Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Берег 2017, 59

Стихотворения и тексты

Перевод Евгения Шапиро и Михаила Квадратова

 

Томас Боберг родился в 1960 г. в Роскилле. Поэт и прозаик. Автор художественной прозы и путевых заметок. Дебютировал в 1984 г. Последний поэтический сборник – «Стихи из Мехико-Сити» – издан в 2017 г. Переводился на разные языки. Номинировался на Литературную премию Северного Совета в 2000 и 2005 году. Лауреат различных премий, в том числе Большой премии Датской Академии, 2012 и Интернациональной литературной премии Нови-Сада, 2016. Путешествовал по Европе, Азии, Африке, Латинской и Северной Америке. В течении пяти лет жил в Барселоне, потом 13 лет в Перу. С 2004 года живет в Копенгагене.

 

 

Из сборника «Стиль жизни», 2005

 

Последний стих дебютанта

 

Я бы с бóльшим наслажденьем выбил из себя мозги,

чем потратил хоть одну морщину на вас.

Я ненавижу ваши стадные инстинкты, вашу манеру

закупаться, ваши разговоры при каждой «ах-какой-встрече»

на улице после последних крестин.

Я видел фотографии вас, молодых,

отрывающихся под «The Clash» и панковское «нет».

Вы танцевали на торговой площади в Марракеше

с укротителем змей и прочими фриками.

Зачем Хассану быть как вы?

Но я уверяю вас, если вы и правда в молодости были

теми, за кого себя выдаете, то это были не вы.

Если вам бывает страшно, то только из-за нехватки денег в сейфе,

нехватки комнат в доме, нехватки кухонных приборов,

нехватки туалетов, нехватки машин, нехватки престижа,

нехватки реклам, нехватки силикона в сиськах.

Я бы с бóльшим наслажденьем жил в тюрьме, чем с вами.

Вы уже и сами позабыли о своей лицемерности.

Вы слишком ожирели, чтобы признать различия.

Вы слишком оквадратились, чтоб оценить аморфные кристаллы.

Вы стали ходить в церковь, но не верите по-настоящему.

Вы собираетесь на праздниках, но вам не о чем поговорить друг с другом.

Я не намерен подражать вам по воскресеньям.

Я только напишу безжалостное стихотворение

в защиту тишины, замусоренной вашим стилем жизни,

о котором я больше не услышу в финансируемых вами рекламах.

 

Вода

В следующем городе все двери открыты.

В следующем городе дождь льет из солнца.

В следующем городе смерть – забавная сказка.

В следующем городе все загадки начинаются с А.

В следующем городе идеальное пространство.

В следующем городе мы делаем только то, что хотим.

В следующем городе ложь начинается заново.

 

 

Из сборника «Словесный портрет», 2014

 

Война

Автобус, наполненный священными

воинами, и подвал,

забитый яблоками.

Я стою там, на обочине,

измученный безвкусными стихами.

*

Ждал автобуса где-то

у подножия гор

стая воинов шла по следам Талибана.

Есть ли хоть один кто не слышал о том

как они презирали

как они убивали

девочкам нельзя ходить в школу

девочки и их прикрытые лица

их скрытые половые органы

скрытые мысли

запрещенный быт.

Мальчики бегут с бумажными змеями

из красных маков крупные змеи из красных маков

которые они заливают себе в глаза

которые они рассеивают по границам

которые мы тянем вниз мертвыми пальцами

и наркоманы и змеи

и тогда пришли солдаты но чужие

и тогда пришли наши и они стреляли

как бы вслепую и просыпаются в капканах.

*

Священные стихи.

Гнилые мучения.

Безвкусные воины.

Забитые яблоки.

*

Я сел в автобус, он покатился

громыхая и скрежеща

небо безоблачно

горы позади покрыты снегом.

Я сидел на деревянной скамье у окна

хлопала незапертая дверь

вдоль дороги

мальчики с хищными птицами в охапке

крестьяне и их телеги

закопанные ослы

и бабы и дети и чокнутые деды

в пыли и на ветру

в груде костей и старой пластмассы

девочка с раной на щеке

курица мужик плетка пес.

*

Гнилые стихи.

Священные мучения.

Забитые воины.

Безвкусные яблоки.

*

Мужик стегал бабу

хищная птица клевала ребенка

она сунула руку в мусорную кучу.

 

Воины подошли с другой стороны

развалили груды пластика и костей

залили тайных девочек

и бегущих мальчиков священной смертью.

 

Ездил автобус навстречу солнцу

за горами.

Все видел глаз холодного черепа.

Хлопала дверь.

Ветер рвал вымпелы на куски.

Раны гной и маки

вытекали из окон.

*

Баба преклоняется перед Аллахом.

Солдат все колотит и колотит.

Собака ложится рядом с умершим.

Мужик мечтает о Христе.

Мертвец смеется, глядя в небеса.

*

Священные яблоки.

Гнилые воины.

Безвкусные мучения.

Забитые стихи.

 

 

Жизненный стих

 

Я увидел Лауру в поезде и растерял все свои деньги я увидел Анну и ее бледные руки я увидел Хелену и ее ягодицы я увидел Люкке с родинкой в пазухе и Санну под машиной в темноте но Фатиму и Нину я увидел целующихся до отплытия парома Фатиму они называли шлюхой я называл ее моим спасением я думал я ее избранник в какой-то момент были и Анна и Нанна и София и Хелена и Марианна и Аннеметте на песке на дюне на солнце и взошла луна над Хеленой женилась и родила детей от третьего и Фатима и Анна и София и Сесилия исчезли и так мы и остались все покинутые друг другом.

 

 

Антология/Литературный фестиваль им. Якоба Хансена 2016

 

Писáть

 

Огонь побежал по асфальту и теперь треща распространяется на дома и треща взбирается по кирпичным стенам всепожирающим огненным плющом и распространяется и лижет окна и оконные стекла гремят и горят и разбиваются на тысячи осколков и рассеиваются над площадью и распространяется огонь и катится коляска с крыши и носятся тучи по небу и солнечные лучи гонятся за носящимися тучами и распространяются краски дикими пятнами и лоскутами фиолетового красного и желтого и тянутся языки пламени вверх будто они желают охватить эти тучи и перескакивает огонь с одного дома на другой и вверх по самому высокому дереву и вся крона теперь как горящий шлем и он катапультируется в небо и взрывается на миллионы искр и покрывает город который дальше громыхает от улицы к улице с огнем распространяющимся и людьми бегущими во все стороны в то время как огонь распространяется и поглощает крики и далее гигантским змеем виляющим по пригородам и далее к лесу и огонь распространяется с корней и в кроны вверх в сотни пылающие шлемы бросается в вечерние сумерки и огонь распространяется и волны дыма всюду по стране и звезды появляются мерцая над столбами дыма которые огонь выплевывает в черное небо и далее распространяется

 

 

Из 2017 года

 

Европа

 

Все эти люди не знающие вчерашнего дня

Все эти люди позабывшие откуда они

Все эти люди потерявшие свои ключи

Все эти люди которым вход в клуб запрещен

Все эти люди которые не могут быть на кончике моего пера

Все эти люди подвластные стратегии страха

Все эти люди проходящие мимо друг друга

Все эти люди запертые и выбросившие ключи

Все эти люди пришедшие ко времени но не туда

Все эти люди не ждущие завтрашнего дня

Все эти люди ждущие там где ждет их поезд

Все эти люди на снегу перед закрытыми воротами

Все эти люди не находящие себе места в жизни

 

Версия для печати