем Востоке опять принимали в пионеры. Как и предупреждал Владимир Ильич, Владивосток — город нашенский. Видимо, это уже что-то генетическое...

И последнее. В минувший четверг, выступая на пресс-конференции, посвященной реформе армии, министр обороны Иванов сообщил о согласии правительства с тем, что на некоторых “должностях боевого характера” в Российской армии могут служить женщины. “Но в этом случае, — сказал министр, — женщины-контрактники ничем не должны отличаться от мужчин”.

17.05.2003

Здравствуйте! Я — Виктор Шендерович, это программа “Бесплатный сыр” — программа о России и тех, кого она себе выбирает. Прошу к столу, посмотрим, чего нам послал бог на этот раз...

Венцом минувшей недели, как и ожидалось, стало президентское послание. От того, кого и как далеко пошлет в этот день президент, зависит будущее — не страны, разумеется, стране от этого по преимуществу ни холодно, ни жарко... — но тех, кого допустили в зал и рассадили рядком согласно ранжиру. Эти нерядовые россияне ловили каждое президентское слово и пробовали его на зуб, соображая: пряничек им перепал от царя-батюшки, слабительного им прописал отец родной или вообще шнурок прислал шелковый султан наш ненаглядный — и можно, не теряя времени, пойти и удавиться. Некоторые на всякий случай даже конспектировали...

Своим президентским посланием Владимир Владимирович встретил четвертый год руководства страной. Этой славной даты не смогли пропустить “Идущие вместе”: немедленно возбудились — и провели на Урале детский конкурс на лучший рисунок и стишок о Путине. Авторы лучших рисунков не вполне понимали, что происходит, кто нарисован на пузе у дяди и зачем этот дядя дает им майки пятидесятого размера, зато авторы стихов — юноши и девушки вполне комсомольского возраста — кажется, поняли социальный заказ вполне адекватно:

“Я преклоняюсь перед вами, о мой великий господин, вы повелитель, вдохновитель, и для России вы один...”

Н-да... И всех мочалок командир... Размерчик онегинский, но покройчик — не приведи Господи...

Все отчетливее слышно дыхание будущих выборов. Центризбирком уже чистит стволы. В минувший понедельник, по сообщениям СМИ, начались испытания системы ГАС “Выборы”. Как заверяют в ведомстве Вешнякова, это компьютерное чудо абсолютно исключит возможность подтасовки при подсчете результатов голосования. Но если по этому поводу кто-то раскатал губу, советую скатать ее обратно.

Дело в том, что, по сообщениям тех же СМИ, еще несколько лет автоматизированная система эта будет обрабатывать не бюллетени, а протоколы, уже пришедшие из избирательных комиссий. То есть — бюллетени будут обрабатывать люди на местах. И считать крестики-галочки, насколько им позволяет зрение, план по району и текущее понимание арифметики. То есть как всегда... Зато уж потом — ни-ни! Абсолютная невозможность подтасовки результатов.

И еще о выборах в Государственную думу. С первого октября заработная плата всех работников бюджетной сферы будет повышена на 33 %. Вы спросите, причем тут выборы? Три ха-ха. Угадайте, где объявила о грядущем повышении наша нынешняя матвиенко, вице-премьер Галина Карелова? В Белом доме? Как бы не так! Она сделала это в Государственной думе, на заседании Координационного совета центристских фракций, на фоне г-на Пехтина и других медвежатников... Для особо тупых, которые не поняли, где зарыта партийная собака, г-н Пехтин тут же объявил, что решение об индексации зарплат было принято по инициативе партии “Единая Россия” и “Народной партии”.

То есть вы поняли: кабы не Пехтин с Райковым, с утра пораньше прилегшие грудью на амбразуру, от Кудрина народу копейки бы не перепало! И это не пиар, упаси боже, и не предвыборный фортель — просто... ну, так они это дело понимают и нам советуют.

Выборы — беспокойное время. Тут, если хочешь ближайшие четыре года жить как человек, на всем бесплатном, на месте не сиди, ищи повод засветиться. Какой повод — не очень важно, главное — чтобы твоя государственная башка все время моталась по информационной поверхности. Бывают случаи совсем небанальные. Речь, как вы догадываетесь, о Жириновском. О-о, это вам не пехтинская присоска к повышению зарплат, тут большой полет фантазии! В минувший понедельник первый вице-спикер заявил, что разведется с женой, если она лично не займется борьбой с энцефалитом в Сибири. Ну, в общем, если другого повода нет, сойдет и энцефалит... Пока Жириновский шантажировал жену, его младший партайгеноссе Митрофанов тоже времени не терял, разбрасывал вокруг себя информационные поводы. В среду прямо в Думе он назвал азиатов “чурками”, за что был лишен слова на день. Но вовсе лишить его слова не удалось, потому что отважный борец с чурками заблаговременно начал борьбу и с Полом Маккартни, требуя отмены его концерта на Красной площади. Главный митрофановский довод был нездешней силы...

Митрофанов в гостях у передачи Владимира Соловьева “Смотрите, кто пришел”: “...давайте, по сути разберемся: это кладбище. Это революционный некрополь. Уместно ли оно, или неуместно — это другой вопрос. Это вопрос истории. На кладбище неуместны рок-концерты”!

Соловьев: “А что уместно на кладбище?”

Митрофанов: “На кладбище уместно то, что в принципе уместно”...

Соловьев: “Перечислите, пожалуйста”.

Митрофанов: “Ну, более спокойные мероприятия”...

Насчет более спокойных мероприятий... У нас там, между Лобным местом и колумбарием, в последние годы только что стрип-шоу не было. Но раз Митрофанов сказал, — значит, шабаш! Попса на кладбище нехай гастролирует, в баскетбол на кладбище играть можно, военные парады на кладбище — вообще святое дело, а пускать туда битла нельзя ни в коем случае! Ну, так тому и быть.

В минувший понедельник глава Счетной палаты Сергей Степашин, находясь в Белоруссии, выступил с интересной инициативой. Он, ни больше ни меньше, заговорил о проверке финансовой деятельности органов СНГ. Неизвестно, имел ли в виду Сергей Вадимович в том числе Союз России и Белоруссии, но президент Лукашенко неожиданно поддержал Степашина в его благородном счетном начинании. “Давно никто не интересовался, куда расходуются средства, — сказал он. — Там деньги, и немалые”. Ну, Бородин — он на малые и не пойдет... А вообще: уж не знаю, как повернется дело, но Степашин, проверяющий Пал Палыча, — на это хотелось бы посмотреть...

Кстати, о Пал Палыче Бородине. Не знаю, берет ли он казенные деньги, но, по крайней мере, ими делится. Однажды он, в ту пору подследственный в особо крупных размерах, не пожадничал и подарил квартиру на Тверской Генеральному прокурору — Владимиру Устинову. Хорошие жилищные условия помогли Владимиру Васильевичу собраться с мыслями — и вскоре дело Бородина было закрыто. Это я к чему вспоминаю? К тому, что у нас — дата! На минувшей неделе назначению Устинова исполнилось ровно три года. В мае 2000-го Владимир Васильевич был брошен на Фемиду — и не знаю, как Фемида, а он сам выглядит совершенно удовлетворенным...

Устинов: “Разрешите от вашего имени выразить искреннюю признательность и благодарность Президенту Российской Федерации Путину Владимиру Владимировичу. Полагаю, что не нарушу особой тайны, если скажу, что работать в таких условиях мы можем только благодаря Президенту России”.

И еще о торжестве законности. В минувший понедельник президент Путин направил приветствие участникам научно-практической конференции по правам человека в России. Положение дел в этой сфере Владимир Владимирович обрисовал простым доступным человеческим языком... Вот: “Решение целого комплекса задач, связанных с качественным улучшением состояния законности и правопорядка в стране, требует выработки системного и всестороннего подхода, основанного на тесном взаимодействии всех государственных и общественных правозащитных структур”. Наконец-то хоть кто-то по-русски сказал, чё конкретно делать! Если правозащитники и теперь не смогут помочь людям — уж не знаю, что им и посоветовать...

Три с лишним века назад из некоторого количества Романовых Россия выбрала себе в государи Петра Алексеевича. Тот из вредности и желания навредить шведу нашел на севере подходящее болото и заложил там город. Рубанул, не подумав, окно в Европу — и вот через триста лет в это окно, снаружи, полезли на юбилей иностранные гости.

А милиция-то в городе своя, практически допетровская.

Но нет безвыходных положений, и ближе к делу власти города выпустили для милиционеров специальные словарики. Там есть практически все, что нужно работнику для ориентации в праздничном языковом пространстве.

Милиционер (читает): “Ду ю спик инглиш? Ай андерстенд ю”.

М-да... Надо будет приехать в Петербург в юбилейные дни, походить, послушать... Там такие диалоги намечаются — йес, оф корз, ай эм э тейбл... в смысле — мама, не горюй!

Теперь — одна поучительная история. Жила-была в поселке Ниновка Белгородской области библиотекарь Анна Рябых, и было у нее к январю 91-го года на книжке 11 тысяч рублей, и захотела она на эти деньги купить квартиру, но тут случилась денежная реформа, потом экономическая... И остались от ее вклада рожки да ножки, и остаток этот ей тоже не отдавали, и пошла гражданка Рябых по судам. Суды наши ели ее с манной кашей и только причмокивали, но Анна Ивановна оказалась гражданкой упорной и дошла до Страсбурга. И, можете себе представить, суд выиграла. Теперь в ее отсуженную квартиру приходят письма из Франции. Дескать, миль пардон, мадам Рябых, довольны ли вы компенсацией? Земляки не на шутку удивлены успехами мадам Рябых в борьбе с Родиной.

Соседка Анны Рябых: “Мы ее грызли, говорили: Анна Иванна, брось ты это дохлое дело! Потому что кто? Ну, никто, никак... все мы, извините за выражение, в этом дерьме, но никто никогда не думал, что даже макушечка вылезет...”

Вообще, между нами говоря, жуткий прецедент образовался. Эдак если все, кого государство кинуло на бабки, дойдут до Страсбурга, — можно вообще сливать воду из Москва-реки. Впрочем, Страсбургу в этом случае тоже не жить. Так что всем будет лучше, если наше право на компенсацию как можно скорее признает наше родное начальство...

И последнее. Продолжается трудное движение российской армии по пути реформы. Делается в этом направлении немного, но зато — самое главное. На минувшей неделе публике было представлено новое знамя Вооруженных Сил. Это большое (примерно два на полтора) произведение искусства. В состав флага входят белогвардейский орнамент, восемь звезд и два орла с четырьмя головами.

В общем, я считаю, главное сделано, военная реформа на марше, а нам можно перекурить и оправиться. Счастья вам!

24.05.2003

Здравствуйте! Я Виктор Шендерович, это программа “Бесплатный сыр” — программа о России и тех, кого она себе выбирает. Прошу к столу, посмакуем эту порцию вместе.

Во-первых, мои поздравления: в Санкт-Петербурге — началось! Наступили дни трехсотлетия города — праздник, к которому местная администрация, судя по смете, взялась отремонтировать Вселенную. И дело помаленьку переходит в судорожную фазу, потому что со дня на день в город навалит сорок бочек мирового начальства с женами и холуями, — и ежели чего будет не так, земляк не простит. Зачистку города возглавило министерство Бориса Грызлова, и успехи на этом направлении не столько налицо, сколько на лице — в основном у антиглобалистов, которых питерская милиция показательно отметелила в прошлое воскресенье. Затем настала пора нелегальных эмигрантов и просто бомжей. Эмигрантов посадили в военный самолет и отправили, так сказать, на родные юга, а насчет своих тот же Грызлов общественность успокоил: для бомжей, сказал он, будут созданы “соответствующие условия проживания”. В переводе с грызловского министерского на русский бытовой это вот что означает: по сообщениям СМИ, бомжей свезли в пионерские лагеря на берегу Финского залива, — причем к традиционным пионерским радостям добавились спецохрана и колючая проволока по периметру. Гулять, так гулять! С исчезновением питерских клошаров качество лиц в городе значительно улучшилось. Вот, скажем, глава Законодательного собрания Санкт-Петербурга Вадим Тюльпанов. Это вам не бродячий элемент какой-нибудь! Тут интеллектуальное лицо, интеллигентные повадки...

Вадим Тюльпанов: “Если он разумный политик, то он не будет дожидаться конца своего срока, а уйдет досрочно, разменяв свой уход на какое-то место в правительстве, чтобы продолжить свою политическую карьеру”.

Как вы поняли, ближе к юбилею в городе на Неве завершается торговая сессия, касающаяся судьбы губернатора и сроков его губернаторства. Но нынешний начальник этой Пальмиры, Владимир Яковлев — тоже не пальцем деланный, борется за свое место до конца: взял и выдвинул в почетные граждане Санкт-Петербурга президента Путина. Типа — кто на нас с Володей? Но предложение не прошло через законодательное собрание. Типа — поздно пить боржом... Однако вернемся собственно к юбилею. Точнее говоря, к самой сладкой составляющей этого юбилея — финансированию. На минувшей неделе некоторые нехорошие слухи насчет того, куда ушли эти деньги, опровергла полпред Президента в Северо-Западном федеральном округе Валентина Матвиенко.

Валентина Матвиенко: “БОльшая, абсолютно бОльшая часть средств, естественно, расходовалась по назначению, целевым образом — на реставрацию, на реконструкцию. Но, тем не менее, есть тревожные сигналы со стороны Счетной Палаты и других контрольных органов, что не все в данном случае в порядке. Есть примеры нецелевого расходования средств, есть примеры завышения проектной стоимости реставрации, реконструкции... ”

Понимаете: не воровство, а — нецелевое использование, завышение проектной стоимости... Иногда. Я думаю: крайне редко. Но слава богу, кругом, куда ни плюнь, совершенно другие примеры. Вот, скажем, президентский катер, построенный к приезду в родной город нашего дорогого Президента: абсолютно целевое использование народных средств и предельно скромная стоимость. Каких-то, можно сказать, четыре миллиона долларов — и плыви на этом катере... по известному маршруту...

На этом фоне сущими пустяками смотрятся соседние примеры дополнительного финансирования — допустим, выделение Минфином средств на разгон облаков над Петербургом. Сделано это будет непременно, к радости гостей и в полном соответствии с другой народной частушкой: “Мы не сеем и не пашем, мы валяем дурака, с колокольни... значит... машем, разгоняем облака”...

Но вернемся в Москву. Здесь в Доме Союзов прошло заседание политсовета Евразийской партии. От Дома Союзов до Государственной думы — десять шагов, но чтобы туда перебраться и после выборов, нужно много поработать языком. Ближе к выборам организуют они (с миру по нитке) Союз патриотов России. О планах партии в случае победы рассказал лидер евразийцев Павел Бородин. “Мы хотим, — сказал он, — пойти по пути Петра Первого и Екатерины Второй, которые давали лошадь, корову и 300 рублей и отправляли людей в Сибирь”. Лично я за патриотов этих проголосую, но только в одном случае: если Пал Палыч возьмет у меня лошадь, корову, триста рублей — и первым убудет за Урал.

Пока Бородин и его евразийская команда ползли в сторону Охотного ряда, там, с утра пораньше, восторжествовала добродетель. Депутаты дали дружный отпор коллеге Шандыбину, который в прошлую пятницу удачно попиарился в Кремле, громко заявив то, что все знали и без него. “В следующей Думе, — сказал Шандыбин, — будет большинство воров, бандитов и взяточников”. И хотя Василий Иванович, без сомнения, имел в виду в том числе и родную фракцию, за депутатскую честь вступилось почему-то “Единство”. Слово взяла глава комиссии по парламентской этике г-жа Стрельченко.

Стрельченко: “Я вношу предложение лишить Василия Ивановича как публичного политика за недостойное поведение в Кремле слова на один месяц”.

Да! Слова Василия Ивановича, без сомнения, были ужасны... И все-таки удивительно: как мадам Стрельченко решилась опознать говорившего без экспертизы МВД? В прошлый раз Жириновского и с экспертизой-то не смогла опознать, а тут глаза свои честные протерла и видит: Шандыбин!

Депутата лишили слова на месяц, и никто толком не объяснил бедолаге, в чем его вина, пока на горизонте не замаячил вездесущий Владимир Вольфович.

Василий Шандыбин: “Вот Жириновский проголосовал, чтобы меня лишили слова!”

Владимир Жириновский: “В Кремле мы собираемся раз в год — это как бы свадьба. Вот у вас есть дочь? Представляете, на свадьбе дочери поднимается ее парень, какой-то друг, и говорит: “Да она проститутка, ну ее на хер. Больная”. Слушайте, ну свадьба дочери, ну можно в день свадьбы ничего про девочку не говорить?”

Честный человек Жириновский! То есть вы поняли: насчет того, что наша законодательная власть — проститутка, спора нет. И вина Шандыбина только в том, что он сказал об этом вслух, на этом нашем семейном торжестве, при этом нашем, извините за выражение, посаженном отце... Действительно, нехорошо получилось.

Ну, да ладно! — с этикой разобрались, теперь черед прав человека... Тут тоже без Жириновского не обошлось: на минувшей неделе его кандидатура оказалась в списке претендентов на пост нового уполномоченного по этой части. Вот было бы славно, если бы его и назначили! Закрыли бы вопрос с правами человека к чертовой бабушке раз и навсегда, а то все полумеры какие-то, в наше-то военное время... Действительно, к чему это? Оставим гуманитарные сопли Страсбургу! — у нас все серьезно. И даже серьезнее, чем мы сами думаем...

В минувшую среду перед входом в здание на Охотном ряду появились гранитные надолбы. Эта архитектурная новация совпала с обсуждением вопроса об амнистии боевиков в Чечне. Видимо, федеральная власть не без основания опасается, что бандиты поедут сдаваться прямо в Думу. На грузовиках с тротилом.

Нынешняя чеченская амнистия эта — уже шестая по счету — призвана, надо полагать, поддержать круговорот боевиков в природе. Путь, слава богу, проторенный: боевики сдадут оружие, тут же получат его обратно (уже как милиционеры чеченской милиции) и приступят к обеспечению мирной жизни. Ненадолго, разумеется: шесть амнистий — не предел, шоу маст гоу он!

Ну так вот, значит: мирная жизнь в Чечне налаживается. Дня не проходит, чтобы там что-нибудь еще не наладилось, во имя аллаха. Своими наблюдениями по этому поводу на минувшей неделе поделился представитель Президента в Южном федеральном округе генерал Казанцев: “Позитивная динамика развития Чечни, — сказал он, — теряет темпы”. По-русски говоря: все хреново. Но Казанцев же у нас одновременно генерал и доктор наук, плюс представитель Президента; ему просто по-русски сказать — нельзя. Так вот, что касается этой “позитивной динамики”; судя по всему, она у нас — надолго. Россия готовится к позитивной динамике вовсю!

В поселке Белая Калитва Ростовской области, в казачьем кадетском корпусе, учат чеченский язык. Подростки уже знают самые необходимые слова для мирной жизни, наступившей в республике...

Урок в школе:

— Ложись...

— Предъявите ваши документы...

Их ровесники в Чечне тоже подрастают помаленьку, а взрослеют еще быстрее; скоро — первая встреча, и первоочередной запас слов для нее обнадеживает не по-детски.

1-ый кадет: “Да, я вот выучил: это будет звучать “Мила вова гу” — руки вверх. Только внушительнее...Мила вова гу!”

2-ой кадет: “Поздороваться, там, если добрые...там, с этими... с мирными жителями. Ну, а так, с этими — только допрашивать их”.

Значит, говорите, позитивная динамика... Ну-ну.

Теперь несколько слов о текущей обороноспособности. Набирает обороты весенний призыв, и надо сказать, что — к взаимной радости. Раньше-то, бывало, военком и призывник жили как кошка с мышкой, но теперь — совсем другое дело! Теперь у нас армейская реформа, внимание к нуждам призывника и, не побоюсь этого слова, его матери. Видать, в рамках этой самой реформы в Генштабе уже несколько недель работает прямая, она же горячая линия по вопросам призыва. Работает эта прямая горячая линия прямо, горячо, а главное — бесперебойно: один час два раза в неделю. Кто не успел, тот опоздал.

Ну, действительно, хорошенького понемножку. Чего зря тревожить генералитет своими дурацкими вопросами! Тем более что скоро все вообще изменится... говорят. На минувшей неделе фракция “Единство” выступила с замечательной инициативой. Думские “медведи” предлагают ввести шестимесячную службу в армии — за шестьсот долларов. Вы, может, подумали, что платить будут тем, кто пойдет служить? Фигушки. Здесь вам не тут. По мысли думских стратегов — это те, кто идет служить, должны заплатить государству 600 баксов за то, что идут на полгода, а не на два. Государственный подход! Всё лучше, чем военкому в волосатую лапу.

Теперь — пара слов о гражданской жизни. Тут, некоторое время назад, мы взяли себе за образец всякие западные правила, и давай их вводить. Иногда получается ничего себе, а иногда — как с картошкой при Петре. Недавно, например, приняли закон об обязательном страховании автогражданской ответственности. И выяснилось, что те, кто уже застраховался добровольно, должны прервать действие своих договоров — и перестраховаться там, где укажет государство. Причем денежки свои обратно получат не все, а только те, у кого это прямо записано в тексте договора. Короче, все для блага человека. Но особенно радует россиян размер обязательной страховки. Живешь, например, в какой-нибудь великой отечественной тьмутаракани и три раза в месяц выезжаешь на своем старом “жигуле” в родимые просторы, где не то что ДТП, а и лошадь с телегой увидишь не каждый день... И вот едешь там и думаешь: за что с тебя взяли тысячу рублей обязательной страховки?

Теперь — занимательная страница нашей истории. Двадцать семь лет назад на заседании ЦК КПСС (это было такое заведение, в котором решалось, как нам жить, что слушать, чем питаться... это я для молодежи сообщаю) — так вот, ровно двадцать семь лет назад ЦК КПСС принял постановление “О введении рыбных и овощных дней”. Незабываемо! По четвергам рыбу ели в приказном порядке — хеком звали ту рыбу, как сейчас помню...

Вспомнили эпоху распределения? Думаете, этого больше никогда не будет, да? Я тоже надеюсь, что не будет, но... Мы ведь, еще лет десять назад, думали, что и пионерской организации уже не будет, что оставят детские шейки в покое, трупик высохший ребятам по весне показывать перестанут. Но, как выясняется, кривая может вывезти куда угодно. На минувшей неделе страна опять отметила день рождения пионерской организации.

Теперь — новости культуры. В воскресенье исполняется 120 лет персонажу по имени Пиноккио, он же — Буратино. Вообще-то считается, что персонаж это итальянский, но у меня есть сомнения. Судите сами: закапывать деньги в землю в ожидании, что к утру будет прибыль тысяча процентов, как у Мавроди... Наш, точно наш! К тому же, как вы помните, этот любитель твердой валюты сам был вполне деревянный.

И последнее. Как рассказал журнал “Ньюсуик”, жестокие американские спецслужбы в Ираке пытают попавших к ним в плен соратников Саддама Хусейна рок-музыкой — по преимуществу “тяжелым металлом”. Как выяснилось, ни один член партии “Баас” вынести этого не может — и начинает давать показания. Особо упорствующим ставятся детские песенки из сериала “Улица Сезам” — тут уж ломаются и самые твердокаменные. В общем, технология пытки ясна; остается только один вопрос: ну, ладно, солдаты Буша — сторонников Саддама, но нас-то свои за что попсой мучают? Кому какую тайну выдать, чтобы оставили в покое, а? Счастья вам...

31.05.2003

Здравствуйте! Я — Виктор Шендерович, это программа “Бесплатный сыр” — программа о России и тех, кого она себе выбирает. Вот вам несколько кусочков минувшей недели — для совместного переваривания.

Помаленьку достигает апогея праздник на берегах Невы, и ближе к кульминации происходящее в славном городе все больше напоминает жизнь воинской части перед приездом проверяющего генерала. Вплоть до буквальных совпадений: гальку на железнодорожной насыпи уже красят зеленой краской из пульверизатора. Чтобы начальство, значит, ехало мимо, а вдоль дороги типа — трава. Неохваченные эпидемией штатские горожане тихо ждут конца мероприятий, мечтая дожить до мирной жизни. Лучший совет землякам на эти дни дал мой петербургский друг и классик жанра Семен Альтов: “Если любишь свой город — уезжай из него!” Впрочем, не уехавшие имеют уникальную возможность насладиться искусством покруче эрмитажного... На минувшей неделе в Петербурге, в музее этнографии, открылась удивительная выставка. Эта портретная галерея, как сказано в аннотации, демонстрирует “судьбы исторических личностей, которые своим пытливым умом создавали и продолжают создавать величайший авторитет Санкт-Петербурга”. Галерея не резиновая, всего сто портретов, поэтому сито отборочной комиссии не прошли ни Шостакович, ни Лихачев... Здесь — только самая соль земли питерской: Сергей Иванов, Геннадий Селезнев, Сергей Миронов, Владимир Путин... Кабацкий Виктор Дмитриевич — командир Петербургского ОМОНа, Матвиенко, Полтавченко, Кожин — управделами Президента... Словом, самые пытливые умы висят по стенам по ранжиру — авторитет за авторитетом... Спешите видеть!

Теперь от живописи перейдем к архитектуре. На минувшей неделе президент Путин рассказал в высшей степени нравственную историю про реставрацию Константиновского дворца под Петербургом. Реставрация эта, стоимостью 300 миллионов долларов, осуществлена, оказывается, исключительно на средства частного капитала, причем совершенно добровольно. Путин только попросил их, и они, совершенно добровольно... В последний раз такой единодушный порыв мы наблюдали в Москве во времена строительства Храма Христа Спасителя. Тоже все добровольно давали деньги, а кто добровольно не давал, у того потом с бизнесом в Москве — не сложилось... Конкретный рост духовности.

Но вернемся к истории с Константиновским дворцом. Начиналась она совсем трогательно, и об этом тоже рассказал президент Путин. “Я, — сказал он, — как раз ждал премьер-министра Великобритании с супругой возле входа в Мариинский театр. Подошел довольно молодой, как мне показалось, человек и обратился ко мне с проблемой Константиновского дворца”. Вы представляете себе эту картину? Стоит Путин, ждет Тони Блэра, и вдруг подходит к нему вплотную никому не известный человек — и начинает с Президентом беседовать... Вы не пробовали подойти к Владимиру Путину, когда он ждет Тони Блэра? Нет? Ну, и не советую. Ляжете лицом в асфальт — и с асфальтом будете беседовать... Ну, да ладно. А история реставрации Константиновского дворца, начавшаяся в духе Андерсена, закончилась в стиле программы “Жди меня”. “Я, — рассказал Президент на встрече с питерскими журналистами, — этого инициатора больше никогда не видел. Не знаю, кто он такой, — ни фамилии, ни адреса. Поэтому если он нас услышит, увидит, пусть отзовется”.

Мероприятия по подготовке к юбилею Санкт-Петербурга, и в особенности их финансирование, не могли пройти мимо внимания столичного руководства. И обнаружилась тут такая ревность, рядом с которой история Отелло меркнет и скукоживается. Свою порцию федерального меда Лужков съел со товарищи шесть лет назад, в дни празднования юбилея Москвы. Но федеральное финансирование — это праздник, который должен быть всегда с тобой, иначе жизнь вообще теряет всякий смысл. А уж видеть, как бабки такого объема три года напролет текут мимо тебя во вторую столицу, — вообще невыносимо! Это я вот к чему рассказываю. В минувший вторник на заседании Московского правительства один из замов Лужкова вдруг, от душевной чистоты, предложил направить Петербургу официальное поздравление. Просто: взял и засунул пальцы в рану. Лужков мог бы замочить зама тут же, на заседании, но сдержался и просто ответил, что поздравления Петербургу нет в повестке, и попросил от повестки не отвлекаться.

Радостная новость с аппаратных высот. Там, судя по сообщениям СМИ, созрела и вот-вот упадет нам на головы новая административная идея: через пару-тройку лет от восьмидесяти девяти российских субъектов федерации останется — сорок. А сорок девять губернаторов — того... тю-тю... Нет, конечно, на биржу труда их не пошлют, до такого позора мы не дойдем, пристроят дяденек в очередные госсоветы, но это все равно не то, что кусок Родины в прямом, если не пожизненном подчинении. Так что скоро у нас начнется такая борьба за выживание — только кости захрустят под кремлевскими коврами. А уж сколько радостей произойдет от этого нам! Новые референдумы, новые выборы, миллиарды рублей на ветер, непосредственно на благо народа... А на транспаранте перед урной напишем свежую цитату из Путина: “Нужно половину субъектов сократить, объединить, разделить или слить”. А то: на семь федеральных округов матушку-Россию нарезали — не помогло, Госсовет ей создали, сенаторов туда-сюда попересаживали — все мимо кассы... Но ведь не отчаялись, не прекратили творческого поиска... И дожили, слава те господи, до этой алмазной формулировки: “Сократить, объединить, разделить или слить”.

А выборы тем временем становятся всё честнее и честнее. Чтобы в декабре они стали честными уже свыше всякой меры, в стране работает ЦИК и лично его глава Александр Вешняков. И вот-вот будут приняты поправки к закону о СМИ, позволяющие приостанавливать деятельность изданий за нарушение избирательного законодательства. Вешняков предположил, что “в массовом порядке эта мера применяться не будет”. Ну, слава богу, а то я очень волновался — особенно за первый и второй каналы. А применяться мера будет редко и, как сообщил Вешняков, “в профилактических целях”. То есть чуть чего не так — извините...

Теперь новости из дружественных пределов. В минувший вторник президент Кучма объявил, что намерен в этом году издать книгу. Ее название свежо и прекрасно: “Украина — не Россия”. Открыл Америку Леонид Данилович. Надо полагать, это первый, но не последний печатный труд в рамках подготовки к очередному саммиту СНГ. “Украина — не Россия”, “Россия — не Грузия”, “Армения — не Туркмения”... Издать большими тиражами, собраться напоследок всем миром — и расплеваться окончательно. Ну, это, так сказать, перспективы международного сотрудничества, а пока что — каждый руководитель чистит подручные рыла по месту жительства. Батька Лукашенко давеча велел писать слово “президент” с большой буквы и только в отношении себя, любимого, а всем остальным президентам (банков и всяческих фирм) называть себя этим словом запретил даже с маленькой буквы. Правильно, Александр Григорьевич! Пускай даже не мечтают! Только вы...

А в дальнем зарубежье — свои прибамбасы. На минувшей неделе средства массовой информации сообщили о том, что Арнольд Шварценегер намеревается стать губернатором Калифорнии. Ну, одного голливудского актера, ставшего губернатором Калифорнии, мы знаем и чем это у них там обычно заканчивается — помним. Правда, по американской Конституции, Шварценеггер, родившийся в Австрии, стать президентом США не может, но под такое дело я бы на месте американцев переписал Конституцию! Кажется, Шварценеггер именно тот человек, который продолжит дело Буша и сумеет навести окончательный порядок в мировом сообществе.

Но вернемся на родимые просторы, а именно — в Тулу. Три недели назад, накануне Дня Победы туда, на встречу с ветеранами войны, прилетел президент России. И случайно узнал он, что у его соседки по столу, Марии Павловны Аргудяевой, нет телефона. И попросил губернатора Стародубцева, чтобы телефон у нее был, и даже адресочек записал. Ну, тут и началось...

Василий Стародубцев: “Берегу записку эту как реликвию. Но мы ее в музее будем хранить. В музее. Потому что для семьи это несолидно...”

Пока путинскую записку везли в музей, на пенсионерку Аргудяеву со скоростью селевого потока обрушилась забота родной власти. Пятьдесят семь лет после войны она жила без телефона, а тут за три часа всех поставили на уши. Большой начальник-связист провод для Марии Павловны, как в войну, лично, чуть ли не зубами держал!

Николай Кизилов, замдиректора компании “Тулателеком”: “Были все службы подняты на ноги. Абонентский отдел, службы, которые занимаются вопросами станционного оборудования, линейных сооружений. И я сам тоже направился. Слава богу, недалеко живу...”

А если бы даже и далеко! Разве жаль ног, если Путин велел? Да если бы Президент написал губернатору адреса других ветеранов войны (а их в Туле без телефона в настоящее время около ста человек), Стародубцев бы все бумажки отнес в музей, а телефоны у стариков были бы к вечеру. Для Президента — не жалко! А просто так, самим... — да господи, боже мой! Да перебьются старики. Не маленькие. Сами всё понимают...

21.06.2003

Здравствуйте! Я — Виктор Шендерович, это программа “Бесплатный сыр”, программа о России и тех, кого она себе выбирает. Садитесь, попируем на прощанье. Только сыр у нас сегодня — со слезой, потому что, кажется, остался последний кусочек...

Признаться, некоторое время назад вопрос пропитания перестал быть метафорой. Последние несколько месяцев коллектив нашей телекомпании, за неимением зарплат, питался в основном надеждами. Потом с голодухи начались коллективные галлюцинации: я лично видел, как Чубайс с Дерипаской, обнявшись, рыдают о судьбе свободы слова в России, а потом Дерипаска звонит в Барвиху, папе жены своего тестя, а папа звонит в Кремль и говорит: Володя, кончай, понимаешь, свои гэбэшные разводки, а то отошлю тебя обратно в город на Неве! Ну, да это галлюцинации... А в реальности все было понятно давным-давно. Напомню — ведь мэр Владивостока Юрий Копылов обрисовал наши светлые перспективы еще весной:

“...Я разговаривал с министром пропаганды Лесиным, задавал ему вопросы: “А почему ж, всё-таки, любят центральные наши СМИ какую-то гадость всё время показывать о Владивостоке? На что Лесин мне сказал, что: “Потерпи немножечко, май пройдет, июнь, а там посмотрим — кто есть кто!” Потому что стране нужна успокоенность. Стране нужна стабильность”.

Честный человек министр пропаганды! — не соврал этому приморскому страдальцу. Вот — июнь проходит помаленьку, и действительно, новый пейзаж уже конкретно выходит из тумана. И нас в этом грядущем пейзаже — не видать... Ой, наверное, кто-то оклеветал коллектив ТВС перед дорогим Владимиром Владимировичем!

Да-а... Ну, не сложились отношения, не сложились... А уж мы их, благодетелей наших, рекламировали как могли! Две дюжины корреспондентов ноги по колени стерли, по этажам думским бегая; пять редакторов ослепло — шесть лет без перерыву в телевизор смотрели, всё боялись пропустить момент, когда какая-нибудь местная спиноза рот раскроет и заговорит на благо Отечества. Эх! Грех не вспомнить напоследок о проделанной работе... Ну, начнем с главного.

Губернатор приморского края Сергей Михайлович Дарькин:

“Владимир Владимирович Путин — это первый наш президент, который был избран ммм... а... путем...добровольное избрание... то есть, Борис Николаевич Ельцин, так сказать самовольно, то есть он самостоятельно оставил свой пост и мы избрали нового президента”.

“...очень здоровый физически человек, который может перенести не только большие физические нагрузки, но и моральные, что очень важно, без больших последствий, это очень важно”.

Но вернемся в сугубую реальность. Она у нас в отчетный период становилась все сугубее и сугубее, а ближе к выборам может усугубиться окончательно. Еще в феврале президент Путин рассказал, как должен выглядеть новый законодательный пейзаж. Впрочем, совсем новыми требования президента к избраннику народа назвать нельзя...

Владимир Путин: “... и чтобы этот человек нес двойную ответственность: перед страной (перед избирателем), и перед партией”.

“Ответственность перед партией...” Прошла дрожь по коже? Вспомнили детство золотое? Ну то-то. И это было только начало. От президентских слов тут же сдетонировал лидер “Единой России” Борис Грызлов:

Борис Грызлов: “...будет поставлена задача перед всеми региональными отделениями о необходимости контроля над деятельностью исполнительных органов власти в каждом регионе”.

Ну я ж говорю: что-то слышится родное в долгих песнях ямщика... Партийный контроль над деятельностью органов исполнительной власти! И это не Грызлов впал в советское детство — это у нас нынче такая специфическая демократия, что Борис Всеволодович одновременно — и лидер правящей партии, и кусок исполнительной власти. Причем нехилый такой кусок. Так что за будущий парламент я спокоен. Да и тот, что есть, — в общем, в рекламе не нуждается...

Теперь несколько слов о неразделенной любви. Год напролет мы признавались в ней, в любви т.е., ко всевозможной российской власти — и вот в один прекрасный день наш родной московский мэр потребовал с телекомпании ТВС восемь миллионов долларов, а потом просто выдернул штекер и отключил вещание телеканала по кабельным сетям столицы. Ну, и Цой с ним, с Лужковым... Я имею в виду пресс-секретаря мэрии. Это он, искренний человек, невзначай проговорился о сути дела. Шестой канал, сказал г-н Цой, “выискивает псевдоболевые точки в жизни Москвы” и “подвергает оголтелой критике даже самые благие начинания городских властей”. Господи, так бы с самого начала и сказали! Надо было просто подкорректировать образ градоначальника — оставили бы нас в покое да еще бы, может, и доплатили.

А сейчас — самое время подвести итоги недлинной жизни нашего телеканала. Эта история получилась благообразнее предыдущих историй — с НТВ и ТВ-6. Как говорится, почувствуйте разницу! Можно пырнуть человека ножом в подъезде, но это же мокруха, перед мировой общественностью неловко... Ну, пырнули раз, пырнули другой, и хорош! А потом уже культурно, по закону: оформили над больным опекунство, есть-пить ему не давали, дышать тоже не особенно... Вот он сам и помер через годик, и никто не виноват. Ну, так получилось... не жилец! В общем, мы уходим из эфира. И, честно сказать, перед уходом навели справки: не желает ли кто на других демократических телеканалах вот этого вот “Бесплатного сыра”? И нам честно сказали: не желаем. Ну, и ладушки. Чего, действительно, подставлять товарищей? Мы ж не звери...

Версия для печати