Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Рейтинги ЖЗ 2017, 5

О письмах и воспоминаниях Якова Гордина

Яков Гордин. Моя армия - «Звезда» № 4, 2017

 

Послесловие к майскому рейтингу ЖЗ

http://magazines.russ.ru/chto_chitayut_v_zhz/2017/5/rejting-maya.html

 

Яков Гордин. Моя армия   - «Звезда» № 4, 2017

http://magazines.russ.ru/zvezda/2017/4/moya-armiya.html

 

Перед нами юношеские письма Якова Гордина, которые он писал из армии родным в середине 50-х годов  прошлого века,  и комментарии  к ним, подчас весьма иронические,  от их же автора, но сделанные 60 лет спустя.

Перед окончанием школы сын издательского работника, юный отпрыск семьи космополитов, часть которой сгинула в  лагерях еще в 40-е, обнаруживает, что совсем  не создан для тригонометрии.  Тактические учения стрелкового полка в роскошных сосновых лесах под Вильнюсом, которые старшекласснику  Якову довелось наблюдать во время каникул, показались куда более  интересными. Имелись у его решения вместо продолжения учебы идти в армию и другие, для тех времен уже совсем нехарактерные  причины. Дело в том, что юный Гордин мог читать книги из отцовской служебной библиотеки. Он увлекался не только сочинениями  Джека Лондона, но и  … Фридриха Ницше.

Соответственно, Яков отправляется туда,  где можно испытать себя или даже стать, если не сверхчеловеком, то уж хотя бы одним из тех, кто пишет историю, т.е.  военачальником.

Спустя более чем полвека автор с уважением и благодарностью вспоминает не только своих однополчан, но и учителей-офицеров. Отстраненный взгляд эстетствующего юноши  со временем уступает место  полной вовлеченности в происходящее, пониманию  и принятию армейской службы, которая длилась три года и конкретно в случае Гордина предполагала пребывание в отдаленных и, скажем честно, малопригодных для жизни районах Сибири.   

Этот не вполне обычный для будущего писателя  биографический этап интересен  не только потому, что подготовил  его к работе над книгами, к примеру, о декабристах и дворянских дуэлях.  На примере Гордина мы видим, насколько разнообразной была перестроечная интеллигенция и откуда у нее бралась уверенность в  своем  праве решать судьбу своей страны.  Оспаривать его в этом конкретном  случае, действительно, едва ли возможно.

 

 

 

Версия для печати