Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Континент 2002, 111

В мире жизней коротких…

Стихи

Зинаида ПАЛВАНОВА— родилась в Мордовии в семье отсидевших в Темлаге «врагов народа». Окончила Московский институт народного хозяйства им. Плеханова. Работала в Москве — сначала социологом, потом — сторожем. В 1990 г. уехала в Израиль. Автор поэтических сборников «Приход весны» (1980), «Второе детство» (1983), «Утонувшее море» (1996), «Иерусалимские картинки» (2000, совм. С художником В.Клецелем). Стихи печатались в журналах «Новый мир», «Дружба народров», «22», «Иерусалимский журнал» и др. Живет в Иерусалиме.


          * * *

Как относиться к собственному счастью?
Петь, ликовать, смеяться громко? Или
Не замечать, в упор его не видеть,
Чтоб, не дай бог, не сглазить, не спугнуть?..
Как относиться к собственному счастью?
Глазам своим не верить, удивляться?
Благодарить судьбу ежеминутно?
Рассказывать знакомым и чужим?
Как относиться к собственному счастью?
Нет опыта, сноровки нет. Попробуй
Смириться. Отрабатывай подённо.
Даст бог, и перед счастьем устоишь.

Восход солнца на Мертвом море

Дорога забирается все выше.
В окне все меньше плотных берегов,
все больше далей, бликов, облаков —
и вот одна неизъяснимость дышит
без очертаний, словно без оков.
Как музыка, приходит беспокойство.
Растет восторга бессловесный ком.
Что там творится, за моим окном?
Прогалина божественного свойства
сигает в мое сердце прямиком!
Все розово и серебристо-зыбко.
Здесь море Мертвое, здесь край земли.
От смерти жизнь попробуй отдели...
И солнышка младенческая зыбка
витает откровением вдали.


     Текущие дела
			Л. Ф.
Текущие дела — куда они текут?
Земной ландшафт им явно потакает.
Весь день влекут куда-то, волокут.
Жизнь, состоящая отныне из минут,
Делами, будто кровью, истекает.

Но по утрам секунды не отдам.
Сижу себе в божественной тиши,
Внимаю не утратам, а дарам.
Текущих дел не счесть, но по утрам 
Пусть обтекают камушек души.


     Девятое августа 2001 года

…Теракт в центре Иерусалима.
Страна впилась в телевизоры.
Все экраны в крови.

Звонки телефонные — один за другим,
израильские, московские, американские.
Как в день рожденья…

        * * *

На Давидке, 
на площади нашей Пушечной,
мать и сына увидела я —
у нее белый плат на лбу*,
у мальчонки в руках — пистолет.
Ну, конечно, игрушечный...
В мире жизней коротких 
и нескончаемых злоб
отчего не придумана цацка простая —
игрушечный гроб?.


      Иностранки
			Лиле Гольцер
На автобусной остановке,
недалеко от Красной площади,
хохочут, как сумасшедшие,
две подружки,
две бывших студентки,
две бывших москвички,
две иностранки —
американка с израильтянкой.
Они прощаются нынче,
они разъезжаются нынче
в разные стороны,
в разные страны.
У них сегодня 
болят животы от смеха.

Завидев автобус, 
бросаются дамы 
друг другу в объятья.
Автобус не тот.
Хохочут.
И вновь показался автобус,
и снова прощаются тетки,
и опять не тот.
Невыносимо смешно.

А еще смешней
оттого, что ветер дует
и того гляди дождь пойдет,
и старость близится,
и совершенно не ясно,
встретятся ли еще хоть разок
две несерьезные иностранки эти
на безумно смешном и коротком 
белом свете...
И приходит
нужный автобус,
и наскоро давит женский смех,
и увозит одну из них,
а на другую 
падает первый снег.


Свободный стих
			Н. Б.
Судьбы отчаянную милость
Из строчек искренних сотку...
Я помню, помню, как училась
Свободному от бед стиху!

Кто из неволи шел и вышел —
Тот сделался упрям и тих.
В пространстве несвободы высшей
Свободен вышколенный стих.

*Арабские замужние женщины покрывают голову платком.

Версия для печати