Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Берег 2018, 61

А вдруг Господь меня читает

Стихи

Документ без названия

 

***
А смерть... ну какое же это событие?
Событие – это творенье, наитие,
Событие – это небес синева,
Душа, что трепещет, поскольку жива,
Событие – это, когда вдохновение
Рождает не бывшее прежде мгновение.

 

***
Я б досмотрела до конца
Всю эту явь, но только нету
Конца ни темноте, ни свету,
Зато есть планы у Творца,
Которыми ещё пока
Он с нами не спешит делиться.
То снег волшебно серебрится,
То палый лист несёт река.
И всё это – штришок, мазок,
Пера невидимого пробы:
Лазурь небес, глазурь сугроба
И птичий косенький глазок.
И всё это – вчерне, вчерне,
И даже белая, живая
Снежинка – запись черновая,
Не завершённая вполне.

 

***
Я к лету уж так относилась тепло,
А лето, любимое мной, истекло.
И юность, что мной была нежно любима,
Она лишь взглянула – и мимо, и мимо.
И жизнь, хоть покуда нам с ней по пути, –
Она, вроде, тоже грозится уйти.

 

***
А чуть правее от меня –
Твоё дыхание родное.
Как можно жить страдая, ноя,
Коль ночью и средь бела дня
Есть ты, а, значит, повод жить
И жизнью этой дорожить.

 

***
С чьей лёгкой подачи? С чьей лёгкой руки? –
Листва на поверхности стылой реки,
Мелькнувшее в воздухе птичье крыло,
Рассвет, от которого нынче бело,
И весь в почеркушках ночной черновик,
И луч, что к ночным почеркушкам приник
В рассветный, непрочный, изменчивый час,
И душу живую от морока спас.

 

***
А я осенена не славой –
Листвой то золотой, то ржавой,
Листвой, которой осенён
Любой, с кем рядом тополь, клён.
Что слава? Пшик. Она проходит,
А осень – та всегда находит
Возможность нас любить, ценить,
Листвой летящей осенить.

 

***
Я где-то посеяла свой оптимизм.
Я где-то случайно его обронила.
Ведь я потому-то его и хранила,
Что жизнь есть опаснейший авантюризм.
Да я без него и проснуться боюсь.
К нашедшему просьба – за вознагражденье
Вернуть моё чувство, что жизнь – наслажденье
И я им охотно тотчас поделюсь.

 

***
То, что нам удалось увидать
Из всего мирового узора,
Объясняется точкой обзора:
С этой – хаос, а с той – благодать,
А с другой – вереница обид,
Безысходность, тоска и досада,
А с четвёртой – роскошество сада,
На жасмин восхитительный вид.

 

***
Мне выпал такой удивительный случай
Пожить жизнью сладостной, жизнью летучей,
Загадочной, горестной и мимолётной
Под тканью небесной, текучей, неплотной.
Но я почему-то вдруг так загрустила,
Как будто возможности все упустила,
Хоть днями, ночами лишь тем занимаюсь,
Что жизнь проживаю и не унимаюсь,
И больше себя ни на что я не трачу,
А только живу: то ликую, то плачу.

 

***
Синица, что весело вертит головкой,
Наверно, согласна с моею трактовкой
Осенних стремительно гаснущих дней,
Как сонмища мелко дрожащих огней.
И с листьями, что не вполне облетели,
Мы тоже преследуем близкие цели:
Любя божью искру в себе и в других,
Хотим удержаться на ветках нагих,
Чтоб противу правил и долее срока
Сверкать и мерцать на ветру одиноко.

 

***
Земля – под ногами, а над головой –
Всё небо да небо, откуда живой
И меленький дождик идёт шелестя,
Чтоб взять и умолкнуть мгновенье спустя.
Хоть он перестанет нас всех орошать,
Я не перестану тетрадкой шуршать,
Поскольку я только тогда и дышу,
Когда я тетрадной страницей шуршу.
И с тучкой, которая дождь родила,
Я тоже веду кой-какие дела.
Вернее, не с тучкой, а с высью самой,
Что стих доставляет мне прямо домой,
С той высью, что мне, просыпаюсь едва,
Домой доставляет живые слова.

 

***
А вдруг Господь меня читает
И чувства нежные питает
К стишкам, которые пишу.
А вдруг я всё ещё дышу
Лишь потому, что сам Создатель
Мой очень преданный читатель,

 

***
Вот жить и жить бы всем на радость,
Но как, коль жизни горечь, сладость –
Всё умещается в одном,
В одном дожде очередном
И листопаде, и рассвете,
И в том, как утром плачут дети,
Кода их тащут в детский сад?
Господь, наверно, сам не рад,
Что Он смешал и то, и это.
...И мы когда-то до рассвета
В степи бродили, где полынь
Царила, взгляд куда ни кинь.
Полынь горчайшая царила
И только радость нам дарила,
Нам, юным, под ноги ложась,
Когда мы, за руки держась,
Любовью первой полыхая,
Шли по степи, полынь вдыхая.

 

***
А в двух шагах стреляют птиц,
Их жизнь бездумно прерывая,
Заставив средь земного рая
Подранков бедных падать ниц.
Ну что за сила, что за бес,
Вконец лишив воображенья,
Велит стрелять на пораженье
Крылатых жителей небес?

 

***
Каждый миг улетающий, тающий –
Он всегда судьбоносный, решающий,
Эпохальный, фатальный, значительный,
Самый сладостный, самый мучительный.
Удержать его нету возможности
И от этого все наши сложности,
Наши сложности, трудности, тяготы,
Нашей жизни цветочки и ягоды.

 

Версия для печати