Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Рейтинги ЖЗ 2018, 5

О романе Александра Архангельского

о романе Александра Архангельского

Послесловие к майскому рейтингу

 

http://magazines.russ.ru/chto_chitayut_v_zhz/2018/5/rejting-maya.html

 

Проза № 1

 

Александр Архангельский. Бюро проверки. Роман - «Октябрь», 2018, №3

 

http://magazines.russ.ru/october/2018/3/byuro-proverki.html

 

Роман Александра Архангельского, на наш взгляд, одна из самых ярких публикаций года в «Журнальном зале». Думается, в былые годы он мог бы вызвать горячие споры, а то и некоторый скандал. Пока его вроде бы не наблюдается.

Впрочем, обо всем по порядку.

Необыкновенная история молодого советского диссидента, тайного христианина, аспиранта философского факультета МГУ Алексея Ноговицина (конец 70-х годов прошлого века) рассказана как детектив, можно сказать, даже как нуар. Советская жизнь воссоздана в таких деталях и подробностях и с таким любованием, что известный критик Галина Юзефович даже упрекнула автора в ностальгической музеификации эпохи застоя. Однако это еще полбеды. Если считать персонажей романа экспонатами, изображающими нравственные и социальные типы того времени – молодых интеллигентов с духовными исканиями, профессоров-вольнодумцев, карьерных коммунистов, безжалостных следователей, бесстыдных фарцовщиков, пламенных поэтов-дворников и т.д (скажем сразу, что набор типажей у Архангельского заведомо не полон), то выглядят они, мягко говоря, не совсем привычно. Точнее - оказываются совсем не тем, за что мы их принимали раньше. У кого-то даже может появиться подозрение, что автор «сжег все, чему поклонялся, поклонился всему, что сжигал». Причем по весьма деликатной причине - например, оттого, предположим, что в 2014-м (год начала работы над романом) решил, что снова очутился в СССР, и, чтобы это выдержать, постарался вспомнить о нём как можно больше хорошего. Закончилось же это и вовсе переоценкой всех ценностей.

Однако осмелимся высказать предположение, что, во-первых, на самом деле это совсем не так, а во-вторых, роман «Бюро проверки» написан все-таки не для этого и не об этом. С какой бы нежностью автор не описывал собрания сочинений классиков на книжных полках советских людей и конусы с яблочным соком в советских кафетериях, мы расстаемся с Ноговициным «в минуту, злую для него». Ситуация объективно очень нехороша, но при этом, похоже, закономерна и даже символична, не говоря уже о том, что возможна была только в позднем СССР с его идеологией, законами и политикой. Ключ к его судьбе, на наш взгляд, – страстное юношеское желание оказаться "со избранными", не разобравшись толком, как устроена жизнь вокруг и откуда этим избранным тут взяться. У этого желания есть изнанка, оборотная сторона, выражаясь вульгарно, цена, о которой Александр Архангельский рассказывает убедительно и, похоже, с большим знанием дела.

Версия для печати