Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Берег 2017, 55

В ночь со вторника на вторник

Стихи

Документ без названия

 

****
Когда вас примет дом, доставшийся в наследство,
камин и кабинет признают вас своим,
комод и клавикорд поманят в малолетство
путём, идущим вспять, – не доверяйте им.

Продайте пресс-папье тому, кто понимает.
Отдайте креп-жоржет какой-нибудь вдове,
и пусть она пойдёт, сошьёт и надевает.
Чтоб белая рука в прозрачном рукаве.

Чтоб вырез в самый раз. Разрез, где намечали.
И где-нибудь ещё – за ради баловства.
За ради ваших глаз и всех её печалей.
За ради всех святых. По чину естества.

                                       10.10.2016


****
Говорит Амударье Сырдарья:
утопила — и забудь про него.
Не грусти, что у тебя только я,
у кого-то вообще никого.
У хорошего раба — два горба,
у хорошего слуги — три ноги,
а у матери-тоски две руки,
две руки — одна петля.
Вуаля.

                                       29.09.2016


****
Смейся, глупый Риголетто,
сын хорька:
всё пропето у поэта
к сорока...
Просто спит себе мужчина,
в ус не дует,
просто снится балерина
и танцует.
Ни эмоций никаких, ни поллюций,
просто слёзы, просто сами, просто льются.

                                       29.12.2016


****
Чёрный город, шаткий мостик,
вечный ворон-старожил –
коцал доски, клацал гвозди
и поживу сторожил.

Хитрый ворон, спящий город,
скользкий мостик без перил…
Человек, держась за ворот,
«Боже мой!» – проговорил.

Посмотрел вокруг вполглаза
на постылый белый свет…
«Боже мой!» четыре раза –
это много или нет?

                                       08.06.2016


****
В ночь со вторника на вторник
мне приснился прав поборник.
Он качал мои права,
объяснял, что дважды два,
прижимал меня к себе,
призывал меня к борьбе –
против тех, что недодали,
против ветра, против пут…
и за тех, кого попрали,
и кого ещё попрут…
И срывались в небо с крыши
каждый раз при слове «Кыш!»
две больших летучих мыши
и летающая мышь.

                                       04.09.2016


****
А если бы он её не любил,
то и рассказывать было б нечего.
И не пилил бы он тех стропил
для дома крепкого, дома вечного.
И не построил бы он тот мостик,
чтобы к ней мама ходила в гости.
И не гонялся бы с топором
за ней бесстыжей по огороду,
а просто выгнал бы за сором
и для вещичек нанял подводу.
Если бы он её не любил,
она его бы не отмолила,
когда ему не достало сил,
и у него разорвалась жила.
Если бы, если бы да кабы…
А так – в лесу подросли дубы,
и дом, состарившись, стал хиреть,
и мостик тихонько прилёг на сваи.
И к ним иногда приходила Смерть
посмотреть, как они поживают.

                                       03.06.2016


****
Уже почти что стал аврелием
тот месяц март,
пока я мучила неверием
колоду карт.
«Не торопись, а то успеешь», –
твердил апрель.
И разносилось:
-эешь, -эешь…
от сель до сель.
И я не знаю, что он бросил,
тот май, в костёр наш:
очнулась там, где шепчет осень:
«Не спи, замёрзнешь!»

                                       12.05.2016


****
А я, как всегда, забегаю вперёд,
ещё не расправившись с маем и летом:
Венеция будет венчать этот год
декабрьским последним дешёвым билетом.
И будет у всех Рождество-рандеву,
все избы начнут избавляться от сора.
Я тоже избушка, и я поплыву
к большому-большому Святому Собору
апостолу Марку сгрузить этот мрак –
выбросить, бросить, пустить на распыл:
я Вас не люблю – и не просто, а так,
как никто никого никогда не любил.

                                       10.05.2016


****
Мадам, уже падают листья,
и я уже тоже «мадам» –
почти что бальзаковской кисти,
почти что его амальгам.

Мадам, мы уже перепели
все песни восточных славян
и даже проверили в деле
прокрустов восточный диван.

Мадам, уже осень сказала,
что поезд уходит в тоннель,
а дальше – платформа вокзала,
багаж, саквояж, спаниель.

                                       15.05.2016


****
Подамся к актёрам, но душу не трону –
они превратят ее снова в ворону
и выпустят чёрную в чистое поле
под честное слово на старые роли.

Поддамся соблазну – возьму с собой память
чтоб сдуть с нее пыль, застеклить и обрамить
и вбить чем попало в кирпичную кладку
и жить до беспамятства с нею вприглядку.

                                       30.08.2016


****
Мне нужна такая малость:
море, столик, светлый эль,
и чтоб рыба отзывалась
на фамилию Форель.

Мне нужна такая милость,
чтоб малым мало спалось,
и лицо во сне приснилось  –
то, что днём привиде-лось. 

Мне нужна такая жалость,
чтобы там, на склоне дня,
«Всё-тки что-то в ней осталось…» 
говорили про меня.

                                       22.04.2016

 

Версия для печати