Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Берег 2013, 39

Растерянные

Стихотворения

Евгений Никитин


РАСТЕРЯННЫЕ


Стихотворения

 
* * *

Твой силуэт, как бы пустой,
за дымкой листьев колыхался
и, заворожен пустотой,
я сам стоял и колыхался.

На неподвижное лицо
ты смотришь тоже неподвижно.
Ты что-то скажешь еле слышно.
Что-что? Лицо? Мое лицо?

Чужая нежность как своя.
Ее присваивать не нужно.
Ее удерживать не нужно.
Она и так уже своя.

Поспи сегодня наконец.
А завтра ты идешь на Бойса.
Кого не бойся? Повтори.
Мне плохо слышно. Ах, на Бойса.

* * *

Свечное пламя мается, дрожит.
Сгорая, мотылек его целует.
Мой друг не пишет – он, как тень, танцует
и на ловца, как зверь, бежит.

Сдвигается зима, ее слепые створки.
Домашний газ свой синий язычок
выпрастывает из конфорки.
Дом позабыл, как умер мотылек.

Забывчивостью что хотел он показать?
Зачем он книги старые расставил
так нарочито, словно неких правил
он вел разъятую по комнатам тетрадь?

Прошли года, а он все делал вид,
что черствому не до жильцов покойных.
Но я-то видел, как он был укрыт
огромной пленкой крыльев треугольных.

* * *

"Земля! Земля!" кричит пилот
космического корабля.
Но никакой земли там нет,
а также корабля.

Там только страшный белый сад,
висящий в пустоте.
Пилот моргает что за сад?
глаза уже не те.

Он очень старый, наш пилот.
За столько световых-то лет.
Да и корабль уже не тот,
его, точнее, нет.

Прозрачный, как стеклянный, снег.
Такой я видел как-то раз
в глазах у Эли, и тогда
я понял он не примет нас.

* * *

Вода и соль на выцветшем паркете.
Подвешенные в воздухе тетрадки.
В холодной комнате скучают дети,
расставленные в шахматном порядке.

Бюст Лермонтова. Половая тряпка
завязана, как старая косынка.
Усатая цыганская прабабка,
несущая мешок картошки с рынка.

В окне светает. Все еще светает.
Проходит месяц. Он еще продлится.
Порывом ветра окна открывает.
Но обомлевшим окнам не открыться.

Директор замер в белом кабинете.
Пустые стены, свежая побелка.
И на его лице в рассветном свете
узор морщинок, выведенный мелко.

* * *

Как быстро облетает человек…
Сначала он во сне летает,
потом, как дерево, внезапно облетает.
Все забывает человек.

Он имена и лица забывает,
растерянный, он смотрит из-под век,
жену не узнавая. Так бывает,
когда, как дерево, взлетает человек.

Я наблюдал, как дерево летает,
взметнувшись над осенней полыньей.
Оно сверкает желтой чешуей,
пока она совсем не облетает.

Версия для печати