Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Берег 2018, 61

Я слушаю Стамбул

Стихотворения

Перевод с турецкого Лилии Газизовой

 

Орхан Вели Канык (1914 – 1950)

 

Орхан Вели Канык – выдающийся турецкий поэт, экспериментатор, один из первых в Турции обратившийся к жанру верлибра и введший в стихотворный текст разговорную речь. Родился в Стамбуле в семье дирижера Президентского Симфонического Оркестра. Учился на философском отделении литературного факультета Стамбульского Университета. Бросив учебу, работал почтовым чиновником в Анкаре, затем переводчиком (с французского на турецкий) в сфере Министерства Образования Турции. Менее чем через 2 года оставил работу, полностью сосредоточившись на литературной деятельности. Выпускал литературный журнал «Япрак». Поэт стремился демократизировать поэзию, обращался к повседневности, к жизни и внутреннему миру простого человека.  Стихи юношеского периода поэта несут на себе влияние Мехмета Хамди и Ахмета Мухип Дыранаса. Также на них наложило свой отпечаток и творчество французских символистов. Он стал одним из создателей группы «Saçayak» («Треножник»). Вместе с Мелихом Джевдетом и Октаем Рифатом обозначил основной принцип стихотворения, заключающийся в том, что искусство должно «взывать не к пяти чувствам человека, а к его сознанию». В 1941 издал книгу «Странник» («Garip»), содержащую литературный манифест и стихи трех поэтов. Манифест явился первым программным документом демократической поэзии Турции. Славился и тем, что злоупотреблял алкоголем. Ушёл из жизни в 36 лет. Среди причин смерти называют кровоизлияние в мозг и автокатастрофу.

Сегодня Орхан Вели Канык является символом постоянного поиска в турецкой поэзии. Автор сборников «От чего не смог отказаться» (1945), «Как дестан» (1946), «Новое» (1947), «Вопреки» (1949). Критические статьи и рассказы собраны в книге «Прозаическиестатьи» (1953, 2-е издание под названием «К морю», 1970).

Лилия Газизова

 

Я слушаю Стамбул

Стихотворения

 

Я слушаю Стамбул

 

Я слушаю Стамбул, глаза мои закрыты,

Лёгкий ветерок играет с волнами.

Дребезжат листья на деревьях.

Издалека доносится

Звон колокольчики водоносов.

Я слушаю Стамбул, глаза мои закрыты,

Птицы прошумели надо мной.

Тревожно кричат о чём-то.

Где-то освобождают водоросли

Из рыбацких сетей.

В воду вступает женщина.

 

Я слушаю Стамбул, глаза мои закрыты.

 

 

Здесь прохладный рынок Капалы-чаршы,

Там шумно щебечущий Махмут-паша.

И голуби.

Голуби везде.

Ветер доносит запах пота.

Из доков слышны звуки молотка,

Я слушаю Стамбул, глаза мои закрыты,

То ли от пережитого,

То от звуков и запахов

Кружится голова.

На волнах качаются

прибрежные лодочные станции.

Завывает южный ветер «лодос».

Я слушаю Стамбул, глаза мои закрыты,

Красивая женщина идёт по тротуару.

Рядом песенки, болтовня и ругань.

Выпала из рук её прекрасная роза.

 

Я слушаю Стамбул. Глаза мои закрыты.

 

Будто птица бьётся в подоле платья

Проходящей рядом женщины.

Лоб твой горяч ли, нет ли, – не знаю.

Твои губы влажны ли, нет ли, – не знаю.

А позади фисташковых деревьев

Уже зарождается белый месяц.

Я знаю это по биению сердца.

Я слушаю Стамбул.

 

 

Придёт день

 

Придёт день.

И я почую запах вытянутых из моря сетей.

Этот остров станет моим окончательно.

Узнаю, что есть другие миры.

 

…Оказывается, от всего исходит шум.

Шумно раскрываются цветы.

С шумом поднимается туман.

Особенно чайки, особенно чайки шумят.

В каждом их пёрышке – тревога.

Над головой моей – синее.

Над головой моей – солнце.

Придёт день.

Последний...

 

 

Покупаю старьё

 

Покупаю старьё,

Леплю из него звезду.

Но что толку от звезды моей?

Пусть хоть светит мне – пьяному.

 

Покупаю старьё,

Леплю из него стихи,

Мне бы рыбкой плавать, да и утонуть…

В бутылке ракии.

 

 

Выразить не могу

 

Я плачу.

Слышите ли плач мой?

Сможете ли дотронуться

До моих слёз своими руками?

 

Пока не опечалился из-за ерунды,

Не знал, что песни твои прекрасны,

А слова – лишние.

 

Я знаю одно место.

Там всем можно говорить обо всём.

Я уже близко к постижению смысла.

…Но объяснить ничего не могу.

 

 

Родина

 

Чего только не совершили

Родины ради:

Кто-то из нас погиб.

А кто-то речь произнёс.

 

Галатский мост

 

Все тянутся к мосту.

Посмотрим на всех с настроением!

Кто-то в лодке гребёт по воде.

Кто-то из сетей вылавливает мидии.

Кто-то стоит за рулём землечерпалки.

Кто-то отдаёт швартовы.

Кто-то – птица, летит красиво.

Кто-то – рыба, сверкает чешуёй.

Кто-то – пароход, а кто-то – шлюпка.

Кто-то – облако, парящее в небе.

Кто-то – яхта, сложившая мачту,

Проходя под мостом.

Кто-то – флейта, проливающая мелодию.

Кто-то – дымящийся туман.

Но все вы, все вы…

Думаете, как прожить жизнь.

Ваши думы – моя история.

Настанет день,

И я расскажу стихотворение о вас.

И упадут гроши в мои руки.

И буду наконец-то сыт.

 

Перевод с турецкого Лилии Газизовой

Версия для печати