Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2003, 117

Туринская плащаница и современная наука

От редакции

Предлагая вниманию читателя работу В.Н. Сойфера «Туринская плащаница и современная наука», мы исходим из того, что хотя тема эта уже достаточно основательно освещалась на страницах нашего журнала (см. № 90), однако с той поры прошло уже почти семь лет, и, следовательно, учитывая возможный интерес к ней нового поколения наших читателей, вернуться к ней совсем нелишне. Это — во-первых. Во-вторых же, работа В. Сойфера, об истории написания и характере которой он сам рассказывает ниже в своем предисловии, обращенном к читателям «Континента», основана на таком полном и подробном скрупулезно-добросовестном и ответственно-объективном обзоре и анализе всех научных данных, полученных в результате исследования Плащаницы, каких, кажется, в литературе о ней на русском языке еще не было и какие могли быть сделаны только автором, который сам является истинным ученым и потому лучше других понимает, что такое научная ответственность и добросовестность.

Работа была написана давно и первоначально рассчитывалась на советского еще читателя, чем объясняется, в частности, и то, что в ней очень подробно цитируются евангельские тексты, относящиеся к истории распятия и погребения Христа, — тексты, которые рядовому советскому человеку были тогда практически недоступны. Тем не менее и в нынешней публикации мы решили эти евангельские свидетельства сокращению не подвергать и кратким пересказом не заменять. Кто знает — все ли наши читатели так уж хорошо с ними знакомы? А тем, кто знаком, тоже совсем, конечно, не во вред будет прочесть их еще раз.

Работа, ввиду ее большого объема, печатается в двух номерах — этом и следующем.

 

 

Валерий СОЙФЕР — родился в 1936 г. в Горьком. Окончил Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева и 4 курса физического факультета МГУ. Работал в Институте атомной энергии им. Курчатова, Институте общей генетики АН СССР, создал в Москве Всесоюзный НИИ прикладной молекулярной биологии и генетики, основные работы посвящены изучению действия радиации и химического вещества на генные структуры, открытию репарации ДНК у растений, физико-химической структуре нуклеиновых кислот. Доктор физико-математических наук, профессор и директор лаборатории молекулярной генетики Университета им. Джорджа Мейсона (США), иностранный член Национальной Академии наук Украины, академик Российской Академии естественных наук и ряда других академий, почетный профессор Иерусалимского и Казанского университетов, награжден Международной медалью Грегора Менделя за «выдающиеся открытия в биологии». Автор более двадцати книг, в том числе «Арифметика наследственности», «Молекулярные механизмы мутагенеза» (1969), «Власть и наука. История разгрома генетики в СССР» и др., изданных в России, США, Германии, Франции, Англии, Эстонии, Вьетнаме, Румынии. Живет в США.

 

 

Валерий СОЙФЕР

 

ТУРИНСКАЯ ПЛАЩАНИЦА И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА*

Читателям журнала «Континент»

Публикуемая работа была написана в 1979-1984 годах, когда я жил в СССР, но уже лишился работы во Всесоюзном НИИ прикладной молекулярной биологии и генетики ВАСХНИЛ, созданном при моем непосредственном участии, где я с первого дня был заместителем директора по научной работе (см. «Компашка, или как меня выживали из СССР» — «Континент», №102 за 1999 год). Существовали мы на средства, зарабатываемые ремонтом частных квартир, а остальное время я тратил на изучение истории биологии в СССР, главным образом истории лысенкоизма.

Совершенно для меня неожиданно в 1979 году один из американских корреспондентов, работавших в Москве и часто у нас бывавших дома, принес мне в подарок книгу английского историка Иэна Уилсона «Туринская плащаница», только что напечатанную в Лондоне. Я принялся её читать и чем дальше углублялся в текст, тем более изумлялся и проникался интересом к истории плащаницы.

Вслед за книгой Уилсона я решил познакомиться с научной литературой по данному вопросу. В те годы еще не существовало системы поиска в Интернете, компьютеры в личном пользовании в СССР были категорически запрещены, поэтому чтобы искать литературу, пришлось немало потрудиться, просматривая большое число периодических изданий и книг. У меня начала скапливаться растущая год от года информация о научном исследовании различных деталей плащаницы, и постепенно пришла мысль, что нужно написать что-либо на изучаемую тему: выработавшаяся годами привычка систематизировать прочитанное и обдуманное (к тому времени я выпустил в свет более 10 книг, много обзоров и около полутора сотен научных статей) естественным образом подтолкнула к тому, чтобы написать книгу о плащанице.

В те годы в Москве и других городах Советского Союза образовалась общественная прослойка высокопрофессиональных людей, которые были выброшены с работы даже не за критику существовавшего строя или политические взгляды, а всего лишь за желание эмигрировать из СССР. Тысячи крупных ученых (в их числе несколько членов Академии наук, лауреатов Ленинских и Государственных премий), педагогов, писателей, артистов (таких, как Савелий Крамаров, которого знали буквально все в стране), музыкантов (таких, как Александр Брусиловский и Владимир Фельцман) стали изгоями в собственной стране: работать им не давали, а выпускать из страны тоже не хотели. Их запугивал КГБ, на них натравливали обывателей гнусными статьями в печати (немало было в те годы «умельцев», практиковавшихся на гнусностях, излагавшихся в печати или произносимых во время передач телевидения — кое-кто из них сегодня рядится в тогу прирожденных демократов). Я верю, что придет время, когда история их деятельности будет написана, но сейчас я затронул эту тему вовсе не для того, чтобы заняться обличениями. Мне хочется отметить другое: травимые фактически всем советским обществом. несчастные изгои не хотели тем не менее терять профессиональные навыки и оказываться выброшенными из жизни. Мы собирались на собственные семинары, устраивали домашние концерты, поэтические и литературные вечера, проводили выставки фотографий, картин, написанных собратьями по несчастью. Мы собирались вместе поиграть в волейбол, чемпионы СССР по шахматам Борис Гулько и Анна Ахшарумова, также оказавшиеся в нашей среде, участвовали в турнирах. Нередко мы выезжали за город, а одна из таких инициатив — конкурс еврейской песни в Овражках — собрала около 3 тысяч человек. Это так напугало коммунистические власти, что весь остаток года на станции Овражки дежурили войска КГБ, проверявшие паспорта у всех, выходящих из вагонов электричек, что не помешало нам провести несколько других встреч (например, в парке в Беляеве).

Один из таких семинаров ученых я проводил раз в две недели у нас дома. На него собиралось человек 20 докторов и кандидатов наук, и я прочел там несколько докладов о научных исследованиях плащаницы, затем повторил доклады на семинарах так называемой «Группы за установление доверия между СССР и США» и других. Мне было задано много вопросов, были долгие дискуссии, затрагивавшие многие стороны проблемы.

В 1984 году я завершил работу над текстом. Конечно, никакой возможности опубликовать его в стране, нарочито пронизываемой заказным атеизмом, не было. Поэтому я отчетливо понимал, что написал книгу для себя самого и для нескольких друзей. Я всегда в годы жизни в СССР был страстным фотографом (навыки в этом отношении настоятельно требовались для научной работы, к тому же денег на то, чтобы отдавать отснятые пленки в мастерские, у меня, как правило, никогда не было), научился всё делать сам, поэтому и решил, что мое истинно самиздатское произведение я должен сам же и проиллюстрировать. Так постепенно набралось полторы сотни иллюстраций; затем я напечатал их в семи экземплярах. Через некоторое время текст книги был перепечатан на машинке, и с вклеенными в текст фотографиями семь экземпляров самодельной книжки «вышли в свет» на моей квартире в Москве. Я стал давать их читать знакомым. Некоторые из них сделали критические замечания по тексту, что привело к необходимости внести небольшие изменения и дополнения (хочу с особой благодарностью за эти замечания вспомнить писателей Фазиля Абдуловича Искандера и покойного Семена Израилевича Липкина, профессора Сергея Сергеевича Аверинцева, покойного композитора Альфреда Гарриевича Шнитке и журналиста Владимира Смыка).

Основным при работе над текстом книги стало для меня обдумывание результатов научных анализов, главным образом физических, химических, биологических и исторических. Пока их было относительно немного. Но в 1978 году группа американских ученых очень высокого уровня предложила научный проект по изучению плащаницы (The Shroud of Turin Research Project или сокращенно STURP). Эти ученые смогли у частных пожертвователей собрать средства и воплотили проект в жизнь. Плащаница поступила по разрешению Церкви на 5 дней в их распоряжение (правда, с требованием, чтобы ни одна нитка на плащанице не пострадала). Четверть текста моей книги была посвящена описанию данных, полученных участниками проекта STURP.

В 1988 году советские власти все же разрешили нам выехать из СССР. Мы поселились в США. Я вернулся к повседневной работе в области молекулярной генетики, вопросы, связанные с плащаницей, естественно, вышли из сферы активного интереса, и я больше к этой рукописи не возвращался. В том же 1988 году мир взволновала новость, оказавшаяся в фокусе внимания всех средств информации: оказалось, что руководители Католической Церкви разрешили передать трем университетским лабораториям (в Оксфорде в Англии, в Тусоне, штат Аризона, США и в Цюрихском Технологическом институте в Швейцарии) маленькие образцы плащаницы (весом примерно 50 миллиграммов каждый) для радиокарбоновой (радиоуглеродной) датировки возраста. Радиоуглеродный метод основан на использовании чувствительных счетчиков радиоактивного излучения, испускаемого изотопом углерода с массовым числом 14 (изотоп С14). Период его полураспада равен 5568 годам, примерное соотношение радиоактивного (С14) и нерадиоактивных (С12 и С13) изотопов на Земле известно, поэтому, определяя в старых материалах соотношение радиоактивного С14 и стабильных С12 и С13 изотопов, можно приблизительно подсчитать, как много атомов С14 успело распасться к настоящему времени. После этого можно получить примерную дату появления данного образца на свет.

В Оксфорде нашли, что ткань была сделана в 1200╠30 гг., в Цюрихе пришли к дате 1274╠24 гг., а в Тусоне сообщили, что ткань плащаницы сделана в 1304╠31 гг. (см. P.E.Damon et al. 1989. Radiocarbon Dating of Shroud of Turin. Nature, v. 337, No. 6208, pp. 611-615). Эти данные, как казалось, полностью исключили возможность, что на плащанице отпечатано тело Иисуса Христа. Это более поздняя подделка, — заявили (не без вздоха облегчения) многие атеисты.

Однако, год за годом стали просачиваться сведения, что с предоставленными ученым образцами ткани плащаницы, возможно, произошла ошибка и что эти образцы не представляют собой аутентичные участки самой плащаницы, на которой имеется изображение тела распятого человека. Многие уже в 1988 году обратили внимание на то, что вместо образцов основной ткани плащаницы в лаборатории физиков были переданы кусочки, вырезанные из боковой полосы, пришитой к плащанице позже, и к тому же из участка, где ткань была наиболее повреждена и запачкана более поздней грязью. Наконец, 19 августа 2002 года на американском телевизионном канале «Открытие» (Discovery) было передано сообщение, что в обстановке секретности были снова изучены 30 небольших участков плащаницы, на которые сестрами-монахинями в 1534 году были нашиты треугольные заплатки, прикрывшие места, прожженные при тогдашнем пожаре. Новый анализ, проведенный швейцарской исследовательницей текстиля М. Флури-Лемберг и коллегами, якобы показал, что 60% волокон в образцах, использованных в 1988 г., были вплетены монахинями в 16 веке в ткань 1-го века. Именно поэтому наличие лишь 40% волокон 1-го века сместило датировку в сторону 12-го — 14-го веков (см.: http://dsc.disscovery.com/news/briefs/20020829/shroud.html).

Но дело не в одной лишь возможной ошибке в выборе участка ткани для радиоуглеродного анализа. Были выдвинуты также гипотезы относительно ошибок самого радиоуглеродного метода, неминуемых при работе с такими объектами, как бумага, ткань или растительные остатки. При трактовке результатов радиоуглеродного анализа надо быть уверенным, что современные материалы никогда не входили в соприкосновение с датируемым образцом, так как допустимо искусственное обогащение образца современным углеродом, в котором атомов С14 гораздо больше, чем в старых образцах. На этом и основаны утверждения критиков вывода о позднейшем возрасте плащаницы: на протяжении веков она не просто соприкасалась с более поздними тканями — много веков она покоится на шелковой подкладке, в ларце, выложенном бархатом, и т. п.

Другая гипотеза основана на фактах многократного пребывания плащаницы в горящих соборах, когда её чудом спасали и когда ларцы, в которых её хранили, оплавлялись от жары, и расплавленное серебро прожигало ткань (несомненно, что такой пожар был, например, ранее конца 12-го века, ибо на хранящемся в Венгрии миниатюрном изображении, датированном 1192-1195 гг., характерные следы ожогов видны ясно). При таких ожогах неминуем процесс химического изменения молекул ткани, и атомы с более «молодым» углеродом (несущим большее количество атомов изотопа С14) могли исказить атомный состав молекул целлюлозы.

Еще одна гипотеза (даже группа гипотез) объясняет ошибку радиоуглеродной датировки тем, что в течение веков даже при нормальных условиях происходит непременный обмен атомов углерода образца с атомами из окружающей среды прямо из воздуха (если только изучаемый материал не был в течение всех веков наглухо запечатан в каких-то сосудах, пещерах и т. п.), причем условия хранения могут сильно влиять на процессы атомообмена. Тем, кто работает в области изучения атомного состава материалов, исследует высвобождение радиоактивных изотопов из различных источников (в том числе из радиоактивных захоронений и т. п.), такой процесс обмена атомами хорошо известен, и непонятно, почему физики из Оксфорда, Тусона и Цюриха даже не упомянули о возможности «омоложения» ткани изотопами углерода, вошедшими в ткань плащаницы много позже того, как ткань была спрядена и использована по назначению.

Четвертая гипотеза основана на предположениях о развитии на поверхности плащаницы бактерий и микроскопических грибов и выработке микроскопическими организмами-загрязнителями плотной пленки (подобной тончайшему полимерному покрытию), атомы которой могли внести существенный вклад в искажение результатов датировки. Эту гипотезу развили Леонсио А. Гарза-Вальдес (L.A.Garza-Valdes), медик (педиатр по образованию), адъюнкт-профессор кафедры микробиологии Университета штата Техас (отделение университета в городе Сан Антонио) и профессор Стив Дж. Маттинли (Stephen J.Mattingly) из того же университета (но из отделения университета в городе Тусон), известный своей работой по изучению доколумбовых препаратов. К тому же ряд лет он исполнял обязанности президента Техасского отделения Американского общества микробиологов (см. статью Jim Barrett. 1996. Science and the Shroud, The Mission, Spring, 7 pages; см. её же на Интернете: http://www.uthscsa.edu/mission,spring96/shroud.htm). Правда, в августе 2002 года эту гипотезу подверг сокрушительной критике один из главных участников Проекта STURP Рэй Роджерс (Raymond N. Rogers — из Лос Аламосской Национальной лаборатории; см. его обзор, написанный совместно с Анной Амольди из Миланского университета: Scientific Methods Applied to the Shroud of Turin. A Review., http://www.shroud.com/papers.htm).

Пятую группу гипотез выдвигают те ученые, которые указывают, что даже за те почти шесть веков, когда плащаница находится под непрерывным наблюдением, её не раз мыли в маслах (описан случай, имевший место в 1508 году), протирали тканями, пропитанными маслами, и т. п. При этом неминуемо более молодые материалы могли проникать между первичными волокнами ткани и менять соотношение изотопов углерода с массовыми числами 12, 13 и 14. Здесь особенно важно подчеркнуть, что всего лишь десятипроцентное замещение С12 на C14 способно, как это утверждают российские исследователи Д. А. Кузнецов, А. А. Иванов и П. Р. Велетский (The Journal of Archeological Science, 1996, 23, No. 1, pp. 109-121), «омолодить» ткань на 700-800 лет.

Выступающие по этому поводу разделились в основном на две взаимонепримиримые группировки. Часть авторов заявляет об ошибках радиоуглеродного анализа (к уже упомянутым выше работам нужно добавить статью: Alan Adler. 1996. Updating Recent Studies on the Shroud of Turin. Archeological Chemistry, ACS Symposium Series, No. 625, pp. 224-228 и книгу: Alan D. and Mary Whanger. 1998. The Shroud of Turin: An Adventure of Discovery). Однако немалое число авторов отвергает как все прошлые результаты научных анализов плащаницы, так и любые новые данные, считая, что радиокарбоновая датировка раз и навсегда поставила крест на всех выводах о плащанице как древнем (около 2 тысяч лет) изображении распятого человека (см., например, R.E.M.Hedges. 1997. A note concerning the radiocarbon dating to the Turin Shroud. Approfundimento Sindone, 1, pp. 1-8; W.C.McCrone. 1997. Red ochre and vermilion on Shroud tapes, ibid, 1, pp. 21-28 и многие другие).

Очень страстно проблема радиоуглеродного анализа возраста ткани плащаницы обсуждена в недавней книге священника Вячеслава Синельникова «Туринская плащаница на заре новой эры», изданной Сретенским монастырем в 2002 году. Заинтересованный читатель может также получить более краткую информацию из брошюры Бруно Барбериса и Сетера Саварино (Bruno Barberis and Seter Savarino. 1998. Shroud, carbon dating and calculus of probabilities. ST PAULS (UK), The Guernsey Press Co Ltd., Guernsey). Разнообразные материалы содержатся на нескольких сайтах в Интернете, включая речь выступающего в роли чуть ли не патриарха синдонологии (от Santa Sindone или Святая плащаница) британца Иэна Уилсона, произнесенную на Римской конференции по изучению Туринской плащаницы в 1999 году, в которой он призвал не верить данным д-ра Кузнецова, но прислушаться к мнению Гарза-Вальдеса о внесении ошибок в радиоуглеродный анализ биополимерной пленкой, образованной микроорганизмами рода Lichenothelia (см.: http://www.shroud.com/wilson.htm).

За последние 10 лет в мире было собрано несколько крупных конференций (см. их список на сайте http://www.shroud.com/confrncs.htm), на которых были представлены доклады о последних исследованиях плащаницы. В России также были опубликованы различные материалы — см., например, статью Я. Кротова «Первая реликвия, или подлинная история Туринской плащаницы» в журнале «Континент», 1997, №90, стр. 224-273, брошюру священника Глеба Каледы «Плащаница Господа нашего ИИСУСА ХРИСТА», М., 1998, перевод с немецкого на русский статьи одного из, как он сам себя называет, ожесточенных «борцов с лженаукой» Амардео Сарма в журнале «Природа», № 11, 2002 и уже упомянутую выше книгу священника В. Синельникова.

Вообще надо отметить, что служители Церкви много писали о плащанице. Первоначально большинство из них (безотносительно к конфессии) категорически отвергали саму идею, что тело нагого Иисуса Христа могло быть отпечатано на чем угодно: такого святотатства они и в мыслях допустить не могли. Однако многие священнослужители нового времени уверовали в то, что Туринская плащаница — погребальная ткань Спасителя, что наука подтвердила подлинность плащаницы (то есть подлинность предположения, что на ней запечатлено тело Христа). Уверовали в это в основном и руководители Католической церкви, в чем я убедился в 2001 году. Произошло это при следующих обстоятельствах. Мне очень хотелось своими глазами взглянуть на плащаницу, и когда в августе 2001 года её выставили еще раз в Турине, я заранее позвонил туда и испросил разрешения у хранителей плащаницы посетить кафедральный собор в Турине в дни её демонстрации. Пригласительные билеты были присланы нам с женой в Вашингтон. Мы купили авиабилеты, и нам посчастливилось увидеть её собственными глазами, испытав при этом огромное волнение. Именно тогда меня удивило, что на всем неблизком пути от входа на территорию, прилегающую к Кафедральному собору, до самого Собора над головами посетителей простирались транспаранты (в основном на английском языке), повторявшие на все лады, что сейчас глазам посетителей предстанет одна из самых драгоценных реликвий Церкви, на которой изображен распятый Иисус Христос со следами нечеловеческих мучений, испытанных Им. Но не все священнослужители согласны с таким утверждением.

Вместе с тем хочу подчеркнуть, что до настоящего времени противостояние взглядов в этом вопросе сохраняется и в научной среде. Есть много ученых, которые, используя различные подходы как для исследования самой плащаницы, так и для повторного осмысления уже полученных данных, пролагают новые пути в изучение феномена плащаницы. Но есть немалое количество «борцов с лженаукой». Как правило, эти люди не имеют достаточного научного базиса для вынесения вердиктов в специальных областях, но нимало этим не тушуясь, с апломбом крушат всё и вся, часто неся сущую околесицу. В основном эти ниспровергатели заявляют, что они — специалисты в области телекоммуникаций или в системном анализе (не будучи математиками, физиками или техниками). Спорить с ними бесполезно, так как научные аргументы они даже не берут в расчет, поскольку «априори» знают за собой неколебимую правоту.

Конечно, надо признать, что в таком вопросе, как изучение Туринской плащаницы, научно обоснованный скепсис и стремление к получению и описанию непротиворечивых и доказанных данных особенно уместны. Ведь необычность самого объекта и тем более ссылки на его отношение к отпечаткам возможно сверхъестественного существа требуют особенной скрупулезности и точности. Именно поэтому я стремился следовать правилу отстраненности от дискуссионности, настраивал сам себя в этой работе на спокойный и уважительный ко всем, в том числе и к возбужденным критикам, подход.

Недавно я случайно упомянул в разговоре с главным редактором «Континента» И. И. Виноградовым о моей старой рукописи о плащанице. Ни минуты не раздумывая, Игорь Иванович даже не попросил, а потребовал, чтобы я ее немедленно передал ему. Его логика была понятной: раз самые весомые и убедительные научные результаты были получены в 1978 году, а за последовавшие 17 лет существенного изменения научных взглядов не произошло, то рукопись можно публиковать. Мне показалось, что такой подход дает и мне моральное право не считать совершенно устаревшей свою работу, основанную в значительной мере на анализе данных именно этой серии исследований 1978 года. Мой ассистент Стив Мардер сканировал рукопись и приготовил компьютерные файлы, а параллельно я попытался поискать в текущей литературе, что же нового произошло за эти годы в исследованиях. К моему удивлению, чего-либо кардинально меняющего старые взгляды не случилось, поэтому я понял, что не совершу большого греха, разрешив опубликовать в журнале мою работу, датированную 1984 годом. Разумеется, небольшие дополнения, основанные на данных, добытых в ходе новых исследований, я вставил (в основном в виде примечаний). Весь новый материал дан курсивом.

Май-август 2003 года

Вашингтон, США

Введение

С начала XX века в изучении Туринской плащаницы приняли участие специалисты по многим дисциплинам из различных стран Европы и Америки. В недавнее время особенно активно включились в эту работу физики и химики из США, которые применили самые совершенные и сложные методы точных наук. В 1978 году они основали специальный «Исследовательский проект Туринской плащаницы». Только в рамках этого проекта около сорока специалистов — выдающихся ученых в своих областях — затратили на работу 150 тысяч человеко-часов. Они сделали 5.000 фотографий, свыше 1.000 химических анализов. Физические измерения были проведены с использованием 22 методов. Только с помощью одного из них — микроденситометрии — было обследовано несколько миллионов точек на поверхности ткани.

Собранные результаты неопровержимо доказали, что изображение на плащанице не было нарисовано рукой человека (иначе говоря, изображение было нерукотворным). Было также полностью отвергнуто предположение, что плащаница есть результат подделки. Несомненным стал и тот факт, что на ней изображено тело человека, подвергнутого страшным мучениям и распятого на кресте.

История научного исследования плащаницы содержит много поучительного. Осуществили его настоящие энтузиасты, бескорыстные и неутомимые поборники истины, подлинные рыцари науки. Например, «Исследовательский проект Туринской плащаницы» был добровольным объединением американских ученых, работавших в разных концах страны. Каждый из них заинтересовался плащаницей случайно, а затем на свой страх и риск они решили объединиться, чтобы в свободное от работы время продолжить ее изучение. На добытые собственным трудом деньги и на пожертвования частных лиц они закупили оборудование, разработали план исследования и воплотили его в жизнь. На пути в реализации Проекта встали преграды, казавшиеся непреодолимыми. Но Проекту была уготована счастливая судьба. В нужное время (причем за рекордный срок) участники Проекта закончили всю подготовку и прибыли в Турин, где их допустили к плащанице. Могучая техника была запушена, начался сбор первичной информации. Эта информация оказалась столь значительной, а сделанные на её основе выводы такими важными, что плащаницу назвали «Пятым Евангелием».

К сожалению, на русском языке практически отсутствует литература, рассказывающая об этих многосторонних и захватывающих работах. В книге Н. Бутакова «Святая плащаница Христова», изданной в 1968 году в Нью-Йорке, кратко описана история появления плащаницы и её особенности. В СССР в журнале «Наука и религия» (№ 9 за 1984 год) появилась статья, перепечатанная журналом «Наука и жизнь» (№ 12 за 1984 год) с характерным предисловием, отражающим точку зрения господствующих атеистов.

Исходя из этого, мне представляется важным и своевременным дать более полный обзор результатов проведённого исследования.

Июнь — ноябрь 1984 г., Москва

1. Туринская святыня

Реликвия христиан, о которой пойдет речь и которую нередко в Италии называют Santa Sindone, или Святая плащаница, хранится в соборе святого Иоанна Крестителя в Турине. В одном из приделов этого собора, в так называемой Королевской церкви, спроектированной мастером итальянского барокко Гварино Гварини, сбоку от главного алтаря воздвигнут еще один — витиеватый, пышно украшенный, черный мраморный алтарь. Он стоит на ступенчатом постаменте, окружен золотыми херувимами, над ними возвышается ниша, отгороженная двойной решеткой. Эту часть алтаря называют «Гробницей» (Sepolcro).

Сквозь прутья решеток можно увидеть ярко раскрашенную крышку деревянного алтаря. Под ней скрывается массивный железный сундук, вмазанный в асбест и запертый на три замка. Ключи хранятся у разных лиц, и только с их общего согласия можно получить доступ к находящемуся внутри него еще одному деревянному ящику — ковчегу в серебряном окладе, украшенному медальонами с изображениями страданий Христа. В ковчеге и покоится величайшая святыня христиан — плащаница. Она уложена на бархатном основании и обернута красным шелком. По преданию, в нее было завернуто тело Иисуса Христа после того, как Он был снят с креста. Со времен Наполеона Бонапарта и вплоть до 1973 года плащаницу вынимали из ковчега всего 4 раза. Разрешения на демонстрацию давали Папа, кардинал Турина и король Италии. Долгое время номинальным владельцем плащаницы считался последний из королей Италии Умберто II Савойский, потерявший власть в июне 1946 года. После его смерти плащаницу передали Ватикану.

В ноябре 1973 года плащаницу смогли увидеть десятки миллионов людей в специальной получасовой передаче программы Евровидения. Под сильными лучами телевизионных светильников можно было рассмотреть на ткани тонкое изображение человеческого тела, распростертого на смертном ложе. Цвет изображения — нежный палево-карминный (некоторые называли его напоминающим оттенок цвета созревшей мальвы).

С момента появления плащаницы на Западе в XIV веке она вызывала противоречивые толки. В 1389 году епископПьер д’Арси, рассерженный тем, что её показали народу без его епископского на то согласия, написал гневный меморандум gапе Клименту VII, характеризуя плащаницу как «ловко раскрашенную подделку», созданную «фальшиво и обманно». С тех пор многие выступали либо в защиту мнения П. д’Арси, либо брались опровергать его, но всё это делалось без попыток серьезного научного анализа. На рубеже XX века два католических историка — каноник Улисс Шевалье и преподобный Герберт Торстон, подобно д’Арси, подвергли сомнению её подлинность. В 1953 году — известный авторитет в области истории искусств Эрвин Панофски охарактеризовал её как «пользующуюся плохой репутацией», а в одном клерикальном обзоре плащаницу назвали «невинным образчиком буффонарии».

Однако самым главным в этой полемике было то, что ни те, кто считал плащаницу подделкой, ни те, кто оспаривал это мнение на протяжении почти шести веков, не стремились ориентироваться на факты. Их могло дать научное исследование ткани и изображения на ней, но до конца XIX века едва ли кто-нибудь задумывался над этим всерьез, пока случайно не обнаружилось нечто поразительное.

В 1898 году, когда плащаницу демонстрировали по случаю празднования 50-летия итальянской конституции, адвокат и любитель-фотограф Секондо Пиа попробовал сфотографировать изображение. Первая попытка не удалась, но при повторной съемке ему посчастливилось добиться успеха. Вот именно тогда, в ночь с 28 мая 1898 года, во время проявления фотопластинок ему было суждено испытать великое волнение. Привычное изображение вдруг странно преобразилось: на фотопластинках стали явственно проступать черты человека со следами мучений, соответствующих тем, которые были описаны евангелистами. Зримость ран на теле распятого человека, телесность его облика — вот это и привело фотографа в волнение. Он уверился в том, что был первым человеком на земле, родившимся после вознесения Спасителя, который увидел Его на смертном ложе.

Почему же непосредственное созерцание плащаницы не производило столь убедительного впечатления? Ответ был простым: изображение на плащанице отличалось от всех других изображений, выполненных руками человека. Оно негативное, то есть более темные детали реального тела выглядят на плащанице (как на фотографическом негативе) — более светлыми, и наоборот. Негатив на ткани! Уже одно это говорило достаточно ясно, что много веков назад выполнить такую подделку не было под силу никому (Примечание 2003 года. — В последнее время некоторые авторы, в частности недавно скончавшийся американец Уолтер МакКроун [о нем речь пойдет ниже] и некоторые другие стали утверждать, что первым фотографом мог быть Леонардо да Винчи, унесший с собой в могилу секрет фотографии, и что именно Леонардо произвел на свет плащаницу. Никаких даже косвенных доказательств в пользу этой фантастической выдумки её авторы не приводят).

При проявлении же фотопластинок изображение стало обратным — все детали тела предстали теперь естественно. Подтеки крови, выглядевшие белыми (и потому плохо различимые на плащанице) стали темными. Отчетливо различимые раны на голове, руках, спине, груди и ногах ясно говорили о мучениях, перенесенных распятым. Кроме того, на пластинках изображение слегка контрастировалось и за счет этого стало чуть более рельефным.

Открытие Пиа послужило тем первичным толчком, с которого началось научное исследование плащаницы. Сначала медики, а затем и представители других дисциплин включились в эту работу.

Более профессиональные фотографии сделали в мае 1931 года, когда плащаницу демонстрировали в течение 12 дней по случаю женитьбы принца Умберто — будущего короля Италии. Эти фотографии еще больше привлекли внимание к плащанице. Сравнение негативных и позитивных изображений позволило отметить другую важную особенность. На плащанице было труднее заметить безжизненность тела. Следы от ударов, окровавленные раны, темные глазницы с закрытыми глазами были на плащанице, как на негативах, белыми, поэтому приближались к цвету ткани и не бросались в глаза. Возможно, первые иконописцы, создавшие канонический лик Христа, так схожий с изображением на плащанице (см. об этом в последнем разделе книги), не обратили внимания на следы мучений и не воспроизвелиих. Но по сложившейся традиции Христа и позже практически всегда рисовали живым, с открытыми глазами и без следов мучений.

2. Изображение на плащанице

Вот как описывает евангелист Марк действия тех, кто снял тело Иисуса с креста:

«И купив полотно, он [Иосиф Аримафейский. — В. С.] снял Его, обвил полотном и положил Его в гробницу, которая была высечена в скале; и привалил камень ко входу в гробницу.

Мария же Магдалина и Мария Иоситова смотрели, где Он был положен».

Что же собой представляет изображение на плащанице? На ней видны два оттиска обнаженного тела человека: один с передней стороны тела, а другой — со спины. Такое изображение могло появиться, если бы труп был целиком обернут тканью таким образом, как это показано на картине художника XVI века Джулио Кловио (рис. 1). На ней воспроизведен момент, когда тело Христа кладут на одну половину длинного полотна и накрывают другой половиной. Если бы при этом тело отпечаталось на ткани, то были бы получены на одном полотне сразу оттиски как со стороны спины, так и с передней стороны тела.


Рис. 1.

Фреска "Положение во гроб" из Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря в Пскове. Фреска написана греческими мастерами не позднее 1156 года. Обращает на себя внимание четырехпалая рука Христа. (Из книги Б. Фабрицкий, И. Шмелев, Сокровища Древней Руси, под. ред. Г. Вагнера, изд. "Прогресс", Москва, 1974, илл. 82)


Размеры Туринской плащаницы таковы: длина 4 метра 37 см, ширина — 1 метр 11 см. Первоначально она была в ширину меньше на 8-9 см, однако позже ткань дополнили узкой полоской примерно такого же материала. Видные на плащанице отпечатки тела были не раз воспроизведены в различных произведениях искусства. По-видимому, первое известное изображение плащаницы в развернутом виде было сделано в 1357 году по случаю показа плащаницы в Лирейском соборе во Франции. Тогда был изготовлен медальон с таким изображением, распространявшийся пилигримами.

Для удобства обсуждения мы в дальнейшем будем иллюстрировать текст фотографиями, захватывающими какую-то часть полного изображения на плащанице. Так, на следующем снимке (рис. 2) показана передняя часть тела. Четко видны головаудлиненной формы и скрещенные руки. Иэн Уилсон упоминает, что форма рук отражает то, что этот человек занимался тяжелым физическим трудом. На руках и ногах отчетливо видны подтеки струившейся крови и ссадины, особенно заметные на левом колене. Эти детали различимы в меньшей степени на негативе, но на позитивах они стали ясно видимыми (рис. 3).


                    

Рис. 2, 3.

Голова Человека, изображенного на Плащанице, как она видна на Плащанице - негативное (2) и позитивное (3) изображения (Из книги И. Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).


На изображении со спины привлекают внимание две главных особенности (рис. 4 и 5) — полоса темных пятен на затылке, напоминающих следы крови, закономерно вытекающей из ран, опоясывающих затылочную часть головы, и следы кровоподтеков на спине, пояснице и ногах.




Рис. 4.

Плащаница, как ее представляли себе в XVI в., с акватинты, приписываемой итальянскому художнику Джованни Баттиста Делла Ровьере. В верхней части гравюры - изображение Плащаницы, учитывающее ущерб от пожара 1532 года. В нижней части - как, по мнению художника, тело Иисуса могло быть обернуто тканью, чтобы на Плащанице получилось изображение "голова к голове".


Расположение ран на голове жертвы распятия вполне совпадает с описани-ем, данным в Евангелии. По рассказам евангелистов, Иисусу Христу перед распятием надели на голову терновый венец с шипами. Из-под венца по лицу и теменной части головы Христа струилась кровь. Мысль о подобии ран, видимых на голове на плащанице, ранам от тернового венца напрашивается сама собой.

Другие раны — многочисленные кровоподтеки — похожи на следы от ударов бичами. Они идут более или менее горизонтально в области поясницы и изменяют направление, следуя под все более острыми углами, к плечам и икрам ног. Эти следы также напоминали описание истязаний Христа стражниками из войска Понтия Пилата.

Таков общий вид плащаницы.

Перейдем теперь к хронологии её исследований. Работа эта велась на протяжении более восьмидесяти лет огромным числом специалистов по разным дисциплинам. Одни ученые трудились индивидуально, другие объединялись в коллективы. Все исследования были проведены на основе полной независимости от каких-либо правительственных организаций или фондов. Ни государственные органы, ни Церковь не пытались финансировать деятельность специалистов. Пожалуй, единственное, что можно отметить в этой связи, это озабоченность хранителей плащаницы тем, чтобы она не стала предметом спекуляций и чтобыеё неприкосновенность и целостность были сохранены.

Первое коллективное исследование плащаницы предприняла группа медиков Сорбоннского университета (Париж) в 1900-1901 годах под руководством биолога профессора Поля Виньона.Затем плащаницу и её фотографии изучали отдельные специалисты разных дисциплин, пока в 1969 году не была создана первая комиссия, состоявшая из итальянских ученых. Она начала работать 16 июня того года. В неё вошли: помощник кардинала Пеллегрино монсеньер Карамелло, священник Коттино, профессор Луиджи Гезза, заведующий радиологической лабораторией госпиталя Маурициано в Турине профессор Энзо Долорензи, директор Института судебной медицины университета в Модене профессор Джордже Фраче, заведующий кафедрой судебной медицины Миланского университета профессор Джованни Джудича-Кордилиа и его коллеги — профессора Ленти и Меди, куратор Египетского музея в Турине профессор Сильвио Курто и бывший директор художественной галереи Пьемонта Ноэми Габриэли. Результаты исследований были опубликованы в 1976 году7.

В 1973 году была организована вторая комиссия, в которую, наряду с медиками — профессорами Евгенио Ризатти иЭмилио Мира, вошли известный туринский физик профессор Чезаре Кодегоне, специалист по анализу крови из Туринского университета профессор Гвидо Филогамо, заведующий кафедройхимии Туринского университета профессор Марио Милоне. Кроме того, в качестве консультантов были приглашены профессор Гильберт Раез из Института технологии текстиля Гентского университета (Бельгия) и доктор Макс Фрей — известный криминалист, долгие годы работавший директором Научной лаборатории цюрихской полиции (Швейцария). Данные, полученные этой комиссией, также были опубликованы.

В 1977 году в городе Альбукерке (штат Нью-Мексико в США) состоялась первая американская конференция по исследованию плащаницы (труды её опубликованы под редакцией К. Стивенсона).

Наконец, в 1978 году была образована третья комиссия, состоявшая в основном из американских физиков и химиков. Обширные данные, полученные этими учеными, объединившимися в специальный «Исследовательский проект Туринской плащаницы», были опубликованы во многих журналах.

3. Этнографические данные: национальные особенности

евреев и вид человека на плащанице

Сама по себе ткань и изображение на ней, казалось бы, не могут ничего сказать о времени смерти изображенного на ней человека и о деталях его казни. Однако результаты исследований плащаницы оказались довольно плодотворны-ми в этом отношении. Рассмотрим прежде всего данные, полученные этнографами.

1. Большинство римлян (за редкими исключениями) и даже их рабов во времена земной жизни Христа аккуратно брились, что подтверждают изображения тех времен, сохранившиеся, например, в погребальных помещениях.

В отличие от них евреи со времен Моисея носили длинные волосы и бороды вплоть до смерти. Аарон, брат Моисея, специально обращал на это внимание, указывая, что тот, кто обреет волосы и бороду, совершит тяжкое моральное падение.

На плащанице мы видим человека с бородой и длинными волосами,более того, с волосами, заплетенными наподобие косичек, что было типичнымпризнаком еврейской мужской прически (рис. 6 и 7).



              


              

Рис. 5-8.

Вид тела Распятого, как оно выглядит на Плащанице (негативное и позитивное изображения спереди (5, 6) и со спины (7, 8)) (Из книги И. Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).


Еще одна странная, на первый взгляд, новажная деталь — в области косичек на ткани замечены пятна другого цвета, чем все остальноеизображение. Иэн Уилсон, обсуждая в своей книге «Туринская плащаница» (с. 54) эту деталь, не исключает, что эти пятна — следы благовонного масла (миро), которым время от времени было принято у евреев напомаживать волосы. Применяли миро и для смазывания волос усопших.

Примечание 2003 г.: См. также брошюру: Silvani Scannerini. 1998. Myrrh, aloes, pollen and other traces. Botanical research on the Shroud. St. Pauls Society, the Guersney Press Co Ltd., Guersney, 63 pp.).

2. Соответствует чертам, присущим евреям, и форма лица — удлиненного, с характерным строением носа, отличного от строения носа других национальностей.

Британский фотограф Лио Вала, используя сдвоенные эпидиаскопы, смоделировал голову человека на плащанице и реконструировал его профиль. После этого один из наиболее признанных в мире этнологов — профессор Гарвардского университета в США Карлтон Кун пришел к заключению, что без сомнения «физический тип человека соответствует сегодняшним сефардским евреям или знатным арабам»»10 .

3. Характер погребения тоже показателен. Римляне во времена Христа сжигали трупы, египтяне вынимали внутренности и пеленали трупы, и только евреи сохранялиих нетронутыми и укладывали умерших (во всю длину тела) на полотна ткани таким образом, как показано на рис. 1. Положение скрещенных вытянутых рук на теле — также характерный признак еврейских погребений, что было доказано при изучении ессейского кладбища в районе Кумрана (вблизи Мертвого моря в Иудее), исследованного Pere de Vaux.

4. По еврейским традициям тела не только заворачивали в ткань, но и стягивали их сверху особыми бандажами (ремнями, лентами). При взгляде на изображение на плащанице можно видеть, что наиболее четкий отпечаток на ткани получен в областях головы, рук и ног. Нельзя исключить, что в этих местах ткань была приближена к телу умершего лентой или бечевой, обхватившими тело. Показательно, что именно в этих местах по еврейским традициям ткань перехватывали бандажами.

Возможно, что лучшее качество изображения связано не только с перевязкой тела, но и с укладкой вокруг него кусков ароматических веществ. Указание на это есть в Евангелии от Иоанна11 , в котором сказано, что Никодим приготовил смесь мирры (камедеообразной смолы) с алоэ весом около 100 фунтов (около 45 кг) и вместе с Иосифом Аримафейским обложил этой, по-видимому, сухой смесью тело Христа поверх плащаницы. Ароматические вещества предохраняли трупы от гниения, а поскольку их, видимо, чаще всего оставляли не менее чем на сутки, они также могли способствовать лучшему контакту ткани с телом и возникновению четкого отпечатка.

4. Астрономические исследования даты распятия Христа

и события, последовавшие за снятием Его с креста

Многочисленные исследования историков показали, что некоторые лица, указанные в Евангелии, — реальные исторические фигуры, хорошо известные по описаниям современников. К их числу прежде всего принадлежит Понтий Пилат, римский наместник в Иудее, правивший этой страной с 26-го по 36-й год. Согласно всем четырем Евангелиям, Иисус, сын Марии, был приведен к прокуратору Иудеи Понтию Пилату для утверждения приговора первосвященников, требовавших для Иисуса смертной казни по обвинению во многих мнимых грехах, а главным образом в том, что он якобы присвоил себе самочинно титул Царя Иудейского. Понтий Пилат, якобы не желавший смерти Христа, после препирательств с еврейскими первосвященниками Анной и Каиафом, обратился к собравшейся перед его домом толпе и спросил, хочет ли она смерти невинного Человека. Но толпа, заранее настроенная первосвященниками, в исступлении кричала: «Распни Его!» Тогда Пилат распорядился казнить Иисуса вместе с двумя разбойниками, уличенными в грабежах и убийствах. Евангелисты подробно описывают события, сопровождавшие казнь Иисуса. Вот, например, как рассказано об этом в Евангелии от Марка:

«1 И тотчас же утром первосвященники со старейшинами, книжниками и весь синедрион12  вынесли решение и, связав Иисуса, отвели и передали Пилату.

2 И спросил Его Пилат: ТыЦарь Иудейский?Он же говорит ему в ответ: ты говоришь.

3 И первосвященники обвиняли Его много.

4 Пилат же снова спросил Его: Ты ничего не отвечаешь? Смотри, как Тебя обвиняют.

5 Но Иисус и на это ничего не ответил, так что Пилат удивлялся.

6 На праздник же13  отпускал он им одного узника, которого они сами себе выпрашивали.

7 Был тогда в узах человек, называемый Варавва (заключенный.В. С.) вместе с повстанцами, которые во время восстания совершили убийство.

8 И поднявшись наверх, толпа начала просить Пилата о том, что он обычно делал для них.

9 Пилат же ответил им: Хотите я отпущу вам Царя Иудейского?

10 Ибо знал он, что первосвященники предали Его из зависти.

11 Но первосвященники возбудили толпу, чтобы он отпустил им лучше Варавву.

12 Пилат же снова ответил им: Что же мне делать с Тем, Кого вы называете Царем Иудейским?

13 Они снова закричали: Распни Его!

14 Пилат же снова говорил им: Какое же Он сделал зло? А они еще сильнее закричали: Распни Его!

15 И Пилат, желая угодить толпе, отпустил Варавву, и предал Иисуса, по бичевании, на распятие.

16 Воины отвели Его внутрь двора, то есть в преторию. И созывают всю когорту.

17 И одевают Его в пурпур и, сплетя терновый венец, надевают на Него.

18 И начали приветствовать Его: Да здравствует Царь Иудейский!

19 И били Его по голове тростью и плевалина Него, и, опускаясь на колени, поклонялись Ему.

20 Когдаже надругались над Ним, сняли с него пурпур и одели Его в одежды Его. И выводят Его, чтобы распять Его.

21 И заставляют некоего прохожего, Симона Киринеянина, идущего с поля, отца Александра и Руфа, взять крест Его.

22 И приводят Егона место Голгофу, что значит в переводе «Лобное место».

23 И давали Ему вино со смирной, но Он не принял.

24 И распинают Его и делят между собой одежды Его, бросая о них жребий, кому что взять.

25 Был же час третий, когда распяли Его.

26 И стояло обозначение вины Его в надписи: Царь Иудейский.

27 И с Ним распинают двух разбойников, одного справа и другого слева от Него.

29 И прохожие хулили Его, кивая головами своими и говоря:

О, Разрушающий храм и Воздвигающий в три дня!

30 Спаси Себя Самого, сойди с креста.

31 Подобным образом и первосвященники, издеваясь вместе с книжниками, говорили друг другу: других спас, Себя Самого спасти не может!

32 Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы увидели, и уверовали. И распятые с Ним поносили Его.

33 И когда настал час шестой, тьма наступила по всей земле до часа девятого.

34 И в девятом часу возопил Иисус громким голосом: Элои, Элои! лама савахфани? что в переводе значит: Боже Мой! Боже Мой! Зачем оставил Ты Меня?

35 И некоторые из стоящих тут, услышав, говорили; Вот Илию зовет.

36 А кто-то побежал, наполнил губку уксусом и, наткнув на трость, давал Ему пить, говоря: оставьте, посмотрим, придет ли Илия снять Его.

37 Иисус же, воззвав громким голосом, испустил последний вздох.

38 И завеса храма разорвалась надвое, сверху донизу.

З9 А сотник, стоявший тут напротив Него, увидев, что Он так возгласив, испустил последний вздох, сказал: Воистину Этот Человек был Сын Божий.

40 Смотрели издали и женщины; между ними и Мария Магдалина, и Мария, мать Иакова Младшего и Иосита, и Саломия,

41 те, которые следовализа Ним и служили Ему, когда Он был в Галилее, и другие многие, пришедшие вместе с Ним в Иерусалим.

42 И уже вечером, так как это Была пятница, то есть канун субботы,

43 пришел Иосиф из Аримафеи, видный член совета, который и сам пребывал в ожидании Царства Божия. Он осмелился войти к Пилату и попросил тело Иисуса.

44 Пилат удивился,что Он уже мертв; и призвав сотника, спросил его: давно ли Он умер?

45 И узнав от сотника, даровал тело Иосифу»14 .

Далее евангелист Марк рассказывает, как Иосиф купил полотно и, сняв Иисуса с креста, перенес Его в гробницу (см. прим. 6 к наст. изд.). В описаниях других евангелистов (Луки, Матфея и Иоанна) добавлены некоторые детали, но основа повествования оставалась одинаковой.

За последние годы многие исследователи пытались определить точную дату распятия Иисуса Христа. В литературе велись жаркие дебаты по этому поводу, в которые включились не только историки, но и представители других научных дисциплин. В 1983 годудва сотрудника Оксфордского университета (Англия) К. Дж. Хамфриз и У. Г. Уоддингтон дали точный ответ на этот вопрос. Они сопоставили описания, содержащиеся в Евангелии, с данными исторических источников, с принятым у евреев лунным календарем, связывающим религиозные праздники с фазами Луны, учли рассчитанные астрономами даты затмения Солнца, изучили зависимость цвета воздуха при затмениях от состояния атмосферы в районе Иерусалима и видимость Луны здесь, а также ряд других данных, и пришли к выводу, что Христа распяли 3 апреля 33 года н.э. Авторы посчитали, что основные сведения, приведенные в Евангелии относительно событий, сопровождавших распятие Христа, согласуются с условиями, которые должны были иметь место в этот день в Иерусалиме. Статья авторов была опубликована в последнем номере за 1983 год одного из самых авторитетных научных журналов мира — британском «Nature» («Природа»)15 .

Это открытие, как нам представляется, имеет важное значение для понимания одного загадочного факта. Если допустить, что на плащанице действительно отпечатано тело Иисуса Христа, то как же могло случиться, что на ткани сохранились следы всех ран? Ведь, согласно традиционным обрядам евреев, тела умерших следовало обязательно омыть, и после этого, естественно, никаких следов крови остаться не могло. Именно в этом вопросе, как я думаю, помогло разобраться открытие английских ученых.

Как известно, с пятницы на субботу, с момента появления на небе первой звезды, все евреи в соответствии с указаниями, содержащимися в Торе16 , должны приступить к празднованию Святого Дня, в который Господь повелел всем отдыхать, — Шабата. Иисуса распяли как раз в пятницу, да еще к тому же в особо почитаемую пятницу, предшествующую великому еврейскому празднику Пасхе (Песаху). И если с наступлением вечера в пятницу верующие должны прервать все свои мирские заботы и предаться богослужению и отдыху, то тем более это правило было свято для Шабата перед Пасхой. В Евангелии рассказано, как к ней готовились все евреи, включая и всех учеников Христа, всех Его будущихапостолов, и всех тех, ктоучаствовал в снятии Его с креста и положении во гроб17 .

В четверг вечером Иисус с двенадцатью ближайшими учениками собрались за праздничным столом. Это была их последняя встреча перед казнью Иисуса — их «Тайная Вечеря». Поздно ночью Иисуса схватили, утром судили первосвященники и синедрион, затем привели к Пилату, а после истязаний и надругательств распяли на кресте.

Обратимся еще раз к событиям, описанным в Новом Завете. Все евангелисты рисуют однозначную картину. Иисуса распяли около полудня по местному времени. На кресте Он находился примерно шесть часов. После того, как «…возопил Иисус громким голосом»18 , обращаясь с предсмертной мольбой к Отцу, к Нему пришла смерть. Началось землетрясение, на месте казни разверзлась земля, а в главном Иерусалимском Храме разорвалась надвое завеса.

В этот момент на первый план выступает «богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который и сам был учеником Иисуса»19  (но «тайным из страха перед иудеями» — добавляет евангелист Иоанн20 ). Евангелисты Марк и Лука особо отмечают, что Иосиф Аримафейский был «…видный член Совета»21 , то есть член Синедриона22 , «муж добрый и праведный»23 .

В Евангелии особо оговаривается, что Иосиф Аримафейский появился на Голгофе «с наступлением… вечера»19. Увидев, что Иисус скончался, Иосиф бросился к Пилату, испрашивая разрешения на снятие Его тела с креста. Путь от Голгофы (от ныне стоящего на этом месте храма Гроба Господня) до крепости Антония, где располагалась резиденция Понтия Пилата24 , занял бы в обычное время (а структура улиц в древней части Иерусалима не изменилась с тех пор) около 10-15 минут быстрой ходьбы, но в этот день, канун Песаха, Иерусалим был забит толпами пилигримов, так что этот путь мог потребовать больше времени. Но и достигнув дворца, Иосиф не мог тут же получить согласие на снятие Тела с креста: вряд ли самое важное лицо в стране сразу же приняло бы хоть и богатого человека и члена Синедриона, но все-таки стоящего много ниже его на иерархической лестнице. Когда встреча состоялась, Иосиф не получил разрешения немедленно. Пилат потребовал вызвать сотника, чтобы тот подтвердил факт смерти. Сотник послал воина, который бы убедился в смерти Иисуса. Тот подошел к распятому Христу, пронзил Ему копьем бок, удостоверился в смерти Распятого, и только после всех этих действий Иосиф, наконец-то, мог исполнить свой долг.

А время между тем неумолимо приближалось к тому моменту, когда надлежало завершить все хлопоты. Как определили английские астрономы, Луна на небе Иерусалима должна была стать видимой в тот вечер в 18 часов 20 минут местного времени. Это и было временем наступления Святого Дня — предпасхального Шабата. Однако наступившее затмение солнца и вызванная этим тьма могли предоставить некоторую отсрочку во времени, но в любом случае времени между снятием Иисуса с креста и положением Его во гроб было очень мало.

Мог ли Иосиф Аримафейский пренебречь строгими канонами иудаизма и отказаться от исполнения правил поведения в Шабат? Вряд ли, тем более, что в дни жизни Иисуса на земле среди верующих был распространен слух о скором пришествии Мессии, и, согласно описаниям евангелистов, Иосиф «…и сам пребывал в ожидании Царства Божия»25 . Поэтому он должен был торопиться. У него не было лишней секунды, так как предстояло еще купить ткань, что он и сделал вместе с присоединившимся к нему Никодимом, вернуться на Голгофу, снять с креста тело Христа и перенести Его в расположенную неподалеку гробницу, высеченную в каменной пещере:

«Был же сад на том месте, где Он распят был, и в саду гробница новая, в которой еще никто не был положен.

Там-то, ради пятницы Иудейской, так как близко была гробница, положили Иисуса»26 .

Характерна последняя фраза евангелиста Иоанна, свидетельствующая о нехватке времени у Иосифа и Никодима. Лука говорит еще более определенно:

«...и наступала суббота»27 .

Таким образом, у снявших Иисуса с креста фактически не было времени для омовения Его тела. Благодаря этому Он и мог быть оставлен со всеми следами страшных истязаний.

Вход в пещеру завалили камнем, а на следующий день были приняты особые меры, чтобы никто туда не входил. Об этом сказано в Евангелии от Матфея:

«На другой же день, который приходит после пятницы, собрались первосвященники и фарисеи и сказали: господин, мы вспомнили, что обманщик тот сказал, еще будучи в живых; «через три дня восстану».

Повели поэтому охранять гробницу до третьего дня, чтобы ученики, придя не украли Его, и не сказали бы народу: «восстал из мертвых»; и будет последнийобман хуже первого.

Сказал им Пилат: имеете стражу; идите, охраняйте, как знаете.

И они пошли и охраняли гробницу, запечатав камень и приставив стражу»28 .

«По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть могилу.

И вот произошло великое землетрясение, ибо ангел Господень, сойдя с неба и подойдя, отвалил камень и сидел на нем.

Был же вид его как молния, и одежда его белакак снег. Страхом перед ним были потрясены стерегущие и стали как мертвые.

И заговорил ангел и сказал женщинам: не бойтесь; я знаю, что вы Иисуса распятого ищете. Егонет здесь: ибо восстал Он, как сказал. Подойдите, посмотрите место, где Он лежал и идите скорее, скажите ученикам Его, что Он восстал из мертвых…»29.

Следовательно, обстоятельства сложились так, что тело Христа осталось не омытым, благодаря чему на плащанице, если на ней действительно отпечаталось тело Христа, и могли сохраниться следы Его истязаний, крови, ссадины от ударов и падений. Эти следы и могли дать возможность ученым, спустя почти дветысячи лет, детально изучить обстоятельства Его гибели.

5. Медицинские исследования изображения на плащанице

В 1900 году группа медиков в Сорбонне (Париж) начала исследование плащаницы. Группу возглавил Поль Виньон, впоследствии профессор биологии в Католическом институте в Париже.

Первые полученные этой группой данные были доложены в Парижской Академии наук 21 апреля 1902 года Ивом Делажем, профессором сравнительной анатомии Сорбоннского университета. Он был известен в научных кругах открытым агностицизмом и антипатией ко всему, что несло налет сверхъестественности, и стремился быть всегда объективным. Он отметил, что анатомия тела на плащанице и конфигурация ран настолько точны, что представляется совершенно невозможным, чтобыони были результатом расписывания ткани плащаницы любым,сколь угодно изощренным художником.

Хотя пресса восприняла отчет группы врачей с энтузиазмом, Французская Академия отнеслась к нему подчеркнуто холодно, давая понять, что она фактически отвергает его. Непременный секретарь Академии (то есть президент по нашей терминологии) Пьер Эжен Марселин Бертло — известный борец с витализмом, химик по специальности, недавний министр просвещения Франции, — распорядился не публиковать отчет об этом заседании в трудах Академии, как это всегда делалось в подобных случаях. Поль Виньон предал гласности основные результаты работы его группы в 1902 году в Лондоне в книге, озаглавленной «Плащаница Христа»30.

В последовавшие за этим годы многие медики изучали плащаницу, используя, главным образом, её фотографии. Каковы же основные данные проведенных медицинских исследований?

Прежде всего следует остановиться на общем описании человека, изображенного на плащанице. Его рост составляет 181 см, что определенно выше среднего роста человека Средиземноморья и той и сегодняшней поры.

Примечание 2003 года: Более того, известный израильский археолог Дж. Зиас (J. Zias), участвовавший в раскопках десятков древних захоронений и опубликовавший более сотни статей об этом предмете, высказался на этот счет (немаловажно, что Зиас категорически отрицает все научные результаты, связанные с плащаницей и упорно называет ее «фальшивкой») еще определеннее. Приведу изложе-ние его взглядов, сделанное другим непримиримым критиком воззрений на плащаницу как на древнюю погребальную ткань, итальянским историком А. Ломбатти:

«…Среди тысяч скелетов, которые проф. Зиас обнаружил за последние 30 лет, только один из Жерихо [Иерихона. — В. С.] почти достигал роста 1,75 м (человек на плащанице имеет рост примерно 1,80 м). Как он пишет в сотнях докладов, абсолютно нет шанса, что человек такого роста жил 2000 лет тому назад».

(см.: A.Lombatti. 1998. A Reply to Doubts Concerning the Coins Over the Eyes, http://www.shroud.com/lombatti.htm. Данная цитата содержится в материале: A Reply to Dr. Alan D. Whanger on January 20, 1998m 3rd paragraph).

Человек, отображенный на плащанице, был пропорционально сложен, части его тела в основном не несли следов длительной тяжелой физической работы. Единственная отмеченная особенность — правое плечо чуть ниже левого, что виднее со спины (рис. 4), чем со стороны груди (рис. 2). Как считают некоторые исследователи, такая анатомическая особенность характерна для лиц, много времени посвятивших работе с ручными орудиями труда. (Как известно, в новозаветных текстах говорится о том, что Христос был плотником).

Возраст распятого был определен (главным образомпо состоянию волосяного покрова и физическому развитию) в таких границах: не намного моложе 30 лет, но не старше 45 лет.

В 1930-е годы доктор Пьер Барбе — сотрудник госпиталя св. Иосифа в Пари-же — предпринял многочисленные эксперименты на трупах с целью изучения ран на теле, отображенном на плащанице, и доказательстве их неподдельности31.

За ним кёльнский врач-радиолог профессор Германн Мёдер провел опыты на студентах-добровольцах. Студенты имитировали акт распятия. Их руки укрепляли в нужном положении, а Мёдер регистрировал те физиологические изменения, которые наблюдались у жертв распятия. Сопоставление сведений, полученных от участников экспериментов, с данными физиологических изменений дали ценную информацию. Результаты этого исследования были опубликованы в 1949-1951 годах в Германии и Италии32.

В Италии примерно в это время Джованни Джудича-Кордилиа, профессор судебной медицины Миланского университета, начал изучать следы крови и попытался восстановить события, которые привели к их образованию. Такой анализ позволил ему прийти к заключению, что нет ни одного из отпечатков крови, которые бы не соответствовали точно определенным ранам. Вывод о том, что подтеки крови не могли быть результатами подделки, получил полную поддержку. Сомнений в их естественности не осталось33.

В Англии в начале 60-х годов доктор медицины Дэвид Уиллис начал сличать и сопоставлять все данные, полученные разными учеными, и на основе такого сравнения отверг мнение Курта Берна, заявившего в 1957 году34, что будто бы, глядя на плащаницу, можно заметить лишь то, что Христос вовсе не был распят на кресте. К сожалению, Дэвид Уиллис то ли решил не публиковать свое исследование (посчитав, видимо, что не стоит дискутировать со столь несерьезным оппонентом), то ли не успел этого сделать из-за внезапной кончины, и лишь выдержки из его работы были приведены Иэном Уилсоном вего книге35 на страницах 42-48.

В США доктор медицины Энтони Сава из Бруклинского университета в Нью-Йорке провел тщательное исследование следов крови на плащанице, обратив особое внимание на рану в боку36.

Большинство добытых в наши дни сведений получено профессором Робертом Баклиным, работавшим ранее в Мичигане, а начиная с декабря 1961 года, в Калифорнии в Лос-Анджелесском медицинском центре37.

Много сил потратили медики на исследование признаков, свидетельствующих о том, что человек, изображенный на плащанице, — жертва казни распятием. Было обнаружено 7 групп ран только на голове: на бровях, веках, носе, правой и левой щеках и левой стороне подбородка. Эти раны полностью соответствовали описаниям в Евангелии.

При обследовании ран головы были учтены: их характери размер, величина следов крови, направления подтеков крови и зависимость этих направлений от возможных поворотов головы жертвы распятия и т. п. Этот анализ выявил, что, во-первых, в совокупности все раны неопровержимо доказывают факт физического истязания человека, а во-вторых, что все 7 групп ран принципиально не могут быть результатом подделки. Заключение Поля Виньона гласит: «Ни один художник, при самых искусных способах работы, не мог бы добиться такой точности»38.

Следующая группа ран — многочисленные кровоподтеки, чаще всего сдвоенные, хорошо различимые на спине, груди, поясничной области и ногах (рис. 8). Каждый из них имеет эллиптическую форму, близкую к круговой, с размером большого диаметра, равным полутора дюймам (1 дюйм — 2,54 см). На теле имеется от 90 до 120 таких ран. Тщательное изучение этих ран как на негативах, так и на позитивах показало, что они располагаются гантелеобразно, то есть обычно группируются попарно, реже объединены в группы по три. Их траектория различна: на уровне поясницы они располагаются почти горизонтально, а книзу — к ногам и кверху — к плечам — отклоняются на всё более острые углы. Нет сомнения, что они нанесены каким-то орудием в процессе бичевания, возможно, плетью, снабженной парой шариков на раздвоенных концах плети. Ни на одном из отпечатков не обнаружено нарочитого усиления или «подчеркивания» силы удара. Иными словами, эти раны выглядят как действительные следы бичевания и не являются результатом подделки.

Изучение траектории ударов позволило высчитать высоту плеча экзекуторов. На основании этих подсчетов было установлено, что правый из них был несколько выше, чем его компаньон, и нанесенные им удары по спине и ногам были более сильными.

Еще одна группа ран — участки содранного эпителия. На правом плече обнаружена четырехугольная потертость размером 9 на 10 см. Сходная по харак-теру рана размером около 13 см в диаметре локализована на левой стороне тела в области лопатки. По заключению врачей, обобщенному доктором Уиллисом:

«Эти две раны представляют собой широкие участки потертостей, образовавшихся в тех местах, где уже имелись раны от бичевания; последние можно просматривать через содранный эпителий… Эти раны несомненно возникли от трения о некоторый тяжелый предмет, натерший уже поврежденную часть кожи»39.

Согласно описаниям историков, в Римской империи существовал обычай заставлять приговоренных к распятию нести не весь крест, как это принято считать, а только поперечину креста, но и её вес составлял примерно 100 фунтов (45,4 кг)40. Возможно, потертости на правом плече и на левой лопатке и были образованы на теле осужденного тяжелым крестом или его поперечиной, которые его заставили на себе нести.

Следующие раны — тяжелые поражения коленей. Согласно оценке Джудича-Кордильи, левое колено ушиблено сильнее, кроме того, на нем содрана кожа, видна рана с рваными краями в области коленной чашечки. На плащанице просматривается еще одна травма: меньшая по размеру рана от ушиба на правом колене. Возможное объяснение причины появления этих ран заключается в том, что человек, несший тяжелый предмет, падал, расшибая при этом себе колени.

Однако наибольший интерес врачей привлекли раны, указывающие, что человек, изображенный на плащанице, — жертва распятия. Принципиальные доказательства этого предположения основываются на исследовании крови, вытекшей из раны на левом запястье (рис. 9).



Рис. 9.

Реконструкция следов бичевания и потертостей на плечах, спине и ногах (реконструкция выполнена С. Хопкинсом) (Из книги И. Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).


Один из наиболее важных аргументов был получен после того, как фотографии рук с подтеками струившейся из ран крови были развернуты на угол, соответствующий положению рук при распятии. Оказалось, что можно развернуть руки на такой угол, при котором большинство струй крови, запечатлевшихся на плащанице, заняли бы закономерное положение (рис. 10),

Рис. 10.

Участок скрещенных рук с раной от гвоздя, вбитого в запястье, и со следами вытекшей из этих ран крови (Из книги И. Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).


а именно оказались бы направленными строго по вертикали к земле. В то же время есть несколько более тонких подтеков крови, таких, как, например, помеченные на рис. 10 цифрами 2, 4, 9 и слившиеся у подтека 6. Направление этих подтеков отклонено от направления остальных подтеков на 10о. Моделирование распятия на добровольцах показало, что при закреплении рук под углом 65о к вертикали, жертва может изменять этот угол, подтягиваясь на руках и опираясь на ноги, причем максимальное отклонение от расслабленного состояния составляет как раз 10о (переход от 65 до 55о). Высказано предположение, что распятые могли целенаправленно подтягиваться на руках на кресте, с тем, чтобы изменить угол с 65о на 55о. Такое подтягивание вызывает еще большую боль в пригвожденных ступнях и запястьях, но благодаря этому распятые хоть на какое-то время приходили в себя, но затем быстро оседали снова. Это могло объяснить заметную разницу в толщине большинства подтеков и тех, что ассоциированы с направлением 55о.

Обнаружение закономерностей в направлении вытекания крови отвергло предположение о том, что кровь была подрисована художником, подделавшим плащаницу «под Христа». Ни один художник не мог бы догадаться так точно наложить краску. Кажущаяся хаотичность направлений струй крови оказалась на поверку вовсе не случайной.

Не меньшее значение имело открытие того факта, что гвоздь при распятии был вбит не в ладони, как это принято всегда изображать на иконах и картинах, а в запястье. Пьер Барбе провел эксперименты на трупах и ампутированных конечностях, чтобы разобраться в том, почему на руках Распятого следы крови от гвоздей расположены гораздо выше общепринятого места41. Оказалось, что в запястье расположена зона, окруженная мелкими костями, связанными мощными сухожилиями (рис. 14).


Рис. 14.

Для исследования Плащаницы членами группы STURP в Турине была сконструирована специальная вращающаяся рама, на которую укрепили Плащаницу. Работы проводились во дворце Умберто П. На фотографии показан момент исследований флуоресценции, вызываемой рентгеновским облучением. На переднем плане виден микроскоп, укрепленный над поверхностью Плащаницы (Из журнала Applied Optics, 1980, vol. 19, no. 12, ї 1978 by Vern D. Miller ).


Как выяснили специалисты, если бы руки распятых укрепляли на кресте гвоздями, проходящими через ладони, то ткани ладоней не удержали бы тело, и последнее неминуемо сорвалось бы с креста. Если же гвоздь входил бы в упомянутый участок, получивший название «зона…» или «пространство Дестота», то при этом тело надежно удерживалось на кресте. Барбе в опытах на трупах и изолированных конечностях обнаружил, что палачи вовсе не должны были быть тонкими знатоками анатомии человеческого тела. Если знать примерное место расположения указанной зоны и поставить гвоздь над ней или даже вблизи неё, то при вбивании гвоздь сам находит «нужный» путь и проникает в «пятно Дестота». Примечательно, что в Ветхом Завете в связи с будущим приходом Мессии указывалось, что«ниодна Его кость не будет повреждена»42. Действительно, у человека, распятого в данном случае, нет видимых нарушений костей.

При проведении экспериментов с трупами Барбе обнаружил еще один факт, о существовании которого никто и не подозревал. Оказалось, что при введении гвоздя в «пятно Дестота» обязательно наблюдается следующее: гвоздь прикасает-ся к проходящему здесь медианному нерву — одному из самых крупных нервов человеческого тела; как следствие этого касания, нервный импульс передается мышцам, сгибающим большой палец руки, и последний непроизвольно втягивается внутрь ладони. Стимул, передаваемый от нерва мышцам, весьма сильный, и втянутое положение пальца сохраняется даже после удаления гвоздя.

Обнаружив это, Барбе снова обратился к плащанице иубедился в том, что на обеих руках отпечатки больших пальцев отсутствуют (рис. 9). По мнению Барбе, это было сильнейшим аргументом против предположения о подделке изображения. На большинстве иконописных изображений Христа, не говоря уже обо всех картинах, посвященных новозаветным сюжетам, руки Христа изображали с пятью пальцами. Лишь небольшое число более внимательных художников прошлого изображали Его руки четырехпалыми, что, на наш взгляд, свидетельствует о том, что они видели и копировали плащаницу. Так, в частности, Иэн Уилсон ссылается на рисунок «Положения Христа во гроб» из рукописного Молитвенника, изготовленного в 1192-1195 годах. На этом рисунке, в полном соответствии с тем, что видно на плащанице, руки Христа скрещены, и на них подчеркнуто ясно изображено только по четыре пальца (рис. 11)43.



Рис. 11.

Положение рук при распятии, которое определяет направление струй крови, вытекающей из ран от гвоздей. (Из книги И. Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).


Подобное же изображение Христа с четырьмя пальцамина руках я увидел на фреске, выполненной, по-видимому, греческими мастерами в Преображенском соборе Мирожского монастыря в Пскове (рис. 12). Эта фреска датируется раньше, чем рисунок в Молитвеннике, найденном Уилсоном, — а именно 1156 годом44.



Рис. 12.

Слева - участок Плащаницы со следами бичевания, справа - орудия бичевания, применявшиеся римлянами, так называемые флагры. (Из книги И. Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).


В области ног на плащанице найдена рана, расположенная в центре стопы. Эксперименты, к которым Барбе счёл нужным снова обратиться, показали, что гвоздь легко входит между второй и третьей метатарзальными костями, в так называемой точке Лисфранка, что совпадает с расположением раны на ногах на плащанице. Таким образом, нога могла смещаться (весьма незначительно) влево и вправо, но удерживала вес тела распятого.

Известно, что для умерщвления распятых римляне использовали метод, не требовавший трудоемкой операции предварительного снятия тел с креста:им просто перебивали ноги, после чего распятые повисали на руках и быстро умирали. Однако изображение на плащанице четко указывает, что этот человек не был убит таким образом — его ноги целы. Нельзя не упомянуть в связи с этим, что аналогичное обстоятельство оговорено в Евангелиях.

Какова же причина смерти человека, видимого на плащанице? Медики сошлись во мнении, что причиной смерти мог быть отек легких, вызванный скоплением жидкости, выделившейся из многочисленных ран-кровоподтеков при бичевании.

В связи с этим особый интерес привлекала к себе еще одна рана, видная на плащанице и расположенная в участке между пятым и шестым ребрами на правой стороне тела. Ткань здесь как бы залита темным веществом. Вблизи этого участка ткань оказалась к тому же прожженной. 4 декабря 1532 года в часовне в городе Шамбери во Франции, где в это время находилась плащаница, возник пожар. Огонь достиг алтаря, кругом всё полыхало, серебряная рама, отгораживавшая ковчег, в котором хранилась плащаница, начала плавиться от жары, и капли расплавленного серебра капали внутрь ковчега. На счастье, нашлись смельчаки — советник герцога Савойского Филипп Ламбер и два францисканских монаха, — пробившиеся сквозь пламя и попытавшиеся сбить его водой. Они выхватили плащаницу из ковчега, но в нескольких местах сложенную многократно ткань прожгло насквозь, а кое-где опалило. В период с 15 апреля 1534 года до 2 мая того же года сестры-монахини из монастыря Бедной Клары постарались закрыть образовавшиеся дыры аккуратными треугольными заплатами. Одна из них была нашита рядом с раной в боку, но она в общем не мешает различить саму рану размером 4,5 на 1,1 см и вытекшую из нее массу. Согласно заключению доктора Уиллиса, совпадающему с мнением всех экспертов медиков,

«…рана занимает пространство между правыми пятым и шестым ребрами… Нижняя и верхняя ее границы находятся на уровне примерно двух пятых дюйма (1 см — B.C.) ниже вершины грудной кости (стернума) и точно на два с половиной дюйма (6,4 см — B.C.) отступя от медианной линии. Поток крови из раны шел вниз, в волнообразном порядке и струился вниз на расстояние по крайней мере в 6 дюймов (15.2 см — B.C.), и примечательно, что его внутренний обрез заканчивается округлыми зубцами. Вытекшая масса не гомогенна, а перемежается более светлыми зонами, которые позволяют думать, что смесь прозрачной жидкости с кровью истекла из раны…»45.

К этой ране на плащанице было привлечено значительное внимание ученых. Дело в том, что она подробно описана в Новом Завете, и стоит повторить ее снова:

«Стоял тут сосуд, полный уксуса. Тогда наткнув на копье губку, полную уксуса, поднесли к Его устам. И когда вкусил Иисус уксуса, Он сказал: свершилось. И, склонив голову, предал дух.

А так как была пятница, то иудеи, чтобы тела не остались на кресте в субботу — ибо день той субботы был день великий, — попросили Пилата перебить у них голени и снять их.

Итак, пришливоины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним.

Придя же к Иисусу, они, когда увидели, что Он уже умер, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему бок и вышла тотчас кровь и вода»46.

Вокруг этого описания в XIX–XX веках развернулась полемика. Некоторые атеисты использовали это место для глумления над Евангелием, утверждая, что никакой воды в организме нет, а посему одновременного вытекания из тела человека воды и крови происходить не могло.

Однако категоричное заявление, апеллирующее к знаниям о составе жидкостей в теле человека, оказалось примитивно поверхностным и неверным. Детальное же изучение вопроса специалистами дало другой ответ. Трое медиков независимо друг от друга (Барбе во Франции47, Мёдер в Германии48 и Энтони Сава49 в США) изучили этот вопрос и пришли к выводу, что именно смесь водянистой жидкости и крови должна была истечь из тела человека, подвергнутого столь жестокому бичеванию, какому был подвергнут изображенный на плащанице.

Согласно заключению доктора медицины Энтони Сава, при ушибах грудной клетки без открытых ран, на дне плевральной полости скапливается красноватая на цвет некоагулирующая жидкость, а сверху над ней собирается прозрачная жидкость, не окрашенная вовсе. Сава определил, что при прокалывании копьем правого бока человека, отображенного на плащанице, при учете того числа ушибов, которые видны на его теле, из раны между 5-м и 6-м ребрами должна была хлынуть чистая прозрачная жидкость и затем кровянистая жидкость. Согласие между записью в Евангелии и тем, что видно на плащанице, а также данными медицинской науки — полное.

6. Исторические находки,

подтверждающие истинность деталей на плащанице

Начнем этот раздел с обсуждения непривычной для нас детали изображения на плащанице — пробитых гвоздями не ладоней, а запястий. Обычай рисовать Христа с руками, пробитыми в ладонях, прочно укоренилась в иконографии. Поэтому странность расположения раны в запястье привлекла внимание многих, кто имел доступ к плащанице или видел её фотографии. Медицинские исследования сняли покров загадочности с этой особенности, но теперь возникло новое подозрение — а откуда две тысячи лет назад, когда анатомия тела человека не была исследована так детально, как в XX веке, палачи знали столь тонкие особенности строения человеческого тела?

На этот вопрос можно ответить, что палачи пришли к такому знанию опытным путем. Ведь уже упомянуто, что если бы гвозди проходили через ладони, тело просто бы рухнуло с креста, и казнь бы не удалась. При огромном числе казненных этим варварским способом палачи могли быстро наткнуться на «правильный» способ. Но тогда почему же позже эти знания «выветрились», и все художники мира ничего о нем не ведали, изображая казнь иначе?

Следуя той же логике, можно ответить на это, что с исчезновением самой казни быстро забылись и детали работы палачей, тем более, что письменных руководств на этот счет вроде бы не сохранилось. Можно сказать даже больше: никакой проверенной информации по этому вопросу практически не имелось. Вплоть до 1968 года ученые вообще не располагали ни одним скелетом распятого, не зналиих захоронений, не имели документов о методах казни. Иэн Уилсон объясняет это тем, что во времена Римской империи (а может быть, и раньше) считалось, что гвозди, использованные при распятии, помогают в лечении эпилепсии, лихорадки, опухолей и сильных укусов. Неудивительно, считает Иэн Уилсон, что при таком поверии жертвы распятий сразу после смерти лишались самых важных атрибутов, характеризующих способ их убийства. Конечно, любые знания по этому вопросу, который никак нельзя отнести к разряду праздных, были важны для тех, кто изучал плащаницу.

И вот, как уже не раз случалось с исследованием проблем, возникших при анализе плащаницы, исторические поиски преподнесли сюрприз, как нельзя более нужный и в момент, как нельзя более подходящий. В июне 1968 года при раскопках в Иерусалиме в районе Старого города израильские археологи открыли древнее кладбище. В это время в городе началось строительство новых домов, и в полутора километрах севернее Старых Дамасских ворот (неподалеку от Храма Гроба Господня, построенного над Голгофой) при рытье котлована было обнаружено древнее захоронение евреев, относящееся ко времени, когда происходили события, описанные в Новом Завете50.

На место раскопок приехал археолог из Израильского Департамента Древностей и Музеев доктор Василиос Тзаферис и обнаружил 15 оссуариев (сосудов) с костями скелетов мужчин, женщин и детей разного возраста51. Датировка захоронения показала, что оно было сделано не позднее 70 года от Р. Х. В одном из оссуариев были найдены кости распятого.

Для детального исследования этого оссуария было получено специальное разрешение, и доктор наук Нися Хаас — анатом и антрополог из Иерусалимского Еврейского университета, начала собирать скелет и исследовать каждую из костей. Длина восстановленного скелета составила 174 см, и он принадлежал, по-видимому, выходцу из привилегированных кругов, так как кости скелета не несли следов физической работы. Ноги жертвы были переломаны, хотя распятие было осуществлено иначе, чем у жертвы, отображенной на плащанице, — в сидячем положении. Но важнейшим для нас моментом стало обнаружение гвоздя, вбитого в руку распятого. Он сохранился и входил в руку вблизи точки соединения лучевой и локтевой костей, то есть в запястье. Имя этого человека было указано на оссуарии, его звали Иехоханан. Таким образом, эта находка историков и археологов подтвердила, что при распятиях жертвам пробивали гвоздями руки не через ладонь, а в зоне запястья. Кроме того в оссуарии были найдены две пяточные кости ног, которые удерживались вместе железным гвоздем. Этим было подтверждено, что при распятиях использовали один гвоздь, которым пробивали сразу обе ноги. Это были первые гвозди, обнаруженные специалистами.

Второе, о чем следует сказать в этом разделе, — орудия бичевания. Специалисты-историки нашли свидетельства того,что в эпоху Римской империи бичевание проводили с помощью особых приспособлений, так называемых флагр (рис. 13). Такие орудия были найдены при раскопках Геркуланума. Расстояние между шариками, укрепленными на концах флагр, оказалось равным расстояниям между следами бичевания на теле человека, отпечатавшегося на Туринской плащанице.



Рис. 13.

Рисунок из рукописного Молитвенника со сценой оплакивания Христа (1192 г.). Отсутствие на рисунке больших пальцев свидетельствует, что художник видел Плащаницу (Из книги И. Вильсона, 1979, I. Wilson, 1979).


И, наконец, третье — были найдены доказательства, что копья, использовавшиеся римскими легионерами в период между концом дохристианской и началом христианской эры, имели наконечники, совпадающие как по форме (эллиптическая), так и по размеру (4,5 на 1,1 см) с раной в боку человеканаплащанице52.

Тем самым перечисленные выше находки историков дали важные доказатель-ства реальности ряда деталей, видимых на плащанице, таких, как способ укрепле-ния рук и ног жертвы распятия на крестах, использование специальных орудий бичевания и копий вполне определенной формы и размера. Время их применения уверенно датируется началом новой эры, а никак не эпохой Средневековья, и, следовательно, благодаря работам историков и археологов получены аргументы против мнения, что плащаницу сфабриковали в Европе в Средние века.

7. Исследование текстуры ткани,

из которой сделана плащаница

Во вторую комиссию, созданную для научного исследования Туринской плащаницы в январе 1973 года, среди других специалистов был включен профессор Гилберт Раез из Гентского института технологии текстиля. Ему были переданы небольшие образцы ткани, вырезанные из плащаницы. Изучив их, профессор Раез обнаружил три важных особенности ткани плащаницы53.

1. Исследовав элементарные волокна, слагающие спряденную нить основы тканей (была применена поляризационная микроскопия), Раез обнаружил два важных обстоятельства: /1/ основная ткань и приплетенная к ней узкая боковая полоса сделаны из льна с примерно одними и теми же технологическими особенностями (число нитей на сантиметр ткани, диаметр нитей и направление их закручивания), и /2/ это могло указывать, во-первых, на то, что и основная ткань и боковая полоса вытканы в одно и то же время, а во-вторых, созданы они в древние времена, а никак не в Средневековье.

2. Ткань принадлежит к редкому типу плетения, так называемому «нахлест трех нитей на одну» — каждая нить утка проходит под тремя нитями основы, что создает характерный диагональный характер плетения (киперное переплетение), при котором на ткани формируется елочковидный узор.

Важно подчеркнуть, что такой тип плетения действительно использовали во времена земной жизни Христа на дорогих тканях. Как установила английский специалист по текстилю Элизабет Кроуфут54, позже 276 года от Р. Х. такой узор больше не встречается. В настоящее время льняных тканей такого типа ткачества не сохранилось, и лишь несколько близких к ним по типу шелковых тканей хранится в музеях (например, одна из них изготовлена не позднее 250 года от Р. Х., а две других около 276 года).

3. Наконец, микроскопическое исследование позволило обнаружить еще од-ну — неожиданную, но чрезвычайно существенную деталь. Оказалось, что в льняную основу нитей вплетены в небольшом количестве нити хлопка. Хлопчатник высевали в Индии за 2000 лет до рождения Христа (в эпоху Мохенджо-Даро), и его культивировали также в Америке, но он не был известен в Европе вплоть до Средних веков. На Ближний Восток один вид хлопчатника (Gossypium herbaceum) проник из Индии в VII веке до Р. Х., и достоверно известно, что в годы земной жизни Христа его возделывали в Иудее, хотя и в ограниченных масштабах. Этот вид хлопчатника имел особое,строго наследуемое отличие от американских видов. Число изгибов тончайших элементарных волокон этого хлопчатника, приходившихся на 1 см длины, равнялось 7-8, тогда как у американских видов G. barbadense и G. hirsutum волокна имели от 18 до 20 и от 20 до 30 изгибов на 1см соответственно. Как показал Раез, хлопковые нити, вплетенные в ткань плащаницы, имеют 8изгибов на 1 см длины, то есть взяты от того вида хлопчатника, который рос в Иудее.

Главное значение открытия Раеза заключается в том, что он доказал древность ткани, из которой изготовили плащаницу. В частности, наличие в нитях ткани примеси волокон хлопчатника, не произраставшего вплоть до Средних веков в Европе, свидетельствует, что основная ткань плащаницы не могла быть результатом подделки в XIV веке. Характерен и состав волокон, из которых была спрядена ткань. Согласно еврейским традициям, неприемлемой основой для тканей, используемых для религиозных обрядов, была шерсть. Найди Раез даже небольшое количество приплетенных шерстяных нитей, и, возможно, сомнения в истинности плащаницы сильно бы возросли. Но шерсти он не нашел.

8. Анализ пыльцевых клеток растений,

обнаруженных на плащанице

Честь сделать еще одно важное открытие, касающееся истории плащаницы, выпала на долю швейцарского криминалиста профессора Макса Фрея. В числе других международно признанных авторитетов он был приглашен в качестве консультанта комиссии 1973 года. Макс Фрей собрал образцы частиц, прилипших к ткани в разных её участках, и начал их методичное изучение под микроскопом. Главное внимание при этом он обратил на тончайшее строение оболочек клеток пыльцы растений.

Здесь следует сделать пояснение об исключительной важности такой работы. Дело в том, что пыльца растений, состоящая из индивидуальных мельчайших клеток (мужских половых клеток растений), имеет специфическую структуру наружных покровов, присущую только данному виду растений. Как отпечатки пальцев человека (дактилоскопические особенности) присущи данному и только данному индивидууму, так и строение пыльцевых зеренданного растения свойственно только данному виду. Поэтому, не имея в руках растения, а обладая лишь ничтожными по размеру пыльцевыми клетками, можно совершенно строго определить, какому виду растений принадлежит эта пыльца. А зная вид, можно определить географические районы, в которых имеются данные растения, или, как говорят ботаники, установить ареал распространения данного вида. Этими особенностями строения пыльцы и воспользовался М. Фрей.

7 октября 1978 года на международном конгрессе по изучению Туринской плащаницы, который состоялся в Италии, он доложил итоги своего исследования и привел список 49 точно определенных растений55. Фрей установил, что 12 из них встречались преимущественно на Ближнем Востоке (то есть вблизи Иерусалима), либо на севере Африки и в пустыне Сахаре, но не росли в Европе, Азии или Америке. Ареал других 15 видов включал территории Ближнего Востока и Передней Азии, там, где располагались Иерусалим и Эдесса (теперь Урфа), 4 произрастали на Ближнем Востоке и в степях Передней и Малой Азии, то есть вблизи Иерусалима, Урфы или Константинополя (Стамбула), 15 были распространены в основном в Европе вблизи Средиземноморья (в основном в Италии, Франции и прилегающих к морю районах), а некоторые из этих 15 видов встречались также вблизи Иерусалима и Стамбула; 2 — росли только в районе Иерусалима и Стамбула, 1 — только вблизи Урфы, 1 — только вблизи Стамбула, 1 — только в Италии.

Выступая на конгрессе, М. Фрей отверг возможностьтого, что найденный спектр расселения видов мог быть определен случайно (то есть ошибочно). Занос пыльцы на далекие расстояния, конечно, возможен, но, как справедливо подчеркнул профессор Фрей, количество посторонней пыльцы, занесенной ветрами и даже ураганными штормами, чрезвычайно мало по сравнению с пыльцой, попавшей в воздух от местных растений56. Поэтому отмеченный на плащанице спектр видов растений мог в основном отражать спектр растений, росших в тех местах, где плащаница находилась достаточно длительное время. Чтобы наглядно продемонстрировать свою правоту, он осуществил даже специальный эксперимент. Пластинки, покрытые липкой и вязкой средой, были оставлены на открытом воздухе, а затем была изучена пыльца, налипшая на поверхность. Результат анализа был убедительным, так как 95% пыльцы попало от растений, которые росли в пределах площади, ограниченной всего несколькими сотнями метров57. Отсюда вытекало, что найденное на плащанице примерно равное количество пыльцы видов растений, росших на Ближнем Востоке, Передней и Малой Азии, и встречавшихся в Европе, никак не могло быть отражением случайного заноса пыльцевых клеток.

Переоценить данные, полученные профессором М. Фреем, вряд ли возможно. Он не только подтвердил, что плащаница не чисто европейская подделка, но и указал на основные пункты длинного пути её странствования. Найденное распределение пыльцы безусловно свидетельствовало, что она длительное время находилась в местах, близких к Иерусалиму, Эдессе и Константинополю, и что примерно столько же времени она хранилась во Франции и Италии. Теперь нужны были детальные исторические исследования, чтобы подтвердить или опровергнуть предположение о таком путешествии плащаницы.

Добавление 2003 года: На Международном ботаническом конгрессе в городе Сент-Луис (США) в 1999 году профессор Иерусалимского Еврейского университета Авиноам Данин (Avinoam Danin) привел обширные новые данные анализа пыльцевых клеток с плащаницы, которые совпали с ранними выводами М. Фрея (см. также статью: Avinoam Danin and Uri Baruch. 2000. Floristic indicators for the origin of the Shroud of Turin, http://www.shroud.com/papers.htm). Данин пошел дальше и заявил, что с помощью поляризационного света ему удалось увидеть на поверхности плащаницы отпечатки растений, которые произрастали только в районе Иерусалима (A.Danin.1997. Pressed Flowers. Where did the Shroud of Turin Originate? A Botanical Quest. Eretz Magazine, Nov/Dec 1997, 5 pages. See a reprint at the http://www.shroud.com/danin.htm). Сенсационным стал вывод Данина о ботаническом определении вида колючего кустарника, из которого был сделан венец, надетый на голову Распятого. Данин считает, что он определил ботанический вид терновника. Данин также исследовал другую приписываемую событию с распятием Христа ткань, так называемый Судариум из Овьедо (этим небольшим льняным полотенцем якобы обернули голову Христа еще до того, как Его поместили на ткань плащаницы). В Испании группа специалистов образовала общество для изучения судариума (в нее входят, впрочем, английские и американские ученые), публикующие совместно все полученные данные — см., например, статью Mark Guscin. 2000. Recent Historical Investigation On the Sudarium of Oviedo, 17 pages, http://www.shroud.com/papers.htm).

На этом куске ткани (меньшем по размеру, чем плащаница), Данин нашел те же, что и на Плащанице, образцы пыльцы растений, произраставших только в Иерусалиме (см.: BBC News, August 3, 1999, published at 22.46 GMT, UK, а также брошюру Silvano Scannerini. 1998. Myrrh, aloes, pollen and other traces. Botanical reserach on the Shroud. St. Paul Society Publications, UK, 62 pages, The Guernsey Press, Guernsey ). В то же время в литературе высказаны сомнения в доказательной силе методов, использованных Даниным (см., напр., статью А. Сарма в журнале «Природа», № 11, 2002).

9. Оптические свойства плащаницы

Одной негативностью изображенияне ограничилась необычность плащаницы. Поразительно было и то, что рисунок тела можно увидеть только в том случае, если рассматривать ткань не ближе,чем с 4-5 метров. Стоило подойти ближе, как изображение пропадало: глаз не мог различить больше никаких деталей, картина как бы размывалась, а на месте только что виденных четких контуров тела со следами мучений представала слегка окрашенная — в одних местах более плотно, а в другихменее ткань буровато-мальвового цвета.

Были сделаны попытки объяснить чисто физиологическими причинами этот феномен, который вначале рассматривали как еще одно мистическое свойство плащаницы. Так, Д. Джанни58 рассмотрел это явление в рамках теории зрительного восприятия. Он нашел, что указанное свойство плащаницы можно объяснить, если исходить из современной теории получения изображения на чувствительных элементах глаза человека, особенно если учитывать крайне низкую плотность изображения59.

Однако если эти объяснения и давали ответ на вопрос о природе восприятия изображения человеческим глазом, то они делали еще менее вероятным предположение, что изображение — дело рук человека. Действительно, как отметили Л. Швальбе и Р. Роджерс60, «если бы плащаница была разрисована, то оставалось бы предположить, что художник принужден был сначала работать в пределах метра от нее, чтобы эффективно контролировать расписываемую область, а затем отходить на расстояние, по крайней мере, в 4-5 метров, чтобы следить за продвижением своей работы»61. Если учитывать при этом исключительную точность и тонкость «рисунка» и невозможность разобрать вблизи какие угодно детали рисунка, то становится ясным, что ни один художник не мог так безошибочно наносить краски (всё равно — мазками, полосками, точками или другими мыслимыми способами), и ни один человек не мог добиться такой точности как деталей, так и изображения в целом.

10. Исследовательский проект по изучению плащаницы

С развитием и усложнением методов тонкого физико-химического анализа материалов стало возможным расширить арсенал средств, используемых для изучения плащаницы. Главное преимущество новых методов заключалось в том, что они не требовали удаления из ткани плащаницы образцов, не вели к порче изображения или к травмированию самой ткани. Хранителей плащаницы, справедливо озабоченных тем, чтобы уберечь для человечества Святую реликвию, только такой подход и мог устроить.

Итак, была собрана исследовательская группа из 32 специалистов, работавших в свободноевремя и не потребовавших никакого вознаграждения за свой труд. На собственные средства и на пожертвования от частных лиц были собраны необходимые материалы, удалось получить разрешение многих научно-исследовательских центров и фирм на использование совершенной техники для физико-химических исследований, и в 1978 году все эти специалисты образовали «Исследовательский Проект для Изучения Туринской плащаницы» (STURP), который начал работу.

В Проекте приняли участие сотрудники главным образом американских учреждений: Брукского института фотографии, Академии военно-воздушных сил США, включая её аэрокосмический отдел, корпорации «Локхид», лаборатории вооружений военно-воздушных сил США, Лос-Аламосской национальной лаборатории, Американской корпорации ядерных исследований, корпорации «Ориел», компании Ай-Би-Эм (IBM), Института Новой Англии, университета штата Колорадо, Западного колледжа штата Коннектикут, базы ВВС США имени Райта—Паттерсона, исследовательского центра Сэндиа, лаборатории Джет—Пропалжон, входящей в состав Калифорнийского Технологического института, центра масс-спектрометрии Среднего Запада при Небрасском университете, ряда других учреждений — Национальной лаборатории по изучению плащаницы, Исследовательского центра Св. Варвары, общества «Прогеттационе Ригги» и др.

Была изготовлена рама, на которой можно было аккуратно укрепить плащаницу, уложив её на защитную ткань-подложку. Рама вращалась от вертикального до горизонтального положения (рис 14). Были сконструированы магнитные держатели, позволявшие прикасаться к ткани наиболее нежным образом.

Программа включала следующие методы исследований:

—непосредственный микроскопический анализ ткани и микрофотография;

—микроскопический анализ удаленных с поверхности плащаницы частиц и волокон;

—масс-спектрометрия;

—оптическая спектроскопия;

—ультрафиолетовая спектроскопия;

—инфракрасная спектроскопия;

—фотоэлектрическая флуоресценция;

—рентгеновая флуоресценция и флуоресцентная спектроскопия;

—низкоэнергетическая рентгеновая радиография;

—термография;

—фотографирование в различных диапазонах длин волн и при разном увеличении;

—химический анализ удаленных с поверхности частиц и волокон и другие методы62 (в их числе 22 различных физических метода).

Рассмотрим кратко область задач, которые могли быть разрешены с помощью этих методов.

Микроскопический анализ ткани в области изображения и вне его позволял определить, использовались ли какие-либо красители, сделанные на основе масел, восков, жиров, других наполнителей и растворителей; содержатся ли на поверхности нитей или между ними посторонние частицы; имеются ли различия в структуре тканей в разных участках плащаницы.

При фотографировании получили мозаику снимков с увеличением в 5, 6 и 22 раза для визуальных и оптических исследований. Снимки были выполнены со всей поверхности плащаницы. Для каждого из участков были отсняты кадры с красным, зеленым и голубым фильтрами для разделения цветов. В другой серии были использованы фильтры, пропускавшие ультрафиолетовый свет, что позволяло усилить контраст.

Дополнительные тесты включали съемку в проходящем свете, фотографирование в боковом ракурсе и в отраженном свете. Фотографирование при разных длинах волн давало возможность выявить неоднородности в изображении и в структуре ткани, обнаружить следы реставрации, более поздние наслоения красок, чужеродные включения и т. п., что не поддастся изучению при обычном визуальном осмотре. Однако, забегая вперед, скажем, что никаких неоднородностей, наслоений, чужеродных включений, несмотря на многообразие методов, использованных для их поиска, выявить не удалось.

Уникальную информацию при изучении красок и их носителей всегда дают разные виды спектроскопии — метода, позволяющего регистрировать электромагнитные колебания, исходящие от всевозможных атомов и молекул. В целом метод спектроскопии основан на том, что каждый вид атомов и молекул характеризуется своим спектром, что и позволяет отличать их друг от друга. Результативность такого разделения зависит от типа спектроскопии (оптической, инфракрасной, ультрафиолетовой, рентгеновой), от того, какие спектры изучают (излучения, рассеяния или отражения), от того, какой сложности приборы используют. Различные виды спектроскопического анализа, так же как и всевозможные модификации применяемых для этого сложных приборов — спектрофотомётров, используют также для поиска примесей к краскам, которые иногда обладают специфическим спектром испускаемого света.

Для атомов характерны линейчатые спектры. По набору линий, их интенсивности и взаимному расположению можно отличить один вид атомов от других. Но, как правило, в состав изучаемых веществ входят молекулы, составленные из различных атомов, поэтому сложность анализов возрастает во много раз. А надо отметить, что если даже простые молекулы дают так называемые полосчатые спектры, то сложные молекулы отличаются многокомпонентной структурой спектров. Анализировать последние крайне трудно — нужны не столько оптические устройства высокого разрешения, но мощные вычислительные машины с огромной памятью, обладающие способностью манипулировать этими сложными спектрами: разбирать их на составляющие, вычленять спектры разных атомов и определять таким образом состав молекул.

Часть веществ оказалось удобным изучать в диапазоне видимого света, другие поддаются лучшей расшифровке при анализе их спектров в ультрафиолетовом диапазоне, третьи — в инфракрасном, четвертые — в рентгеновом. Поэтому развиты взаимодополняющие методы спектроскопии в разных диапазонах длин волн. В частности, при инфракрасной спектроскопии (ИКС) можно выявлять наличие в молекулах определенных химических связей, узнавать пространственную структуру молекул, иногда даже различать изомеры одних и тех же молекул. Сильно увеличивает разрешающую способность этого метода сочетание ИКС с анализом спектров комбинационного рассеяния (так называемая рамановская спектроскопия). При ультрафиолетовой спектроскопии можно выявлять нейтральные, ионизированные и возбужденные атомы. Часто для получения важной информации исследуемый материал подвергают облучению разными лучами (видимым, инфракрасным, ультрафиолетовым или рентгеновым светом) и следят за флуоресценцией (то есть свечением), возникшей после такого облучения.

С помощью методов спектроскопии можно заметить мельчайшие количества веществ; в этом огромное преимущество этих методов для изучения таких объектов, как ткань плащаницы. Например, при флуоресцентной спектроскопии удается зарегистрировать миллионные доли процента от изучаемого объема (а это в свою очередь может быть объем всего лишь тысячных долей кубического миллиметра).

Среди химических методов, используемых для анализа веществ, есть также весьма чувствительные. В частности, при использовании вещества флуоресцеина можно засечь миллиардную долю грамма белковых веществ.

Для проведения химических анализов веществ, находящихся на поверхности плащаницы, был применен особый способ сбора образцов. С помощью специального устройства, обеспечивающего одинаковую силу касания к поверхности плащаницы, в различных участках ткани были приложены ленты из пластика (миларовая основа) с липкой поверхностью. С помощью этих лент были собраны минимальные по объему (как говорят химики, следовые) количества материала, имевшегося на поверхности плащаницы. Ими могли быть частицы краски, если бы она была применена для нанесения рисунка, носители красок (такие, как застывшие масла, яичные основы, рыбий клей и т. п.). После отделения лент от поверхности ткани их накладывали на предметные стекла для микроскопов. Стекла сохраняли в пластиковых плотно запакованных контейнерах. Ленты сначала просматривали под микроскопом, а затем изучали с помощью обычных химических методов, а также с применением микрометодов по Раману, с помощью электронного спинового резонанса, электронной спектроскопии, метода ионных микропроб, проанализировали также материал в электронном сканирующем микроскопе.

Таким образом, программа исследований, предложенная членами Проекта STURP, была многоплановой, сложной и, конечно, многообещающей.

Читая сегодня подробный рассказ Джона Хеллера об истории создания Проекта, об объединении в одну группу различных людей (и откровенных атеистов, и глубоко верующих; тех, кто давно интересовался плащаницей, и тех, кто еще за год до этого даже не слышал о ней), не перестаешь изумляться. Создание Проекта STURP было отнюдь не легким делом. Существовало изначально огромное число трудностей, и каждый день преподносил новые сюрпризы. Преодолевать же затруднения надо было срочно. Такая спешка была вполне понятной: плащаницу извлекали из реликвария очень редко — не более нескольких раз в столетие, и только в эти дни можно было получить к ной доступ. Следует отметить, что, по-видимому, в среде высших чинов Католической церкви, владевших плащаницей, большого энтузиазма идея авторов STURP’а не вызывала. Религиозная вера не нуждается в научном подкреплении, и специально для ученых и их исследований никто не торопился предоставить великую реликвию.

В то же время следующая демонстрация, как тогда думали, последняя в этом веке, должна была состояться осенью 1978 года в связи с празднованием 400-летия переноса плащаницы в Турин. Следовало воспользоваться случаем.

Идея Проекта возникла менее чем за год до этого, но у его творцов — Джона Джексона, Эрика Джампера и их друзей не было не только ни цента свободных денег, но и отсутствовал какой-либо опыт по части создания свободных от обложения налогами, не владеющих оборотным капиталом некоммерческих предприятий. Можно было попытаться собрать деньги у частных жертвователей, но для этого надо было подготовить солидный по объему пакет документов, доказывающих важность проекта, описать его заранее (когда еще полный план анализа не сложился) с упоминанием всех будущих расходов, причем придать Проекту характер некоммерческой организации и получить после этого официальное разрешение на её основание. А первый же расклад показал, что для мало-мальски серьезного изучения плащаницы потребуется не менее 2.5 миллионов долларов. Где их взять?

Прошло еще несколько месяцев, прежде чем нашелся энтузиаст, решивший взвалить на свои плечи все хлопоты такого рода, — физик-ядерщик Том Д’Мугала. О вознамерившихся изучить плащаницу ученых из Академии военно-воздушных сил США и из Лос-Аламосской лаборатории (одного из центров, где было создано американское ядерное оружие) Том узнал случайно. Как-то на глаза ему попалась краткая заметка о них в одном техническом журнале. Жизнь Д’Мугалы до этой минуты текла ровно, над ним, как говорится, не капало. Занимая серьезный пост в фирме «Ньюклеар текнолоджи» в Амстоне, штат Коннектикут, доктор Д’Мугала мог и не пускаться в рискованные авантюры, тем более, что, по его же словам, он «…был далек от того, чтобы считать себя чем-нибудь озабоченным. Наука была моим богом», — говорил он63.

Но стоило ему прочесть заметку, как какая-то сила встряхнула его. Он тут же решил позвонить в Лос-Аламосскую лабораторию, благо там у него были знакомые. Он поручил секретарше связать его с кем-нибудь оттуда, но… странным образом, секретарша дозвонилась в другое место. К телефону подошел сам Джон Джексон из Академии ВВС. «Поговори Д’Мугала с кем-либо иным из Лос-Аламоса, и никто не знает, что было бы дальше. Но по ходу разговора он вдруг уяснил, что на другом конце провода с ним беседует не кто иной, как главный закоперщик исследований, и что он благосклонно относится к его, Д’Мугалы, желанию примкнуть к работе. Джексон пригласил Д’Мугалу принять участие в следующей встрече своей «команды», запланированной на май в Колорадо Спрингс»64.

Во время майской встречи Д’Мугала, опять чисто спонтанно, предложил свои услуги в качестве менеджера технической части Проекта. Никто из друзей Джексона не имел ничего против Д’Мугалы, и он приступил к организации Проекта.

Самым легким было начало — придумали название «Исследовательский Проект Туринской плащаницы», сокращенно STURP. Дальше пошли сплошные затруднения. Оказалось, что и Д’Мугала не представлял себе масштаб будущих сложностей. Как и у большинства ученых, у него совершенно не было опыта в финансовых операциях. Когда Том и его друг Джордж Маркоски обратились к юристу с просьбой срочно подготовить документы, чтобы успеть за два-три месяца зарегистрировать их некоммерческое предприятие, то услышали в ответ, что за всю свою жизнь этот юрист еще не сталкивался со случаем, когда бы такая регистрация заняла меньше двух лет.

Так, еще не возникнув, Проект остановился перед заграждением, которое, на первый взгляд, казалось непреодолимым. За первым последовало множество других. И тем не менее, все они, как по мановению волшебной палочки, были разрешены. Удалось собрать необходимые деньги, закупить оборудование. Проект даже заинтересовал отцов Церкви и хранителей плащаницы. В конце концов, были заказаны места в самолете и забронирована гостиница в Турине65.

Том Д’Мугала, огромный увалень с окладистой бородой, временами представлявшийся сам себе жестким, а всем окружающим казавшийся олицетворением мягкости и доброты, проявил чудеса организаторских способностей. Перед отъездом одному ему известным способом он закодировал все бесчисленные коробки и ящики с оборудованием и приборами, лично проследил за упаковкой их в контейнеры, предусмотрел массу деталей. Сложнейшая техника без хлопот прибыла в Италию, но здесь, как нарочно, была задержана едва ли не самыми неумолимыми и амбициозными в мире людьми — таможенниками. Оставался день до начала исследований, каждый час которых был зафиксирован в специальном протоколе, а трайлер с оборудованием все еще был под арестом. Когда казалось, что все рухнуло, его все-таки пропустили через таможню, но до начала работы оставались считанные часы.

Том не растерялся и на этот раз. Поглядывая в свой кондуит, он методично давал указания рабочим. В мгновение ока все контейнеры были разобраны, ящики распакованы. Части приборов скомпоновали. В таких случаях что-то ломается, теряется, не соединяется… Здесь же все шло как по маслу, из туалета тянули шланги для охлаждения некоторых приборов водопроводной водой (и нигде уникальный паркет старинного Королевского Дворца, любезно отданного Умберто Вторым на это время ученым, не был залит), с лестницы протаскивали кабели для электропитания (и ни разу не произошло замыкания, не сгорели предохранители, не перепутали провода и не включили что-то не на то напряжение) — исследования начались.

Плащаницу предоставили в распоряжение Группы на 5 дней, что составляло 120 часов. Каждая минута в сутках была строго оговорена. Первые 4 часа 30 минут были отданы для научной фотографии, последующие 1 час 30 минут Берн Миллер из Брукского института фотографии должен был потратить на съемку плащаницы с использованием специальных фильтров, затем в течение 2 часов должна была проводиться рентгеновская радиография, потом 4 часа измеряться рентгеновская флуоресценция, и так были расписаны по минутам все 120 часов.

Сменяя друг друга у плащаницы, ученые работали как одержимые. В эти дни кому-то удавалось поспать два-три часа в сутки, а кто-то продержался на ногах, непрерывно бодрствуя. Но график исследований был выполнен без единого срыва.

В результате была собрана огромная информация. Горы листов с кривыми, вычерченными самописцами, бессчетное число цифр в журналах и в памяти компьютеров, тысячи кадров фотопленок ждали теперь своего осмысления и анализа. Например, только посредством микроденситометра — прибора для измерения плотности изображений — было получено несколько миллионов цифр.

Ученые надеялись с помощью собранных данных ответить на многие вопросы: например, использовались ли краски для нанесения рисунка на плащаницу; если использовались, то какие, а если нет, то за счет чего же изображение возникло. Они считали, что благодаря полученным данным удастся трезво оценить правоту гипотез о природе изображения и ответить на множество других вопросов.

(Окончание следует)

 

Сноски:

 

1 Перевод меморандума Пьера д’ Арси с латинского на английский был сделан преподобным Гербертом Торстоном и опубликован в 1903 г.: Herbert Thurston. The Month, CI, 1903, 17-29;см. также текст перевода в книге: Ian Wilson. The Turin Shroud, Penguin Books, 1979, pp. 306-312.

2 Ulisse Chevalier. Le Saint Suaire de Turin, est-il orginal ou une copie? Chambery, Menard, 1899; Etude critique sur I’origine du Saint Suaire de Lorey-Chambery-Turin. Paris, A Picard, 1900;Le Saint Suaire de Turin: Histoire d’une relique, Paris, 1902.

3 Herbert Thurston. The Holy Shroud as a Scientific Problem. The Month,CI, 1903, pp. 162-178; What is the truth about the Holy Shroud. The Month, CLV,1930,pp. 160-164.

4 Erwin Panofsky. Early Netherlandish Painting: Its Origins and Character. Cambridge, Massachussetts, Harvard University Press, 1953, v. 1, p.304.

5 Laurence Bright. The Tablet, 25 May 1974.

6 Евангелие от Марка, глава 15, стихи 46 и 47. Здесь и далее все цитаты из Нового Завета даны по изданию: «Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа». Новый перевод с греческого подлинника, опубликованный Славянской Евангельской Ассоциацией (Slavic Gospel Association, Inc, Wheaton, Illinois, USA, 1983).

7 La Saint Sindone: Ricerchee studi della commissione di esperti nominata dall’Archivescoso di Torino, Card. Michele Pellegrino, nel 1969; suppl., Rivista diocesana torinese, Jan. 1976.

8 Report of the Turin Commission on the Holy Shroud, Screenpro Films, 5 Meard St., London, 1976.

9 Stevenson, K.(ed.). Proceedings of the 1977 United States Conference on Research of the Shroud of Turin. Holy Shroud Guild, Bronx, New York, 1977.

10 Цитировано по книге: Robert K. Wilcox. Shroud. New York, Macmillan. 1977, p. 136; см. также Ian Wilson. The Turin Shroud. 1979, p. 42. Как известно, арабы, как и евреи, являются семитами, то есть принадлежат к семитской группе народов. В эпоху, когда Иисус Христос проповедовал Свое учение, арабы еще не испытали смеше-ния с завоеванными позже ими нациями (финикийцами, египтянами, берберами и др.). В ту эпоху арабский язык был более близок к древнееврейскому, чем сейчас.-

11 Евангелие от Иоанна, гл. 19, стихи 39-40.

12 При переводе с греческого оригинала книг Нового Завета слово Sanhedrin в разных местах Евангелий традиционно приводилось по-разному. Например, в главе 5-й Евангелия от Матфея (стих 22) его переводили на английский язык как supreme court, а на русский всегда как суд (см. сноску 14 к Евангелию от Матфея в книге «Новый Завет» (см. ссылку /6/), в главах 14 и 15 Евангелия от Марка как Council по-английски и как синедрион по-русски (стихи 14:55 и 15:1; см. сноску 39 и 41 к данному Евангелию в книге «Новый Завет»), а в Евангелии от Луки это же слово переведено на английский как the Council of elders of the people и на русский — как совет старейшин (гл. 22, стих 66; сноску 36 к этому Евангелию в книге «Новый Запет», см. сноску 6 наст. изд.).

13 Согласно Евангелию, распятие Иисуса Христа происходило в пятницу, предшествующую великому празднику иудеев — Песаху (или по-русски Пасхе). По существующим традициям, признанным римскими императорами, наместник в Иерусалиме (прокуратор Иудеи) даровал прощение одному из преступников, осужденных перед Песахом.

14 Евангелие от Марка, гл. 15.

15 Colin J.Humphreys, W.G.Waddington. Dating the Crucifixion. «Nature» (London), v. 306, No. 5945, 22/29 Dec. 1983, pp.743-746.

16 Тора, или Пятикнижие — собрание Священных книг иудаизма, содержащее «Бытие», «Исход», «Левит», «Числа» и «Второзаконие», включенных христианами в Ветхий Завет.

17 Евангелие от Матфея, гл. 26; Евангелие от Луки, гл. 22.

18 Евангелие от Матфея, 27:46.

19 Там же, 27:57.

20 Евангелие от Иоанна, 19:38.

21 Евангелие от Марка. 15:43.

22 Синедрион, или Совет — был «высшим государственным учреждением и судилищем евреев в Иерусалиме, (состоящим — B.C.) из 71 или 72 членов. Председателем был первосвященник, а членами представители лучших саддукейских и фарисейских родов. После разрушения Иерусалима Синедрион был школой или академией закона» (Малый Энциклоп. Словарь Брокгауза и Ефрона, т. 3, С-Петерб., 1902, стр. 1224).

23 Евангелие от Луки, 23:50.

24 См. кн.: I.Wilson. The Turin Shroud. Penguin, 1979, p. 64.

25 Евангелие от Марка, 15:43.

26 Евангелие от Иоанна, 19:41-42.

27 Евангелие от Луки, 24:54.

28 Евангелие от Матфея, 27:62-66.

29 Там же, гл. 28: 1-7.

30 Paul Vignon. The Shroud of Christ. London. 1902.

31 Книга П. Барбе «Врач на Голгофе», изданная первоначально во Франции, была переведена на английский язык и опубликована в Нью-Йорке в 1953 г.: Pierre Barbet. A Doctor at Calvary. New York, 1953.

32 H. Moedder. Die Todesursache bei der Kreuzigung, Stimmen der Zeit, CXILV, 1949, ss. 50-59; Die neueste medizinische Forschungen ьber die Todesursache bei der Kreuzigung Jesu Christe. Der Gottesfreund, III, 1950, ss. 40-51.

33 См. книгу, обобщающую его работы: Giovanni Judica-Cordiglia. LaSindone. Padua, 1961.

34 Kurt Berna. Das Linnen. Stuttgart, 1957.

35 Ian Wilson. The Turin Shroud, Penguin Books Ltd., London, 1979.

36 Anthony Sava. The Wound on the Side of Christ. Catholic Biblical Quarterly, XIX, No. 3, July 1957, pp. 343-346.

37 Robert Bucklin. The Shroud of Turin: A Pathologist’s Viewpoint. Legal Medicine Annual, 1981.

38 Paul Vignon. The Shroud of Christ. London, 1902, p. 30. Эта книга была переведена на русский язык.

39 Цит.по кн. Уилсона, см. сноску 35.

40 Там же.

41 Pierre Barbet, см. сноску 31.

42 Евангелие от Иоанна, 19:36.

43 Уилсон пишет, что этот Молитвенник хранится в Венгрии, в Будапеште (см. сноску 35 наст. изд.). Данный рисунок приведен также в кн.:Ilona Bercovits. llluminated Manuscripts in Hungary. Dublin, Irish University Press, 1969, plate III.

44 Мирожский монастырь. Большая Советская Энциклопедия,3-е изд., т. 16, с. 325.

45 Цитировано по кн. И. Уилсона (см. сноску 35 наст. изд.).

46 Евангелие от Иоанна, 19:29-34.

47 Pierre Barbet (см. сноску 31 наст. изд.).

48 Hermann Moedder (см. сноску 32 наст. изд.), а также: La causa di morte nell’crocifissione in alcuni esperimenti. S.S.R.M., 1951, pp. 28-31.

49 Anthony Sava, см. сноску 36.

50 Как известно, три канонических Евангелия — от Матфея, Луки и Марка, согласно последним определениям, написаны соответственно в 42, 52-63 и в 63 годах от Р.Х. Евангелие от Иоанна создано около 95 года от Р.Х. (См. «Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа». М., Изд. Московской Патриархии. 1979. с. 395). Советская атеистическая литература настаивает на том, что они в лучшем случае написаны около 70 года н.э., как говорится в последнем, 3-м издании Большой Советской Энциклопедии (см. статью «Евангелия», БСЭ, т. 3, М.. Изд. БСЭ, 1972, с. 383), а чаще в этой литературе указывается, что все Евангелия написаны в первой половине II века н.э. (см. «Словарь атеиста». М., изд. Политической литературы. 1981. изд. 3-е, испр. и доп., с. 89), либо приводятся такие данные: Евангелия от Матфея и Луки якобы написаны в период от 70 до 90 годов н.э., Евангелие от Марка — до 70 года н.э., а Евангелие от Иоанна создано между 90 и 120 годами н.э. (см. «История древнего мира», кн. 3, М.. изд. .«Наука». 1982, с. 128). Таким образом, три официальных источника, изданные практически в одно и то же время, приводят совершенно разные даты.

51 Согласно иудейским традициям, умерших хоронили в гробах или гробницах, но иногда трупы не закапывали в землю, а дожидались, пока они разложатся. Оставшиеся кости скелета переносили в специальные сосуды, называемые оссуариями. Последние часто выполнялись весьма искусно, нередко снабжались скульптурами и украшениями. Из этих оссуариев с останками умерших составляли захоронения.

52 См. книгу И.Уилсона (сноска 35 в наст. изд.).

53 G.Raes. Appendix В — Rapport d’Analise, La S.Sindone, suppl.to Rivistadiocesana torinese, Jan. 1976, p. 82.

54 Цит. по кн. И.Уилсона (см. сноску 35 наст. изд.), подпись под фотографией образца ткани плащаницы.

55 Список растений, пыльца которых была обнаружена на плащанице, вместе с пояснениями М. Фрея (в переводе на английский язык с итальянского) приведен в книге И.Уилсона (см. сноску 35 наст. изд.) на стр.334-340 и в книге: I.Wilson, V.Miller.1988. The Mysterious Shroud. An Image Book. Doubleday, N.Y., London, pp. 46-47; см. также статью М. Фрея: M.Frei. Naturwissen. Rundsch., 1979, B. 32, s. 133.

56 В недавней советской публикации о плащанице было высказано сомнение в корректности вывода М. Фрея (см. статью С. Арутюнова и Н. Жуковской «Туринская Плащаница: отпечаток тела или творение художника?» — журнал «Наука и религия», № 9, 1984, с. 20). Обсуждая различные возможности появления Плащаницы, в том числе и фабрикацию подделки неизвестным средневековым художником, эти критики вывода М. Фрея рассуждали следующим образом: пыльцу из указанныхим местностей могли случайно захватить на своей одежде или вещах те люди, которые соприкасались с Плащаницей за долгие века её существования. Эти люди могли, например, побывать незадолго до того в той же Палестине или Эдессе. Известно ведь, что крестоносцы бывали именно в тех краях, а некоторые из них несомненно видели Плащаницу (рассказ об этом пойдет в разделе «Откуда появилась Плащаница в Турине?») и даже держали её в руках.

Если бы дело было только в контакте с людьми, то распределение видов было бы совершенно отличным от найденного Фреем. Тогда бы среди найденных превалировали виды, растущие в Европе, а на деле 36 видов из описанных 49 росли вне Европы, да и те 13 европейских, которые на ней встречались, как правило, росли на юге континента. А ведь плащаница побывала и в Швейцарии, там её демонстрировали, и тем не менее, пыльцы с растений, эндемичных для этой страны, швейцарец Фрей не нашел. И совсем уж наивным выглядит тезис о том, что найденной пыльцы слишком мало,чтобы делать какие угодно выводы.

57 Эти данные приведены в книге И. Уилсона (см. сноску 35 в наст. изд.).

58 См.: F.Rattliff, Sci. Amer., 1970, 226, p. 90.

59 R.Gilbert, M.Gilbert. Ultraviolet-visible reflectance and fluorescence spectra of the Shroud of Turin. Applied Optics, 1980, vol. 19, no. 12, pp. 1930-1936.

60 L.A.Schwalbe, R.N.Rogers. Physics and chemistry of the Shroud of Turin: a Summary of the 1978 investigation. Analitica Chimica Aсta, 1982, vol. 135, no. I, pp. 3-49.

61 Ibid., p. 6.

62 См. описание методов в статье: Eric J. Jumper, Robert W. Mottern. Scientific Investigation of the Shroud of Turin. Applied Optics, 15 June 1980, vol. 19, no. 12, pp. 1909-1912.

63 Цит. по кн.: J.H. Heller. Report on the Turin Shroud. Boston, Houghton Mifflin, 1983, p. 55.

64 Ibid.

65 С заказом гостиницы также произошла неувязка. Незадолго до отбытия членов группы из Нью-Йорка в Турин Д’Мугала получил срочную телеграмму от отца Ринальди из Италии, в которой сообщалось, что в связи с наплывом в Турин массы богомольцев, прослышавших о предстоящей демонстрации Плащаницы, владельцы гостиницы, в которой были забронированы места для американских ученых, решили увеличить для них плату на 5 тысяч долларов. Деньги надлежало выслать немедленно и в течение 24 часов уведомить об этом телеграммой владельцев отеля. В противном случае бронь аннулировалась.

Д’Мугала не мог ждать такого поворота событий. Все приготовления к экспедиции были завершены и деньги потрачены. Он позвонил в банк и с ужасом узнал, что на счете Проекта осталось всего 3.200 долларов. Занять было не у кого, у его друга Маркоски денег в данную минуту также не оказалось. Том опустил голову и погрузился в горькое раздумье. Вдруг раздался телефонный звонок. Из банка сообщили, что на бирже творится что-то странное: какие-то акции внезапно взлетели, другие резко (и без видимых причин) упали, но в результате на счету STURP в данную минуту оказалось 5.000 долларов. «Прикажете их вложить снова?» — спрашивал клерк. Дрожащим голосом Том произнес: «Нет. Мы забираем их немедленно». Телеграмма в отель ушла в срок. (См. J.H. Heller — сноска 63 наст. изд.).



*ї 1985, 2003 by V. N. Soyfer

U.S. Library of Congress Copyright, 2003.

All rights are reserved under Universal

Copyright Convention by the author

Версия для печати